Site Announcements



Лаборатория футбола

Статьи и книги о "Челси" и не только

Лаборатория футбола

Непрочитанное сообщение Снегурка » 04 июн 2013, 16:05

Спец.тема имени Асхата (airstudio54)

;)
CFC
Аватар пользователя
Снегурка
Главный модератор
 
Сообщений: 75534
Откуда: Сочи
Настоящее имя: Ирина
Пол: женский
Reputation points: 13495
Add reputation pointSubtract reputation point

Re: Лаборатория футбола

Непрочитанное сообщение AndyRigan » 04 июн 2013, 17:39

Можно обозначить, о чем будет разговор? Или это сделает Асхат?
C O Y B ! ! !
Аватар пользователя
AndyRigan
Первая команда
 
Сообщений: 3261
Откуда: MOSCOW
Настоящее имя: Андрей
Пол: мужской
Reputation points: 2381
Add reputation pointSubtract reputation point

Re: Лаборатория футбола

Непрочитанное сообщение Снегурка » 04 июн 2013, 18:09

AndyRigan писал(а):Можно обозначить, о чем будет разговор? Или это сделает Асхат?

Асхат сам напишет. :)
CFC
Аватар пользователя
Снегурка
Главный модератор
 
Сообщений: 75534
Откуда: Сочи
Настоящее имя: Ирина
Пол: женский
Reputation points: 13495
Add reputation pointSubtract reputation point

Re: Лаборатория футбола

Непрочитанное сообщение FAN_TOM » 06 июн 2013, 19:51

Асхат, есть вопрос к Лаборатории. На ветке Жозе за несколько часов перед назначением было выложено интересное интервью, которое потом утонуло в нашем Восторге.

viewtopic.php?f=24&t=18&start=520

Там, в частности есть такие слова нашего нового-старого тренера.

«У вас в России был великий методолог Матвеев. Спросите у других европейских тренеров, его все знают»
...................................................................................................................................
– Хотелось бы еще как-то прояснить вопрос о ваших футбольных амбициях. Сколько еще вы собираетесь выигрывать?

– Много. Не буду называть цифр, не в цифрах дело. И вообще, не только в титулах. Я хочу что-то оставить в футболе после себя, сделать его лучше. У вас в России был великий методолог – Матвеев, и его наработки были прорывом в области подготовки спортсменов. Спросите у других европейских тренеров, его все знают. Какое-то время и я работал по Матвееву, потому что его идеи были правдой. Но сейчас я знаю другую правду, я сам ее открыл и готовлю команду иначе. К примеру, Матвеев утверждал, что нельзя начинать предсезонную подготовку на высоком уровне интенсивности, – а я начинаю.

– Ваши футбольные изыскания связаны только с методиками подготовки команды или с чем-то еще – скажем, с тактикой?

– С методиками – прежде всего. Эпоха великих тактических открытий уже завершилась. Эволюция в тактике есть – но она незначительная, постепенная и почти незаметная. Каких-то переворотов, вроде изобретения тактики 2-2-6, уже не будет. А в методологии они возможны. Причем я не теоретик, я практик, мне не нужно написать 20 томов, чтобы доказать свою правоту – я доказываю ее тем, в каком состоянии находится команда. Но, кстати, книга о моих методиках обязательно появится. Довольно скоро, она уже готовится к изданию.

– Не боитесь рассекречивать принципы своей работы сейчас, когда благодаря им вы побеждаете?

– Ну это же не секрет ядерной бомбы. Команда – это люди, и сделать ее сильной – вопрос не одной технологии, тут тысяча нюансов. Если какие-то мои методические находки будут востребованы, если они хотя бы немного изменят ход футбольной истории, для меня это тоже будет победа."

Методология, Тактика. Я больше смотрю на последнее. Кто может прояснить про Методологию, и про вклад в неё Матвеева доходчиво?
Для "Чайников" так сказать?
Романтизм - 6 Чувство.
FAN_TOM
Первая команда
 
Сообщений: 2476
Настоящее имя: Евгений
Reputation points: 524
Add reputation pointSubtract reputation point

Re: Лаборатория футбола

Непрочитанное сообщение s-100 » 06 июн 2013, 22:55

я это интервью выкладывал лет пять назад... не знаю, в чем оно утонуло тогда...
s-100
Профессионал
 
Сообщений: 677
Настоящее имя: Serhii
Пол: мужской
Reputation points: 86
Add reputation pointSubtract reputation point

Re: Лаборатория футбола

Непрочитанное сообщение airstudio54 » 07 июн 2013, 11:28

Привет всем!
Рад всех видеть во вновь созданной теме: - Лаборатория футбола.
Друзья, название выбрано не случайно, так как здесь предполагается размещать материал связанный именно с развитием футбола как в прошлом, так и в настоящем.
Мысли признанных специалистов футбола, научные подходы и открытия которые свершались, и еще будут свершаться в футболе, тактические и физические особенности подготовки футбольных команд, в каком направлении футбол развивается и что используется сейчас из прошлого и что будет использоваться в будущем....

Миссия:
Упростить свою жизнь и жизнь форумчан в части поиска интересного, полезного и вкусненького на тему высокой мысли футбола, а также продвигаться в футболе.
Уважаемые друзья, я не преследую мысль стать в будущем футбольным тренером или кого-то учить здесь, нет, мне интересен сам процесс развития футбола и его философия в целом.
В конце концов я являюсь болельщиком FC «Chelsea», а это уже много о чем говорит....

Очень прошу не засорять данную тему, личными сообщениями, и сообщениями, например о том, что делает какой-нибудь игрок, тренер на выходных или как он тратит деньги, и тем более кого вы желаете видеть в команде и пр.

-прим. Администрацию форума прошу удалять несоответствующие данной теме сообщения.

Надеюсь, здесь будет очень познавательно и интересно всем.....

Вперед друзья! )
Именно Мы поставили Барселону на колени в Англии, вырвали у нее позвоночник на "Camp Nou" и их эпоха завершилась....
airstudio54
Влиятельный игрок
 
Сообщений: 4295
Откуда: Алматы - Казахстан
Настоящее имя: Асхат
Пол: мужской
Reputation points: 1301
Add reputation pointSubtract reputation point

Re: Лаборатория футбола

Непрочитанное сообщение airstudio54 » 07 июн 2013, 11:45

Как меняется роль плеймейкера?
Последняя неделя чётко продемонстрировала, почему Уэсли Снейдер – это прошлое, Месут Озил – настоящее, а Тони Кроос – будущее.

http://www.sports.ru/tribuna/blogs/mrachnost/443970.html

Наверное, ни одна другая позиция в футболе не переживает эволюцию столь же быстро, как позиция плеймейкера. Или, если называть её более точно исходя из нынешнего обличья, - креативного полузащитника. Пожалуй, на этой неделе четвертьфиналы Лиги чемпионов почти продемонстрировали, как меняется интерпретация роли плеймейкера – пусть и в усечённом виде.
После победы над «Ювентусом» «Бавария» может оставаться недовольной двумя вещами. Во-первых, при крайней степени доминирования они забили только два мяча. Во-вторых, из-за разрыва мышцы мюнхенцы на шесть недель потеряли Тони Крооса.
Крооса можно смело считать явлением современного атакующего полузащитника. «Бавария» точно не будет скучать по нему в Бундеслиге, если учесть, что даже ничья в субботу против «Айнтрахта» принесёт ей чемпионство за шесть туров до конца. Да и ответный матч с «Ювентусом» баварцы должны спокойно закончить с удобным для себя счётом. Однако в полуфинале Лиги отсутствие Крооса может стать весьма серьёзной потерей.
Кроос всего на пять лет младше Снейдера, но на этой неделе, даже несмотря на то, что немец был заменён на 16-й минуте, контраст между ними очевиден. В какой-то период времени казалось, что голландец станет воплощением будущего на этой позиции, но в его нынешнем возрасте он должен взойти на собственный пик, а Уэсли вместо этого вновь открывает себя в роли классического плеймейкера.
В среду Снейдер выглядел анахронизмом. Неудивительно, что после перерыва его заменили, так как Хаби Алонсо имел слишком много свободы и преспокойно вёл игру в центре поля. А ведь Терим потратил последние недели как раз на то, чтобы изменить модель игры «Галатасарая», адаптировать её к присутствию «десятки» в составе.
В отличие от него, Кроос динамичен и трудолюбив. Он способен играть как в глубине полузащиты, так и на передней линии, как на фланге, так и в центре. Он смог бы даже исполнять бокс-ту-бокс полузащитника в формате 4-4-2, если кто-нибудь попросил играть нечто столь архаичное. Он креативен, хотя ему и не присущи яркие эпизодические вспышки, он крепок физически, хотя его трудно назвать монстром, и он довольно сообразителен во время владения мячом, пусть и редко показывает свою хитрость. У Крооса заниженная эффективность, что означает: его не ценят так, как должны ценить.
У Крооса потрясающая статистика в текущем сезоне Бундеслиги. Точность передач – 89,7%. Согласно whoscored.com, он занимает четвёртое место по этому показателю – выше только Данте, Рул Броуверс и Луис Густаво, центральные защитники и полузащитники оборонительного плана, большинство передач которых предназначены ближним партнёрам. Кроос же, в отличие от них, чаще обостряет игру: 2,8 key passes (передачи, выводящие партнёра на удар – прим.) (3-е место) за матч, 8 голевых передач (7-е место). При этом по успешности разрезающих передач (0,5 в среднем) он уступает только Диего из «Вольфсбурга».
Спортивный директор «Баварии» Маттиас Заммер после победы над «Гамбургом» (9:2) – в которой, без иронии, он критиковал свою команду за два пропущенных с угловых гола – сказал, что «Бавария» становится машиной для побед в футбольных матчах. Кроос, в свою очередь, – настоящая машина пасов, которая совершенна как по замыслам, так и по исполнению. Учитывая его желание участвовать в опеке оппонентов, Крооса можно назвать идеальным атакующим полузащитником для «Баварии».
Если Кроос – это будущее, а Снейдер – прошлое, то настоящее, скорее всего, воплощается в игре 24-летнего Месута Озила. У него нет такого же оборонительного потенциала, как у Крооса, но он гораздо работоспособней, нежели Снейдер. В Ла Лиге Озил имеет средние показатели по единоборствам и 0,5 перехватов за матч – весьма достойные цифры, учитывая, как часто доминирует «Реал» над своими соперниками. Он проделал прекрасную работу в атаке в поединке с «Галатасараем», хотя надо учесть не лучшую игру в обороне в исполнении Фелипе Мело.
Озил в среднем трижды за игру выводит партнёров на удар – это самый высокий показатель в Испании, и у него девять голевых пасов. Основная разница в сравнении с Кроосом заключается в общем проценте точности передач: у Озила только 83,3%, с ним он располагается на 40-й позиции в Испании. Факт того, что в среднем у него 0,6 удачных разрезающих пасов за матч, предполагает следующее: он исполняет больше сложных передач, чем это необходимо, поскольку не способен так же удерживать мяч, как это делает Кроос.
Безусловно, в определённой степени индивидуальная статистика обусловлена тем, в какой игровой модели действуют футболисты. Кроос прекрасно трудится на пользу механизированной «Баварии», тогда как Озил процветает в более свободной системе «Реала», в которой от него всегда требуется помнить о том, где в данный момент находится Криштиану Роналду (чтобы не дублировать его траекторию движения, поскольку Роналду неизбежно отвлекает внимание защитников на себя). Отнюдь не кажется, что «Галатасарай» готов работать в унисон Снейдеру – ситуация схожа с тем, как в «Интере» пытались приспособиться к голландцу в конце пребывания в Милане. Его время ушло; эра Озила развивается прямо сейчас, в то время как эпоха Крооса только начинается.
Джонатан Уилсон, The Guardian
Именно Мы поставили Барселону на колени в Англии, вырвали у нее позвоночник на "Camp Nou" и их эпоха завершилась....
airstudio54
Влиятельный игрок
 
Сообщений: 4295
Откуда: Алматы - Казахстан
Настоящее имя: Асхат
Пол: мужской
Reputation points: 1301
Add reputation pointSubtract reputation point

Re: Лаборатория футбола

Непрочитанное сообщение airstudio54 » 07 июн 2013, 11:51

Арриго Сакки. Полная история
«Наезднику необязательно рождаться лошадью» (А. Сакки)

http://soccercoaching.ru/blog/15-opyt-trenerov-so-vsego-sveta/25-sacchi

У Сакки не было формального опыта игрока, но он преодолел все барьеры снобизма и стереотипов, став самым влиятельным тренером своего поколения в конце 80-ых, начале 90-ых.
Сакки никогда не был профессиональным футболистом и продавал обувь до начала своей тренерской карьеры. Сакки был разочарован тем, что не смог заиграть, и поэтому загорелся идеей стать тренером. И в 1972 году в возрасте 26 лет Сакки возглавил свой местный клуб.
Игроки, которые были и старше и мастеровитее начинающего тренера, не хотели принимать его. Несмотря на многочисленные проблемы, Сакки быстро смог наладить контроль ситуации и уже на стадии формирования своей тренерской философии четко понимал, что хочет передать команде любовь к привлекательному, комбинационному футболу.
Подобно великому украинскому тренеру Валерию Лобановскому, Сакки воспринимал игру как динамичную систему, а не как результат действий отдельных индивидуальностей. Каждый член команды – с мячом или без – в любой момент времени считался им одинаково важным.
Покинув родной городок, Сакки провел некоторое время в «Чезене» - он был тренером молодежной команды. Первый же профессиональный контракт Арриго подписал в 1982 году, когда стал главным тренером команды Серии С «Римини».
Сакки вывел команду на солидное для нее четвертое место и привлек внимание серьезных клубов. Так, «Фиорентина» предложила Сакки возглавить свою академию и молодежную команду. И это стало плацдармом для выхода Сакки на большую европейскую арену тренеров.
Образцовая работа во флорентийской примавере с 1983 по 1985 годы позволили бывшему продавцу обуви получить должность уже главного тренера основной команды – в «Парме», которая тогда выступала в Серии С1.
Первый серьезный триумф Сакки состоялся в сезоне 1985/1986, его дебютном во главе пармезанцев, когда команда обошла «Модену» благодаря лучшей разнице голов и достигла высот Серии В.
«Парма» при Сакки играла в симпатичный футбол и заняла седьмое место сразу после возвращения в Серию В. Сакки же заработал репутацию одного из самых талантливых молодых тренеров Италии.
Стремительный прорыв Сакки продолжился в 1987 году, когда «Парма» выиграла кубок страны. Причем, по ходу розыгрыша команда Сакки выбила звездный «Милан», победив на «Сан-Сиро» со счетом 1:0.
Успеха в «Парме» было достаточно для того, чтобы быть замеченным Сильвио Берлускони. Президент «Милана» видел регресс своей команды и предложил занять место тренера, которое освободилось после неудачной попытки Фабио Капелло вывести «россонери» на нужный уровень. Сакки согласился, и именно в «Милане» сделал себе имя одного из лучших тренеров в истории футбола.
***
«У всех великих клубов в истории вне зависимости от эпохи и тактики всегда была одна общая черта. Они контролировали поле и мяч. Это значит, что владея мячом, вы диктуете сопернику игру, а защищаясь, контролируете пространство» (А. Сакки)
Сперва Сакки столкнулся с волной критики в СМИ, которые указывали на недостаточный для управления «Миланом» статус. Но затем за него стал говорить его реальный уровень как тренера – Сакки создал одну из лучших команд в истории итальянского футбола. Причем трудно переоценить личный вклад Сакки в успехи того «Милана».
Игра команды строилась на голландском трио – Руд Гуллит, Марко Ван Бастен, Франк Райкард – которое было куплено по ходу сезона 1987/1988. Тогда миланцы выиграли первое скудетто с 1979 года, обойдя «Наполи» Диего Марадоны на 3 очка. «Милан» действовал по схеме 4-4-2, сочетая скорость и динамику с редкими изяществом и продуманностью.
По словам самого Сакки ключом к успеху «Милана» был отказ от персональной опеки и переход к прессингу вкупе с применением усовершенствованной обороны - зональной. Вот цитата тренера: «Моя оборона была отличной от других. Опека атакующего футболиста соперника переходила от одного игрока к другому по мере того как тот перемещался по различным зонам». Движение всей команды как при обороне, так и при атаке позволило «Милану» Сакки добиться небывалых успехов. Игроки того поколения «россонери» стали революционерами в области тактики.
Джонатан Уилсон не раз указывал на то, что, несмотря на инновации, команда Сакки была ориентирована скорее на оборону – достаточно назвать хотя бы жесткий прессинг и предельную активность при создании положения вне игры. Но сама команда была иного мнения. «Когда мы владели мячом, я всегда требовал, чтобы за линией находилось пять игроков, причем на каждом из флангов обязательно должен был быть игрок в высокой позиции», - рассказывал Сакки о своих методах.
«Милан» все делал, словно единый организм. Движение была исключительно коллективным. Известно, что на тренировках Сакки ставил игроков без мяча в определенные позиции и бесконечно учил их, на каких конкретных участках поля они должны находиться при той или иной ситуации. Команда двигалась вся вместе и делала это лучше, чем кто-либо.
Хоть в следующем сезоне «Милан» и не выиграл чемпионский титул, команда Сакки добилась огромного успеха в Европе. Миланцы разбили всех, кто стоял на их пути к Кубку европейских чемпионов 1989. Так, в полуфинале «Реал» был разгромлен со счетом 6:1 по сумме двух матчей, а в финале благодаря отличной игре Ван Бастена и Гуллита был уничтожен «Стяуа» - 4:0.
По мнению Сакки, тогда он ближе всего подобрался к совершенству. Как и «Барселона» сезона 2008/2009, «Милан» Сакки был одной из самых мощных команд за историю континентального футбола.
В следующем сезоне (1989/1990) «Милан» продолжил победную поступь: на пути ко второму главному европейскому титулу подряд были обыграны «Бавария», «Реал» и «Бенфика». Это был последний трофей Сакки в «Милане», так как после выигрыша второго КЕЧ он перешел на работу в сборной Италии.
Сакки больше никогда не поднимался на такие высоты, каких он достиг с «Миланом», однако период в сборной страны был довольно плодотворным. Команда не смогла пройти квалификацию Евро-1992, но Сакки пришел в нее по ходу отборочного цикла, поэтому его вина в этом частична. Зато он использовал мало что значившие матчи для преобразования команды.
Через два года сборная Италии относительно легко отобралась на чемпионат мира 1994 и, не взирая на вялый старт, дошла до финала. Если бы не проигрыш в финале на «Пасадена Роуз Боул» в серии пенальти бразильцам, возглавляемым тогда Карлосом Альберто Перрейрой, Сакки мог бы добавить к своей коллекции титулов и самый значимый в футболе.
После удручающего вылета итальянцев на Евро-1996 еще на групповой стадии Сакки вернулся на сезон в «Милан», лишенный большинства игроков, с которыми Арриго добивался успехов. Повторить их с обновленной командой не удалось.
Непродолжительные периоды работы в «Атлетико» и «Парме» были не слишком качественными (единственное, чего Сакки добился за это время – выход в финал Кубка Короля 1999 года), и тренерская карьера итальянца подошла к логическому завершению. Поздняя ее часть, конечно, была омрачена ошибочным возвращением на «Сан-Сиро». Но Арриго Сакки все равно запомнится как один из лучших тактиков своей эпохи, как человек, заново придумавший прессинг и зональную оборону.
Человек, построивший машину «Милана»
Обращаясь к истории футбола, можно выделить ряд значимых игроков и команд. Но еще меньше среди них по-настоящему выдающихся. «Милан» Арриго Сакки, перевернувший все, что было до него, конечно же, относится ко второй категории.
Коварный итальянец создал феноменальную команду, которую было очень трудно обыграть и просто невозможно напугать. Вскоре посыпались трофеи – соперники уступали «Милану» и на домашней и на европейской аренах. Собственная карьера Сакки как игрока не задалась, и никто не мог предположить, что он станет столь заметной фигурой в спорте. Но такое нередко случается с людьми, становящимися великими тренерами. Например, Сэр Алекс Фергюсон и Жозе Моуриньо также не были выдающимися игроками, но теперь диктуют тренерскую моду в мировом футболе.
Сакки никогда не играл профессионально – выступал лишь за команды «Фузиньяно» и «Беллария». Но он любил игру и всегда был человеком футбола. У Сакки не было подходящего для тренерства резюме, однако он имел многие необходимые для такой работы черты. Приняв в 1985 году «Парму», он сразу повел ее вперед. Его тактические новшества и умения управлять коллективом позволили команде выйти в Серию В.
Быстро зарекомендовав себя в «Парме», Сакки сделал самое важное в своей карьере решение, и в 1987 году перешел в «Милан». Он уже не вспоминал прошлое. Впрочем, и «Парма» тоже.
Но влияние Сакки на игру команды сохранилось и после него – в 1990 году «Парма» вышла в Серию А. Сакки явно не испытывал страха перед новым вызовом и подошел к делу со своим неповторимым стилем. «Милан» выиграл чемпионат Италии, пробилась в еврокубки и начала двигаться навстречу еще большим успехам.
Во время руководства Сакки «Миланом» клуб забронировал за собой место в списке величайших в истории игры. Сакки использовал мастерство таких игроков, как Франко Барези, молодость Паоло Мальдини. При этом игра «Милана» основывалась на обороне, линия защиты команды стала одной из образцовых, по мнению экспертов. Мальдини отлично проявил себя в качестве левого защитника – хотя неплохо действовал и правой ногой – в то время как Мауро Тассотти отвечал за противоположный фланг. Они были непроходимыми для всех вингеров Европы, а при подключениях к собственным атакам добавляли комбинациям «Милана» вариативности. В центре в паре с Барези играл Алессандро Костакурта. Они великолепно дополняли друг друга – чтение игры, доминирующая позиция при вступлении в отбор и умелое начало атак.
Полузащита также была полна талантов. Голландскому дуэту Руд Гуллит – Франк Райкард помогал также ставшим позднее выдающимся тренером Карло Анчелотти. В нападении блистал Марко Ван Бастен, наводивший страх на защитников соперника и забивавший голы в удовольствие. Попав в Кубок европейских чемпионов, Сакки не остановился. Наоборот, он обеими руками цеплялся за возможность взять этот трофей. «Милан» продемонстрировал безжалостность в атаке и надежность в обороне. Показательными были матчи против «Реала». После ничьей 1:1 в первом матче, «Милан» показал настоящее футбольной шоу во втором – 5:0.
Выступление в Серии А немного пострадало от концентрации команды на еврокубке, но он смогла дойти до финала, где встречалась со «Стяуа». Румыны не представляли угрозы для машины Сакки, которая раздавила соперника со счетом 4:0 и выиграла турнир. Гуллит и Ван Бастен забили по два гола, и «Милан» стал королем Европы. В следующем году команда благодаря своей игре в обороне даже превзошла ожидания. Обыграв «Баварию», «Милан» пробился в финал, где играл против «Бенфики». На этот раз другой голландец – Франк Райкард – внес решающий вклад, забив победный гол во втором тайме.
Сакки и его подопечные продолжили доминировать в Европе. Но новый вызов заставил Сакки покинуть «Сан-Сиро». После успеха в «Милане» его позвали в сборную Италии. Он принял его, начав новую главу в своей тренерской карьере. Итальянцы не сумели отобраться на чемпионат Европы 1992, но Сакки был нацелен на успешное выступление в США 2 года спустя. Он формулировал детальные планы, и, несмотря на не слишком удачный старт, Италия добилась существенного прогресса на турнире.
Роберто Баджо был талисманом той команды Сакки, которая сумела отойти после стартового поражения от Ирландии 0:1. Прохождение в следующий раунд гарантировала только разница голов (победа над Норвегией 1:0 и ничья с Мексикой 1:1). Но Сакки шел своим путем и, чем больше росли ставки, тем лучше играла команда – тренер сумел выжать максимум из Баджо. «Хвостик» сравнял счет в конце матча против Нигерии в плей-офф, а затем забил ставший победным пенальти в дополнительное время. Эти подвиги были дополнены решающим голом в четвертьфинале против Испании и дублем в полуфинале против Болгарии.
Как и во время работы с «Миланом», Сакки успешно провел свою команду через серьезные испытания на пути к важнейшему матчу. Однако так же ярко завершить турнир не удалось – в финале итальянцы по пенальти уступили бразильцам. Баджо стал одним из виновников поражения, не забив в своей попытке в серии. В 1996 году Сакки покинул пост тренера сборной и вернулся в «Милан». Но повторить победную серию стыка 80-90-х не удалось. Затем он отправился в «Атлетико» и «Парму», серьезно повлияв на местных игроков и тренеров.
Оглядываясь на свои тренерские успехи, Сакки, должно быть, счастлив и горд. Последние годы карьеры были не самыми лучшими, но классные выступления с «Миланом» и сборной Италии поставили его в ряд лучших тренеров в истории футбола.
Наследство Сакки
Арриго Сакки не получает столько уважения, сколько он заслужил в мире футбола, но еще важнее то, что большинство людей даже не знает, насколько сильно Сакки повлиял как на итальянский, так и на мировой футбол. Он возглавлял «Милан» уже довольно давно, но его наследство будет ощущаться еще многие годы.
Сакки был, вероятно, самым успешным тренером в истории «Милана», выиграв скудетто, два Кубка европейских чемпионов. При нем команда не проигрывала 58 матчей подряд. Можно верить или нет, но все эти рекорды не говорят всего о том, что сделал Сакки для итальянского футбола. Сакки изменил функции крайнего защитника, использовал стоппера и сказал новое слово в организации обороны. Сакки сформировал лучшую команду в истории футбола (согласно опросам в различных СМИ, включая официальные медиа УЕФА). Ван Бастен, Мальдини, Барези провели лучшие годы своей карьеры в «Милане» Сакки.
Единственным недостатком в его тренерской истории был проигрыш большой игры в 1994 году, когда сборная Италии под его руководством не сумела выиграть финал чемпионата мира. Мы все помним тот матч, промах Роберто Баджо с пенальти и поражение, несмотря на отличную игру итальянцев на турнире. После этого Сакки снова руководил «Миланом», входил в число менеджеров «Реала», но даже тогдашнее и последовавшие разочарования не могут затмить то, что Сакки оставил после себя в футболе.
Комментаторы американского футбола часто говорят о наследственности тренеров, когда наставники учат и воспитывают новых. Похоже, что Сакки – ответ европейского футбола Билли Уэлшу и Биллу Парселлсу. Если вы посмотрите на состав «Милана» времен Сакки, то увидите, как много игроков из него впоследствии стали тренерами.
Его первый и наиболее выдающийся ученик – Фабио Капелло возглавил «Милан» вслед за Сакки и привел к еще большему количеству побед. Капелло также добивался титулов с «Ромой», «Ювентусом» и «Реалом». Вершина тренерского мастерства Капелло – руководство сборной Англии, страны, всегда критиковавшей манеру итальянского футбола. И сборная Англии стала играть при нем в такой же футбол. Чистая ирония.
«Дон» в отличие от своего учителя Сакки не смог выйти на значимый уровень и в международных турнирах. Ранний вылет на чемпионате мира 2010 и конфликт с национальной федерацией футбола Англии не позволили Капелло продемонстрировать свои способности на уровне сборных.
Другим учеником Сакки является один из героев международных успехов «Милана» Марко Ван Бастен. «Летучий голландец» выводил сборную своей страны в четвертьфиналы чемпионата мира 2006 и Европы 2008, причем, команда демонстрировала динамичный и зрелищный футбол. Однако даже при удачном прохождении групповой стадии, в плей-офф нельзя допускать ошибок. Когда же в четвертьфинале континентального первенства сборная России сыграла в голландский футбол, Ван Бастен не смог найти контраргументов. В дальнейшем Ван Бастен попробует вернуть победные традиции «Аяксу» - одному из главных партнеров и соперников «Милана».
Двое других участников знаменитого голландского трио «россонери» также не остались в стороне. Франк Райкард выиграл с «Барселоной» чемпионат Испании и Лигу чемпионов, поработав с такими игроками, как Ривалдо, Роналдиньо, Месси, Это’О.
Руд Гуллит начинал тренировать в Англии – «Ньюкасл» и «Челси». Также ему посчастливилось работать с Бекхемом, Руисом, Донованом в «Лос-Анджелес Гэлакси» - команда быстро научилась его стилю и системе игры.
Анчелотти и Тассотти приносили «Милану» пользу и после завершения игровой карьеры. В частности, Карло Анчелотти продолжил традиции Сакки и создал новую базу для развития в клубе. И никто не удивится, если в будущем Мальдини, Кафу, Костакурта или даже Кака станут тренировать, увеличивая тем самым продолжительность эффекта работы Сакки в миланской команде.
Даже когда кажется, что «дерево Сакки» закончилось, это все равно лишь кажется. Например, Деметрио Альбертини занял один из руководящих чинов в федерации футбола Италии, а Франко Барези разрабатывает программу развития примаверы «Милана». Список можно продолжать и продолжать. Вообще трудно найти успешного человека в итальянском футболе, который бы так или иначе не был связан с Арриго Сакки.
Отдавая дань Мастеру: Арриго Сакки
Сакки родом из Фузиньяно, пригорода Равенны. Он с детства увлекался футболом. Отец Арриго был богат и имел собственную обувную фабрику. Арриго хотел водить «Порше», он выбирал между вызовами другой жизни и легким наслаждением благодаря средствам отца. В итоге он пошел работать в бизнес отца. Арриго перестал играть футбол, причем тот этого не заметил. Но при этом он остался влюблен в голландский футбол.
Однажды Арриго решил поехать по Европе и учиться футболу, в частности, его преподаванию детям. Он верил, что футбольные звезды появляются уже на этом уровне. К 14 годам мальчик уже всему выучивается. Он должен знать, как играть в зоне, создавать офсайд, организовывать прессинг, выполнять диагонали – все, ведь он свободен духом. К 25 годам парень становится тем, чему он научился. Вернувшись из Европы, Сакки понял, в чем смысл его жизни. Он остался в уверенности, что зарубежный опыт может сильно помочь в развитии молодых футболистов. Как он стал работать в молодежной команде «Чезены», он требовал как можно чаще отправлять ее на зарубежные турниры. Тогда команда смогла бы расти сбалансировано. Та команда в дальнейшем выиграет свой чемпионат, а игроки из нее позже окажутся в Сериях А и В.
Идея Сакки заключается в том, что человек важнее футболиста. Т.е. если футболист – не слишком серьезный человек, он никогда не будет хорошим футболистом. Серьезный, значит, скромный, готовый учиться, способный жертвовать, уважать тяжелый труд и понимать его ценность в системе; играть для себя, а не для других; понимать, что если партнер не помогает, то и ему не помогут, а если игроки не помогают друг другу, то команда фактически не существует. Это евангелие Сакки, говорящее о его методах работы. Переводя на футбольный язык, это значит 2 или даже 3 тренировки в день в мире, где обычно проводят 3 тренировочных дня в неделю плюс товарищеский матч по четвергам.
Это означает строгий режим, постоянное изучение своих действий и действий соперника, постоянное обсуждение собственных пределов, умение полностью погрузиться в философию футбола, окунуться в мир полноценного и еще даже неизведанного профессионализма. Когда он пришел в «Милан», он был неопытным 41-летним тренером, никогда не знавшим футбола Серии А. Сильвио Берлускони с радостью принял его и окружил почтением. Сакки защищал себя голодом до славы. У него проникновенные глаза и яркая улыбка. Как говорил Брера (итальянский писатель и журналист), Сакки, казалось, был в постоянном контакте с богом. Игроки не слушали его, а он показывал Франко Барези нарезку действий Синьорини, либеро «Пармы» из Серии В.
Его не понимали, его недооценивали. Когда он проиграл несколько матчей, скептицизм и недоверие только нарастали. Казалось, что вызов оказался сложнее, чем тот, с которым он может справиться. В конце концов, кем он был? Этот вопрос часто задавали в Милане и, что еще хуже, в раздевалке. Но однажды Сакки собрал всех игроков на базе, закрыл ее двери и серьезно поговорил. Он сказал, что готов вернуться в родной городок, но они (игроки) ничего не имеют и ничего не выиграют. Никто не знал, был ли это искренний разговор, соответствующий его харизме, но игроки покинули ту встречу предельно мотивированными. Берлускони снова доверился Сакки. Когда «Милан» выиграл важный матч против «Вероны», Берлускони встречал своих игроков у раздевалки со словами: «между командой и Сакки я выбираю Сакки». Посыл был понятен, и все пошло как по маслу. «Милан» стал побеждать и долго не останавливался. Это значит, что чтобы иметь великую команду, нужно иметь и большой клуб.
Обсуждение методов Сакки
Сакки изобрел не новый футбол, а новую манеру игры в футбол. Он стал применять зональную защиту в рамках тактики 4-4-2. Прессинг соперников осуществлялся еще на их половине поля, а линия защиты поднималась к центральному кругу. Атаковать против такого «Милана» было очень трудно. Редкие команды преуспевали в этом. «Милан» был компактен, с одним форвардом (Вирдисом) и целым рядом разносторонних игроков (Донадони, Эвани, Гуллит, Анчелотти).
На правом фланге Тассотти и Коломбо опекали соперников и помогали друг другу в выходе на позицию для кросса. Слева молодой Мальдини и Эвани делали то же самое. Барези действовал в линию с другими защитниками и руководил ими при создании положения вне игры. Что особенно поражало в этой системе Сакки, так это объем возможных действий в рамках коллектива. Коллективность игры достигалась даже не тем, что мяч постоянно циркулировал и двигался от игрока к игроку, а еще и тем, что и они все постоянно перемещались. Для действительно надежной игры все футболисты должны вместе двигаться, причем по направлению движения мяча. Это не так уж легко. Часто можно увидеть одновременное движение 5-6 футболистов, но не всех. В таких случаях недостает гармонии, значит, имеется техническая или физическая проблема.
В движении «Милан» Сакки напоминал миграцию людей. Игроки двигались вперед и назад не просто вместе, но и оставаясь на одинаковом расстоянии друг от друга. Очень тяжело противостоять такой машине, отлично собранной и заправленной. Во множестве матчей вратарь Галли даже не трогал мяч. За свой лучший сезон «Милан» выиграл все домашние матчи, не проигрывал в гостях и пропустил всего 14 голов. Причем тогда ей недоставало глубоко отходящего плеймейкера – такого как Райкард, который присоединился к «Милану» год спустя. Анчелотти не слишком подходил на эту роль. Он отлично справлялся со всеми заданиями и мог при необходимости сыграть плеймейкера, но все равно это была не лучшая для него позиция.
Игрок или схема?
Как все фундаменталисты, Сакки редко сомневался и был несгибаем. Чтобы ему не предлагали, он воспринимал это как попытку отлынить от работы. Он быстро бы избавился от игрока, который был бы не в восторге от его методов. Ван Бастен, один из величайших нападающих, спросил его: «Мистер, почему вы общаетесь со мной так же, как со всеми?». Сакки ответил: «Потому что ты слишком умен». Ван Бастен очень волновался, когда на него давили. Сакки часто его менял. Ван Бастен спрашивал: «За что?». «Потому что ты плохо играл». «Да, но остальные тоже плохо играли». «Да, но остальные больше старались». Сакки был очень требователен к своим футболистам. Вероятно, даже слишком требовательным. Паоло Мальдини писал в своей книге: «тренировки Сакки были утомительными, с годами мы уже не смогли бы работать в таком ритме». Сакки хотел давить на соперника, начиная от его штрафной площади, и делать это не прекращая. Естественно, такая тактика требовала огромных усилий. Даже высококлассные игроки страдали от этого, но адаптировались к схеме Сакки. Так создалась легенда о том, что Сакки никогда не подстраивает схему под игроков, а только игроков под схему.
На самом деле футбол, прививавшийся Сакки его игрокам, сильно развивал их воображение, несмотря на постоянное напоминание о схеме. Грубо говоря, левый фланговый игрок мог делать в своей зоне все, что он хотел. Но он не мог делать это в другой части поля. Это не ограничивало воображение и творчество. Это ограничивало анархию. Игрок должен следовать своему инстинкту, но инстинкт не может быть идеологий или тактикой. Правда где-то посередине. Люди преобразуют схему в успех, но схема должна быть одной для всех. Инстинкт не может быть единственным проводником в футболе, так как в него играют 11 футболистов, т.е. 11 разных инстинктов. Один может добиваться своего без проявления собственного творческого начала, другой – без «программирования». Понятно, что если у вас в команде есть Марадона, вы предоставите ему свободный выбор в отношении того, кому пасовать в 20 метрах от чужих ворот. Нет схемы, в которой вы бы ограничивали такого игрока. И если бы такая была, она была бы неправильной. Но в такой момент даже Марадона должен быть вовлечен в общее движение (перед этим он должен быть хорошо натренирован и подготовлен), чтобы быть в центре событий. В футболе должна быть фантазия, но она должна помогать тем, у кого ее не так много… Если бы мы действовали только с учетом собственной фантазии, мы бы пытались взять мяч и в одиночку забить гол, но это нелегко. Это высочайший риск с минимальным КПД. И это всегда – ошибка.
Внутренний мир Земана
Схематизм Сакки почти совпадает со схематизмом тех, кто его критикует. Без сомнений в современном футболе немало примеров тех, кто перестал развиваться из-за излишней приверженности схеме. Зденек Земан –мастер второй волны фундаменталистов. Он настоящий «человек в себе». Встречаясь с одними и теми же проблемами, он никогда не меняется… Если Сакки разговорчив, то Земан молчалив и загадочен. Защитник Даниэле Адани, когда ему было 20 лет, провел 4 месяца в «Лацио» Земана. Он утверждает, что за все это время не услышал от Земана ни слова в свой адрес. Затем игрок набрался мужества сказать тренеру о предложении от другого клуба. Земан ответил, что тот молод и талантлив и должен принять предложение. Земан всегда ставит на полную закрытость. Он верит в логический футбол, который может быть только один. Чтобы ему соответствовать, игроки должны быть предельно натренированы и находиться в идеальной форме. И это касается всех игроков без исключения. Они все должны делать одно и то же, так как подготовка даже важнее выполнения. Неважно, высоки они или низки, тяжелы или легки. Возможно, это дает преимущество, хотя это довольно спорно. Такой подход показывал отменную подготовку команд Земана, но при этом данный тренер так ничего и не выиграл. Методы Земана очень спорны, но то, что он один из лучших творцов футбола – неоспоримо.
Пределы «саккизма»
Пределы «саккизма» заключаются в том, что каждый тренер – не Сакки (кроме него самого, конечно). Быть Сакки, значит, много тренировать, многому учиться, а это требует немало усилий. 360 градусов кругозора, которые еще не демонстрировал ни один другой тренер. Например, Свен-Горан Эрикссон, один из уважаемых в свое время тренеров Европы (в 50 лет он уже выиграл титулы в Швеции, Италии и Португалии) не выполнял работу Сакки. Он скорее просто тренер. То же самое относится и к Капелло. Эрикссон живет с игроками, старается правильно говорить, не притворяется, разговаривает с подопечными с экзистенциальной позиции. Живет и дает жить другим. Когда он прибыл в Италию, то играл по схеме 4-4-2, которая была принята в Швеции, точнее перенята там у англичан. Потом с «Сампдорией» он стал играть по 3-5-2, затем в начале работы с «Лацио» по 4-3-3, а потом снова вернулся к 4-4-2. «Саккиста» никогда бы так не сделал.
Вы никогда не увидите, как Земан меняет защитником полузащитника или наоборот. Вингер всегда заменяется вингером, центральный полузащитник центральным полузащитником и так далее. Они могут менять игроков, но не схему. Для кого-то это ограничение. Для Земана это сила. Конечно, это приводит к столкновению с сильными личностями. Игроками, которые не верят в правильность такого метода, которые не смогут выдавать максимум на тренировках, которым нужно больше мотивации до и во время матча.
В конце концов, очевидно, что жизнь творится личностями, у каждого из которых свои особенности. Управление людьми подразумевает знание их. Но всегда ли правильно жестко обходиться с теми, кто не может действовать иначе? Всегда ли это идет на пользу клубу? Ален Бокшич, играя за «Лацио» Земана, всегда был травмирован и несчастен. А Земан не скрывал своего желания избавиться от него. То же самое было с Ван Бастеном, Баджо и Пануччи при Сакки. Или с Ромарио и Ортегой у Раньери. Можно привести массу подобных примеров…
Изменение зональной обороны со времен Сакки
Игра в зону – показатель манеры команды. Сейчас все команды ее применяют. Разница в том, как и какую зону они используют. Зона Капелло это не зона Сакки и тем более не Земана. Но это и не зона Малезани, которая отличается от всех других. У Липпи есть своя манера игры в зону, полная агрессии и внимания, с концентрацией на опеке и возможностью менять систему по ходу матча. Чем отличаются зональные защиты друг от друга? В целом это относится к вопросу того, как организуются прессинг и положение вне игры. Прессинговать можно у центральной линии, у третьей четверти поля или еще ближе к чужой штрафной. Поэтому прессинг может быть «высоким», «средним» и «низким» в зависимости от этого.
Чем ближе прессинг к чужим воротам, тем он «выше». Конечно, высокий прессинг самый желанный и самый изматывающий, для правильного проведения он требует огромной энергии от всей команды. Каждый игрок должен делать все, чтобы команда не пропустила, а для этого нужно не позволять сопернику переходить центр поля. То есть, по сути, нужно максимально физически ограничить соперника на его половине поля – и делать это как можно быстрее. Такая зона предпочтительна и почти невозможна. Такая манера игры применялась Сакки в его первые годы работы. Но сегодня это уже скорее романтический раритет. Такой зоны можно достичь, но лишь на несколько минут за матч.
Зона Капелло более гуманистична и реалистична. Команда при Cакки до него просто изнемогала. Игроки уже не могли справляться со сверхнагрузками. Капелло сделал прессинг ниже и превратил его в форсирование. Какая разница между этими системами? Простая. Прессинг - одновременная атака 2 или 3 игроками соперника с мячом. Если же один игрок с мячом атакуется одним соперником, это форсирование. Разница в таких системах кардинально меняет план на игру. Прессинг одного игрока другим нормален. Атака соперника 2 или 3 игроками означает, что на других участках поля не хватает этих игроков. Т.е. в них команда оказывается в численном меньшинстве. А создание численного преимущества – одна из главных целей.
Проанализировав каждую игровую цель, вы поймете, что основная причина ее постановки – желание создать численное преимущество.
Именно Мы поставили Барселону на колени в Англии, вырвали у нее позвоночник на "Camp Nou" и их эпоха завершилась....
airstudio54
Влиятельный игрок
 
Сообщений: 4295
Откуда: Алматы - Казахстан
Настоящее имя: Асхат
Пол: мужской
Reputation points: 1301
Add reputation pointSubtract reputation point

Re: Лаборатория футбола

Непрочитанное сообщение airstudio54 » 07 июн 2013, 11:54

"ОЦЕНИВАТЬ ИГРУ КОМАНДЫ НУЖНО СКВОЗЬ ПРИЗМУ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЕЕ СОПЕРНИКА" (В.В. Лобановский)

http://old.dynamo.kiev.ua/Press/History/hist79.htm

"ОЦЕНИВАТЬ ИГРУ КОМАНДЫ НУЖНО СКВОЗЬ ПРИЗМУ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЕЕ СОПЕРНИКА"
Обратил внимание на такой факт. Зарубежная пресса, видимо, не ожидавшая такого выступления киевского "Динамо" в Лиге чемпионов, почему-то акцентирует внимание не на нашей игре, а исключительно на неудачах "Барселоны", "Ньюкасла", ПСВ "Эйндховен". Я думаю, что односторонней оценки вообще быть не может. Ведь надо же учитывать и возможности соперника: за счет чего он может быть конкурентоспособным. А давать одностороннюю оценку - в хорошем или плохом состоянии сегодня "Барселона", какие там проблемы у "Ньюкасла" и ПСВ "Эйндховен" - даже не совсем корректно. На поле же выходит и соперник, который пытается что-то противопоставить, который мешает реализовать тактику либо каким-то тактическим противоборством, либо своими коллективными действиями. Поэтому нельзя говорить только о том, что эти команды - наши соперники по группе - почему-то сегодня находятся не на том уровне, забывая при этом про "Динамо".
Взять, к примеру, "Барселону", когда мы играли повторную игру на ее поле. Ведь накануне каталонцы обыграли "Реал" в Мадриде. Для того, чтобы это сделать, особенно учитывая взаимоотношения этих клубов, наверное же, нужно обладать немалым потенциалом. А за три дня до матча с нами она, что - потеряла этот потенциал полностью и превратилась в посредственную команду? Конечно, нет.
Поражение в Киеве разозлило игроков "Барселоны": уходя с футбольного поля, они косо поглядывали на футболистов, на тренеров команды "Динамо" (Киев). Чувствовалось, что горят желанием взять реванш. Может быть, даже не в плане борьбы за выход в четвертьфинал, а хотят показать кто есть кто. Потому что в "Барселоне" имена известные. Они не ожидали, что так будет складываться игра. В какой-то степени, конечно, неудачно сыграл вратарь. Но дело не в этом. Я говорю об игре, а не о результате. Они хотели сыграть, но "Динамо" не дало им возможности использовать те сильные стороны, которые есть у отдельных известных футболистов.
Поэтому нельзя говорить только об одной команде. Нужно говорить и о сопернике, который позволяет или не позволяет что-то сделать на поле.

"ОДИН ШЕФ-ПОВАР РАСПОЛАГАЕТ ТЕМИ ЖЕ ПРОДУКТАМИ, ЧТО И ЕГО КОЛЛЕГА, А ВОТ БЛЮДО У НЕГО ПОЛУЧАЕТСЯ СОВЕРШЕННО ДРУГОЕ"
Я думаю, что революции уже давно закончились. Футбол будет развиваться только эволюционно. Потому что придумать что-то выше, чем коллективный, или как его еще называют - тотальный, футбол, очевидно, невозможно. Если образно говорить, то тотальный футбол - это золотая жила, которую будут эксплуатировать еще много десятков лет.
Когда говорят о том, что я вернулся в команду и сделал революцию, то это не так. Команда ведь была и до меня. Она использовала современные формы тренировочного процесса, современную тактику. Я пришел не на голое место. Есть тренеры, которые говорят : "Я пришел. Будем начинать с нуля". Выходит, что те тренеры, которые работали до тебя, ничего не понимают в футболе, все полностью развалили, и вот новый тренер начинает все на пустом месте. Такого не бывает.
Повторю: в Киеве команда была. И я следил за этой командой, работая в Кувейте. Знал каждого из игроков. Понятно, не близко - на расстоянии. Но, тем не менее, у меня была возможность для предположений: какой игрок какими футбольными качествами обладает, в чем может прибавить каждый футболист в частности и команда в целом. Поэтому работа продолжилась в том же направлении.
Но, естественно, в работе каждого тренера, как у шеф-повара, есть какие-то нюансы, профессиональные секреты. Один шеф-повар располагает теми же продуктами, что и его коллега, а вот блюдо у него получается совершенно другое. Точно так же и у тренеров. Конечно, мною были внесены определенные коррективы. Проводилась большая работа по повышению уровня мотивации, потому что без нее выйти на какую-то новую качественную ступень игры (не результата - игры) очень сложно. Футболисты должны гореть желанием завтра стать немножко лучше, чем они есть сегодня. Надо ставить большие цели. Обязательно. Удастся их достичь или нет - это уже другой вопрос. Кстати, это - продолжение разговора о сопернике: а позволит ли соперник? Это тоже очень важный момент.
Так вот, в этом плане удалось достичь определенных сдвигов. Некоторые говорят, что с "Динамо" произошло чудо. Да никакое не чудо, Я полностью поддерживаю тех специалистов на Западе, которые полагают, что современный футбол эволюционирует очень медленно. Но отчего так происходит? Оттого, что некоторые игроки, так называемые звезды (так называемые - потому что из них создали образ звезды журналисты, болельщики, руководители клубов, за которые они играют), получая огромные гонорары, которые не соответствуют уровню их мастерства, хотят, грубо говоря, эксплуатировать свой талант без попытки повышать уровень мастерства. Они работают не так, как того требует современный футбол
Взять, к примеру, Роналдо. Пока он играет за счет своих природных качеств. А расти он может? Возможно, и может. Но я пока не вижу - за счет чего. За счет, очевидно, иного, более высокого, качества тренировочного процесса, за счет большего объема работы на тренировках, за счет понимания требований современного футбола, то есть в каком направлении футбол развивается.Недавно во время беседы со своими футболистами я привел им пример с Кройфом. На поле они не видели этого игрока, но наверняка наслышаны о нем. Это талантливейший форвард, который в одночасье стал одним из лучших футболистов мира. Естественно, когда он только блеснул своим мастерством, то на следующий год к нему было уже особое внимание со стороны соперников. Значит, Кройфу стало сложнее. Понимая это, он увеличил объем своей тренировочной работы, расширил свой тактический арсенал. Он стал играть уже не чистого форварда, а выполнял роль атакующего игрока: и назад отходил, и организовывал атакующие действия, и неожиданно сам врывался в штрафную. Соперникам опять стало сложно противодействовать Кройфу, и они снова попытались найти против него средство. А он еще больше увеличил свою работоспособность и стал действовать на поле еще более разнообразно.
На этом примере видно, что эволюция футбола не может происходить без игроков, Или: с игроками, которые не понимают требований современного футбола либо не хотят их понимать.

Что касается последнего, то я иногда привожу пример взаимоотношений футболиста с тренером из собственного опыта. Пришел в "Динамо" ныне покойный Виктор Александрович Маслов. Я полагаю, что это был величайший тренер, который опережал время. Ведь по системе 1+4+4+2 под руководством Маслова киевское "Динамо" играло еще до чемпионата мира 1996-го года, когда английский тренер Рамсей, как считается, применил ее впервые. Маслов видел свой образ игры, имел свою модель. Поэтому он говорил Лобановскому: "Ты должен меняться. Потому что сегодня твоего диапазона действий для команды уже мало". А Лобановский отвечал ему: "А я не хочу". "Но понимаешь, ты не вписываешься в модель нашей игры". "А я все равно буду играть так, как я хочу". Маслов потерпел некоторое время и отпустил Лобановско-го. А пригласил Пузача, который блестяще вписался в эту модель и который воспринимал требования современного футбола.
Так вот, без игроков, которые будут воспринимать современный футбол, которые должны меняться в соответствии с его законами, которые должны расти в плане требований современного футбола, эволюция футбола будет происходить очень и очень медленно. И вот сегодня мы стоим перед вопросом: будут ли игроки-звезды выполнять требования современного футбола? А к этому надо же подготовиться. Тренер ведь может только рассказать, что и как нужно делать, поставить задачу. А если игрок не готов к выполнению этой задачи - ничего не выйдет. Идея так и останется голой - тренер не сможет ее реализовать.

"ТАКТИКА ПОД ИГРОКА ИЛИ ИГРОК ПОД ТАКТИКУ?"
В этом плане продолжает остро стоять вопрос (он все время был актуален, и я думаю, что нескоро еще специалисты придут к единому мнению); тактика под игрока или игрок под тактику? До сих пор многие тренеры, когда им начинают объяснять, в каком направлении развивается футбол, говорят: "Это все хорошо. Но вот у меня такие игроки и других нет. Значит, я должен под них подстраиваться". В таком случае о перспективе, о будущем, об эволюции футбола говорить незачем.
Значит, игрок под тактику? Да, только так. В этом прогресс футбола - когда тренер видит образ игры. А если - тактика под игрока, то тренер как бы опускается до уровня футболиста, он попадает в зависимость, его творческие идеи уже не реализовываются, он довольствуется тем, что у него есть. Да, он, может быть, решает какую-то локальную задачу в чемпионате государства, в розыгрыше кубка страны или в каком-то турнире. Но не более того. Лишь когда игроки подбираются под образ игры, которая будет, возможно, даже не завтра, не послезавтра, а еще позже - вот тогда и может быть прогресс футбола. Без этого - нет.
Часто вспоминают звездные для "Динамо" 75-й, 86-й, 88-й годы. Да, тогда игроки подбирались под тот образ игры, который видел тренер. Разумеется, при этом в команде должен быть налажен современный тренировочный процесс. Нужно подготовить игроков так, чтобы они могли реализовывать ту тактику, которую предполагает тренер.
К счастью, об этом говорят уже мало. А вот раньше просто ставили в упрек нашей команде, нам, тренерам, то, что якобы модель игры, которую мы использовали, не только не способствует развитию таланта футболиста, а, напротив, даже мешает реализовывать тот уровень мастерства, который у него есть. Дело в том, что доказать тут что-то, если уж оппоненты настроены категорично, если у них есть своя точка зрения, очень сложно. Как правило, правота одной из сторон подтверждается временем. Через определенное время идет переосмысление того, что было.
Сейчас я уже спокойно разговариваю со своими оппонентами и привожу примеры. До какого возраста играл Олег Блохин? Раскрыл ли он полностью свой потенциал? До какого возраста играет Иван Яремчук? Разве это не аргумент в нашем споре?
Надо отличать коллективные принципы игры от индивидуальных требований. Когда Стоичков говорит: "Кройф предоставлял мне возможность делать на поле все, что я хочу. А вот Ван Галь заставляет меня играть под свою схему игры, под свою модель". Но должна же быть какая-то организация игры. И она ни в коем случае не мешает проявлению таланта игрока. Наоборот, раскрывает его возможности. В пример я привожу Заварова. Это был фрагментарный игрок, форвард, который делал какое-то индивидуальное действие и потом на несколько минут выпадал из игры. "Заваров - талантливый", - говорили о нем. Но вот попал он в команду "Динамо" (Киев), где другие принципы игры. Три года он осваивался в новой обстановке. Но когда он-таки адаптировался и, главное, усвоил законы развития современного футбола, то превратился в совершенно иного футболиста. Если в прежней игре Заварова было немножко таланта, то в новой - грани его таланта засверкали уже ослепительно. Заваров стал играть по всему полю, великолепно вел борьбу. То есть он и забивал, и созидал, и разрушал. Так вот он, скажите, прибавил в своем мастерстве, или же мы помешали развиться его таланту? Конечно, он прибавил, потому и стал очень дорогим, по тем временам, футболистом в Европе. Хочу заметить, что уже тогда фрагментарные игроки, которые умеют хорошо делать только что-то одно, были не нужны.
Или вот свежий пример. Андрей Гусин. Это бывший центрфорвард. Играл за сборную Украины на этой позиции, даже гол хорватам в товарищеском матче забил. И в Израиль поехал пробовать себя на месте центрального нападающего. Мы же, видя его потенциальные возможности, решили раскрыть их, реализовать. Гусин умеет блестяще играть головой? Так он будет оказываться в штрафной соперника, действуя и в середине поля. Он чувствует годовую позицию? Так он и будет ее чувствовать, никуда это от него не денется.
Что же произошло с Гусиным? Мы расширили зону его действий - от штрафной и до штрафной. Он блестяще действует в отборе, он отлично играет головой при разрушении, он может дать точную передачу, он неожиданно для соперника врывается в его штрафную. То есть мы создали условия для того, чтобы он использовал весь свой багаж. И Гусин стал совершенно другим футболистом. К матчу с ПСВ "Эйндховен" в Лиге чемпионов мы, как известно, готовились в Израиле. Так вот тамошние тренеры, которые знали Гусина, подходили ко мне и говорили: "Да это же совсем другой футболист!"

"СЕЙЧАС ФУТБОЛ НАХОДИТСЯ НА ПУТИ ОТ РАЗУМНОЙ ДО ПОЛНОЙ УНИВЕРСАЛИЗАЦИИ"
Зачем нужна расстановка игроков на поле? Для порядка. Начинается игра - не десять же в линию будут стоять! Ведь изначально как-то они должны расположиться. В процессе же игры все меняется. Нападающий ведет оборону, защитник работает на атаку впереди форварда. То есть на поле ситуация все время меняется. Называется это расширением зон действия. Возьмем среднюю команду, но демонстрирующую современный футбол с расширенными зонами действия, которая не дает играть сопернику, а сама пытается реализовать свои сильные качества, Противопоставим ей команду "звезд", где каждый действует только в узких рамках своего амплуа; центрфорвард стоит, крайний только по своей бровке работает, защитник вперед не идет, а только разрушает. Так средняя команда непременно обыгрывает команду "звезд" с таким подходом последних к игре.
Есть такой термин - разумная универсализация. Что - Шевченко поставить правым защитником, а Лужного - на место форварда? Глупость, конечно. Поэтому мы говорим о разумной универсализации. Попал Шевченко в зону правого защитника - должен сыграть как футболист именно этого амплуа. Попал Лужный в зону атаки - должен действовать как нападающий.
Кстати, вот вам пример из этой области. В матче с Брондбю Лужныи с места правого защитника прошел с мячом на позицию левого нападающего, сделал пас в штрафную, после чего последовала передача под удар Гусину и - гол! Вот это - разумная универсализация.
А сейчас футбол стоит на пути от разумной до полной универсализации, Сто лет пройдет или тысячу - я не знаю, сколько - но все равно футбол к этому придет. На поле будут играть универсальные футболисты, которые блестяще все делают в той зоне, в которой они оказываются. Если так будет, то та интенсификация
игры, к которой сегодня все стремятся, будет еще выше и футбольное зрелище будет еще ярче. Игроки все время будут меняться местами на поле: одни маневрируют, другие занимают позиции, затем эти маневрируют, а те занимают позиции...
Это будет полная универсализация. Сейчас же футбол, повторяю, на пути от разумной до полной универсализации. Где именно он находится? Конечно, даже не в середине, а в начале этого пути. Но к этому придет обязательно.

"ФУТБОЛ - ЭТО ЧТО-ТО ОБЩЕЕ С ТЕАТРОМ"
Когда критиковали киевское "Динамо"- и за тактику, и за якобы неправильное использование игроков и т.п.,-я всегда отвечал оппонентам, что футбол - это что-то общее с театром. В театре есть режиссер. Например, театр Товстоногова. Сразу было видно, что это - театр именно Товстоногова, а не какого-то другого режиссера. Так вот я всегда отвечал оппонентам: вам нравится постановка этого спектакля, игра этих актеров - ходите в театр, не нравится - не ходите.
Я не могу сказать, что в театре Товстоногова все актеры - звезды первой величины, но там очень талантливые актеры. И главное, что они всегда более быстро и умело доносили до зрителя ту идею, которую проводил режиссер, нежели это делали их коллеги из других театров.
Если футбольные личности будут работать в направлении развития современного футбола, то они станут еще и его пропагандистами. Я уже приводил в пример революцию, которая произошла в футболе в 1974 году. Благодаря таким личностям как Кройф, Неескенс, Ренсенбринк и так далее идеи развития современного футбола, которые исповедовал тогда не только Михелс, но и другие тренеры, понимавшие, в каком направлении развивается современный футбол, и были донесены до зрителей. И те стали уже совершенно по-другому воспринимать игру. Раньше ведь как воспринимали ее? Как, например, поединок левого крайнего с правым защитником, центрального защитника с центральным нападающим - кто кого переиграет. Все просто и всем - зрителям, журналистам, игрокам - все понятно: идут личные дуэли.
И вдруг на футбольном поле стало что-то такое непонятное происходить: какие-то коллективные действия, какие-то перемещения... Конечно, такой футбол поначалу непонятен. И вот эти голландские игроки-личности помогли побыстрее произвести революцию в футболе. После этого никто уже не отрицал коллективного, тотального футбола. Его жизнеспособность на поле доказали "звезды" первой величины.
В этом плане "звезды" - настоящие "звезды" - это игроки, которые воспринимают идеи тренера, идеи будущего футбола. Благодаря им удалось сломать тот стереотип, которым долго жили некоторые тренеры, журналисты, любители футбола. Поэтому сегодня в оценке футбола таких эпитетов, как "красиво", "зрелищно", "хорошо", уже нет. Ибо все это - абстракции. Конкретика же в другом. Игрок отбирает мяч и начинает развитие атаки - аплодисменты, зрители даже встают с мест. Умение отобрать мяч, умение вести борьбу - это настоящее зрелище! А у нас как раньше говорили? Помню напечатали в еженедельнике "Футбол" фото: четыре игрока атакуют одного. И подпись: "Вот это -коллективный футбол". И тут же вывод: "Нам такой футбол не нужен". Это и есть непонимание футбола. Еще раз подчеркну: благодаря талантливым футболистам удалось совершить революцию и на поле, и в умах многих.

"ЕДИНСТВЕННОЕ, ЧЕГО УДАЛОСЬ ДОБИТЬСЯ: МЫ ПОСТЕПЕННО СТАЛИ ПРИБЛИЖАТЬ СВОЮ ИГРУ К ФУТБОЛУ БУДУЩЕГО"
Я уже говорил не раз: мы еще ничего значительного не добились. Ну, обыграли сильные клубы ПСВ "Эйндховен" и "Барселону". Ну, вышли в четвертьфинал Лиги чемпионов. Да, игра команды заинтересовала многих специалистов. Будем так мягко говорить: "Заинтересовала". Потому что наши соперники играют в другой футбол - с использованием талантов, с учетом их индивидуальных качеств, А тут вдруг "Динамо" со своим стилем игры, отличным от их стиля. Поэтому их это и заинтересовало: что же происходит? А происходят простые вещи. Единственное, чего удалось добиться: мы постепенно стали приближать свою игру к футболу будущего. Приближаем медленно или просто пытаемся приблизить.
Я всегда подчеркиваю: игра и результат взаимосвязаны, но не всегда результат будет достигнут игрой. Потому что это - футбол. Надо, чтобы прежде всего был прогресс в игре. Нужно побыстрее освобождаться от старого багажа. Вот я недавно сказал своим футболистам, заглядывая в будущее: на Новый год нужно взять свою старую сумку, сложить туда старый багаж - не весь, что-то полезное, конечно, стоит оставить - и выбросить. Нужно жить новыми требованиями. Футбол-то хоть и медленно, но развивается, Требования с каждым днем меняются. Поэтому нужно уметь освобождаться от старого багажа. Те игроки, которые это делают под Новый год, те и растут, А тот, кто оставляет у себя весь хлам, который на следующий год уже не пригодится, расти не может.
Пример? Пожалуйста, - Вальдано. Он был известным футболистом, потом работал тренером мадридского "Реала", затем переквалифицировался в журналисты. Короче, талант во всех областях. Так вот он после чемпионата Европы-96 сказал: "Это же не футбол! Я там вообще ничего нового не увидел". Когда я прочел это высказывание в интервью "Франс футболу", то подумал: ну, если человек не видит очевидного, ему можно только порекомендовать купить очки.
После критических замечаний Вальдано в адрес других тренеров по вопросам развития футбола, его незамедлительно пригласила "Валенсия". Результат его работы был, мягко говоря, неубедительным. Оказалось, что этот "специалист" немножко отстает от тенденций развития современного футбола. Вот поэтому он ничего нового и не увидел на чемпионате Европы. Как же так? А атлетизм? А интенсификация игры? А демонстрация индивидуального мастерства в экстремальных условиях, в условиях жестокого прессинга? Разве это - не новый уровень? Но, оказывается, не все способны это увидеть. Или не хотят видеть, а хотят работать на своем старом багаже, на прежних представлениях о футболе. Но футбол же не стоит на месте, он развивается. Каждый день он выходит на новый уровень.
Некоторым не понравился футбол в исполнении сборной Бразилии на чемпионате мира-94 - уж больно рационально та играла. Но ведь на таком турнире главное - добиться результата. Можно красиво играть, но при этом проиграть. Как та же сборная Бразилии на чемпионате мира в Испании в 1982-м году. Вспомните: бразильцам нужна была ничья на промежуточном этапе, тогда они проходили дальше. Но эти "кудесники мяча" заявили: нас ничья не устраивает, Бразилия не умеет играть на ничью, только победа. В результате они проиграли, имея великолепную команду.
Поэтому можно сказать, что красота, зрелищность и результат - эти понятия где-то взаимосвязаны. Но каждый видит и оценивает зрелищность футбола по-своему. Одни приходят смотреть на тактику команды: какая она, как реализовывается; другие хотят посмотреть на футболистов: как они проявляют индивидуальное мастерство и т.д. Но все-таки, наверное, никто не будет спорить с тем, что во главу угла ставится прежде всего результат.
Что было главным в нашем втором матче с ПСВ "Эйндховен" в Лиге чемпионов, когда мы сыграли вничью? Конечно, результат. А это значит, что в напряжении все девяносто минут игры находились все: и журналисты, и зрители, и тренеры - ожидая, как же закончится матч, И это было главным. Здесь всем было известно заранее: никакого сверхъестественного зрелища не будет, обе команды выходят играть только на результат. Такова диалектика футбола: игра забывается, результат остается.

"РАНЬШЕ КАК БЫЛО? ОТКРЫВАЕШЬ "ТРУД", "ПРАВДУ", "ИЗВЕСТИЯ", "КОМСОМОЛЬСКУЮ ПРАВДУ" - ВЕЗДЕ СТАНДАРТНЫЕ, БАНАЛЬНЫЕ ФРАЗЫ"
Когда мы говорим об эволюции футбола, то подчеркиваем, что изменения происходят и в сознании любителей футбола, журналистов, специалистов. Если раньше был тезис: "Выиграла команда - выиграли игроки, проиграла команда - проиграл тренер", - то сейчас все изменилось. Есть тактика и есть ее реализация. Тактику реализовывают игроки. Как-то меня поразил один отчет из французской прессы. "Нант", чемпион Франции, проиграл важный матч и плохо шел в чемпионате страны. И журналисты потребовали от президента клуба: если эти футболисты будут и дальше играть так же плохо, их стоит немедленно убрать из команды. Вот это и есть совершенно иное, современное, представление о футболе: тактика и ее реализация. Можно придумать любую тактику, а игроки то ли не в состоянии ее реализовать, то ли не хотят это делать, то ли плохо подготовлены в силу различных причин. Значит, не тактика виновата - виноваты те, кто призван ее реализовывать.
Если бы еще до наступления эры тотального футбола кто-то сказал футболистам и тренерам, что будет такой футбол, те бы не поверили, не восприняли бы это всерьез. Но в том-то и прелесть футбола, что он развивается независимо, например, от мнения Вальдано. Или от мнения Лобановского. Или - Бескова. Это - процесс. Процесс развития. И никто не может его остановить.
Сегодня в футболе не те, что прежде, критерии оценок работы футбольных специалистов. Уже совершенно иначе оценивают роль тренеров (режиссеров) и игроков (актеров), например, в прессе. Ведь и журналисты поднялись на новый качественный уровень. Раньше как было? Открываешь после очередного тура чемпионата страны "Труд", "Правду", "Известия", "Комсомольскую правду" - везде стандартные, банальные фразы. Все журналисты говорят одним и тем же языком. Если победы - хвалят, если поражения - ругают. И все: никакого анализа, никакой собственной мысли. Сейчас - другое время. Другой уровень и культуры, и образования, и понимания как самой жизни, так и современного футбола. Да и не может же быть такого, чтобы футбол развивался, а спортивная журналистика стояла бы на месте в своем развитии.

"ОДИН ПРОФЕССИОНАЛ ПОЛУЧАЕТ ЗА СВОЮ РАБОТУ СТО ДОЛЛАРОВ, А ДРУГОЙ - СТО ТЫСЯЧ"
Вот любят сравнивать условия жизни и творчества в России и в Украине. Да, возможно, у нас, в Украине, сложнее условия для проявления личности. Но эти ли сравнения правомерны? Вряд ли. Давайте основываться на других ориентирах. Вот мы часто критикуем советскую систему. Но ведь она кое-что и полезное оставила в наследство. Например, призыв: работать, работать и работать! Тогда, лет десять назад, мы многого не понимали. Да, за ту работу, что люди выполняли, нужно и платить соответственно. Но работать надо в любой ситуации. Без работы ничего не достигнешь,
Вот говорят: здесь сложнее себя проявить футболисту, чем "там", Я с этим не согласен. Что такое профессионал? Профессионал - это человек, который получает деньги за ту работу, которую он выполняет. Правда, один профессионал за свою работу получает 100 долларов, а другой - 100 тысяч. Мне кажется, что если профессионалы добросовестно работают, хотят чего-то достичь, они будут работать и за сто долларов. Мы же в свое время работали. Сто долларов, это еще казалось и много. Да, это было в памятных 75-м и 86-м годах. Выигрывали международный турнир по мини-футболу - получали 50 долларов за этот успех. А ведь обыгрывали тех, кому за аналогичную победу выплачивали по 50 тысяч долларов.
Но вот сейчас у нас такое переходное время, когда футболисты хотят получать много, но работать предпочитают мало. Вот эта неприятная тенденция мешает прогрессу современного футбола. Мешает прогрессу футболистов, которые получают гонорары, не соответствующие их мастерству,
И теперь они - футболисты и тренеры - не хотят работать, как надо. Они хотят развивать современный футбол за счет старого багажа. Но такого не может быть.
И вот проблема, которая возникла сегодня в "Барселоне", наглядно это подтверждает: игроки не хотят работать, как им предлагает тренер. Они хотят жить старым багажом.
В трактовке тенденций развития современного футбола у игроков и тренеров должно быть единство. Все делается в одном направлении: и игрок, и тренер должны успевать за развитием футбола. Пример. Я с уважением отношусь к Радимову. Как известно, он уехал в Испанию. Для чего? Поиграть в футбол. А его заставляют там бегать. Ему же это не нравится. То есть футболист ориентирован неверно. Нельзя же только эксплуатировать свой талант - его нужно развивать. Если же поехал только деньги зарабатывать, тогда надолго тебя не хватит. Если же поехал в футбол играть - не забывай того, чему тренеры учили дома. Надо знать, чего ты хочешь, в какой футбол собираешься играть, тогда не будет тех проблем, что возникли у Радимова. Да и у некоторых других игроков.

О тренерах. Вот я по телевизору смотрел матчи чемпионата Европы, слушал интервью некоторых тренеров (не буду называть их фамилии) - анализ игры сборкой России. После каждого матча шли экспресс-интервью. Один из тренеров говорит приблизительно так: вы понимаете, Колыванов - это футболист, на которого должен работать диспетчер, а у нас такового сегодня не нашлось. Поэтому Колыванов 22 раза оказывался вне игры. Или такой пример. Поехал игрок на смотрины за рубеж. Сыграл матч - забил три гола. Тренер говорит, что все это хорошо, но этому футболисту нужен диспетчер, а специально для него держать в составе диспетчера в современном футболе - это чересчур... Короче, этого игрока купить мы не можем. Вот вам - совершенно иной подход к требованиям современного футбола.
Очень важно, чтобы идеи тренера совпадали с пониманием футбола игроком. Если не будет такого совпадения, то не будет и прогресса. Не о результате я говорю, имея в виду прогресс, а об игре, В частности, о том, что если футболист поехал играть, например, в Испанию из России, то он должен понимать тенденции развития футбола. Вот в этом плане первое, что я поставил своим сегодняшним подопечным, - это мотивация. Не в смысле деньги зарабатывать, а мотивация подняться на более высокий уровень.
И второе: понимание требований современного футбола. Если кто-то не понимает или не хочет их понимать, с ним работать уже бессмысленно. И он должен покинуть команду, потому что будет только вред, если в коллективе останется кто-то такой, кто не пожелает выполнять общие для всех требования.
Вот поэтому вернусь еще раз к тому, о чем говорилось ранее: мешает ли модель развитию индивидуальных качеств, тормозит ли прогресс игрока, лишает ли возможности футболиста раскрыть свой талант в полной мере? Нет. Все - наоборот. Но есть коллективные принципы. Если, например, надо бороться, то надо делать именно это. А если кто-то иначе мыслит, он не будет бороться. Значит, в коллективе будут уже разные представления о способах достижения цели.
Без понимания требований современного футбола сделать конкурентоспособную команду невозможно. Игроки должны понимать, воспринимать и делать даже больше того, что им предлагает тренер, дабы быстрее прогрессировать.

"МАСЛОВ ГОВОРИЛ, ЧТО ЖУРНАЛИСТЫ МОГУТ ЗАТОРМОЗИТЬ ПРОЦЕСС ЭВОЛЮЦИИ ФУТБОЛА"
Для того, чтобы перенимать друг у друга лучшее, передовое не обязательно иметь для этого встречу. Как сказал один тренер, который прошел школу 75-го года, работая со мной: "Игра команды - это лицо тренера". Даже Сакки не скрывает того, что он многое от меня перенял. Но у нас не было с ним прямого контакта. Сакки - профессионал, он что-то где-то увидел в игре или посмотрел тренировочный процесс - и ему уже достаточно, он уже имеет представление.
Важно уметь отсекать лишнее. Нельзя воспринимать всю информацию. Потому что есть субъективная информация - взгляды на футбол, на развитие игрока и т. п. Это читают в прессе футболисты. И говорят: известный тренер имярек говорит, что это - так, а вы - что иначе. Известный тренер говорит, что вы губите своей системой талант, и мы начинаем в вас сомневаться. Вот это надо отсекать. Но не методом запретов, а методом доказательств. Мы же не можем абстрагироваться сейчас от прессы, сказать игрокам: не читайте это! Но вот отсекать ненужное, повторяю, необходимо. Потому что иначе будет такой винегрет в головах футболистов, что они перестанут ориентироваться в том, что и как нужно делать, как развивается современный футбол.
Как-то одного известного скульптора спросили: в чем ваше преимущество перед коллегами? Он, с моей точки зрения, ответил очень правильно: надо уметь отсекать в камне все лишнее. Так и в футболе. А иначе будет то, что происходит с российскими футболистами, когда они попадают на Запад. Они не сориентированы в отношении того, что такое современный футбол. Поэтому начинают снижать даже тот уровень, который у них был дома.
Мы говорим о системе современного футбола. Да, прежде была критика, может быть, даже критиканство. Были споры. Но история развития современного футбола говорит о том, что без Аркадьева, без Маслова, которые подвергались жесточайшей критике, но делали свое дело, наш футбол не прогрессировал бы. Маслов боролся за то, чтобы журналисты преподносили объективную информацию о том, что происходит в современном футболе. Он говорил так: "Журналисты могут затормозить процесс эволюции футбола на много десятков лет, если будут формировать мнение о футболе позавчерашнего дня". Футбол развивается, но некий журналист этого не понимает и потому говорит, что тренер что-то делает не так. Это было.
Много критиковали и Лобановского, и Бескова. Но, может, это один из положительных аспектов, который позволял советскому футболу не отставать от тенденций развития мирового футбола. Лобановский произнесет фразу - десять тренеров тут же высказывают противоположную мысль, критикуют. А вот в последнее время, особенно когда я работал на Востоке, воцарилась какая-то тишина. Никто никому ни в чем не противоречит, никаких споров. А это не способствует тому, чтобы футбол быстрее развивался, чтобы в нем происходила эволюция. Но вот о тренировочном процессе сейчас, к сожалению, практически никто ничего не говорит - тишина. А это - плохо.
Именно Мы поставили Барселону на колени в Англии, вырвали у нее позвоночник на "Camp Nou" и их эпоха завершилась....
airstudio54
Влиятельный игрок
 
Сообщений: 4295
Откуда: Алматы - Казахстан
Настоящее имя: Асхат
Пол: мужской
Reputation points: 1301
Add reputation pointSubtract reputation point

Re: Лаборатория футбола

Непрочитанное сообщение airstudio54 » 07 июн 2013, 12:01

Возможно, мой рассказ будет похож на то, как дед с ностальгией рассказывает внуку о своей молодости, попутно употребляя фразы аля "а вот в наше время...".

http://www.sports.ru/tribuna/blogs/england/234414.html

Если серьезно, то нельзя сказать, что "наше время" было намного лучше; тогда люди больше чтили традиции и приличия, и приспособиться к современному образу жизни для некоторых стало невыполнимой задачей.

Перенесемся в настоящее и поговорим о представлении о зарубежном футболе в Англии. В целом первоначальные основы игры в каждой из стран остались прежними, однако некоторые ее аспекты претерпели изменения, ведь в противном случае этот вид спорта мог бы прийти к застою.

Все мы имели удовольствие наблюдать, как сборная Испания, когда-то уповавшая на агрессию и физическую мощь, сменила игровой стиль на так называемый "тики-така" - тотальное преимущество во владении мячом вкупе с обилием коротких передач и непрерывным движением футболистов по полю - с помощью такой трансформации "красная фурия" завоевала трофеи Чемпионата Европы в 2008 и мундиаля в 2010.

Немцы всегда были известны своим почти военным уровнем дисциплины. Дисциплина всегда стояла особняком в их футбольной философии и не исчезла даже после того, как они добавили в свои действия изобретательности и стали больше пасовать мяч. Причина таких перетурбаций - появление в стране огромного количества молодых талантов. Сейчас тренеры детских команд в Германии обращают больше внимания на технику, нежели на физподготовку, поэтому их сборная безболезненно перешла от устаревшей схемы 4-4-2 к более гибкой 4-2-3-1.

Даже суператакующие бразильцы поняли, что в современных условиях глупо продолжать использовать расстановку 4-2-4, приносившую им успех в 50-х годах прошлого века. В последнее десятилетие "пентакамеоны" предпочитают играть с двумя опорными полузащитниками и хорошо организованной линией обороны, что обычно было предметом для гордости у итальянцев. При этом южноамериканцы не перестали играть красиво и ярко.

И только англичане, противопоставляющие себя всему остальному футбольному миру, сохранили неразрушимую веру в атлетизм и физическую силу как наиважнейшие слагаемые успеха, несмотря на постоянные провалы на международной арене. Прошлым летом легендарный немец Франц Бэкенбауэр сказал, что Англия застряла в 50-х годах со своим стилем, гордо именуемым "бей-беги": выполняются длинные забросы на нападающих, а полузащитники располагаются где-то рядом, надеясь сыграть на подборе.

Общественное мнение было глубоко оскорблено таким заявлением "Кайзера", но ведь он был абсолютно прав. "Бей-беги" - это именно та игровая концепция, которую видело несколько поколений футбольных болельщиков, но английское упорство привело не к осознанию и исправлению собственных ошибок, а к тому, что сегодня мы подверглись деградации. Одним из немногих людей, действительно осознавших эту ошибку, является непохожий на своих соотечественников Джо Коул. После Чемпионата Мира наиболее техничный англичанин совего поколения заговорил о том, как устарел типичный английский стиль игры:

"Не секрет, что мы не так хороши во владении мячом, как другие сборные. Почти все команды, за которые я играл, - кроме Англии - хотели как можно быстрее доставить мяч до игроков передней линии. С таким упрямством мы не сможем ничего добиться на международном уровне. Сейчас самая суть футбола сводится к техническому оснащению игроков, их перемещениям и передачам, контролю над мячом".

К сожалению, идеи Коула разделяют далеко не все юношеские тренеры; принципы игры национальной команды охватывают собой все ступени развития, которые проходит каждый футболист. Тренеры предпочитают кричать на игроков "избавься от этого", "засунь это куда подальше" и "не убирай ноги", поэтому задатки креативного мышления на футбольном поле уничтожаются в зародыше. Любое нестандартное игровое решение рассматривается едва ли не как преступление.

Избавься от этого!

Тренерские методы по обучению молодых футболистов казались мне неверными с того момента, как в 7 лет я присоединился к моему первому клубу в городке Уэстон-сьюпер-Мэр. Вне зависимости от индивидуальных особенностей игроков, высокий мальчик становился центральным защитником, быстрый - вингером, а ребенок, обладающий самым сильным ударом, без раздумий определялся на позицию форварда. У меня все еще мурашки по коже, когда я вспоминаю замечания моего менеджера вроде "не выпендривайся" насчет моих передач пяткой, даже в тех случаях где этого требовала ситуация. Элементарные задачи сыграть назад на вратаря или оставить мяч в поле считались слишком рискованными, поэтому на первой же тренировке нас учили выбить мяч в аут, хотя мы находились в 30 ярдах от боковой.

Тренером моей команды был отец одного из моих партнеров, по совместительству работавший полицейским. Боссом моей школьной команды был учитель естествознания. Недостаток квалифицированных специалистов является повсеместной проблемой в Великобритании и главной причиной того, что мы остаемся позади ведущих футбольных наций.

В Англии лицензиями УЕФА A, B и Pro по состоянию на сегодняшний день обладают 2.679 тренеров; в Испании - 23.995, в Италии - 29.420 и в Германии - 34.970. В Испании лицензиями УЕФА класса Pro наделены 600 специалистов, 500 из которых работают с молодежными командами. 150 английских менеджеров получили лицензии Pro, и НИ ОДИН из них не работает с молодежью.

Единственная подвижка, которую сделала Футбольная Ассоциация, чтобы улучшить такие удручающие показатели, - это запуск странноватой кампании, целью которой является в беззаботной манере посоветовать экс-футболистам и прочим знаменитостям заняться тренерской деятельностью. По меньшей мере амбициозно...

Система юношеского футбола на Альбионе разработана так, что детям трудно прогрессировать. Большая часть детских команд играет 11 на 11 на таком же поле, на каком выступают взрослые игроки. На поле такого размера вингер будет противостоять своему оппоненту в среднем 7 раз за матч, да и то если он отыграет все 90 минут - всего 7 попыток принять правильное решение и сделать выводы из своих ошибок, совершенствуясь как игрок. Страшно вообразить, как восьмилетний вратарь может успешно играть в воротах огромного размера. Чтобы вы имели представление о том, как непросто будет играть на таком поле даже среднестатистическому взрослому, перейдем к цифрам: ширина ворот составляет 9,174 метров, высота - 3,057 метров; протяженность поляны по ширине - 112,80 метров, по длине - 150,4. Все это означает, что зона, в которой должен действовать каждоый из игроков, равна примерно16,800 квадратных метров. Длина штрафной площади - 20,68 метров.

Это - тот возраст, при достижении которого ребята должны быть с мячом "ты", уметь рисковать, делать передачи в свободные зоны, хорошо понимать игру на уменьшенном поле, чтобы на взрослом уровне предпочитать делать нацеленные передачи со своей половины поля, а не выбивать мяч на трибуны, за что им обычно аплодируют.

Философия

С 1999 года в немецких футбольных школах дети играли 4 на 4 до 13 лет. На выносливость и силу стало обращаться внимания меньше, чем на тренировку технических аспектов игры под руководством высококлассных специалистов.

Стремление к прогрессу независимо от того, добиваешься ли ты успеха или же терпишь неудачи, всегда приносит свои плоды. Германия служит прекрасным примером: в 90-х годах они достигли финала ЕВРО-92, выиграли ЕВРО-96, дортмундская "Боруссия" и "Шальке 04", соответственно, завоевали Лигу Чемпионов и Кубок УЕФА в 97-м. Функционеры Немецкого футбольного союза в какой-то момент выразили недовольство касательно качества и количества доморощенных игроков в командах Бундеслиги, после чего были приняты ключевые и очень важные решения. 121 центр подготовки футболистов был построен по всей стране, чтобы дать толчок к развитию молодых игроков в возрасте от 10 дот 17 лет. В каждый из этих центров были наняты по два тренера, имеющих полноценный рабочий день. Если сложить заработную плату одного и второго, в сумме получится 9,7 миллионов евро за пять лет.

Сейчас Германия имеет самую молодую национальную сборную аж с 1934 года: у Йоахима Лева более обширный выбор молодых игроков, чем у любого менеджера "бундестим" за последние две декады. Изменения, произошедшие около 10 лет назад, уже принесли свои дивиденды: за два последних года немцы выиграли Чемпионаты Европы в возрастной категории до 17, 19 и 21 года благодаря таким талантливым игрокам, как Месут Озил, Томас Мюллер и Мануэль Нойер. Все они доросли до уровня первой сборной.

Экс-спортивный директор сборной Испании Фернандо Йерро считает, что недавним успехам его страны на международных турнирах поспособствовала вера футбольных чиновников в программу по подготовке молодых футболистов:

"Когда мы проделываем хорошую работу в сфере детского футбола, мы получаем результаты. Философия испанского футбола заключается в том, чтобы воспитывать юных игроков, учитывая не только особенности игры в нашей стране, но и собственные характеристики каждого из них в отдельности".

И это самое важное - наличие модели, ориентира, к которому должны стремиться все дети без исключения. Мы должны наконец раскрыть глаза на настоящие проблемы сборной. Нет, дело не в том, может ли Джеррард играть с Лэмпардом или может ли Руни играть один в передней линии. Если футбольная философия в стране такова, что игроки с детства хорошо обращаются с мячом, быстро принимают решения и столь же быстро делают передачи, можно добавить ко всему этому уже имеющуюся базу, подведенную в Англии, и получить практически готовых игроков национальной сборной.

Впрочем, стоит нам продолжить молиться на игроков, не делающих ничего выдающегося, и ничего не поменяется. Воплощением футбола завтрашнего дня является умный игрок, любящий поработать с мячом. Необходимо больше созидателей и меньше бегунков, больше Уилшеров и меньше Бартонов (несогласен насчет Бартона - прим. переводчика). Ближайшее будущее английской сборной трудно назвать многообещающим, но, как показывают примеры Испании и Германии, инвестиции в футбол на молодежном уровне определенно помогают сделать большой шаг в развитии; иначе команда "трех львов" продолжит возвращаться домой с поникшими головами после очередного провала на международном турнире.
Именно Мы поставили Барселону на колени в Англии, вырвали у нее позвоночник на "Camp Nou" и их эпоха завершилась....
airstudio54
Влиятельный игрок
 
Сообщений: 4295
Откуда: Алматы - Казахстан
Настоящее имя: Асхат
Пол: мужской
Reputation points: 1301
Add reputation pointSubtract reputation point

Re: Лаборатория футбола

Непрочитанное сообщение airstudio54 » 07 июн 2013, 12:03

«Я смотрю «Барселону» и понимаю: это же баскетбол»... (Курбан Бердыев)

http://m.sports.ru/football/245353.html?s=14b324a58f6ee082


Курбан Бердыев, один из самых закрытых персонажей российского футбола, на этой неделе заехал в гости к программе «Футбольный клуб». Тимур Журавель и Юрий Дудь в течение часа слушали, почему, зачем и как главный тренер казанского «Рубина» делает свою команду похожей на «Барселону». Сжатая версия этого интервью вышла на «НТВ-Плюс», Sports.ru публикует полную версию. Есть подозрения, что так много интересного именно о футболе вы не читали уже очень давно.
Кино
– Про «Рубин» скоро выйдет фильм. Чтобы этот фильм появился, вы позволили зафиксировать целый год из жизни команды. В чем здесь смысл?
– Во-первых, история – мы хотели, чтобы люди знали об истории клуба. Во-вторых, мы хотели показать людям, что из ничего – из команды второй лиги без инфраструктуры, без условий – можно создать то, что мы видим сегодня в «Рубине». Сложности в этом нет. Нужно огромное желание. Безусловно, финансирование, но финансирование, смотря под какой результат.
– Вы так говорите, как будто в начале своей работы были уверены, что «Рубин» будет играть в Лиге чемпионов.
– Вы не поверите, но в 2005 году стояла задача: в 2008-2009 гг. стать чемпионами. Мы готовились к этому. Этим фильмом мы хотим показать, что ничего невозможного нет. Есть часть фильма, где мы говорим о нашем интернате, о наших детях. Сегодня это только «Рубин». Но в потенциале мы хотим, чтобы мальчики, которые сейчас с иголочки одеты в «Рубине», были бы так же одеты во всех провинциальных городах республики. Такая задача стоит, и мы рано или поздно это сделаем. Вы сами знаете, какое было экономическое положение – всемирный кризис, это немного приостановило движение. Но сейчас слава Аллаху все быстрее становится на ноги. В республике будет инфраструктура на очень высоком уровне.
– А цель какая? Пара местных игроков в основном составе?
– Мы хотим, чтобы в основном игроками «Рубина» были свои воспитанники. Сегодня мы видим ростки. Мы контролируем 258 детских садиков, это 5 тысяч мальчиков с 5 до 6 лет. Каждую субботу мы проводим фестиваль, куда приходит 250 детей, и мы там отбираем. Это ежедневная работа.
– И при этом «Рубин» продолжает тратить миллионы на легионеров.
– Если стоит задача – Лига чемпионов, Лига Европы – без этого нельзя. Вот трансфер Карлоса Эдуарду. Не было бы продажи Бухарова – не было бы трансфера Карлоса Эдуардо. Мы просто поменяли. Своего воспитанника на игрока сборной Бразилии. То, что он получил травму, стечение обстоятельств. Кака в «Реале» тоже получил травму – от этого никто не застрахован. Под задачу мы и набираем игроков.
«К сожалению, из советских времен пришло: дом надо строить с крыши. Мы эту крышу сделали красивой – заняли третье место в 2003-м»
– Разве задачу игры в Лиге чемпионов способны решать собственные воспитанники?
– Завтра способны, сегодня – нет. Завтра – это через несколько лет. Нельзя все и сразу. У того, кто не набирается терпения, рушится фундамент. Руководство республики, первый президент Минтимер Шаймиев научил нас терпеть. Терпеть, но идти по намеченному пути. Чтобы «Рубин» заиграл, нужен был результат. К сожалению, с советских времен к нам пришло: дом надо строить с крыши. Красивая крыша – это результат. А то, что он стоит на соломенных сваях, никого не волнует. Мы эту крышу сделали красивой – заняли третье место в 2003 году. А потом уже стали кирпичи подкладывать и дом этот выстроили. Я как тренер понимал: не будет крыши – не будет ничего остального. Тот футбол, в который мы играли только на результат, как раз способствовал этому. Задача была – только результат.
Вот смотрите: у нас манеж один из лучших в России. Назовите мне манеж в России с беговыми дорожками. Нету. А у нас есть. У нас он появился, когда мы стали бронзовыми призерами. На банкете Шаймиев и Камиль Исхаков приняли решение: надо строить манеж. Нужен был результат. Но результата с атакующим футболом добиться сложно. И то, и то другое делать одновременно невозможно – надо с чего-то начинать. Если говорить о сегодняшнем дне, мы понимаем: мы играем в Лиге чемпионов, в Лиге Европы; ну, вышли мы из группы, а что дальше с этим футболом от обороны? Может быть, прошли еще один круг. Но нас это не устраивает. Мы хотим быть узнаваемыми не только победой над «Барселоной», очень значимой для нас. Мы хотим быть узнаваемыми постоянно. Но для этого нужно менять футбол. С тем футболом, в который мы играли, невозможно быть там постоянно.
Новая игра
– Именно сейчас перешли на тот футбол, который проповедует «Барселона» или «Реал». Мы просмотрели многие страны: и Голландию, и Италию, и Испанию, и немцев. Остановились на испанской модели. 15 лет назад, когда «Вильярреал» и «Барселона» перешли на этот метод, многие в Испании не верили в это. А сейчас многие другие переходят.
– Вы имеете в виду схему?
– Нет. Тренировочный процесс. Развитие мышления детей. Там дети сами все решают. А тренер только подталкивает, направляет. Научить бить по мячу, правильно подходить к мячу, делать передачи – все это просто. Сложно научить анализировать и своим умом дойти до этого. В «Рубине» до этого мы учили бить по мячу. Сейчас – нет. Они сами этому учатся… У нас не было специалистов, у меня не было времени работать и с основной, и с детьми. Но сейчас появился тренер, которому работу с детьми я доверяю полностью.
– Кто это? Расскажите.
– Иван Данильянц, с которым я в Ашхабаде вырос – знаю его вот с таких пор, с родителями его знаком. Это человек, который все взвешивает скрупулезно, у него вообще нет мелочей. Жесткий – да, требовательный – да. У нас много тренеров увольняют, есть недовольные. Но мы делаем это осмысленно. Еще до его прихода я говорил, что многих тренеров мы уволим. Потому что видел, что они не хотят или не могут работать. В этом деле не должно быть сентиментальности. Жесткость и требовательность везде нужна, но в работе с детьми это самое важное. Ведь можно выстроить идеальную структуру, но если не будет качественного детского тренера, ничего не получится.
– Вы перенимаете испанский опыт. Звали себе на работу испанцев?
– Они у нас работают. Тренеры, которые работали в «Вильярреале». Первые полтора месяца они здесь со всем знакомились, а мы понимали, что это люди, которые нам нужны. Я сам присутствовал на тренировках детских команд «Барселоны». Нас туда пустили – у нас хорошие отношения с «Барселоной» – и десять дней я смотрел все тренировки всех возрастов, разговаривал с детскими тренерами. Мы понимаем суть тренировочного процесса, мы понимаем, куда и зачем мы идем. Сейчас мы только тронулись. До этого строили насыпь и укладывали рельсы. А сейчас сели в поезд, который только-только начал двигаться. Мы знаем, куда и зачем идем.
«Мы хотим быть узнаваемыми постоянно. Но для этого нужно менять футбол»
– С детьми мы поняли. Как заставить играть в атаку основную команду? Рубильника не существует.
– Многие из тех, кто играл с «Рубином» весной на сборах, нас не узнали. Все перевернулось. И тренировочный процесс, и сами ребята. У нас было много теоретических занятий, они от них просто устали. Когда смотрят на расписание и видят, что там нет теории, они просто вздыхают с облегчением. Было единое понимание, чего мы хотим. Даже в матчах с «Твенте» были вещи, которые мы хотели видеть. Безусловно, мы не прошли, это очень обидно. Если бы играли от обороны, закрылись, может быть и прошли. Мне понравилось высказывание игрока «Твенте» после матча: «С ними тяжело играть. Их игроки знают, что, как и когда делать». Он в процессе игры уловил это... Сбой, который случился у нас весной, был естественным. В начале чемпионата если поле было нормальным, мы и играли нормально. Но на поле в Казани невозможно было играть, поскольку вся наша игра была построена на короткой и средней передаче в одно-два быстрых касания. Потом пошла череда травм и все это сбилось.
В любом случае, мы с этого пути не сойдем. Другого пути, чтобы играть в Европе и быть там заметным, просто нет.
Куальярелла
– Когда вы хотите такой игры добиться? О каком времени идет речь?
– Мы не планируем долгосрочную программу. Если дай Бог все будут здоровы, то я говорю и о концовке этого года, и о начале следующего. Многое зависит от поля. Сейчас идет все нормально, паники внутри у нас нет. У нас есть приобретения: братья Еременко, Вальдес, Карлос Эдуардо уже в общей группе занимается. Игроки конструктивного плана, игроки для нашего рывка есть.
– Если бы был забивной нападающий, было бы еще проще.
– Безусловно, Володе Дядюну нужно время для адаптации. Нальчик – это Нальчик, а в «Рубине» мера ответственность больше. В Нальчике его промах не давил на него, сейчас он сильно переживает, когда не забивает. Трансфер нападающего очень высокого уровня у нас не состоялся буквально на флажке. Супруга передумала.
– О ком вы?
– О Куальярелле. Мы с ним договорились, все было нормально. Мы долго следили за ним, отмели другие варианты. Но в последний момент трансфер не состоялся.
– А может, «Рубин» заиграет в новый футбол, когда в команде не останется тех, кто играл в старый?
– Нет, я с этим не согласен. В начале сезона мощно смотрелся Рома Шаронов, который раньше играл только поперек, а сейчас, с приходом Наваса, увидел, что проникающая передача – обязательное условие конструктивного футбола. В начале сезона очень мощно Петя Быстров выглядел. Так что я не ставлю штампов. Если игрок понимает, что мы хотим, и он делает, то никаких проблем нет.
Руководство
– Менять игру «Рубина» в сторону атаки вы стали еще в прошлом году. Но мы вспоминаем ответный матч против «Барселоны» в декабре-2010. Против вас вышла молодежь «Барсы», но вы все равно сыграли в предельно сдержанный, оборонительный футбол. Почему?
– В «Барселоне» машина так закручена, что взаимодействия, принципы игры – настолько все это высокого уровня, что нельзя раскрываться. И это был основной состав – те, кто выходил против нас, тренируются с основным составом. Это те игроки, которые умеют и знают, что делать. При счете 1:0, когда мы чуть-чуть раскрылись, сразу пошли моменты. Играть с ними в открытый футбол сложно. Другой вопрос, что, когда я увидел состав «Барселоны», хотел попробовать одну систему прессинга. Но мы к тому моменту не наиграли его, о чем я сейчас жалею. Такой был шанс…
– Что это за система?
– Прессинговать их так же, как они нас. На их половине. При потере не делать отход, а встречать там. Если равное количество игроков, «Барса» обычно выходит из-под этого прессинга. Если плюс один, плюс два, уже сложнее. Но мы не наиграли…
«Мы договорились с Куальяреллой, все было нормально. Но супруга отказалась, трансфер сорвался на флажке»
– «Рубин» меняет не только игру, но и руководство. Этим летом у вас сменился президент.
– Понимаете, Александр Гусев настолько загружен работой (он же член Госсовета), что времени на «Рубин» у него мало. Тем не менее, он всего себя отдавал. Он говорил, что до «Рубина» не знал, с какой стороны у него сердце. А сейчас он, бедный, жалуется на него. Сила этих руководителей в том, что они умеют организовать. Поставить максимальную задачу, но с понимаем ситуации, которая есть на сегодняшний день. У Исхакова и Гусева мы научились жить по максимуму. В 2003 году мы посчитали очки, поняли, что не вылетаем, и внутри себя вздохнули – все-таки первый год в премьер-лиге. И тут Исхаков говорит: «Слушай, а мы можем в тройке быть». Я думал, он шутит: «А как вы себе это представляете?» – «Оставшиеся матчи на три умножь и все – мы в тройке». В следующем туре мы играем в Москве со «Спартаком» и побеждаем 2:0. В раздевалку заходит Исхаков: «Я же говорил. По графику идем». В итоге мы стали третьими.
Эти люди создали прекрасную атмосферу в команде. Когда они что-то говорят, поясняют: мы вам как болельщики говорим. Самое страшное – когда в клубе руководитель, который не был тренером или игроком, но разговаривает с позиции специалиста. Многое у многих не получается, потому что президент начинает давать советы. Это ошибочно.
Александр Петрович давно просил, чтобы его разгрузили. Сейчас пришел Самаренкин – молодой парень, амбициозный. Посмотрим.
– У вас с Самаренкиным есть взаимопонимание по вопросу того, что вы готовы пожертвовать результатом, чтобы продвинуться в своей идеологии атакующей игры?
– Он это понимает сам. Даже когда в начале года я говорил, что мы переходим на новую систему игры, я объяснял, зачем я это делаю – для Европы. Наши руководители хотят показать Казань Европе, они не хотят довольствоваться чемпионатом России. Я им объяснил, что с тем футболом, который был, нужно расставаться. Но и предупредил, что будут сложные, волнообразные периоды, где нужно мириться. Пока понимание есть. Вокруг «Рубина» идет шум – убрали того, другого. Но внутри «Рубина» все спокойно.
– Какая у вас задача на чемпионат-2011/12?
– Задача попасть в еврокубки остается. Задача попасть в тройку тоже остается. Игры восьмерки – это практически все золотые очки. Там ты не отбираешь очки у «Амкара», других команд. Ты обираешь очки у конкурентов, в каждом матче, в каждом туре. Кто пройдет ровно, тот и станет чемпионом.
Моуринью
– Расскажите, что составляет вашу работу, кроме тренировок. С кем вы общаетесь? Что смотрите? Куда ездите?
– «Рубин» – это не только Бердыев. Это группа единомышленников. Трудно найти людей, которые умеют работать. Зато если найдешь, они спать не будут, пока свое дело не сделают. Вот Андрей Федоров – я им очень доволен и горжусь. Он совершенно не знал английского. Нужно было – выучил, спокойно говорит. Селекционную работу делает в основном он, ездит по чемпионатам в Америку, в Азию – где он только ни был. Он знает, что нам нужно, есть ребята, которые монтируют. Я получаю практически каждый день эти нарезки. Если меня кто-то заинтересует, начинаю смотреть матчи полностью. Время? Времени – 24 часа, этого достаточно.
– Предположим, вы пришли домой, не хотите думать о работе, включили телевизор и смотрите футбол просто ради удовольствия. Бывает такое?
– Если это топ-клуб, если это «Барселона», да. Но все равно смотришь как специалист.
«Говорят, Гвардиоле досталась готовая команда. Нет, до Гвардиолы «Барселона» почти не прессинговала»
– Но в «Барселоне», скорее всего, нет игроков, которые могли бы перейти в «Рубин». Это не повод получать удовольствие?
– Нет, потому что ты думаешь о тех нюансах, которые происходят. Возьмите Моуринью. По сравнению с прошлым годом с ним произошли серьезные изменения. «Реал» переходит на те же рельсы, что и «Барселона». Есть мелочи, которые являются основными в построении той или иной игры. Этих мелочей очень много.
– Например.
– Например, «Барселона». Промежуточные передачи. Ведь «Барса» по флангам старается не атаковать. Промежуточные передачи в центре – чтобы соперник сузился, и тогда на одном фланге появляется Алвеш, на другом появляется Вилья. Кроме того, игроки «Барсы» играют на отскоках. Они не позволяют подойти вам близко. Когда мы проиграли там 2:0, я видел все это на бровке. Я это понимал и так, но ощутил именно тогда. Вроде у наших численное преимущество и я говорю: «Прессинг». И вроде как пошли. А те на отскоках играют: пас – пас – пас. И вылезли. Они ничего не сделали сверхъестественного. Они просто соблюдали принципы игры на отскоках. Эти мелочи невидны, но они являются основополагающим факторам. И когда сегодня смотришь «Реал», он играет на отскоках, делает это лучше, чем раньше. Моуринью не играл так раньше, а я за ним слежу давно. Моуринью не сидит на месте.
Моуринью растет, не зацикливается на старом багаже. Обратите внимание: первая возможность – сразу пас вперед, первая возможность – удар. Нет промежуточных передач, если есть возможность проникающей передачи. То же – и «Барса». У «Реала» промежуточных передач становится меньше. Это новый подход к тренировочному процессу вообще.
Вот говорят, что Гвардиола получил готовую команду. Нет, до Гвардиолы «Барселона» не прессинговала; ну если только редко. Сейчас это неотъемлемая часть игры «Барселоны». В течение 3-5 секунд они отбирают мяч. На этом построен коллективный отбор. Он внес нюансы в систему с пятью защитниками. Когда Бускетс опускается третьим центральным, а другой выдвигается. Это было, если помните, в «Аяксе», когда Райкард выдвигался. Гвардиола оттуда это взял. Чем интересно общение с этим тренером через игры, это тем, что ты лезешь в глубину. В мелочи, на которые не обращал внимание. Это Лига чемпионов.
– Объясните, что вы называете игрой на отскоках. Нам просто сразу баскетбольная терминология в голову лезет, от этого несколько фонит.
– Это в принципе то же самое. Предположим, мы говорим об обороне в баскетболе. Вы бросаете в кольцо. Если я на вас смотрю, я проиграл. Первое, что я должен сделать, – идти на подбор. Я разворачиваюсь, иду и там уже по ситуации играю. Если я смотрю на вас, то на подбор первым идете вы. Теперь вы играете в стеночку и отдаете пас. Если я повернулся по направлению паса, я вас потерял. Я должен разворачиваться в вашу сторону, ставить вам спину, чтобы вы не выскочили. Игра на отскоках – тот же принцип баскетбола. Я в баскетбол играл в детстве, еще читал книгу баскетбольного тренера – не помню, кого; эх, память никакая – об игре на отскоках. Когда увидел «Барселону», подумал: ну это же баскетбол, то же самое. Я владею мячом, ко мне подходит соперник. Когда он подходит близко, я отдаю пас партнеру, который отскочил от другого игрока. Я ему отдал и, когда он к нему подходит, уже я отскочил и принял мяч. Сохранение этого расстояния является определяющим при контроле мяча. Это принцип баскетбола.
– Кто играет так же в России?
– Моментами – «Зенит». Я думаю, их научили так играть. Опыт Зырянова, Широкова, Денисова, которых я считаю лучшими центральными хавами в России, позволяет им это интуитивно делать.
Домингес
– «Рубин», как всегда, удивил летней селекцией. Почему вы взяли Романа Еременко, одного из самых ярких игроков киевского «Динамо», – понятно. Его брата Алексея мы помним полным парнем, который до недавнего времени играл за шотландский «Килмарнок». Объясните, зачем он вам?
– Я бы не хотел, чтобы проводили параллель между Романом и Алексеем. Независимо от того, состоялся бы трансфер Романа или нет, Алексея мы бы брали. Алексей мне запомнился по «Сатурну» своими неординарными действиями. Россия не Шотландия, ему нужно время для адаптации. В тренировках он выглядит все лучше и лучше. «Ты будешь играть, наберись терпения, – говорю ему. – И выходи на тот уровень объема, который необходим для игры в центральной зоне. Особенно для игры, где нужно все время двигаться, играть на отскоках». В тренировках бывают моменты, когда мы видим того Алексея, которого хотим видеть. Я его запомнил вот таким (вытягивает руки вперед, изображая пузо), который бежит в атаку, а назад – пешком. А сейчас это стройный, поджарый парень, который следит за питанием. Он стал профессионалом. Того Еременко, которого вы знаете, сейчас нет. Он вообще другой.
«Мне говорили: «Дай Домингесу контракт, пусть цифру сам ставит»
– Еременко – ваша очередная попытка заменить Домингеса? Или мы ошибаемся?
– Не ошибаетесь. Но скорее мы хотим создать группу атакующих игроков – Эдуарду, братья Еременко, Нобоа, Рязанцев, Натхо. Это группа игроков, которая играет ситуативно, не по шаблону. Чем силен Домингес? Тем, что принимает решения по ситуации. И, как правило, правильные, направленные вперед, а не поперек и не назад. Если вспоминать о Чори, тут что важно: необходимо создать такие условия в клубе, чтобы и молодой, и опытный игроки раскрывались. Когда Чори вернулся из «Зенита», он шел на базу напряженный, думал, как он второй раз в эту реку войдет? Когда охранники, работники поля, другие сотрудники базы узнали, что идет Домингес, все бросили дела и побежали в холл. Когда он зашел, начали его обнимать: Чори приехал! Чуть позже вышел наш повар, посмотрел на него и сказал: «Чори, как ты похудел». Обнял – и быстро в столовую. И Чори понял: он попал домой.
– Такое количество приобретений в атаку означает, что возвращать Домингеса вы не хотите?
– Чори принял решение уйти по семейным обстоятельствам. Он ни за что бы не уехал из Казани, но супруга захотела… Более того, ему предложили контракт, где цифру он сам должен был прописать. Настолько его любили все руководители! «Оставь Домингеса. Сколько ему надо?» – спрашивали меня. «Да подожди ты, не в деньгах дело». – «Дай ему контракт, пусть цифру сам ставит». Я пришел к Чори и сказал: «Цифру сам ставь». Но не только жена, он сам хотел попробовать себя в хорошем чемпионате. Я не считаю, что он затерялся. Стечение обстоятельств, конфликтная ситуация с тренером. Чори – тот человек, к которому нужен подход. Найдешь – он засверкает. Я знаю, там была ситуация, когда он вступился за аргентинца перед тренером. Видимо, тренеру это не понравилось…
Красножан
– Вы сказали, что президент «Рубина» попросил разгрузить его. Вы работаете, кажется, еще больше. Много ли сил и мотивации у вас?
– Было время, когда я просил, чтобы меня освободили – я тогда работал в структуре с детьми. Я понимал, что и там, и там я не успеваю. А для меня это – поверьте, я сейчас не ради красного словца – не менее важно, чем основной состав. Тогда я и обратился к Непомнящему – чтобы он работал с основой, а я поднимал детей. Но сейчас, как я уже сказал, есть человек, который работает, которому я доверяю. Я не устал, потому что я только в начале пути. Запас энергии достаточно большой.
– Кто ваш любимый тренер премьер-лиги? Кого бы вы позвали сейчас на свое место, если бы вдруг решили его покинуть?
– Красножан.
– Может, вы знаете, почему его уволили из «Локомотива»?
– Я не хочу вмешиваться. Я его давно знаю, он через себя не переступит. Значит была какая-то ситуация или кто-то ее сделал. Я много слышал об этой игре, но я знаю две вещи: он порядочный человек и он тренер с большой буквы. Его Нальчик – звезд нет, но всегда поставленная игра. А это говорит об уровне тренера.
– За покупку Карлоса Эдаурду, который стоит дорого, но не играет год, вас критикуют журналисты и болельщики. От руководства вам приходилось слышать похожие претензии?
«Раньше мы говорили: если мяч у Кержакова, правую ногу закройте – и все. Сейчас это гораздо более опасный игрок»
– Что не играет, упрек был. Я уже говорил: не было бы продажи Бухарова – не было бы трансфера Карлоса Эдаурду. Травма есть травма… На этой неделе он уже в общей группе. Во вторник приехал из Германии, вышел, но я ему: «Давай сегодня – индивидуально». Он чуть не умер: «Мне же разрешили…» – «Нет, давай с завтрашнего дня». Когда поправляются такие игроки, как Карлос Эдуарду, как Саша Рязанцев – а я думаю, это игрок сборной, просто травма его выбила – когда вся эта группа играет, ты получаешь удовольствие просто от того, что они есть.
– Во втором круге осталось играть пару туров, совсем скоро все будут определять лучшего игрока чемпионата. Кого назовете вы?
– Кержакова.
– Почему не Воронина? Почему не Думбию?
– Понимаете, Саша в этом году с новой силой раскрылся. Он стал более коллективным игроком. Его принцип «бил, бью, буду бить» уже забыт. Если нужно отдать, он отдаст. Пришла мудрость. Он коллективный игрок, игрок более опасный. Раньше мы говорили игрокам: если мяч у Кержакова, правую ногу закрывайте – и все. И объем работы он выполняет такой, какой раньше никогда не делал. Если кого-то сравнивать с ним, то только Данни.
Обязательно
– Для нас это был необычайно интересный разговор. Объясните единственную вещь: почему на флэш-интервью и послематчевых пресс-конференция от вас не услышать и сотой доли того, что вы сказали сейчас?
– Я не люблю чего-то обязательного. К вам я шел, потому что хотел искренне сказать: «Рубин» не закрытый клуб. Вы постучитесь – вам дверь откроют. И это не только про журналистов. Хотите посмотреть тренировочный процесс детей, узнать, что это такое, – Бога ради, пожалуйста. Но когда меня заставляют после игры что-то ответить, я еще не осмыслил. Поэтому стараюсь говорить коротко ни о чем.
Именно Мы поставили Барселону на колени в Англии, вырвали у нее позвоночник на "Camp Nou" и их эпоха завершилась....
airstudio54
Влиятельный игрок
 
Сообщений: 4295
Откуда: Алматы - Казахстан
Настоящее имя: Асхат
Пол: мужской
Reputation points: 1301
Add reputation pointSubtract reputation point

Re: Лаборатория футбола

Непрочитанное сообщение airstudio54 » 07 июн 2013, 12:09

Лондон. Бюст Арсена Венгера при входе на стадион "Эмирэйтс".
Спецкор "СЭ" рассказывает о поездке в Лондон, где он побывал на нескольких стадионах и прослушал серию лекций о бизнесе в "Арсенале" и "Челси"

http://football.sport-express.ru/reviews/9911/

"МЫ ИГРАЕМ ДЛЯ ТЕХ, КТО НЕНАВИДИТ СВОЮ РАБОТУ"

...Какие-то полчаса продвижения на юго-восток английской столицы - и ты словно в другой цивилизации. В автомастерской прямо у входа на стадион смотрящие исподлобья люди явно не британской внешности деловито разбирают на запчасти, похоже, угнанные пару часов назад автомобили, а в книге об истории местного футбольного клуба крупно выведено: "Мы играем для тех, кто ненавидит свою работу".
Водитель нашего микроавтобуса, завидев впереди тщетно пытающуюся развернуться фуру, останавливается посреди дороги, выходит и в течение пяти минут пытается помочь коллеге. В цивилизованной части Англии это было бы воспринято нормально. Но тут из машины, застрявшей в организованной нами пробке, выскакивает дюжий темнокожий, загораживает телом фуру, истошно кричит: "Она не проедет больше ни метра!" - и едва не ввязывается в драку с нашим драйвером, отнимающим у него время.
Мы - в Бермонде, мрачном районе, где базируется клуб второго по значимости дивизиона "Миллуолл". Есть, оказывается, и такой Лондон, и его тоже нужно увидеть. На стадион группу студентов специализации "Менеджмент в игровых видах спорта" компании RMA и Государственного университета управления, правда, никто пускать не собирался: все входы и выходы были элементарно заперты. "На разграбление" остался клубный магазин, где красовались майки с фотографией "Миллуолла" образца нынешней весны, вышедшего из третьего дивизиона во второй. У каждого - свои радости.
В Бермонде не читают лекций о футбольном бизнесе, а в гимне "Миллуолла" поется: "Нас никто не любит". Неправда, любят - поклонники из России, ценящие этот существующий с 1885 года клуб как неотъемлемую часть британской футбольной культуры и истории. И в свободную минуту, по дороге на домашний матч "Фулхэма", гости не удержались от соблазна увидеть все то, о чем столько читали. Признаюсь, когда они настояли на поездке в логово "Миллуолла", я искренне восхитился их любознательностью.
АНШЛАГИ В НЕФУТБОЛЬНОМ РАЙОНЕ
На "Крэйвен Коттедж", арене "дачников", как называют "Фулхэм", все ни на что не похоже. Команды переодеваются в настоящем коттедже для королевской охоты, в честь которого и назван стадион. Гостевая раздевалка (мне на ее размеры и Роман Павлюченко ругался) настолько крохотна, что Алекс Фергюсон не раз говорил: она, мол, меньше его кабинета. Впрочем, гиды, исполненные самоиронии, упоминают этот факт с гордостью.
А потом мы смотрели встречу премьер-лиги "Фулхэм" - "Астон Вилла". Встречу середняков, где выдающихся мастеров нет, зато скорости сделали бы честь поединку наших лидеров. Одна из центральных трибун "Крэйвен Коттедж" сохранилась в том же виде, что в начале XX века, когда арена была построена, с теми же древними деревянными сиденьями. Пара секторов бирмингемских болельщиков без труда перепевала чинно-молчащую толпу поклонников хозяев.
Те были расслаблены, как и положено дачникам. Действительно, чем не дача: смотришь направо - в футбол играют, смотришь налево - байдарки по Темзе плывут. Арена прямо на берегу, и она так умиротворяюща и старинна, что многие российские студенты влюбились с первого взгляда. Особое изумление вызвало то, что на таком древнем стадионе на гостевой трибуне есть места для инвалидов, которые были заполнены людьми на колясках, приехавшими поболеть из Бирмингема. Казанские инвалиды, добравшиеся до "Лужников" или "Петровского", - слабо такое представить?
А главное шоу началось во втором тайме. Болельщики "Астон Виллы" синхронно стали снимать кто один, а кто оба ботинка - и хлопать ими либо о трибуну, либо каблук о каблук. Речовка при этом звучала так: "If you love Villa - shoes off!" - "Если любите "Виллу" - ботинки долой!" Креатив, как нам сообщили болельщики из Бирмингема, свежайший. Ну где еще такое увидишь?
15 лет назад средняя посещаемость на "Крэйвен Коттедж" составляла 4 тысячи зрителей. У нас бы на безнадежный с точки зрения популярности клуб махнули рукой, а в "Фулхэме" сделали то, на что в России мало кто способен: разработали невероятное количество программ, ориентированных на жителей района, в том числе детей, дабы привлечь их на стадион. И привлекли! Свободных мест на арене теперь нет.
ДВОЙНАЯ ЛОЖА ДЛЯ УСМАНОВА
У российских студентов программа была расписана "от и до". Визиты на "Уэмбли", "Эмирэйтс" и "Стэмфорд Бридж", лекции в "Арсенале" и "Челси" - словом, совмещение приятного с полезным. Автор этих строк поехал с подобной группой в Англию уже в третий раз и опять узнал массу нового.
Например, вы, вероятно, в курсе, что второй акционер "канониров" (25%) сейчас Алишер Усманов. Зато вы наверняка не знаете еще об одном факте, делающем российского бизнесмена на "Эмирэйтс" фигурой уникальной. Из 150 корпоративных лож на арене "Арсенала" две принадлежат ему - и наш соотечественник оказался единственным, кому пришло в голову снести перегородку и сделать из двух маленьких лож одну большую. "Но платит, как за две", - удовлетворенно отметил гид.
А не хотите поиграть в футбол прямо на "Эмирэйтс"? Без проблем: для этого есть три недели после окончания каждого сезона. Дело за малым: платите 25 тысяч фунтов за два часа и гоняйте мяч, воображая себя фабрегасами и аршавиными. Дороже, говорят, стоит только аренда "Сантьяго Бернабеу": 50 тысяч евро за два часа. Когда же эти три недели на "Эмирэйтс" истекают, газон срезают и вскапывают. А затем особым способом засеивают специальными семенами из Голландии - и в очередном сезоне "канониры" играют на свеженьком поле, всходящем за 10 дней. В прохладную погоду газон подогревают лампами искусственного солнечного освещения, так что чувствует он себя, словно летом.
Когда мы вышли из директорской ложи на трибуну, гид Дэвид нахмурился.
- Опять вороны налетели, каркают так, что покоя нет, - объяснил он. - У нас есть специальный ястреб, которого каждое утро выпускают, чтобы их разогнать. А если вороны и на него плюют - приходится стрелять в воздух. В директорской ложе, откуда мы с вами вышли, на каждом матче стоят цветы "приезжей" клубной раскраски, чтобы услаждать взоры гостей перед тем, как они проиграют "Арсеналу". В ближайшее воскресенье цветы будут черные и белые - как форма "Ньюкасла".
Ему команда Арсена Венгера, к слову, проиграет. Накаркал гид - как вороны на "Эмирэйтс".
ЧЕЛОВЕК, ПРЕДЛОЖИВШИЙ БЕЛЫЙ МЯЧ
Нам между тем указывают на один из установленных при входе бюстов. "Это - Херберт Четмэн, тренировавший "Арсенал" с 1925 по 1934 год. С ним мы выиграли первый большой турнир - Кубок Англии в 30-м", - рассказал Дэвид. И поведал историю про удивительного человека, умевшего смотреть в будущее.
То, что, приняв команду, Четмэн сказал: "Дайте мне пять лет - и я выиграю трофей", - и ровно через пять лет выиграл, еще цветочки. Как и то, что именно благодаря ему ближайшую к старому "Хайбери" (и новому "Эмирэйтс") станцию метро "Гиллеспи Роуд" переименовали в "Арсенал". Тренер мечтал, чтобы название команды было нанесено на карту города, и переговоры с транспортными службами на этот счет продолжались всего-навсего полгода. Как у них на Альбионе все легко!
Но вот то, что именно Четмэн просил Футбольную ассоциацию заменить цвет мячей с коричневого на белый, а также еще 70 лет назад предлагал установить на стадионах мачты освещения, чтобы можно было играть вечерами, это, согласитесь, нечто. Еще до Второй мировой войны! Правда, услышан Четмэн не был.
"А использовать видеоповторы он не предлагал?" - съязвил один из студентов. Дэвид шутку оценил не вполне. В "Арсенале" вообще ко всему относятся слишком серьезно. Прямо как их главный тренер. Вы когда-нибудь видели Венгера улыбающимся или смеющимся?
МАЛЕНЬКИЕ "ПОДЛЯНКИ" БЛАГОРОДНОГО ВЕНГЕРА
Французу на "Эмирэйтс", кстати, тоже установлен бюст. А как иначе, если Венгер - первый тренер-иностранец, выигравший чемпионат премьер-лиги? "Благодаря введенной для игроков диете он продлил карьеры того поколения футболистов года на три-четыре", - с гордостью сообщил гид.
При осмотре "Эмирэйтс" выяснилось еще кое-что новенькое. К примеру, большой стол посреди раздевалки довольно низок, и футболисты "Арсенала" сидя видят всех партнеров. Зато в гостевой раздевалке этот предмет мебели значительно выше, и в перерыве игрокам, чтобы пообщаться с кем-то напротив, приходится приподниматься. Соответственно, мышцы у них напряжены, тогда как у арсенальцев, у которых под седалища подложены еще и мягкие подушечки, - расслаблены. Сколько еще рассказов о таких маленьких "подлянках" вроде бы изысканно-благородного Венгера довелось услышать!
"Благодаря Арсену у нас есть и этот потрясающий новый стадион, и база, которой у "Арсенала" до 2002 года вообще не было!" - чувствовалось, что на Венгера, контракт которого истекает в 2014 году, здесь молятся. В пресс-центре с упоением рассказывали, что он говорит на шести языках (включая японский) и не пропустил ни одной пресс-конференции - даже когда был очень разгневан на нашего брата. Сам Венгер, изваянный в камне спустя полгода после открытия "Эмирэйтс", смотрел на нас проницательно и, как всегда, серьезно.
КВАРТИРА МЕССИ И ШТАНЫ ХАРИНА
В "Челси" же главные тренеры - те еще балагуры. Взять хотя бы Карло Анчелотти, вся биография которого - сплошные шутки да остроты. В том числе про Юрия Жиркова, которому предписывается больше никогда и ни при каких обстоятельствах не петь, как он сделал во время традиционного ужина "посвящения новичков", где каждый дебютант обязан исполнить какую-то композицию. По словам итальянца, наш футболист не попал ни в одну ноту.
И экскурсия по "Стэмфорд Бридж" - гарантированные и неоднократные взрывы хохота. Экскурсовод Лен, попросивший называть его Леонидом, привел нас на гостевую трибуну и начал издалека, с привкусом лести: "Спартак" привез в Лондон 3 тысячи болельщиков, как поступают все большие клубы. Поддержать команды поменьше приезжают полторы тысячи человек. А если клуб совсем маленький - такой, например, как "Фулхэм", - мы сажаем гостей на желтые кресла!" Мы оглянулись и увидели: желтых кресел по одному на целый ряд. То есть всего на нижнем ярусе - двенадцать.
"Раньше здесь стоял холодильник, - уже в гостевой раздевалке продолжал солировать гид. - Но однажды "Барселона" проиграла нам в Лиге чемпионов, и ее футболисты его разломали. С тех пор "благодаря" каталонцам приезжие команды пьют только теплые напитки. А на месте холодильника висят часы".
- А вот эти крючки мы специально повесили очень высоко! - злорадно ухмылялся Лен-Леонид. - Сделано это, чтобы очень низенькие футболисты (жестом он изобразил карликов где-то на уровне колена) по фамилиям Оуэн и Месси не могли до них дотянуться, плакали и плохо играли. Но нам стало очень стыдно, и специально для них мы построили квартиры (были продемонстрированы шкафчики для обуви. - Прим. И.Р.), где они могут побегать.
Если в гостевой раздевалке, помимо крючков на стене и шкафчиков, внизу ничего нет, то в домашней - и сейф тебе для каждого игрока, и отделение для костюма. Последнее не случайно: по контракту с Dolce&Gabbana все игроки "Челси" должны являться на матч в костюмах соответствующего дизайна.
Футболок на игру каждому дают по две: чтобы и переодеться в перерыве мог, если грязная, и поменяться при желании с соперником. "В перерыве матча со "Спартаком" наш Алекс поменялся майкой с вашим, - поведал Лен. - Так что на второй тайм оба могли выйти в футболке однофамильца. Если бы цвета соответствовали".
И снова о Жиркове. Его 18-й номер гид напрямую связал с суммой 18 миллионов фунтов, которые "Челси" заплатил ЦСКА. Сидит экс-армеец в раздевалке, к слову, между Ивановичем и Рамиресом. То, что два русскоязычных оказались рядом, как выяснилось, случайность, но сработала она очень хорошо, облегчив Жиркову процесс адаптации.
Снаружи стадиона на сохранившейся от "Стэмфорд Бридж" вековой давности стене вывешены портреты футболистов. Через одного - ведущие игроки нынешнего состава и звезды прошлого: похороненный под 11-метровой отметкой Питер Осгуд (с тех недавних пор, как его прах оказался в этом месте, "Челси", по словам гида, реализовал с данной точки 7 пенальти из семи), Дзола, Десайи. Портретов россиян на стене нет, хотя тот же Иванович в пантеон уже попал. Я, признаюсь, скорее, чем Жиркова, ожидал увидеть фото Дмитрия Харина, которого во всех справочниках и книгах о "Челси" иначе как legend не называют, но и голкипер там отсутствовал. Зато в программке к матчу со "Спартаком" обнаружилось интервью с ним, в котором прочитал удивительное: "Приехав в "Челси", вы стали выходить на поле не в трусах, а в потрясших всю Англию тренировочных штанах. Это вызвало фурор".
НА "СТЭМФОРД БРИДЖ" ВСЕ ПОД КОЛПАКОМ
- Что сделали фанату "Спартака", который во время матча выбежал на поле? - поинтересовались студенты у гида. Тот только рукой махнул:
- Думаю, вывели со стадиона и отпустили на все четыре стороны. Вот если бы это был английский болельщик - дело другое. Его навсегда лишили бы допуска на стадион. С тем болельщиком "Челси", который кинул мяч в вашего Ибсона, вероятнее всего, так и поступят.
- Ну да, его вывели с арены уже минуты через две.
- А знаете почему? У нас сто первоклассных камер слежения! Охвачено абсолютно каждое место на стадионе. Эти камеры настолько хороши, что однажды при запрете на употребление спиртного внутри "Стэмфорд Бридж" один болельщик пронес маленькую фляжку с бренди, сделал глоток - и уже через две минуты стюарды попросили его покинуть арену. Здесь не останется незамеченным ни-че-го!
Когда доживем до таких времен? И когда работать на матчах у нас будут только стюарды, а не омоновцы, которые полтора часа держали под проливным дождем после матча "Зенит" - ЦСКА поклонников красно-синих? Смотришь на образцовый порядок, установленный в Англии, и даже мысленно возвращаться к нашим реалиям не хочется. Но надо.
- У мистера Абрамовича кресло с подогревом, - говорил нам между тем гид.
- Только у него?
- Нет. А еще на "Стэмфорд Бридж" 46 мощных электрообогревателей, создающих постоянно теплую в прямом смысле слова атмосферу.
То-то я гадал, почему во время матча со "Спартаком" там было едва ли не жарко! И заметьте, климат в Англии мягче, чем в центральных и восточных регионах России. Ниже нуля в Лондоне температура почти никогда не опускается. Но к болельщикам и их комфорту здесь относятся трепетно. Чтобы добить вас окончательно, вернусь на "Эмирэйтс": там все до единого 60 тысяч кресел - мягкие. Чем в "Арсенале" очень гордятся.
На "Стэмфорд Бридж" побывали мы и в VIP-ложе № 10 - Абрамовича. Зашли и в комнату, откуда он выходит на трибуну. Ничего сверхъестественного. Три больших круглых стола - "как видите, не из золота, а из дерева", съязвил охранник.
А КОГДА-ТО "ЧЕЛСИ" НАЗЫВАЛИ "ПЕНСИОНЕРАМИ"
А вот мы и в музее "Челси". Временном, который, хотя и работает уже пять лет, изначально построен был всего на год. Но сооружение нового масштабного клубного музея стоимостью в 2 миллиона фунтов затянулось, и откроется он только в июне. Сейчас в "Челси" думают над его девизом. Хотят обыграть тот факт, что при более чем 100-летнем возрасте клуба недоброжелатели обвиняют его в отсутствии истории. "Мы не живем историей, мы делаем ее", - такая надпись, возможно, будет красоваться у входа в новый музей.
Но и в старом можно узнать многое: о том, к примеру, что в 1877 году, когда был построен "Стэмфорд Бридж", на нем проводились собачьи бега, велогонки и состязания по крикету. Интересно, обогнал бы Малуда какую-нибудь борзую? Или это под силу только Бэйлу из "Тоттенхэма"?
Поскольку за "Челси" в России болеет немало народу, расскажу об одном экспонате поподробнее. Это красный мундир с орденами, серебряными пуговицами и золотыми погонами. Принадлежали такие мундиры ветеранам и инвалидам Первой мировой войны, в честь которых "Челси" до 50-х годов и называли не "синими", не "аристократами" (последнее - вообще российская выдумка), а "пенсионерами". Пенсионеры эти, у которых после войны не осталось родственников и которые нуждались в постоянном присмотре, жили в королевском госпитале Челси. На каждую игру клуб выделял им шесть билетов и доставлял на "Стэмфорд Бридж" специальным автобусом, а уже на самой арене поил чаем и кормил бисквитами.
На фоне синего моря (а до реконструкции арена вмещала 100 тысяч зрителей) шестерых стариков в алом не заметить было невозможно, и это было одной из эффектнейших традиций "Челси". Но в 1952 году, уже после Второй мировой, тогдашний тренер Тед Дрейк корректно намекнул: прозвище "пенсионеры" с точки зрения популярности "не слишком динамично", и оно было заменено на нейтральных "синих".
Вроде бы в "Челси" многое связано с Россией, но на игру со "Спартаком" в пресс-центре повесили очень странный плакат, надпись на котором гласила: "Никакое курение, разрешенное внутри". Кто мог так написать в самом "нашем" клубе Англии? Загадка.
В МАГАЗИНЕ С АРШАВИНЫМ, В МУЗЕЕ - БЕЗ
Зато в фирменном магазине "Арсенала" ничего писать не надо, все и так видно. Громадный портрет Аршавина не заметить невозможно. По продажам футболок он в клубе второй - естественно, после Фабрегаса. А третье место занимает молодой Уилшир - вот как соскучились фаны "канониров" по англичанам!
А вот в музее "Арсенала" ни одного упоминания об Аршавине я не нашел. Что, впрочем, неудивительно: россиянин не так давно там играет, и трофеев "канониры" за это время не завоевывали. В музей же попадают за титулы.
Видели бы вы отдельный стенд, посвященный "сухому" чемпионату-2003/04, в котором "Арсенал" не проиграл ни единого матча! Высказывания на этот счет Венгера и Платини, атрибутика Анри, еще масса всяких деталей. Единственным до лондонцев, кто мог похвастать подобным, был "Престон", но в сезоне-1888/89 каждая команда проводила всего 22 матча. Это к тому, как на самом деле должен горевать "Зенит", который упустил шанс установить беспроигрышный рекорд на все времена.
"Все течет, все меняется" - за какие-то минуты в музее "Арсенала" эта мысль мелькнула дважды. Сначала, когда рассказали, что на поле "Хайбери" нынче детская площадка, а также "садик памяти", иными словами - мини-кладбище, где захоронен прах ста болельщиков, когда-то возжелавших для себя такого конца пути. Но садик не расширяется, поскольку в считаных метрах от него клуб построил элитный дом, в котором по ценам от 200 тысяч до 2 миллионов фунтов распродает недвижимость. Слишком большое кладбище объему продаж поспособствует вряд ли.
А во второй раз мысль о том, что все бренно, посетила во время короткого разговора с охранником. Он рассказал, что в 1989 году был в Москве на международном марафоне и жил в гостинице "Россия". Ныне, как и "Хайбери", не существующей.
ЗА "МАНЧЕСТЕР СИТИ" НЕ УГОНИШЬСЯ
Но поразвлекались - и к делу. В офис "Арсенала", где 8 раз в год заседает совет директоров, куда ни Усманов, ни его представитель почему-то не входят. В этом-то зале каждому из нас выдали прекрасно изданный финансовый отчет клуба за сезон-2009/10. Со всеми возможными выкладками и о трансферной политике, и о чем угодно. Попробуй-ка с таким подходом "распили" и "откати"!
Приведу лишь небольшую толику цифр. Доходы "Арсенала" за прошлый сезон составили 223 миллиона фунтов, тогда как доходы "МЮ" - 286 миллионов. Основная разность - 37 миллионов - в суммах спонсорских контрактов. Причина проста: у "Манчестера" титулов гораздо больше. Денег, соответственно, тоже. Зарплатная ведомость тоже выше, хотя и не настолько, насколько можно было ожидать: "Арсенал" - 111 миллионов, "МЮ" - 132.
"Мы сможем повышать зарплаты только после того, как увеличится прибыль, - сказал нам глава департамента бизнес-развития Хенрик Альмстадт. - Это "Челси" и "Манчестер Сити", которыми владеют богатейшие люди, могут позволить себе тратить любые суммы. У "Челси", скажем, зарплатная ведомость - 150 миллионов, а доходы гораздо ниже наших. О "МанСити" вообще не говорю. Для нас подобная роскошь недопустима. Зато у нас самое большое число официальных членов клуба болельщиков - 200 тысяч человек! Все они платят по 35 фунтов в год и за это имеют право претендовать на билеты на матчи: не будучи членом клуба, их не получишь. "МЮ" хвастает, что у них 600 миллионов фанов, но это умозрительные подсчеты, а членов клуба у них меньше, чем у нас!"
Насчет "Манчестер Сити" разговор особый. Все клубы Англии, в том числе "Челси", стараются жить по законам бизнеса. Кроме одного. Ближневосточные нувориши, взявшие в оборот вторую манчестерскую команду, бьют рекорды финансового абсурда. Яя Туре, приличного опорника, но не более того, "Сити" переманил из "Барселоны" на оклад в 200 тысяч фунтов в неделю. Сравните с тем же Аршавиным, у которого в "Арсенале" - 70 тысяч фунтов в неделю. Почти втрое меньше. По сравнению с "МанСити" любой "Зенит" отдыхает.
Теперь статистика для осознания того, как сложно попасть на матчи "Арсенала". Из 60 тысяч заполняющих "Эмирэйтс" 35 тысяч составляют владельцы сезонных абонементов. Еще 9 тысяч - посетители VIP-лож. Остаются 16 тысяч билетов, распределяемых между 140 тысячами членов клуба болельщиков, которые, в свою очередь, по долговременности членства делятся на "серебряных" и "красных". Попасть в первую категорию можно, только если кто-то выбывает.
Под занавес разговора в "Арсенале" руководитель компании RMA Кирилл Кулаков вручил лектору книгу "Мосты Петербурга", сказав: "Это там, где Аршавин родился". "Знаю, - последовал ответ. - Он играет очень хорошо. Иногда".
"ЖИРКОВУ НЕПЛОХО БЫ ИНОГДА УЛЫБАТЬСЯ"
А в "Челси" мы услышали мнение о Жиркове. Узнав, что клуб обладает правами на развитие индивидуальных брендов игроков, студенты спросили у руководителя отдела маркетинга и спонсорства Бена Уэллса:
- Жирков с этой точки зрения перспективен?
- Если будет забивать такие голы, как "Спартаку", - да. Но еще было бы неплохо, чтобы он хоть иногда улыбался.
В "Челси" мы услышали много чего, так или иначе связанного с Россией. Так, в день матча против "Спартака" клуб заработал на стадионе в общей сложности 92 тысячи фунтов, что вписывается в нормальный объем доходов. Но московские болельщики, как заметил глава департамента мерчандайзинга Ричард Милхэм, здорово потратились накануне и на следующий день после игры, сметя из фирменного магазина "Челси" все что возможно. К примеру, ушанки с эмблемой клуба по 10 фунтов. В Англии они именуются "русскими шапками" - Russian Hat.
Статистика посещений и покупок товаров на официальном сайте "Челси" фиксирует, что в виртуальный магазин россияне охотно заходят (они там - 8-е в мире по количеству посещений, а полгода назад были вообще 2-ми), но крайне мало покупают. На этом основании в клубе сделали вывод: русские по-прежнему любят щупать товар "живьем".
"Вы не разочарованы российским рынком?" - спросил я лектора. "Ни в коем случае, - дипломатично ответил он. - Одно то, что на нашу команду в Москве пришло посмотреть 75 тысяч зрителей, говорит об интересе к "Челси" на родине владельца нашего клуба. А со многими болельщиками из русского фан-клуба я переписываюсь лично".
ВСЕ ЛУЧШЕЕ ДЕТЯМ
Перед нашими студентами в течение нескольких часов выступили четыре лектора из "Челси". Персонажи очень разные и большей частью весьма колоритные. К примеру, директор стадиона Саймон Хантер, экзальтированный молодой человек, в подтверждение сказанного размахивал руками, словно лопастями вертолета. А тренер детской академии Джо Эдвардс, пришедший в фирменном спортивном костюме, очень интересно расписал всю структуру и философию работы с подрастающим поколением.
Количество детей в академии каждые два года (происходит процедура перерегистрации, а те, кто на данный момент не соответствует уровню, безжалостно освобождаются) сокращается. Остаются только самые способные. В Кобхэме, напротив, базы первого состава, тренируются 300 мальчишек 7-8 лет, 9-12-летних - 64, 13-14-летних - 34, 15-16-летних - 28, а 17-18-летних - всего 18 игроков. Если до 8-летнего возраста дети тренируются с "Челси" без специальной регистрации и всего раз в неделю, имея возможность заниматься и в других школах, то на рубеже 9-летия и академия, и родители ребенка должны определиться окончательно.
Каждый игрок и тренер обязаны вести ежедневные дневники, куда вносятся все упражнения, сделанные на тренировках, для постоянного самоанализа. Данные по всем футболистам делятся на графы "Техника", "Тактика", "Физподготовка", "Медицина", "Психология", "Стиль жизни". Тренер еженедельно проводит отдельную встречу с игроком, во время которой указывает, в чем тот должен себя усовершенствовать по каждому из указанных направлений.
Наконец, в академию постоянно приглашают учителей, которые общаются с ребятами 14 лет и старше по вопросам стиля жизни, отношения к алкоголю и наркотикам, финансового планирования, социального общения, правил дорожного движения и т.д. И если из мальчишки по тем или иным причинам не сможет вырасти большой футболист, самостоятельная развитая личность из него сформироваться должна.
В одном только Лондоне на академию "синих" работают 60 скаутов. Но при всем обилии юных талантов весь путь снизу доверху проходят единицы. Потому-то и молятся сейчас в "Челси" на одного из таких, юного полузащитника МакИхрана, с гордостью подчеркивая: в нынешней Лиге чемпионов он, пусть выходя на замену, сыграл все до единого матчи. В нем видят будущего Лэмпарда, а может, и покруче. Поглядим!
Главный принцип, которому должны следовать детские тренеры в "Челси": учить ребятишек контролю мяча. Команды всех возрастов должны играть в одном стиле. Нам показали фрагменты финала Кубка Англии для 18-летних, где футболисты "Челси" держали мяч, не отдавая сопернику, минуты три, не меньше! А на матче этом, выигранном "синими", присутствовало - вы не поверите - 18 тысяч зрителей. Таков интерес к юношескому футболу в настоящей футбольной стране.
Много чего интересного мы еще узнали в "Челси". О том, что, не будучи официальным спонсором клуба, нельзя купить рекламу не то что на стадионных бортиках и на сайте, но даже в туалете "Стэмфорд Бридж". О том, что футболисты отдельных денег за рекламу Samsung или Adidas не получают, ибо и так много зарабатывают. О том, что перед чемпионатами мира и Европы на 25 процентов возрастает объем продаж телевизоров, а потому Дрогба, Терри, Анелька и другие перед ЧМ-2010 были отряжены на специальную рекламу новых самсунговских марок - и это позволило одной из них занять первое место в мире. О том, что контракт с Adidas - символ респектабельности клуба, что подчеркивает список команд, имеющих соглашения с этой фирмой, - "Реал", "Ливерпуль", "Бавария", "Милан", "Челси". О том, что сделка с Samsung недавно продлена на три года (и это первый случай в истории, когда "Челси" продлевает контракт с титульным спонсором), но сумму ее озвучить нельзя. Так, по крайней мере, драматическим шепотом сообщил нам директор клуба по рекламе.
А на следующий день тайное безо всяких наших усилий стало явным: гид по стадиону залихватски сообщил, что корейская компания платит "синим" 15 миллионов фунтов за сезон. Не предупредили его о закрытости информации?
Надеюсь, что после ее обнародования в "СЭ" гида не уволят. А напоследок скажу вот о чем. На "Стэмфорд Бридж" - самые дорогие в Англии, а то и в мире, VIP-ложи. Места в Millenium Suites стоят миллион фунтов за сезон. Искренне желаю вам заработать столько, чтобы, ни секунды не раздумывая, иметь возможность приобрести такой абонементик. Или на "Арсенал", или на "МЮ", или на "Тоттенхэм" с "Ливерпулем" - на ваш вкус.
Любопытно, когда в родной стране, заплатив даже не столько, а впятеро меньше, самый взыскательный российский болельщик сможет получить продукт хотя бы отдаленно похожего качества? И без мерзости на трибунах, за которую здесь выводят - и навсегда - спустя две минуты?..
Игорь РАБИНЕР
Лондон - Москва
Именно Мы поставили Барселону на колени в Англии, вырвали у нее позвоночник на "Camp Nou" и их эпоха завершилась....
airstudio54
Влиятельный игрок
 
Сообщений: 4295
Откуда: Алматы - Казахстан
Настоящее имя: Асхат
Пол: мужской
Reputation points: 1301
Add reputation pointSubtract reputation point

Re: Лаборатория футбола

Непрочитанное сообщение airstudio54 » 07 июн 2013, 12:11

Бунт ботаников.

На наших глазах в английском футболе происходит революция, незаметная для журналистов и болельщиков, утверждает Саймон Купер, автор «Соккерномики» и «Врагов футбола». Трансферной политикой команд управляют никогда не игравшие в настоящий футбол компьютерные зануды, сидящие в клубных офисах. Бум статистического анализа, разразившийся на Альбионе – в переводе статьи Купера для «Financial Times».

http://www.sports.ru/tribuna/blogs/myalbion/210628.html

Недавно я посетил тренировочную базу «Манчестер Сити», что расположена в местечке Кэррингтон, Большой Манчестер. Когда семья Абу Даби купила клуб, шейхи наняли для команды целую бригаду информационных аналитиков. Их возглавляет вежливый человек с волосами песочного цвета - Гевин Флейг, ради беседы ним я и отправился в Кэррингтон. За пределами деревушки вряд ли кто-то слышал о Флейге, тем не менее, он – один из главных рычагов статистической революции, которая на наших глазах вершится в английском футболе. Хитрые показатели и специальные коэффициенты, неизвестные футбольной общественности и средствам массовой информации, все больше влияют на принимаемые клубами решения. И в первую очередь, на решения о покупке и продаже игроков. Этим летом трансферным рынком будут управлять серые кардиналы – неведомые и непонятные кабинетные аналитики.
Для начала Флейг устраивает мне профессиональную презентацию а-ля специалист инвестиционного банка. Недавно «Сити» обзавелся статистикой по каждому игроку в премьер-лиге, и Флейгу не терпится продемонстрировать возможности базы. Представьте, предлагает он, что вам нужен атакующий полузащитник – с точностью паса около 80%, подтвержденной в приличном количестве матчей. Флейг заносит в компьютер оба критерия. На экран выплывают портреты футболистов с соответствующими параметрами – их можно сосчитать на пальцах руки. Первые двое – Сеск Фабрегас из «Арсенала» и Стивен Джеррард из «Ливерпуля», и без статистики все представляют их уровень мастерства. Но за ними появляется лицо Кевина Нолана из «Ньюкасла» – вот и неожиданность. Это не значит, что нужно немедленно слать факсы с предложением в офис «сорок», но, возможно, к Нолану стоит присмотреться.
После нескольких фальстартов английские аналитики научились выуживать из общей массы действительно ценные показатели
Наконец, после нескольких фальстартов аналитики в английских клубах научились выуживать из общей массы действительно ценные показатели. Флейг говорит об одном из таких: «Все команды из первой четверки более точны в передачах у чужой штрафной по сравнению с остальными. С приходом в клуб Карлоса Тевеса, Давида Сильвы, Адама Джонсона и Яя Туре, наше владение мячом на этом участке увеличилось на 7.7%».
Отнюдь не каждый статистический показатель влияет на трансферную политику, предупреждает Флейг. У некоторых клубов опыт применения аналитики значительно выше, чем у «Сити». Недавно я встречался с флагманами цифровой революции, и был потрясен, как далеко они продвинулись. «Сегодня мы можем использовать порядка 32 миллионов показателей, замеренных в 12-13 тысячах матчей», – говорил директор по эффективности «Челси» Майк Форд, когда одним февральским утром мы с ним сидели на пустынной трибуне «Стэмфорд Бридж». Футбол все больше полагается на научный подход.
Попытки применить статистику для анализа выступления футболистов возникали с тех пор, как появились первые персональные компьютеры. Одним из пионеров направления был будущий тренер «Арсенала» Арсен Венгер, дипломированный экономист и математик-любитель. В конце 80-х, когда «Профессор» работал с «Монако», он использовал для этих целей программу под названием Top Score, написанную одним из его друзей. Другим новатором стал украинский специалист Валерий Лобановский на позднем этапе карьеры. Когда я был в Киеве в 1992-м, профессор Анатолий Зеленцов, карманный ученый Лобановского, давал мне поиграть в компьютерные программы, которые в «Динамо» создавали для тестирования игровых ситуаций. Когда Лобановский говорил, что команда, которая ошибается не более чем в 15-18% действий, непобедима, он не гадал. Эти цифры вывела группа Зеленцова.
По мнению немца Кристофа Бирманна, автора «Футбольной матрицы» – первой фундаментальной книги об аналитике, прорыв случился в 1996 году, когда компания Opta Index начала собирать статистику матчей в английской премьер-лиге. Тогда у клубов появилась информация о том, сколько километров игрок пробегает за матч, сколько он отдает передач и совершает подкатов. За «Оптой» на рынок вышли и другие компании. Футбольные менеджеры начали обращать внимание на статистику. В августе 2001-го тренер «Манчестер Юнайтед» Алекс Фергюсон внезапно продал защитника Япа Стама в римский «Лацио». Этот шаг удивил многих. Кто-то считал, что дело в откровенной автобиографии, которую только что опубликовал Стам. Но на самом деле, хотя Фергюсон никогда публично не признавался, причина трансфера была в статистике защитника. Просматривая цифры, Ферги заметил, что голландец стелется в подкатах реже, чем раньше. Тренер предположил, что 29-летний футболист стареет и продал его.
Просматривая цифры, Ферги заметил, что Стам стал реже стелиться в подкатах – и продал его
Впоследствии Фергюсон признал, что ошибся. Как и многие на заре футбольной статистики, менеджер неверно интерпретировал полученную информацию. Стам был далек от завершения карьеры: он провел несколько отличных сезонов в Италии. А продажу Стама можно считать вехой в футбольной истории – первый трансфер на основании статистики.
В «Арсенале» нашли другое применение цифрам. Арсен Венгер как-то признался, что наутро после игры его тянет к электронным таблицам, как алкоголика – к бутылке. В 2002-м Венгер начал регулярно заменять форварда Денниса Бергкампа в концовке матчей. Нападающий пришел к тренеру выразить неудовольствие. «На это он показал мне статистику, – продолжает историю Бергкамп. – Смотри, Деннис, после 70 минут ты начинаешь бегать меньше. Скорость тоже падает». Нелетучий Голландец сменил досаду на умиление: «Венгер – профессор футбола!»
Нынешнего наставника «Вест Хэма» Сэма Эллардайса трудно заподозрить в увлечении аналитикой, причина тому отчасти в его внешности и манерах, которыми он маскируют профессионализм. Будучи игроком, Эллардайс провел год в клубе «Тампа Бей» из Флориды и был чрезвычайно впечатлен тем, как в Америке наука, и в частности статистика, поставлена на службу спорту. В 1999 Большой Сэм стал тренером маленького «Болтона». Поскольку он не мог рассчитывать на лучших игроков, он пригласил лучших аналитиков. Среди них были и Майк Форд, и Гевин Флейг.
Эллардайс и его аналитическая группа сумели извлечь пользу из статистики, которая помогала «Болтону» забивать больше так называемых простых голов – с угловых, штрафных и вбрасываний из аута. Флейг рассказывает, что «рысаки» забивали 45-50% всех мячей со стандартов, хотя средний показатель по лиге составлял около 33%. «Мы анализировали для Сэма стандартные ситуации. Вот игрок вбрасывает длинный аут, защитник выносит из штрафной, и куда обычно падает мяч? Вот это место. Отлично – тут его будет караулить наш человек».
Наутро после игры Венгера тянет к электронным таблицам, как алкоголика – к бутылке
В 2003 году цифровая революция получила новый импульс, пришедший с другой стороны Атлантики. Майкл Льюис опубликовал «Манибол», фундаментальное произведение о применении статистических методов в бейсболе, и многих в английском футболе оно заставило призадуматься. «Манибол» рассказывает о том, как генеральный менеджер «Окленд Атлетикс» Билли Бин использует компьютерные методы оценки игроков. Скромный «Окленд» достигает удивительных результатов, и вслед за ним большие бейсбольные клубы начинают брать на вооружение инструментарий Бина и нанимать аналитиков. «Бостон Ред Сокс», которым владеет Джон Генри, применяет методы «Манибола» и выигрывает две мировые серии.
В феврале я встречался с Билли Бином в «Окленд Колизеум». Мы сидели захламленной комнате, которая оказалась раздевалкой «Атлетикс». Бин, которого в фильме «Манибол» играет сам Брэд Питт, хотел поговорить о цифровой революции в соккере. Как и многие американцы в последнее десятилетие, Бин здорово увлечен европейским футболом, он часто смотрит матчи на ветхом диванчике в той же старой раздевалке.
Герой «Манибола» верит, что футбол обязательно будет использовать компьютерный подход все больше и больше. Он объясняет это так: «Допустим, опыт и интуиция помогают принять верное решение в 30% случаях. Если статистический метод поможет увеличить этот показатель до 35%, вы получите преимущество в 5%, которое в спорте может быть разницей между поражением и победой». Если электронные таблицы будут приносить пользу, в конечном счете, все станут смотреть в них, полагает Бин.
Когда Майк Форд из «Челси» проходил обучение на родине Бина в Сан-Диего, он решил совершить паломничество в Окленд, чтобы расспросить гуру о тонкостях применения компьютерного анализа. Первые несколько часов беседы Бин допрашивал Форда о соккере. «Лишь в последние полтора часа я сумел повернуть разговор на его роль в бейсболе», – со смехом говорит Форд. Они с Бином стали друзьями. Другой приятель Билли Бина – француз Дэмьен Комолли, бывший скаут Арсена Венгера. В 2005-м Комолли был назначен директором по футболу в «Тоттенхэм» и начал применять статистические методы в трансферной политике «шпор».
Эллардайс в «Болтоне» не мог рассчитывать на лучших игроков, поэтому он пригласил лучших аналитиков
История Комолли на «Уайт Харт Лейн» – типичная детская болезнь цифровой революции. Британский футбол всегда с подозрением относился к образованным людям. Нормальный тренер – это бывший игрок, чье просвещение ограничено школой, которую он закончил в 16 лет. Он управляет клубом, как считает нужным. Он доверяет чутью, а не цифрам. Он не станет слушать помешанного на компьютере француза, который никогда профессионально не играл в футбол. Это как в школе – «качки» никогда не поймут «ботаников». Сегодня ясно, что Комолли раскопал для «шпор» отличных игроков: Луку Модрича и Димитара Бербатова, Аурелио Гомеса и 17-летнего Гарета Бэйла. Но, в конце концов, его уволили.
Ботаникам приходится постоянно отвечать на один вопрос. Да, соглашаются ретрограды, статистические инструменты могут быть полезны для игры, все эпизоды которой имеют четкие начало и конец, то есть для такой, как бейсбол. Питчер бросает, бьющий отбивает – это событие дает массу статистики, которой может жонглировать компьютерный зануда. Но футбол слишком мобильный и изменчивый процесс, чтобы его измерить.
«Это действительно серьезный вопрос. Мы постоянно сами себе задаем его», – отвечает Форд за всех зануд. И кое-какие ответы у них уже есть. Хорошие математики умеют управлять комплексными системами. В футбол играют 22 человека, игра проходит на ограниченном пространстве и подчинена определенным правилам. Не самая сложная, не имеющая аналогов история, по мнению специалистов из штаба Форда, некоторые из которых до футбола занимались моделированием страховых случаев.
В последние годы такая мобильная и изменчивая игра как баскетбол с успехом применяет статистику. «Если метод действует на баскетбольной площадке, то сработает и на футбольном поле», – уверен Бин. Наконец, треть голов в футболе забивается в ситуациях, которые имеют выраженные начало и конец, то есть с угловых, штрафных, вбрасываний из аута и пенальти – их можно анализировать, как подачу в бейсболе.
История Комолли на «Уайт Харт Лейн» – типичная детская болезнь цифровой революции
Многие футбольные решения в клубах сегодня принимаются иррационально, особенно в области трансферов. Например, голкиперы играют больше и дольше форвардов, но стоят дешевле и меньше получают. Клубы стараются покупать высоких игроков, но в действительности чаще используют тех, кто меньше ростом – понимание переоценки размера приходит с опозданием. Всегда ли менеджер может ответить на базовый вопрос: с какими игроками на поле мы добываем больше очков?
За полтора миллиона фунтов, которые ежегодно нужно заплатить усредненному футболисту в премьер-лиге, можно нанять тридцать аналитиков, которые помогут управлять трансферными решениями рационально.
Однако в футболе существуют скептические настроения по отношению к научному подходу. «Если менеджер является традиционалистом, аналитику будет сложно принести команде пользу, каким бы высоким уровнем знаний он ни обладал», – уверен Майк Форд. Директор по эффективности «Челси» выглядит по-футбольному: седеющий джентльмен в хорошем костюме и с провинциальным акцентом. Такая внешность помогает ему продавать футбольную аналитику тренерам старой школы. В других же клубах зануды в костюмах и очках только начинают набирать силу. Сейчас, вероятно, каждая команда премьер-лиги обзавелась собственным аналитиком, однако часто эти специалисты сидят в отдаленных кабинетах и не допускаются к главному менеджеру.
Вот поэтому компьютерное восстание началось с тех клубов, где тренеры привыкли доверять цифрам. Первыми были «Арсенал» и «Болтон» времен Эллардайса, они начали подходить к игрокам с теми же инструментами, с помощью которых финансовые инвесторы оценивают фьючерсы на скот и мясо. Например, возьмем покупку Болтоном» 34-летнего центрального полузащитника Гари Спида в 2004-м. На первый взгляд Спид был старым. Но Флейг и его команда сравнили физические кондиции Спида с данными игроков того же амплуа, находящихся на пике карьеры, то есть с Джеррардом, Лэмпардом и т.д. Как оказалось, Спид отлично переносил «джеррардовский» уровень физических нагрузок, и не знал спадов на протяжении двух предыдущих сезонов. Ботаники доложили Эллардайсу: «Вы знаете, возраст не будет проблемой». Спид играл за «Болтон» до 38.
Компьютерное восстание началось с клубов, где тренеры привыкли доверять цифрам – с «Арсенала» и «Болтона» Эллардайса
Лучшие аналитики всегда признавали, что извлекаемые ими данные могут только поддержать решение о покупке или продаже игрока, но они не могут лежать в основе решения. Бирманн в «Футбольной матрице» рассказывает историю о том, как Арсен Венгер в 2004 искал наследника Патрика Виейра. Француз хотел приобрести игрока, который сможет контролировать значительную часть поля. Сканируя данные из различных европейских лиг, он обнаружил никому не известного тинэйджера по имени Матье Фламини, который пробегал по 14 км за матч. Но одного этого показателя недостаточно. Куда и зачем бегает Фламини? Он умеет играть в футбол? Венгер отправился на просмотр, узнал все, что хотел, и купил полузащитника за смешные деньги. Фламини расцвел в «Арсенале» и позднее ушел в «Милан».
Руководители, которые больше доверяют чутью, чем цифрам, могут допускать эпические промахи. В 2003 году мадридский «Реал» продал в «Челси» Клода Макелеле за 17 млн. фунтов. Казалось, английский клуб переплатил за 30-летнего полузащитника оборонительного плана. «Мы не жалеем об уходе Макелеле, – говорил президент «Мадрида» Флорентино Перес. – У него посредственная техника, ему не хватает скорости, он не может обводить соперников. 90% его передач идут назад или поперек. Он не играет головой и редко отдает мяч дальше, чем на три метра. Наши молодые игроки быстро заставят болельщиков забыть о Макелеле».
Критика Переса была в чем-то справедливой, но, в целом, «Мадрид» допустил трансферную ошибку. Макелеле провел пять отличных сезонов в «Челси» и даже дал собственное имя новому амплуа. Если бы в «Реале» работали аналитики, то они смогли бы обнаружить то, что делало Макелеле таким уникальным. У Форда есть объяснение: «Большинство игроков максимально активны, когда их действия направлены на ворота соперника. И лишь немногие работают с высокой отдачей, двигаясь к собственным воротам. 84% времени, когда Клод трудился наиболее интенсивно, приходилось на ситуации, когда мячом владел соперник, и этот показатель был у него в два раза выше, чем у любого другого в команде».
В общем, если вы смотрели игру, то могли не заметить работу Макелеле. Если вы смотрели статистику, вы знаете, чем он занимался. Столь же обманчиво выглядит Яя Туре из «Манчестер Сити». Его громоздкая манера бега может ввести в заблуждение – он кажется медленным. Цифры скажут вам обратное. «Внешнее впечатление может обманывать, – считает Бин. – Некоторые доверяют собственным глазам больше, чем статистике. Но я не покупаю это. Я вижу собственными глазами, как фокусник достает кроликов из шляпы, но я же знаю, что кроликов в ней нет».
Лучшие аналитики всегда признавали, что их данные могут только поддержать решение о трансфере, но не могут лежать в его основе
До середины 2000-х футбольные аналитики часто переживали разочарования из-за того, что многие данные, которым они доверяли годы, оказывались бесполезными. Статистические конторы подсчитывали количество передач и подкатов, а также преодоленные километры. Однако все цифры, которые вываливают на нас во время телевизионных трансляций, мало что означают. Форд припоминает, как долго они искали смысл в информации о дистанции, которую пробежал футболист. «Мы старались найти связь между километражем и победами. Ответ был неизменным – корреляции нет».
Количество подкатов – это тоже слабый показатель. Подкат был редким приемом в арсенале великого итальянского защитника Паоло Мальдини. «Он совершал один подкат каждые две игры», – подтверждает Форд. Мальдини умел точно выбирать позицию, поэтому ему не нужно было стелиться в подкатах. Показатель, из-за которого Фергюсон продал Япа Стама, взятый в одиночку ничего не обозначает. «Я присутствовал на многих совещаниях тренерского штаба в «Болтоне», и сегодня ужасаюсь тому, что мы бились с командой над теми показателями, которые ныне считаем несущественными», – говорит Майк Форд. Ему вторит и Гевин Флейг: «Нам следовало бы обращать внимание на что-то более важное».
Сейчас фокус смещается в этом направлении. Аналитики выделяют показатели, которые имеют значение. «Многие из них – это наше ноу-хау, – говорит мне Форд. – Мы храним информацию в тайне – она принадлежит клубу, который поддерживает наши исследования». Отдельные находки все же становятся достоянием общественности. Например, чем измерять километры, которые пробегает игрок, следует обращать внимание на расстояние, которое преодолевается на максимальной скорости. «Существует корреляция между количеством таких спринтов и победами», – делился со мной в 2008-м Даниэле Тогначини, ведущий тренер по физподготовке «Милана».
Поэтому Флейга так заботят показатели так называемой «работы на максимальной отдаче». Аналитики измеряют этот параметр по-разному, но в целом, по словам Флейга, он заключается в способности игрока достигать скорости, равной семи метрам в секунду. Если в клубе позаботятся об измерении этого параметра, то они никогда не повторят ошибку «Ювентуса», который в 1999 году продал Тьерри Анри в «Арсенал». «Для Анри ничего не стоило развить скорость 7 метров в секунду», – говорит Флейг с восхищением. Француз достигал этого показателя практически в момент начало бега.
Чем измерять километры, которые пробегает игрок, следует обращать внимание на расстояние, которое преодолевается на максимальной скорости
Не менее важно воспроизводить эту скорость снова и снова. Карлос Тевес, маленький форвард «Ман. Сити» работает, как заводная кукла. Он делает рывок, затем короткая пауза, и снова спринт. «Мы можем планировать прессинг соперника в зоне нашей атаки, потому что статистика подтверждает, что Карлос способен делать это на протяжении 90 с лишним минут», – говорит Флейг.
Помимо отделения спринта от другой беготни, необходимо различать полезный пас и пустую игру в квадрат. Флейг выводит на экран компьютера список игроков «Сити», ранжированный по количеству голевых шансов, создаваемых ими. Хит-парад с отрывом возглавляет Давид Сильва – он на 33% опережает ближайшего партнера по количеству результативных передач.
Процесс анализа упрощает сравнение игрока с игроком, клуба с клубом. Например, «Уиган» в последнее время много пропускает после навесов – больше, чем любая другая команда премьер-лиги. Если вам предстоит игра с подопечными Роберто Мартинеса, это полезно знать.
Цифровая революция постепенно захватывает клуб за клубом. Компьютерный фанатик возглавляет «Арсенал» уже 15 лет. Прошлой осенью другой английский гранд перешел в руки апологетов статистического анализа – владелец «Бостон Ред Сокс» Джон Генри купил «Ливерпуль». В 2002-м Генри пытался нанять для «Бостона» Билли Бина, в Мерсисайд он пригласил Дэмьена Комолли, чтобы он воплотил «Манибол» на футбольном поле.
Сидя в офисе «Ливерпуля», Комолли часто общается с отцом «Манибола», находящимся за 5000 миль от него. Как говорит Билли Бин, «Дэмьену можно звонить в любое время. Если я пишу ему мэйл, то утром получаю два в ответ. Потом он присылает сообщение: «Привет, я смотрел игру «Окленда» на компьютере». Парень никогда не спит». Комолли несет ответственность за комплектование команды. Он утверждает, что трансферам Энди Кэрролла и Луиса Суареса, стоивших «красным» суммарно около 60 млн. фунтов, предшествовал тщательный статистический анализ.
Комолли утверждает, что трансферам Кэрролла и Суареса предшествовал тщательный статистический анализ
Пока революция проходит первую стадию. Флейг считает, что ее будущее за социограммами: кто кому отдает передачи, кто обычно начинает результативную атаку команды. Например, за последнее в «Барселоне» отвечает Хави. Если вы знаете зоны, куда он отдает ключевые передачи, можно попытаться их блокировать.
Есть один человек, который думает о будущем футбольной статистики больше, чем кто-либо другой. Это директор по эффективности «Окленд Атлетикс» Фархан Заиди, выпускник экономического факультета Массачусетского технологического института. Заиди обладает недюжинным чувством юмора, такого персонажа скорее ожидаешь встретить в баре, чем в профессиональном клубе. В рабочее время Заиди колдует над электронными таблицами. Но они с Бином проводят немало свободного времени в «Колизеуме», болтая о своих увлечениях – британском футболе и британской группе «Оазис». В 2006-м в разгар бейсбольного сезона Бин и Заиди ездили в Германию на Чемпионат мира по футболу. «Мы с Билли проводим столько времени вместе, что если бы говорили только о статистических показателях из электронных таблиц, то давно бы поубивали друг друга», – смеется Заиди.
Поскольку директор по эффективности «Окленда» знает, к чему привела компьютерная революция в американском бейсболе, он может прогнозировать, что случится с европейским футболом. Главным достижением, святым Граалем аналитики, по его мнению, должен стать показатель, который Заиди называет «повышением вероятности гола». Этот коэффициент будет демонстрировать, насколько действия отдельного игрока увеличивают (или уменьшают) шансы команды забить. Я спрашиваю Заиди, возможно ли, что в один прекрасный день комментатор скажет нам нечто вроде: «Луис Суарес повышает вероятность гола на 0,60, а коэффициент ПВГ Кэрролла только 0,56».
«Я считаю, что примерно так и будет, – отвечает Заиди. – В бейсболе это уже происходит. Мы сейчас можем рассуждать об игроках в таких терминах, о каких и мечтать не могли 10-15 лет назад».
И тогда, наконец, ботаники возьмут у качков заслуженный реванш.
Именно Мы поставили Барселону на колени в Англии, вырвали у нее позвоночник на "Camp Nou" и их эпоха завершилась....
airstudio54
Влиятельный игрок
 
Сообщений: 4295
Откуда: Алматы - Казахстан
Настоящее имя: Асхат
Пол: мужской
Reputation points: 1301
Add reputation pointSubtract reputation point

Re: Лаборатория футбола

Непрочитанное сообщение airstudio54 » 07 июн 2013, 12:19

«Философия «Арсенала»

http://www.footballtop.ru/news/vse-po-planu-chast-i-arsenalovskiy-duh

Часть-1

Арсеналовский дух»
«Едете общаться с игроками «Арсенала»? — вопрошает таксист возле станции метро, когда узнает пункт нашего назначения. — Поцелуйте от моего имени бутсы Касорлы. И скажите спасибо Арсену за его работу. Он опять построил новую команду».
Так начитается путешествие в обитель лондонского «Арсенала». Журналисты FourFourTwo получили доступ к важнейшим структурам клуба — начиная с тренировочной базы, заканчивая раздевалкой и комнатой совета директоров. Разумеется, не обошлось без контактов с футболистами, в том числе и с Санти Касорлой. Вот только пожелание водителя выполнить не удалось — вряд ли игрок с пониманием отнесся бы к просьбе таксиста.
К базе «Арсенала» ведет широкая магистраль. На улице светит солнце. Атмосферы враждебности, присущей некоторым другим тренировочным центрам, нет и в помине. Даже клубный охранник улыбается, проверяя наши аккредитации. Журналистов развозят на стареньком электрокаре, нелепо смотрящемся среди многомиллионного автопарка футболистов. Корпус, в котором сейчас обитают «канониры», напоминает салон самолета. Впрочем, обстановка внутри куда веселей, чем на борту лайнера. Микель Артета принимает журналистов за искателей автографов. «Как дела? — улыбается испанец, укутываясь в спортивную куртку. — Здесь чертовски холодно, правда?»
Вскоре к нам присоединяются Санти Касорла и Киран Гиббс. Они также в хорошем расположении духа. Артета никак не нарадуется летними приобретениями «Арсенала»: «Подольски очень опытен. Он привнес в команду психологию победителей. Лукас сразу же стал своим. Касорла удивил лидерскими качествами, он может решать исходы матчей в одиночку. Жиру добавляет вариантов в атаке благодаря физической мощи». Прошла ли зависимости от ван Перси? «Мы на верном пути», — воодушевлен Микель.
Царит настолько непринужденная атмосфера, что даже Венгер соглашается на снимок. Когда у фотоаппарата неожиданно садятся батарейки, Арсен никуда не убегает. «Не беспокойтесь, я подожду», — любезничает француз. Чуть позже Венгер соглашается на небольшое интервью. Тренер решил пообщаться в небольшой комнатке на «Эмирейтс». Когда видишь Арсена вживую, осознаешь, что по телевизору коуч выглядит менее рослым человеком. Венгер жмет руку, садится на стул и пододвигается поближе к диктофону. Он готов изложить свое видение 16 лет работы в «Арсенале».
Несмотря на постоянное давление, Венгер выглядит спокойным. «Работа не дает времени подумать, — утверждает француз, когда слышит в вопросе слово «отставка». — И так не только у меня. Ты думаешь о работе весь день, иначе нельзя. Только так можно что-то изменить в лучшую сторону, осознать, где ты ошибся, а где нет». То есть отдыхают только самодовольные тренеры? «В нашей работе, как только ты зазевался, сразу получаешь удар. Чувствуешь себя так, будто каждые три дня сдаешь экзамены», — рисует Венгер не самые радужные картины. На вопрос о сне француз отвечает с улыбкой: «Да, я сплю. Но, думаю, не так много, как вы».
«Арсенал» не похож на другие клубы. «Канонирам» несвойственны мыльные оперы, которые присущи многим командам Премьер-лиги. «Арсенал» предполагает ведение дел в спокойном ключе. Так было еще задолго до прихода Венгера. Возможно, тихой обстановке способствует наличие собственных воспитанников. Золотой состав «канониров» сезона-1970/71 состоял из местного молодняка. С помощью юных «канониров» Джордж Грэм дважды доводил «Арсенал» до чемпионства на рубеже 90-х. Конечно, не обходилось без чужеземцев, взять хотя бы Чарли Николаса, Денниса Бергкампа или Тьерри Анри. Но приезжие никогда не ставили личные интересы на первое место и не клянчили улучшенных контрактов.
Домашняя атмосфера не ограничивается футбольным полем. Немаловажной чертой характера «Арсенала» является отношение к клубным традициям. Еще «Хайбери» с мраморными ступеньками, дубовыми панелями офисных помещений и богато украшенным фасадом больше походил на джентельменский клуб, нежели на футбольный стадион. Болельщикам и руководству нравится чтить старые традиции, или, как сейчас модно говорить, поддерживать историю бренда.
Разумеется, СМИ, ожидающие очередных скандалов, дабы покрыть многомиллионные издержки, такое положение дел не устраивает. Гламурной Премьер-лиге не нужен живущий по средствам клуб, не меняющий тренера 16 лет. Даже завсегдатаи «Эмирейтс» приходят в уныние от последних лет работы Венгера. В стане болельщиков произошел раскол — среди фанов нет единого мнения о политике клуба. Распри начали люди, недовольные недостаточными амбициями «Арсенала». Критикуют совет директоров, ставящий на первое место финансовые успехи вместо футбольных. Злятся на владельца «канониров» Стэна Кронке, уделяющего мало времени клубу. Арсену Венгеру пора бы выйти на первый план и отобрать у клуба не только тренерские рычаги, но и руководство над денежными потоками.
Так что из себя представляет дух «Арсенала»? Исполнительный директор лондонцев Иван Газидис делится соображениями: «Я недавно был на стадионе «Куинз Парк Рейнджерс». Все цветы в офисах там синие или белые, в соответствии с цветовой гаммой клуба. Традиция пошла не от предыдущего владельца или кого-то из тренерского штаба. Это просто работа энтузиастов, поддерживающих своеобразную клубную атмосферу. Может, члены совета директоров «КПР» даже не замечали этой задумки. Но цветы уже стали традицией «Куинз Парка». Без внимания к мелочам невозможно создание командного духа».
У Арсена Венгера несколько иное мнение на этот счет: «После 16 лет работы с командой ты становишься небольшой частичкой его истории. Ты несешь ответственность за клубные ценности, аспекты повседневной жизни, — считает Венгер. — Ты становишься авторитетом в клубе и обязан как поддерживать старые традиции, так и создавать какие-либо новые».
Из чего состоят эти ценности? «Прежде всего культура, — заявляет француз. — Клуб должен относиться ко всем с уважением. Затем храбрость. Оглядываясь назад, я думаю, руководство поступило мужественно, назначив меня на пост тренера, ведь тогда у зарубежных специалистов не было солидного бэкграунда в Англии. Куда без инноваций? Мы построили базу, стадион, ищем новые источники доходов. Мы берем никому не известных молодых игроков из других стран и доводим их до основного состава. К тому же у нас есть свой стиль игры. Нововведения всегда играли важную роль в жизни клуба».


Часть-2

«Философия «Арсенала»

Арсена Венгера называют «футбольным пионером» еще с 1996 года. Француз перекроил тренировочный процесс, придумал новые упражнения и даже изменил рацион игроков. Команда во главе с Тони Адамсом быстро привыкла к новым требованиям. Знакомые Венгеру Патрик Виейра и Эммануэль Петит помогли сделать золотой дубль уже после двух лет работы француза в «Арсенале». Второй дубль был совершен в 2002-м.
С 11 трофеями Венгер стал самым титулованным тренером «канониров». Когда «Арсенал» покинула группа лидеров, а клубный музей не пополняется вот уже много лет, даже самый терпеливый болельщик усомнится в целесообразности дальнейшего продолжения пути француза. «Я всегда чувствую давление со стороны. Всегда, — признается главный тренер. — И часто спрашиваю себя: стоит ли нам двигаться дальше в прежнем стиле? Стоит ли по-прежнему давать шанс молодым, исповедовать атакующий футбол? Премьер-лига сильно изменилась за 16 лет. Появились богачи — «Челси», «Манчестер Сити»… А мы не изменились. Мы продолжим следовать нашей философии, только будем работать еще более старательно».
Но спад «Арсенала» начался до подъема «Челси» и «Манчестер Сити». Может, все-таки проблема в клубном менеджменте? «У нас была отличная команда два-три года назад, которая могла сражаться на четыре фронта, — вспоминает Венгер. — Мы вылетели в 1/8 финала Лиги чемпионов, уступив «Барселоне». «Арсенал» мог забить на последней минуте, но нет. Затем мы пролетели мимо чемпионства в Премьер-лиге. Но потенциал, безусловно, чувствовался. Я успокаивал себя, думал, что через сезон-другой успехи придут сами собой. Но команду расхватали на кусочки. Печально видеть такой итог после пяти-шести лет работы. Пришлось начинать все с нуля».
Слова Арсена наверняка задели душу болельщиков «канониров». Если бы Гаэль Клиши, Сеск Фабрегас, Самир Насри, Робин ван Перси и Александр Сонг не погнались за длинным фунтом, могло появиться новое золотое поколение «Арсенала». И тогда формула Венгера сработала бы.

Считается, что Венгер точно знает, когда игроков нужно отпускать. Анри и Виейра ушли на пике карьеры и нигде не смогли заиграть так, как в «Арсенале». Отпускал ли когда-нибудь Венгер игроков не вовремя? «Да они всегда уходят не вовремя! — смеется тренер. — В случае с Анри и Виейра игроки подбирались к 30-летнему рубежу. Но ван Перси, Сонг, Фабрегас и Насри далеко не раскрыли свой потенциал. И всех этих футболистов мы потеряли за два года. Как не огорчаться?»
Зато в кошельке «Арсенала» лежит порядка 70 миллионов фунтов. Почему бы их не потратить на трансферы? «Венгер волен распоряжаться всей свободной суммой, — говорит член болельщицкого объединения «Арсенала» Тим Пэйтон. — Обычно говорят, что Арсен делает ставку на молодых игроков, поэтому не интересуется дорогими звездами». Может, Венгер специалист по финансам? Вопрос заставил француза привстать: «Совсем нет. Я учил экономику, но я не финансист. Я вообще не люблю эту сторону моей работы — меня увлекает именно футбол. Но я понимаю, что нужны деньги, чтобы потянуть серьезную зарплатную ведомость. Это просто. Я был бы только рад, если кто-нибудь занялся финансовыми расчетами вместо меня. Все самое интересное происходит на поле». Но что интересного в потере ведущих игроков в каждое летнее межсезонье? Предпосылок к тому, что состав «Арсенала» перестанут расхищать, не видно. «Думаю, с этим покончено. У нас есть неплохое молодое поколение англичан, вокруг которого мы постараемся создать команду», — считает Венгер.
Странно слышать такие слова от тренера, прославившегося созданием команды из 11 иностранцев. Но сейчас все изменилось. Француз понимает, что невозможно сделать команду без опоры на своих. Киран Гиббс, Тео Уолкотт, Джек Уилшир, Карл Дженкинсон, Алекс Окслейд-Чемберлен — вот на ком будет строиться новая дружина. Правда, бытует мнение, что воспитанников «Арсенала» будет так же просто перехватить, как и легионеров.
Иван Газидис был назначен исполнительным директором «Арсенала» уже в эпоху «Эмирейтс». Многие ругают Газидиса за недостаток футбольных знаний. Но Иван был с детства в игре: в молодости ходил на портсмутский «Фраттон Парк», а повзрослев, сыграл важнейшую роль в основании североамериканской лиги МЛС. Его внимание к историческому наследию поражает: «Сейчас мы в зале заседаний совета директоров. Помещение было перенесено с «Хайбери», — объясняет он. — Ковер, кресла и даже дубовые панели были сделаны для старого стадиона. Все это помогает нам чтить клубные традиции».
Газидис расслаблен. Он готов обсуждать любую игру с задором обычного болельщика. Его уверенность передается тренеру, игрокам. На пути — болельщики, которые, возможно, уже совсем скоро будут с холодной головой анализировать поражения любимого клуба.
«Вот уже 15 лет мы заканчиваем каждый финансовый год в плюсе, — хвастается исполнительный директор. — Таких команд больше нет. Это не случайный успех. Все потому, что у нас есть выдающийся менеджер, который талантливо руководит всеми делами клуба». Вот здесь-то и зарыта собака. «Арсенал» прежде всего является бизнес-проектом. Вот почему руководству важны не трофеи, а, скажем, посещаемость домашних матчей. Кстати, билеты на «Эмирейтс» самые дорогие в Премьер-лиге.
«Есть определенные постулаты, которые, считаю, поддерживает любой болельщик, — продолжает Газидис. — Мы гордимся всеми достижениями. Думаю, все гордятся… Я понимаю болельщиков, недовольных отсутствием трофеев. Но когда мы неудачно начали прошлый сезон, фаны сплотились и поддержали команду. Они поняли, что не так просто попадать в Лигу чемпионов каждый год. Почему-то такие достижения болельщики воспринимают как «успех по умолчанию». Я не говорю, что на этом заканчиваются наши амбиции. Но нужно радоваться и таким победам».
«Я не уверен в существовании какой-то альтернативной стратегии развития, — размышляет Газидис. — Ее и быть не может. Разве что воспользоваться несметными богатствами катарского шейха». Многие недовольны арсеналовским вектором развития: «В клубе полно лишних денег, — делится секретом один из болельщиков, приближенных к клубу. — Но все сбережения заморозили на черный день. Самое интересное, что черный день, скорее всего, наступит из-за неправильной политики клуба».
Финансовые дела «Арсенала» потихоньку идут в гору. Клуб уже практически рассчитался с долгами по «Эмирейтс». В 2014 году истекает контракт с титульным спонсором, а значит, можно надеяться на более выгодное соглашение. К тому же нововведенные правила финансового «фэйр плей» наверняка заставят экономить соперников по Премьер-лиге. «Сейчас весь мир стремится к арсеналовской модели, — считает Газидис. — УЕФА вводит новые рычаги финансового контроля. Все европейские клубы обязаны подчиняться этим правилам. А уж если УЕФА что-то делает, то это всерьез».
«Думаю, людям нравится наша философия, — считает Газидис. — Мало кто скажет, что она неверна. Можно говорить, что наши методы наивны или глупы, но уж точно не неправильны. Я уверен в нашем пути. Да, мы часто спотыкаемся, но нас продолжают поддерживать и уважать».
Весь лондонский клуб завязан на фигуре Арсена Венгера. «Арсен — упрямый человек, — считает один из бывших работников клуба. — Он хочет выиграть чемпионат своими воспитанниками. Но это не значит, что француз не имеет власти над финансовыми потоками. Так что, возможно, громадина под названием «Арсенал» управляется только им». Возможно. А может, нет. Понятно только, что «канониры» хотят победить с наименьшими затратами.
«В будущем хотелось бы иметь в основном составе 60-80 процентов своих воспитанников, — мечтает Венгер. — Было бы хорошо покупать только игроков мирового класса, подходящих под нашу модель игры». По словам француза, основная битва происходит не на трансферном рынке, а на уровне поиска молодых талантов. Поэтому Венгер и инвестировал огромные деньги в молодежную и школьные академии. «С условиями 16-летней давно даже нельзя сравнивать, — заявляет Лиам Брэди, отвечающий за развитие воспитанников. — Парням предоставлены все возможности, чтобы перейти в главную команду. Иногда Венгер сам тренирует ребят. Так что он пристально следит за происходящим в академии».
Брэди признает, что эталоном для «канониров» является «Барселона»: «У каталонцев в команде 18 игроков, 12 из которых — воспитанники клуба. Но «Барселона» в битве за перспективного юнца соревнуется только с мадридским «Реалом». Нам же только в Лондоне перекрывают кислород «Куинз Парк Рейнджерс», «Вест Хэм», «Челси» и «Тоттенхэм». Мы все ищем талантливых ребятишек в возрасте 7-8 лет. Такие игроки станут будущим любого клуба, ведь, пройдя все этапы академии и завоевав место в основе, они никуда не уйдут. Наше преимущество в том, что мы предоставляем шанс молодым игрокам в большом футболе. Соперники похвастаться этим не могут».
Газидис тоже восторгается отношением Венгера к своим воспитанникам: «Он всегда дает шанс молодым, — говорит функционер. — Иногда приходится даже расплачиваться очками. Пару сезонов назад Уилшир дебютировал в матче против «Ливерпуля». Джек тогда привез гол в наши ворота. Многие менеджеры забыли бы о юнце, выставив на следующий матч опытного игрока. Но Венгер продолжал верить в Джека, и его уверенность передалась футболисту».
Несмотря на не лучшие результаты, на тренировочной базе царит жизнерадостная атмосфера. Эммануэль Фримпонг играет в приставку, одновременно пробуя себя в роли болельщика. «Вперед, Фримпонг! Давай!» — слышатся крики. Бельгиец Вермален с оптимизмом размышляет о будущем: «Вспомните прошлогодний «Челси». «Синие» финишировали шестыми, но победили в Лиге чемпионов. Мы стали третьими. Так почему мы не можем повторить их успех?»
«Канониры» никогда не теряют присутствия духа. Неудивительно, что Венгер так же уверен в своих силах, как и 16 лет назад. Но через два года у француза заканчивается контракт. Газидису с Венгером придется сесть за стол переговоров. Кто знает, может, тогда решится дальнейшая судьба «Арсенала»? До тех пор болельщики «канониров» могут сказать только одно: «Спокойствие! Все идет по плану».
Именно Мы поставили Барселону на колени в Англии, вырвали у нее позвоночник на "Camp Nou" и их эпоха завершилась....
airstudio54
Влиятельный игрок
 
Сообщений: 4295
Откуда: Алматы - Казахстан
Настоящее имя: Асхат
Пол: мужской
Reputation points: 1301
Add reputation pointSubtract reputation point

Re: Лаборатория футбола

Непрочитанное сообщение airstudio54 » 07 июн 2013, 12:34

«Мне нравится футбол» (Йохан Круифф)

http://donbalon.ru/2013/09/11/joxan-kruiff-mne-nravitsya-futbol-predislovie/

Наслаждаться футболом
Предисловие Серхи Памьеса*

В свои 54 года Йохан Круифф играет в футбол только со своими внуками. Когда у него появляется такое желание, он рассказывает им некоторые из своих секретов, как это было в лучшие годы его тренерской карьеры. Однако его мобильный телефон не умолкает ни на секунду. Всегда найдется какой-нибудь энергичный и богатый предприниматель (итальянец, англичанин, турок, немец, грек, швейцарец, американец или испанец), который готов предложить ему все золото мира для того, чтобы он вернулся к тренерской работе. На том языке, который понимает звонящий, Круифф повторяет одну и ту же фразу, произнесенную им 18 мая 1996 года, когда Совет директоров «Барселоны» расстался с ним не самым красивым образом: «Спасибо, меня это не интересует». Он не ушел на покой и в то же время не имеет постоянной работы. Время от времени он выполняет функции комментатора на крупных футбольных соревнованиях, работает на различные средства массовой информации из Голландии и Испании. Кроме того, он принимает участие во множестве образовательных проектов, связанных с, как мы уже привыкли говорить, «базовым» футболом... Он постоянно получает свежие новости от своих бывших партнёров и от футболистов, которых он ранее тренировал (даже от тех, с кем когда-то у него возникали конфликты), от своих друзей, не говоря уже о многочисленных журналистах, которые хотели бы услышать его мнение на самые разнообразные темы. Он путешествует, принимает участие в торжествах и деловых собраниях, смотрит матчи с участием сына Хорди, после чего возвращается в свой любимый город — Барселону. Там, когда он выходит на улицу, подавляющее большинство прохожих улыбается ему при встрече. Даже те, которые порой освистывали Круиффа как тренера, сейчас приветствуют его со смешанным чувством восхищения, уважения, благодарности и

с ним, а также журналисты и комментаторы, которые иногда критиковали Круиффа, так как не могли понять его решений или просто согласиться с его взглядами.. Пожалуй, спорить с ним действительно непросто — и из-за того авторитета, что он заработал за свою профессиональную карьеру, и из-за того стиля, в котором он ведет беседу: такого же ловкого, новаторского, последовательного и приводящего в замешательство, какими были и его голы. Его доводы порой настолько же эффективны, как и его финты, и. основываются на странной смеси очевидных вещей, философии, логики, здравого смысла и проницательности. «В стране слепых и кривой король, но при этом он продолжает оставаться кривым» — вот так Йохан Круифф может ответить прессе до или после матча. В трудные для Круиффа времена, когда казалось, что «Барселона» не сможет прийти в себя после четырех подряд сезонов опьянения успехом, один болельщик «Барсы» рассказал мне, что преимущество голландца состоит в следующем: хотя ты и скучаешь во время матча, но по крайней мере можешь быть уверен в том, что будешь получать удовольствие на пресс-конференции... Диссидентский дух Круиффа не раз становился причиной конфликтов с теми, кто пытался заставить его поменять или исправить ту линию, которую он, с вескими на то основаниями или без оных, считал логически верной. Похоже, что он никогда не забывая совет своего отца, который говорил, что нужно меньше верить тем людям, что занимают в церкви первые ряды. Пожалуй, именно поэтому он чаще ссорился с руководителями, чем с болельщиками. «Нет на свете такого президента, который указывал бы мне, что я должен делать. Когда я был игроком, президент «Аякса» захотел унизить меня, заявив, что я слишком стар для того, чтобы играть в футбол. Тогда мне было 38 лет. Я принял приглашение самого принципиального соперника «Аякса», симпатии... В последнее десятилетие в футболе начался период грандиозных приобретений и таких же грандиозных эко-номических глупостей, которые поставили под угрозу саму его индивидуальную сущность, его зрелищную сторону, которая на поверку оказывается гораздо более рентабельной. Утрата экономических ограничений, коммерческие гиперпроекты, ощущение входа в очень опасную спираль — все это привело к тому, что с каждым разом больше говорится о деньгах, спонсорах, правах на использование имиджа, рекламе, рента-бельности, посредниках, дебете и кредите и все меньше о футболе и его ценностях как игры. В этой книге Йохан Круифф много говорит о самом футболе и совсем чуть-чуть о его финан-совой среде. Это взгляды не простого смертного, а одного из самых значимых игроков и тренеров в истории мирового футболе. Их нельзя назвать традиционными. Недоброжелатели и почитатели Йохана Круиффа согласятся со мной, что он и сам никогда не был «традиционной» личностью. Это знают футболисты, руководители, судьи и тренеры, работавшие вместе «Фейеноорда», и в итоге стал чемпионом страны, обладателем

наслаждайтесь». Круифф всегда производил впечатление человека, получающего наслаждение от игры и дарящего его зрителям. Это было, и когда он в бытность свою игроком избегал ударов целившихся ему по ногам соперников, и когда уже как тренер «Барселоны» наблюдал за своими подопечными на тренировках, восседая на мяче. «Вот это и есть мой кабинет», — говорил он, указывая на мяч. Лауреано Руис, при Круиффе работавший с молодыми игроками «Барсы», так описывал его идеи в одной из своих статей: «То, как он представлял себе футбол, вызвало восхищение во всем мире. Он убрал с поля одного защитника и выставил трех нападающих, фактически возродив такое понятие, как «крайние форварды», которые располагались почти что у известковой разметки на флангах. Таким образом он дал новую жизнь одному из главных принципов атакующего футбола: образованию наступательного фронта по всей ширине поля. Его команда атаковала постоянно, но спокойно, без спешки: игроки контролировали мяч, ожидая подходящего момента для того, чтобы резко взвинтить темп и выйти к воротам соперника». Сейчас немалая часть предпринимаемых Круиффом усилий направлена на то, чтобы вернуть футболу его первоначальное предназначение как развлечения. Игроки и болельщики его за это поблагодарят, но, к сожалению, для этого нужно преодолеть сопротивление тех, кто пытается превратить этот вид спорта в зрелище с предсказуемым финалом, организуемое исключительно ради достижения результата и получения выгоды. Об этом и рассказывается в книге «Мне нравится футбол». Кубка Голландии и лучшим бомбардиром своей команды», — рассказал он в одном из своих интервью. Но в этой книге речь не идет ни о личной жизни Круиффа, ни о его блестящей карьере игрока и тренера. Его воспоминания и некоторые любопытные истории из прошлого останутся на этих страницах на втором плане, только для того, чтобы проиллюстрировать, в чем заключается его понимание футбола. Лучше всего это понимание отражает слово, помещенное в заголовок предисловия, — «наслаждаться». Все болельщики прекрасно помнят, что, перед тем как «Барселона» выиграла Кубок чемпионов на стадионе «Уэмбли», Круифф сказал своим игрокам: «Идите и наслаждайтесь». Не- сколько лет спустя, когда мне повезло побывать на матче, устроенном в его честь, устроенном, несмотря на постыдное сопротивление руководства каталонского клуба, Круиффа чествовали болельщики на трибунах «Камп Ноу», встретив его бурей аплодисментов. И, перед тем как попросить всех присутствовавших на стадионе спеть гимн «Барселоны», он сказал нам: «А теперь
...В завершение остается только сказать, что ты получаешь истинное удовольствие, беседуя с Круиффом о футболе. Или, точнее сказать, слушая его рассуждения. Когда я возвращался домой и моя жена интересовалась, как все прошло, я отвечал ей: «Это было, как если разговаривать с Пикассо о живописи».


Такое сравнение может показаться преувеличенным и, может быть, даже неудачным, но для того, чтобы так говорить, у меня есть все основания. Это ощущение преследует меня с тех пор, как в 9-летнем возрасте я увидел по телевизору его в футболке того «революционного» «Аякса». И как однажды сказал Ромарио: «На футбол нужно смотреть глазами Круиффа»...
*Примечание. Серхи Памьес{ 1960) — каталонский писатель и журналист.
ГЛАВА 1
«Играть хорошо — это значит правильно выполнять все движения»
Футбол основывается на двух принципах. Первый: когда ты владеешь мячом, то должен уметь бить по нему и делать точную передачу. Второй: если ты получаешь мяч, то должен обладать способностью его контролировать. Если ты его не контролируешь, то не можешь отпасовать партнеру. На поле эти два аспекта игры имеют наибольшее значение, так как мы никогда не должны забывать о том, что футбол — это вид спорта, который подразумевает наличие большого количества промахов. Мяч может попасть к тебе прямо в ноги, на средней высоте, на уровне груди или в голову. Поэтому необходимо так отработать технику, чтобы уметь контролировать его наиболее эффективным способом, в соответствии со специфическими обстоятельствами, возникающими по ходу игры. Таким образом, имея в своем распоряжении все необходимые «инструменты», футболист сможет принять наилучшее решение в зависимости от ситуации, в которой он оказывается в том или ином моменте матча, чтобы свести число этих промахов до минимума.
Если по разным причинам ты не можешь контролировать мяч, который тебе направляется в определенное место или на ход, ты не сумеешь развить свои действия должным образом. От этого не только снизится зрелищность, но и расстроится коллективная игра команды. К сожалению, ввиду различных образовательных, социальных факторов или просто из-за образа мышления современных специалистов на тренировках и теоретических занятиях эти моменты отрабатываются все меньше и меньше. На мой взгляд, играть хорошо — это значит правильно выполнять все движения. Если перемещение мяча требует конкретной скорости и точности, ты должен быть способен сделать это без огрехов и в нужное время. По сути дела, хорошо справляться со своими обязанностями означает адекватно выполнять все действия в матче. Темп, контроль мяча, то, как ты его пасуешь, выбор позиции, навесы... все это решающие факторы, и для того, чтобы выполнение данных действий было успешным, требуется достаточный уровень технической подготовленности.
Без сомнения, одна из причин отсутствия техничности у многих игроков связана с тем местом, где они учатся играть в футбол. В мои времена самой популярной академией для того, чтобы узнать секреты этого вида спорта, была улица. Мы — дети, которым нравилось бить по мячу ногами, — учились этому на улицах и площадях наших районов. И не только мы, но и старшие ребята тоже. И даже взрослые. После окончания рабочего или учебного дня они выходили на улицу для того, чтобы посвятить свободное время своей любимой игре. Тогда профессиональный футбол не был так распространен, как сейчас, и все, за редким исключением, тренировались практически в одни и те же часы. Я рассказываю о других временах, это очевидно. Нужно иметь в виду и то, что я, например, стал всего лишь вторым профессиональным футболистом Голландии после моего друга Кайзера, с которым мы столько пережили вместе и в «Аяксе», и в сборной Голландии.
Как я уже говорил, в течение дня люди работали или учились, а вечером играли в футбол. Там, на тех улицах, превращенных в импровизированные поля, мы, самые маленькие, могли многому научиться. Каким образом? Глядя на старших и повторяя за ними. Я уверен, что та же самая картина наблюда-лась во многих других городах мира, на всех континентах, во всех странах.
В последние годы мы попытались восстановить этот дух уличного футбола. Помню, как на одном детском турнире по дворовому футболу, который был организован в самом центре Амстердама, в присутствии огромного количества зрителей, с нетерпением ожидавших начала, в самый последний момент из-за организационных проблем мы остались без ворот. Казалось бы, праздник, которого так ждали его участники, должен быть отменен, но кому-то пришла в голову идея использовать вместо две пожарные машины, и они прекрасно выполнили пред назначавшуюся им роль. Скажите, какие дети не использовали вместо ворот портфели, рюкзаки, одежду или даже простые кам-ни?! Этот маленький штрих и ему подобные наглядно показывают, что для того, чтобы играть в футбол, не всегда нужно иметь все положенные атрибуты, а отсутствие той или иной детали прекрасно заменяется воображением.
ГЛАВА 2
«Лучший способ научить ребенка играть в футбол — это не запрещать, а подсказывать»

Но вернемся к обучению футболу. Когда я начинал, мы, самые маленькие, могли чему-то научиться благодаря тому, что всегда находился какой-нибудь парень старшего возраста, который оставался с нами, чтобы показать нам свои финты, поработать над ошибками и поделиться с нами некоторыми из своих секретов. Я всегда думал, что лучший способ научить ребенка играть в футбол — это не запрещать, а подсказывать. Не пытаться помешать ему делать то, что он захочет, а помочь ему выполнить эти действия качественно, восполнить пробелы в его подготовке. Как бы ни развивались технологии и педагогические методы, сколько бы ни публиковалось научных трактатов о футболе, как бы ни пытались превратить его в точную и закономерную науку, совершенную и безошибочную, на базе тактических уроков и записей, сделанных мелом на доске, подозреваю, что лучшей школой будут оставаться устный рассказ и наглядное обучение на примере игроков разного возраста. Самое главное, чтобы знания передавались от футболиста к футболисту, так как оба говорят на одном и том же языке и потому могут прийти к взаимопониманию. Если ты не говоришь на том же языке, что и твой тренер, тебе будет очень трудно чему-либо у него научиться.
Одно из моих наблюдений, которое я вынес еще с детских лет, заключается в том, что игроки, получавшие удовольствие от обучения младших по возрасту, как правило, умело обращались с мячом на поле и обладали хорошей техникой. Наоборот, те, что были способны только врезаться в соперника, встать на его пути в центре поля, чинить ему преграды и бить по ногам, не могли научить нас ровным счетом ничему. Наши же случайные «тренеры», влюбленные в техничный футбол, часто говорили нам: «Смотри, парень, бей по мячу вот так, и увидишь, как он полетит». Слушая их советы, пробуя повторить самостоятельно и исправляя ошибки, применяя на практике их наблюдения, ты обучался различным приемам; направлять мяч по дуге, останавливать его, когда он летел на тебя сверху, поворачивать голову и ставить корпус так, чтобы удар получился сильным и точным...
Такова была наша форма обучения, но, к сожалению, с тех пор очень многое изменилось. Сейчас детские тренеры вынуждены учиться, чтобы тренировать самых маленьких. Но многие из них так и не становятся учителями в том смысле, что они должны не только тренировать, но и наставлять. Они могут сказать тебе, чтобы ты бил с левой, ну и ладно. Но если они не показывают тебе, как это надо делать, кому это нужно? И знаешь, почему они тебе этого не объясняют? Ответ очень прост — потому что сами не умеют. А если у тебя нет базовой техники, о каких ударах вообще может идти речь? Я согласен, физическая подготовка и прочие аспекты немаловажны, но по сравнению с технической оснащенностью все они отходят на второй план. Напротив, если ты тренируешь мальчика и можешь объяснить ему, как он должен бить по мячу, какой частью стопы, как при этом должен располагаться корпус, какие меры нужно принять при приближении соперника, то потом он сможет тренироваться самостоятельно. Копировать, имитировать, добиваться, повторять, улучшать, учиться, отшлифовывать и впоследствии применять полученные знания на практике с учетом собствен-ного стиля, особенностями своей личности. Повторяю, если ты сам не умеешь делать этого, то не можешь научить этому никого. И когда ты начинаешь говорить о других вещах, какими бы важными они ни были, это никогда не заменит обучения технике. Вот так, понемногу, забывая о деталях, мы начинаем удаляться от самой сути вопроса. И в этом заключается проблема современного футбола.
Я, конечно, знаю, как трудно переломить эту тенденцию. Всем тренерам, даже в низших дивизионах, нужны бумаги, подтверждающие их квалификацию, всем им необходимо пройти через соответствующие официальные организации и процедуры. Все это спускается «сверху», и будет очень трудно изменить существующее положение вещей. Это вовсе не означает, что я категорически против данной системы, нисколько, потому что, следуя ей, ты тоже можешь кое-чему научиться. Но мне очень жаль, что о других вопросах, в нее не входящих, забывают все чаще и чаще. И я боюсь, что реальность очень сильно отличается от того, как ее представляют. Поэтому мне всегда хотелось, чтобы помимо тренировок процесс обучения включал в себя футбольные курсы, семинары для тренеров или хотя бы была выпущена какая-нибудь компьютерная игра, в которой показывалось бы выполнение всех элементов, чтобы игрок потом мог повторять их у себя дома. В таком случае любой, кто того захочет, сможет научиться и интерпретировать их на свой лад. Чтобы юному футболисту, который не умеет бить с левой ноги, рассказывалось и показывалось, как это нужно делать, и затем он бы спускался в парк или на улицу и пытался повторить увиденное.
Я помню, как несколько лет назад мы беседовали о футболе с Хорхе Вальдано. Содержание нашего разговора было опубликовано в газете «El Pais» 3 июня 1996 года, и там были мои слова о детском футболе. Сейчас я продолжаю думать точно так же: «Кем является детский тренер в таком великом клубе, как «Барселона» или «Реал»? Тренером или педагогом? Если тренером, то, пожалуй, в один прекрасный день он захочет подняться на следующую ступеньку карьеры, то есть добиваться с командой результатов. А он не должен жить этим; он может требовать результата только в виде усваивания учениками его уроков. То, что сейчас происходит, мне видится следующим образом: уровень тренеров понизился за последние 20 лет. И я категорически против того, чтобы детским тренерам были нужны какие-то бумаги, дипломы для выполнения своей работы. Кто должен тренировать? Парень «из народа», который всю свою жизнь играл в футбол и теперь хочет посвятить себя работе с детьми. Не тот, кто постигал тренерские премудрости, обучаясь в специализированных заведениях; пусть этот сеньор займется своей карьерой. А как поднимаются по карьерной ле-стнице? Выигрывая, побеждая. Если ты — руководитель клуба, ты не возьмешь на работу тренера, который завершил сезон со своей юношеской командой, скажем, на четвертом месте. Хотя, на мой взгляд, может быть, это и есть самый лучший тренер на свете».
ГЛАВА 3
«Нужно возродить исконный дух футбола»


Исходя из того, как спланированы наши города, сегодня очень трудно найти улицы, на которых можно было бы играть в футбол. Особенно в мегаполисах, которые задыхаются от наплыва машин. Но существуют другие способы достичь желаемого. Например, можно организовать школьные турниры, районные соревнования, которые проводились бы при поддержке муниципалитетов, матчи на пляжах... Если ты захочешь, ты сможешь сделать это. Что касается лично меня, то я пытаюсь устраивать турниры по дворовому футболу 6x6. Я это делаю для того, чтобы противодействовать тем интеллектуально ограниченным чиновникам, которые руководят этим видом спорта. И, кроме того, я хотел бы возродить исконный дух футбола.
Если говорить о дворовом футболе так, как я его вижу, то каждая команда должна состоять из шести футболистов: пяти полевых игроков и вратаря. Число «шесть» — отнюдь не случайное. Согласно моим наблюдениям, когда на поле шесть игроков, мяч не передерживается, и легче преодолеть оборону соперника. Шесть, на мой взгляд, — идеальное число, поскольку требует от участников матча максимальной концентрации; при этом легче реагировать на изменения игровой ситуации, быстрее находить поддержку своих партнеров, открываться, делать перехваты, принимать решения. Ты всегда в центре событий и принимаешь в них непосредственное участие. Размеры площадки должны более-менее приближаться к половине классического футбольного поля. Правила очень и очень простые. Вратарь никогда не должен выбивать мяч дальше, чем за центральную линию, хотя может переходить ее, играть в поле и если того захочет, даже забивать мячи. Это упрощает игру и заставляет вратаря учиться бить по мячу, участвовать в созидательных действиях своей команды. Таким образом, мы про-тиводействуем существующей тенденции, когда голкипер превращается в столб, занимающий место в воротах, и ограничивается выбиванием мяча вперед. Но, к счастью, у зрителей и у самих футболистов другое представление о том, чем должен заниматься вратарь.
Второе правило: в качестве наказания за фолы должны применяться исключительно свободные удары. Я заинтересован в том, чтобы удары со стандартных положений тоже были частью игры, а не способом забивать мячи для тех, кто только и умеет, что заряжать по воротам, как из пушки. Потом желающие смогут отработать и этот элемент и самостоятельно улуч-шить его выполнение. Но главное, чтобы, исполняя свободный удар, игроки учились думать, принимать решения, начинать атаку, изобретать. (Конечно, говоря о штрафных, я вспоминаю, как на тренировках, когда я еще был главным тренером «Барселоны», Куман или Стоичков старались не просто отправить мяч в сетку — это для них было слишком просто, — а попасть в перекладину или штангу. Ясно, что тогда мы делали ставки — пять тысяч песет за каждое точное попадание). И, наконец, третье правило: три угловых подряд — пенальти, с тем, чтобы иметь возможность отрабатывать два вида стандартных положений и придать матчу больше разнообразия и эмоций...
ГЛАВА 4
«Суть проблемы состоит в том, чтобы дети, играя в футбол, получали удовольствие, а не испытывали отвращение»


То, что мне больше всего нравится в работе тренера - это возможность добиваться максимальной отдачи от команды, состоящей из совершенно разных футболистов. Один игрок выделяется своей техникой, другой хорошо играет головой, третий обладает отменным дальним ударом, еще один незаменим на фланге. Но как извлечь пользу из всего этого многообразия отдельных качеств и суметь объединить их в одно целое? Сейчас, похоже, весь мир только этим и занимается, что автоматически вредит самим футболистам. Мы не можем забывать о том, что каждый игрок - это индивидуальность, которая понимает футбол по-своему. Кто-то получает удовольствие, делая на поле то, что не по душе кому-то другому. Если же пытаться сделать из каждого универсала, это сказывается на классе команды, уменьшает число стилей и, как следствие, обедняет зрелище.
В наши дни очень мало по-настоящему высококлассных игроков. На мой взгляд, проблема заключается, как я уже ранее отмечал, в низком уровне технической подготовленности, но помимо этого и в том, что мало кто сейчас относится к футболу как к искусству и любит его как искусство... Многие, наверное, уже успели вбить себе в голову, что в этой книге есть советы на все случаи жизни. Как нужно бежать, прыгать, обороняться, контролировать мяч, выполнять штрафные или угловые удары. Но я выступаю категорически против того, чтобы ее воспринимали как учебник с инструкциями для футболистов, потому что считаю, что к каждому нужен индивидуальный подход. Суть проблемы состоит в том, чтобы дети, играя в футбол, получали удовольствие, а не испытывали отвращение. И то, что кто-то из них может достичь наивысшего уровня, нужно рассматривать как долгосрочное капиталовложение, как возможность в будущем получать удовольствие, наблюдая за игрой этого парня как рядовой зритель.
Несколько месяцев назад в Голландии решили, что тренерами во всех без исключения любительских командах могут работать только дипломированные специалисты. Когда меня спросили: «Йохан, как тебе такая мера?», я не смог удержаться от того, чтобы не назвать ее фатальной. Почему? Потому что в данном случае тренеру не остается ничего другого, кроме как применить на практике знания, полученные им по ходу обучения. Почему бы не позволить работать в самых юных возрастных категориях тем людям, которые сами продолжают играть в футбол и при этом влюблены в него? Таким образом, детям передавалась бы не только «живая» техника, но и любовь к футболу, к различным его сторонам? А что делает профессиональный и дипломированный тренер? Вполне логично, что он, думая о достижении результата, пытается добиться победы во что бы то ни стало и сделать еще один шаг наверх. Я не против того, чтобы с определенного возраста руководство командами передавали в руки профессиональных тренеров. Но никак не раньше 14 лет! А до той поры дайте же детям возможность просто играть! Пусть они получают от этого удовольствие! Конечно, я не самая подходящая кандидатура для того, чтобы рассуждать на эту тему, так как в свое время мне очень ловко удалось обойти существующие правила и работать тренером, не имея на руках соответствующего диплома, хотя для этого и пришлось изобрести должность под названием «техни-ческий директор». С другой стороны, я все же думаю, что исключения из правил имеют право на существование. Так, например, в Голландии игроки, завоевавшие почет и уважение по ходу своей карьеры, впоследствии официально могут стать тренерами после прохождения упрощенной процедуры, что видится мне абсолютно логичным.
ГЛАВА 5
«Важно иметь тренеров, которые передавали бы своим подопечным любовь к футболу как искусству»
Серьезная ошибка многих тренеров, в большинстве своем теоретиков, а не практиков, состоит в том, что они думают, будто дети 7 — 8 лет не стремятся к победе. Это ужасное заблуждение! Как же они хотят победить! Даже больше, чем многие взрослые! Самые юные, как правило, — самые драчливые, а порой и самые жестокие. Вспомни сам: в детстве у тебя наверняка были друзья, которые плохо играли в футбол, и когда во дворе устраивали матч, ты всякий раз ста-рался, чтобы они не попали к тебе в команду. В то же время ты всегда хотел, чтобы за тебя играл лучший, пусть даже он был твоим злейшим врагом или парнем, с которым у тебя были натянутые отношения. После матча вы с неумелым футболистом вновь становились лучшими друзьями, но на время игры ты стремился привлечь на свою сторону сильнейшего. Что это, как не желание выиграть? В то время как практически все тренеры убеждены в том, что детям нужно с самого начала прививать стремление к победе, их в первую очередь следует учить совсем другому: развивать их лучшие качества, исправлять де-фекты и при этом не принижать их достоинства. Поэтому так важно иметь тренеров, которые передавали бы своим подопечным любовь к футболу как искусству. Нужно вернуться к истокам футбола, которые в большинстве случаев говорят нам о том, что этот фантастический вид спорта был изобретен для того, чтобы получать удовольствие в процессе игры, а не для того, чтобы тупо бегать туда-сюда, раздавая удары по ногам.
Самое эффективное оружие в игре — это совокупность техники и здравого смысла, Технике обучаются с самого раннего детства. Очень часто меня спрашивают: как можно научить этому детей, которые уже тренируются и играют за детские команды в различных официальных турнирах, но все еще способны к обучению? Помню, когда я работал главным тренером «Аякса», то иногда сам тренировал 10-летних мальчишек, но занимался с ними не на футбольном поле, а на пустой автостоянке. Почему? Потому что там можно многому научиться. Если ты играешь на футбольном поле, зеленом, мягком, великолепного качества, ка-кими изобилует Голландия, сталкиваешься с соперником, падаешь на газон, то с тобой ровным счетом ничего не происходит: отряхнулся и побежал дальше. На автостоянке же все по-другому: если ты с кем-нибудь сталкиваешься, то падаешь на бетон, получаешь ссадины, царапины, тебе больно, порой даже идет кровь. И в этом случае ты должен шевелиться, учиться двигаться с большей скоростью и быстрее принимать решения относительно того, что тебе нужно делать с мячом или без него. Эта маленькая деталь тренировки — покрытие — обуславливает два или три очень важных аспекта реальной игры: выбор позиции, контроль мяча, скорость, концентрацию. В будущем все это пойдет на пользу и тебе, и твоей команде. Всего лишь сменив траву на бетон, оказавшись в непривычных условиях,

ты развиваешь быстроту мышления, учишься успевать к мячу первым, не передерживать его и вовремя делать передачу партнеру. Подводя итог, таким образом ты отрабатываешь сразу три действия. Возможно, что мощные и крепкие игроки, в отличие от нас, слабых, никогда так не будут тренироваться. Но потом, когда обоим будет по 18 лет, разница между сильным и мной будет заключаться в том, что я сумею предугадать развитие событий, опередить его на скорости, и, наконец, процесс принятия решения у меня займет меньше времени, потому что, когда я формировался как игрок, я каждый раз отрабатывал эти дета-ли. В то время эти самые детали могли показаться второстепенными, но в реальной игре, когда настает момент истины, они оказываются фундаментальными.
По ходу моей карьеры профессионального футболиста эти детали не раз выручали меня в трудных ситуациях. Еще ребенком на тренировках я делал главный упор на технику, чтобы ликвидировать свое явное отставание в плане физической подготовленности от более массивных игроков, которые в то же время были и более медлительными. Я не хочу сказать, что я тренировался дольше остальных; просто я лучше и рациональнее использовал время, отведенное для занятий. Я всегда верил в то, что каждый недостаток имеет свои преимущества. Если я маленького роста, то должен быть более шустрым. Если я не обладаю физической мощью, то должен быть хитрым. Ничего другого мне просто не остается.
Плохо то, что молодые ребята, которые имеют отличные способности к созиданию, впоследствии теряют их, и теряют по вине тренеров. Поэтому так трудно найти сейчас таких футболистов, как Аймар и Савьола. В этом смысле трудно не согласиться со следующими словами Марко ван Бастена, игрока экстракласса, который был вынужден оставить футбол из-за серии травм: «Если представить, что в моей карьере было 10 тренеров, то кое-чему меня научил один из них, трое мне не навредили, и шесть остальных постоянно пытались мне нага-дить». Мне, к счастью, повезло играть под руководством тренеров, которые ценили футбол. И хотя с точки зрения физических кондиций я не мог выполнить хорошо угловой удар, они всегда выпускали меня на поле. Из-за своей конституции я не был способен бить как следует по воротам из-за пределов штрафной площади; это был сущий кошмар, мяч порой даже не долетал до ворот. Но, исходя из этого, тренеры всячески пытались мне помочь преодолеть свои комплексы и ограничения; они включали в программу моей подготовки специальные занятия для развития мускулатуры, стимулирования скоростных качеств. И при этом они следили за тем, чтобы я не переутомился, выполняя эти упражнения. Они никогда не пытались изменить мой стиль, и я хорошо усвоил правило: этого нельзя делать ни при каких обстоятельствах. Вся моя тренерская работа основывалась на анализе возможностей каждого игрока и совершенствовании его игрового стиля с тем, чтобы впоследствии он с максимальной отдачей мог вписаться и в команду, и в демонстрируемую ею игру.
ГЛАВА 6


«Молодой футболист, обладающий собственным стилем, всегда придает игре
дополнительные элементы неожиданности, смелости, ловкости и изобретательности»
Другая концептуальная ошибка современных тренеров состоит в том, что они слишком уж долго ждут, когда молодые игроки пройдут все возрастные категории. Футболиста надо оценивать не по возрасту, а по его классу. Если 12-летний мальчик демонстрирует, что он уже перерос свою возрастную категорию и технически намного превосходит своих сверстников, нужно выпускать его против старших, чтобы он мог прогрессировать и дальше. Это заставит его прилагать больше усилий, не довольствоваться уже достигнутым и послужит дополнительным стимулом для дальнейшего совершенствования. В конце концов это заставит его продолжать учиться. Мне, к примеру, очень помогло то, что я играл в более старших возрастных категориях. В команде сверстников я брал мяч и начинал обводить соперников одного за другим: первого, второго, третьего... и так до шести. Мой тренер говорил мне: «Йохан, ты должен делать больше передач». А я, видя, что мне все так же хорошо удается дриблинг, продолжал гнуть свою линию. Когда же меня перевели в сле-дующую категорию, я обнаружил, что могу обвести одного-другого, порой третьего, однако, когда на моем пути возникал четвертый — бах! — навстречу выходил защитник и оставлял меня лежащим на земле и без мяча. Все это заставляло учиться отдавать партнеру мяч раньше, быстрее оценивать ситуацию на поле и принимать наиболее эффективные решения. Сейчас, к сожалению, практически невозможно, чтобы игрок дебютировал на мундиале в возрасте Пеле. Однако, если у него есть для этого необходимые данные и уровень подготовленности, он должен иметь возможность играть там, где ему захочется. Почему этого не происходит? Порой я разочаровываюсь, когда вижу в дублирующих составах именитых клубов 21-летних игроков, которые до сих пор не сыграли ни одного матча в первом дивизионе. Конечно, от этих молодых футболистов, которые сразу же начали выделяться своей игрой, нельзя требовать, чтобы они несли груз ответственности за команду от рассвета до заката. Они делают то, что могут. У них еще есть время для того, чтобы стать «священными коровами». Но, с другой стороны, то, что эти молодые игроки могут привнести с собой в главную команду, может послужить для нее дополнительным импульсом. Мне нравится такой порядок вещей, потому что, когда ты видишь что-то на поле впервые, ты не можешь судить категорично, хорошо это или плохо. На мой взгляд, молодой футболист, обладающий собственным стилем и определенным классом, всегда придает игре дополнительные элементы неожиданности, смелости, ловкости и изобре-тательности... Ясно, что он должен еще многому научиться, но как он сможет это делать, если не имеет ровным счетом никакого опыта?
Молодого игрока, который уже вышел на достаточный уровень, нужно периодически выпускать на поле и в то же время позаботиться о том, чтобы его кто-нибудь подстраховывал. Давайте проанализируем случай Ивана де ла Пенья. Когда я работал главным тренером «Барселоны», меня частенько обвиняли в том, что я мало даю ему играть. Но в той турнирной ситуации, в которой мы тогда находились, у меня не было возможности каждый раз выпускать с ним в паре опытного игрока, который мог бы подстраховывать

де ла Пенью весь матч, если бы у него что-то по молодости не получалось. Я поступал таким образом, так как считал, что Иван обладает исключительными качествами. Кстати, именно поэтому на поле в одном матче одновременно никогда не выходят 10 гениев; не будем забывать, что исключительное происходит от слова «исключение». И одаренный игрок должен беречь свой талант, тренируясь, улучшая другие аспекты игры с прицелом на условия реального соревнования. Зрелищное впечатление футбол в его исполнении произведет один, два, ну три раза за матч, но отнюдь не при каждом его касании мяча. Не поддается сомнению лишь то, что он играет не на себя, а на команду, и его гениальность может проявиться в трех-четырех конкретных моментах. Выглядит полным абсурдом то, что весь мир — болельщики, пресса, руководители — требует от молодого паренька, чтобы каждый его удар по мячу был решающим, гениальным, фантастическим, незабываемым, хотя совершенно очевидно, что он будет совершать ошибки. Он будет ошибаться, болельщики — жаловаться, и в итоге все это скажется на игре команды. Может случиться даже, что отдельные игроки, откровенно завидующие его гениальности, решат не помогать ему, и в итоге тренер перестанет на него рассчитывать, и усадит на скамейку запасных, как это уже, к сожалению, неоднократно происходило. Это очень грустно, потому что в подобных случаях очень силен психологический прессинг, и некоторые мо-лодые футболисты получают серьезные травмы из-за того, что те, кто должен их подстраховать, в нужный момент не оказываются рядом. Естественно, что в 18 лет де ла Пенья не мог выходить на поле в каждом матче, но в половине — да, и в таком ритме он постепенно набирался опыта. О Савьоле, например, мы знаем, что он обладает всеми необходимыми качествами для того, чтобы добиться успеха, но ему всего лишь 19 лет. Считается, что футболист обычно достигает зрелости в 26 лет, однако случается, что кто-то опережает этот график и может стать высококлассным игроком в 23 года. Но это происходит только в том случае, если он все это время интенсивно работал над собой, совершенствовался, имел возможность набираться опыта на высшем уровне. Когда команда, скажем, проигрывает три матча подряд, тренер начинает принимать «экстренные меры», и на молодого игрока пытаются свалить груз ответственности наравне со всеми, это может ему навредить и помешать его дальнейшему профессиональному росту. Преимущество Савьолы состоит в том, что он уже готов ко всему этому: он дебютировал на высшем уровне в очень юном возрасте и уже привык к этому давлению. И это говорит в его пользу.
ГЛАВА 7
«К сожалению, многие футбольные руководители думают только о том, как вернуть вложенные деньги, вместо того чтобы получить отдачу от своих приобретений. Это все-таки разные вещи»
Первый аспект, который затрудняет данную интерпретацию футбольных ценностей, — экономический вопрос. И в этом многие люди ошибаются. Посмотрите, что такое состав команды? Это раздевалка, где собираются 25 человек, из которых на поле выходят только 11 и от которых зависят их семьи; и у каждого из них свои обстоятельства. Другими словами, раздевалка — это настоящая пороховая бочка. И это вполне логичное сравнение, потому что команда состоит из очень разных людей, и этот человеческий конгломерат должен функционировать и радовать миллионы зрителей своей игрой. Ты можешь представить себе более сложную задачу? Поэтому важно определить четкие параметры подготовки, цели на поле, принципы сосуществования игроков, общие для всех ценности... Поэтому так хорошо, когда ты находишься в курсе всех событий. Иногда мне кажется, что бить по мячу — это самая последняя фаза процесса. Сколько вопросов нужно решить еще до этого! Думаю, что в командах, где возникает столько персональных и коллективных проблем, это происходит из-за деятельности людей, которые никогда не вникают в суть дела — руководителей или тренеров, не имеющих достаточного чувства для того, чтобы вникать в эти детали, сперва кажущиеся незначительными, а на поверку определяющими, — и думают исключительно о деньгах. По моему мне-нию, нужно думать не о деньгах, а об игре команды. Но, к сожалению, многие футбольные руководители думают только о том, как вернуть вложенные деньги, вместо того чтобы получить отдачу от своих приобретений. Это все-таки очень разные вещи. Рассмотрим один пример. Ты и он — футболисты одного уровня, но за него я должен выплатить 1 7 миллионов долларов, а ты мне обойдешься даром. Если отбросить в сторону этот экономический фактор, вы ничем не будете отличаться друг от друга. В таком случае не может быть такого, чтобы он получал в два раза больше тебя или лучшего футболиста команды. В раздевалке всем все и обо всех известно: семейные проблемы — жена, дети, экономические — дела, налоги и так далее. Не может запасной получать в три раза больше игрока основного состава, а 20-летний футболист — в три раза больше 27-летнего. Это просто невозможно. Конечно, иногда могут делаться некоторые исключения, но незначительные и такие, чтобы их поняли и приняли все остальные. Но в основном не должно быть какого-либо неравенства. Если он играет лучше тебя, то не должно быть проблемы в том, что он и получает больше тебя. Ведь ты и сам прекрасно знаешь, что он лучше. И потому, когда ты входишь в раздевалку, когда идешь тренироваться, ты уже знаешь, кто лучший; и никто не должен брать тебя за руку и говорить: «Видишь? Тот па-рень лучше тебя». По истечении двух недель пребывания в команде, когда ты выходишь на поле, ты отлично знаешь, кто является хорошим футболистом, кто хуже, а кого мы называем плохим. Под понятием «хороший футболист» я подразумеваю не только умение делать хорошие передачи или забивать, но и ответственность за свои действия, за результат — все то, что характеризует личность. Когда ты как тренер замечаешь, что все эти «ингредиенты» начинают «закипать в котле», знай, что страсти в раздевалке накалились до предела. Чтобы этого не произошло, нужно установить очень простой и в то же время строгий порядок. Если он старше тебя, он и получает больше тебя. А если ты выходишь на поле чаще его? С премиальными и различного рода бонусами ты можешь зарабатывать больше, но при назначении базового оклада нужно исходить из одного критерия — возраста. Премии и бонусы служат для того, чтобы компенсировать возможное неравенство, и в их основе всегда лежит самый справедливый критерий, который только может существовать в рабочем коллективе: отдача, продуктивность, полезность для команды. Если он является лучшим футболистом клуба, но в течение полугода лечится и восстанавливается от травм, а выходить на поле и таскать каштаны из огня приходится тебе, получать больше должен именно ты, а он не имеет права даже сказать что-то против такого положения дел. Очевидно, что все это требует совершенно иного понимания клубной экономики, бюджета, трансферной политики и многих других вещей.
ГЛАВА 8
«Когда в 36 лет ты заканчиваешь карьеру профессионального футболиста, то обнаруживаешь, что отстал на 10 лет от тех, кто мог учиться и получить диплом»
По личным биографическим причинам и тому, как развивалась моя карьера сперва футболиста, а затем и тренера, мне выпало стоять у истоков многих ве-щей и вносить свой вклад в появление новых аспектов моей профессии, ранее не существовавших. Специально к этому я не стремился, но обстоятельства решили все за меня. Всегда возникали те или иные проблемы, по которым я был вынужден, по своей воле или против нее, занять определенную позицию или попытаться принять участие в ее разрешении. Так происходило в случае с министерством финансов и теми налогами, что мы, футболисты, платили в Голландии. Одна из главных наших проблем заключалась в том, что мы платили слишком высокие налоги, на мой взгляд, чересчур высокие. Тогда, в начале 70-х, мы отчисляли порядка 75% от заработанных денег. Тем более если ты получаешь столько в течение 6-7 лет, потом уровень твоих доходов резко падает, или же ты вовсе остаешься ни с чем. Таким образом, я оказался на стороне голландской Ассоциации профессиональных футболистов, и в итоге мы заключили с властями соглашение относительно снижения налогов.
Это соглашение состояло в том, что все профессиональные футболисты могли переводить 30% своих суммарных доходов как бы взамен налогов в официальный пенсионный фонд на очень строгих условиях. Этому фонду поручалось распоряжаться твоими средствами. В соглашение входило также страхование жизни и здоровья, завершения карьеры и т.д. Мой пример не является показательным, так как в течение долгого времени я выступал за границей, но тем, кто играл в Голландии, это помогло решить их проблемы. В течение 10 лет они перечисляли деньги в этот фонд, а по завершении карьеры профессионального футболиста становились обладателями довольно внушительной суммы. Это позволяло им, при условии окончания выступлений в 36 лет, достойно дожить до наступления официального пенсионного возраста, который равнялся 62 годам. Все игроки могли пользоваться преимуществами этой системы, позволявшей им копить деньги и являвшейся выходом, который устраивал абсолютно всех. Это устраивало и профессионалов, которые теперь уже не платили драконовские налоги, и властей, которые получали в свое распоряжение на длительный срок крупную сумму денег. Лично я в 40 лет стал обладателем суммы, соответствующей сегодня 50 000 евро в год. Во многих случаях такое решение помогало футболистам избежать неприятных ситуаций, в которые они, к сожалению, продолжают попадать. Я говорю о тех, кто восполь-зовался услугами плохих советчиков, или о тех, кто по собственной вине или в силу обстоятельств разбазарил все свое состояние еще в молодые годы. В итоге они уже не могли рассчитывать на такое гарантированное поступление денег, которые ты получаешь, когда уже практически застрахован от повторения ошибок юности. Цель этой системы проста и понятна: когда в 36 лет ты заканчиваешь карьеру профессионального футболиста и обнаруживаешь, что отстал на 10 лет от тех, кто мог учиться и получить диплом, данная пенсия позволяет тебе жить достойно, удовлетворять минимальные потребности, занимать свое место в обществе и заниматься каким-нибудь новым делом. Первой ввела такую систему Англия, и, если я не ошибаюсь, в Голландии мы сумели адаптировать ее к нашим условиям. В Испании мы также предпринимали попытки для того, чтобы она заработала, однако дальше собраний и совещаний дело так и не продвинулось. Лично я уже говорил на эту тему с министрами и государственными секретарями, но соответствующего решения по этой проблеме до сих пор не принято.
Именно Мы поставили Барселону на колени в Англии, вырвали у нее позвоночник на "Camp Nou" и их эпоха завершилась....
airstudio54
Влиятельный игрок
 
Сообщений: 4295
Откуда: Алматы - Казахстан
Настоящее имя: Асхат
Пол: мужской
Reputation points: 1301
Add reputation pointSubtract reputation point

Re: Лаборатория футбола

Непрочитанное сообщение airstudio54 » 07 июн 2013, 12:36

Продолжение-1: «Мне нравится футбол» (Йохан Круифф)



ГЛАВА 9
«Там, где много денег, обычно полно стервятников»
Когда мы говорим о влиянии окружения, реакции в средствах массовой информации на игру команды или действиях ее руководителей и представителей, следует подбирать и хорошо обдумывать свои слова. Конечно, нельзя обобщать, но вряд ли кто будет оспаривать утверждение относительно того, что в мире футбола очень много плохих людей и очень мало хороших. Я имею в виду всех: руководителей, тренеров, менеджеров — называй их как хочешь. Среди них очень много пройдох и аферистов. Поэтому невозможно даже теоретически рассуждать об идеальной схеме, которая подходила бы всем командам. Все в значительной степени зависит от личных качеств тех людей, в руках которых находятся рычаги управления той или иной футбольной организацией. Но одно не вызывает у меня никаких сомнений: если логика тебе подсказывает, что президент данного клуба откровенно слаб как руководитель, все остальные его подчиненные еще слабее. Как бы то ни было, есть объективные факты, которые не подлежат обсуждению. Например, там, где много денег, обычно полно вьющихся возле них стервятников. Если теоретически разделить всех руководителей на две группы, мы обнаружим, что 80 процентов их являются людьми властными, с дурным нравом, а порой и просто некомпетентными. И если 80 процентов клубов позволяют этим менеджерам и руководителям делать свое дело, не стоит ждать ничего хорошего, так как данные люди больше озабочены тем, чтобы набить свой собственный карман, а не помочь футболу. Поэтому так важно разграничить обязанности тренера и руководителя и возвести это разграничение в степень закона. Со своей стороны я испытываю огромное уважение к главному тренеру «Эспаньола» Пако Флоресу, хотя и не знаком с ним лично. Мне он нравится тем, что твердо следует своей линии. Считаю его достойным человеком, который работает на благо клуба, заботясь о его реноме.
Если тренер стоит на страже интересов раздевалки, я думаю, что ни один представитель руководства клуба не сможет туда заявиться просто так и посеять в ней раздор. Подобное вмешательство возможно только тогда, когда его позволяют. Если ты избираешь прямую линию, иногда ты можешь делать незначительные отклонения в сторону, но направление должно оставаться тем же. Когда кто-то из клубного руководства имеет влияние в тех вопросах, которые его не касаются, это происходит потому, что ты позволил ему влезть туда, куда не следует... Если ты сам подаешь пример футболистам, как нужно поступать в той или иной ситуации, они прекрасно тебя поймут и будут на твоей стороне. Что происходит, когда какой-нибудь игрок опаздывает на тренировку? Платит штраф. Со своей стороны ты спрашиваешь их в раздевалке: в какое время вы хотите тренироваться? Посовещавшись, они отвечают: в 10.30. Уж если они выбрали такой режим сами, они должны строго ему следовать. И если автобус уходит в час, то он должен уйти ровно в час, а не в 13.02. И когда на тренировку опаздываешь ты, скажем, по той причине, что был занят на интервью, ты также должен заплатить штраф. И будет лучше, если ты это сделаешь вперед всех остальных, для того чтобы они увидели, что тренер первым выполняет те правила, которые ввёл в действие он сам.
ГЛАВА 10
«Раздевалка намного главнее Совета директоров».
Когда я говорю о клубной иерархии, мне кажется наиболее показательным пример мюнхенской «Баварии». Там каждый человек что-то да определяет. Но в то же время есть только один шеф, и никто не может ничего сделать без его ведома, не говоря уже о том, чтобы пойти против его воли. Румменигге и Хёнесс изо дня в день разрабатывают предложения, а Беккенбауэр их изучает, вносит уточнения и в итоге либо одобряет, либо отклоняет. Но не они решают, кто лучший игрок команды, кто лучше всех владеет дриблингом или умеет бить по воротам. На мой взгляд, раздевалка намного главнее Совета директоров.
Капитаном, например, должен быть тот футболист, который в первую очередь думает о благе команды и защищает ее интересы. Тот, кто не боится выступать против, если есть против чего выступать, и это продиктовано здравым смыслом. И если тренер в чем-то ошибается, капитан должен уметь аргументировано и вежливо указать ему на его ошибку. Но если принимается какое-то совместно выработанное решение, по моему глубокому убеждению, капитан должен стать для всех остальных примером и проследить, чтобы игроки выполняли договоренности. Хотя, как мне кажется, в нынешней си-туации, когда в раздевалке командному духу противопоставляется столько несовместимых с ним частных интересов, такое уже невозможно в принципе.
Я думаю, что продажа прав на использование имиджа того или иного игрока в рекламных целях — это не только его личное дело, хотя, конечно, между футболистами под №11 и №12 есть огромная разница. Не будем забывать, что сегодня весь мир живет результатом, поэтому не должны возникать разного рода несправедливости, когда один получает чересчур много за счет остальных или когда многие ничего не делают для того, чтобы заработать, а получают доходы только благодаря своему раскрученному имени. Другая несправедливость: уходить к другому спонсору, бросая того, который уже оказывает поддержку команде. Нечто подобное произошло с футболистами «Барселоны», которые приняли выгодные предложения Испанского национального телевидения, в то время как нашим официальным спонсором был 3-й канал. Тогда я предложил создать организацию, в которую бы вошли представители команды и клубного руководства, для того чтобы вырабатывать решения по подобного рода вопросам. Это мы уже проделали в 1974 году в сборной Голландии. Принцип очень простой: кто больше играет — тот больше зарабатывает. Если ты играешь за сборную меньше из-за того,

что выступаешь за границей и не можешь приезжать на все сборы, то и получать ты будешь меньше. Таков был наш главный принцип, который всех устраивал. Сейчас, несмотря на то, что об этом говорится во всем мире, так и не найден способ решить эту проблему.
Еще одна беда. Если ты не можешь уберечься от постороннего влияния, на твою карьеру начинают влиять спонсоры. Нельзя позволить, чтобы они контролировали целую группу игроков. В моем случае я пошел на конфликт со спонсором сборной Голландии, когда тот поставил неприемлемые для меня условия. Как он считал, все его действия выглядели абсолютно логичными, но, тем не менее, я посчитал, что никто не должен вмешиваться во внутренние дела команды и игроков.
ГЛАВА 11
«Иногда, наблюдая за действиями арбитров в матчах престижных турниров, у меня создается впечатление, что они больше наказывают за протесты, чем за нарушения правил».
Не проходит и года, как вновь оживают споры о необходимости внесения изменений в футбольные правила или действующий регламент, и это обсуждается на всех уровнях без исключения. Например, одни считают, что правило «вне игры» мешает командам, исповедующим атакующий футбол, а другие предлагают ввести, как в баскетболе, запрет на передачи мяча назад, за центральную линию поля. Лично мне правило «вне игры» ни никогда не виделось серьезным препятствием или каким-то оборонительным инструментом. Наоборот, я считаю, что оно играет на руку наступательной тактике, так как ты вынужден сокращать разрыв между линиями, что, соответственно, облегчает розыгрыш мяча и ускоряет темп игры. Если бы офсайда не существовало, защитники собирались бы кучей во вратарской площадке, и единственным способом преодолеть такое «заграждение» были бы тупые удары по воротам. В таком случае созидание посредством поиска свободных мест и передач в движении окончательно бы отмерло. Не стоит забывать, что в футболе игроки изначально стремятся к тому, чтобы открыться, а не наоборот.
Пожалуй, гораздо актуальнее было бы думать не об изменении правил игры, а о том, чтобы использовать существующий регламент на благо футбола и ради сохранения его самобытности. Нужно заботиться о том, чтобы то или иное положение, которое может трактоваться по-разному, не использовалось судьями для самоутверждения. Футболу совершенно не идут на пользу такие явления, как призывы к судье наказать соперника, картинные падения в чужой штрафной площади, симуляция нарушения правил. Иногда, наблюдая за действиями арбитров в матчах престижных турниров, у меня создается впечатление, что они больше наказывают за протесты, чем за нарушения пра-вил. По моему мнению, протест — это также составляющая часть игры, тем более когда он выражается в рамках разумного. Судьи должны уяснить, что футбол — это помимо всего прочего игра чувств и эмоций. Если фиксируют несуществующий, на мой взгляд, офсайд, и я выражаю по этому поводу свое искреннее возмущение, такое поведение выглядит естественным и закономерным. Мы же не каменные, черт возьми! Я не имею в виду оскорбления, всего лишь выражение определенных эмоций. Неужели это такое серьезное нарушение?
Нельзя допускать также возникновения такой ситуации, когда какой-либо игрок начинает настраивать зрителей против судьи. Арбитров нужно защищать и всегда помнить о том, что они выполняют очень тяжелую работу. Как и все спортсмены, они имеют право на ошибку, и мы должны принять это как должное. И нет ничего хорошего в том, что впоследствии телевизионные программы, специализирующиеся на футболе, до бесконечности транслируют эпизоды, в которых судья допустил ошибку. Бывает так, что сомнения в правильности того или иного решения остаются даже после того, как этот момент 80 раз прокрутят на замедленном повторе, и мнения различных экспертов будут диаметрально противоположными и противоречащими друг другу. Те специалисты, что после матча собираются в студии и в спокойной обстановке обсуждают те или иные спорные эпизоды, по идее, должны делать свои выводы за тот же временной период, что и арбитр на футбольном поле, — за долю секунды. Что касается грубой игры, то я являюсь сторонником самого сурового наказания травмоопасных ударов по ногам и более терпимого отношения к толчкам, хватанию за футболку и прочим действиям подобного рода.
Не менее жаркие споры разгорелись и вокруг необходимости использования видеоповтора для того, чтобы помочь арбитрам в разрешении спорных ситуаций. Я не поддерживаю такое стремление. Это новшество было апробировано в американском футболе, но нужно помнить, что этот вид спорта появился на свет искусственным путем и его с полной уверенностью можно считать лабораторным продуктом. Останавливать игру и ждать, пока судьи посовещаются и примут решение, я считаю ошибкой. В таком случае матчи были бы бесконечными! Футбол в существующем сегодня виде, такой, каким мы привыкли его видеть, — непрерывная, динамично развивающаяся игра. Американский футбол, наоборот, подразумевает короткие 10 — 15-секунд-ные игровые отрезки с постоянными остановками. Таковы все американские виды спорта. Остановка, перерыв — это часть их культуры. Наше мировоззрение очень сильно отличается от американского. Нам нравится побеждать, а поражение кажется чем-то ужасным, и в то же время ничью мы расцениваем как меньшее из зол, а порой и как спасение. Спорт ради спорта нас не привлекает. Никто из наших болельщиков не придерживается так называемых «спортивных принципов» и никогда не будет аплодировать сопернику. Аплодировать сопернику здесь? Вы с ума сошли! И тебе никогда не простят принципиальный матч, проигранный шесть лет назад! Фэйр-плей? Многие даже не имеют представления, о чем идет речь.
Если что и нужно изменить, так это подготовку арбитров. Ее нужно улучшить не столько в плане «физики», сколько в плане умения наблюдать за ходом игры и анализировать происходящее на поле. Это нужно делать вместе с лайнсменами, оценивая события с разных точек зрения. И было бы очень хорошо, если бы в процессе обучения и подготовки судей принималась во вни-мание точка зрения игрока. Они должны понимать, что чувствует футболист в том или ином игровом эпизоде, о чем он думает... Если ты понимаешь это, судить будет намного легче. Регламент не является истиной в последней инстанции. Нужно судить, следуя правилам, но уметь при этом интерпретировать их в зависимости от обстоятельств, а не заниматься буквоедством. То, что выглядит очевидным в одном матче, вполне может не оказаться таковым в другом, потому что в дело вмешиваются самые разные факторы, которые превращают абсолютное правило в относительное. Я, конечно же, прекрасно знаю, насколько трудно создать такие правила, которые предусматривали бы все эти нюансы. Но чем шире интервал возможных интерпретаций того или иного действия, тем лучше для футбола и для всех нас. С другой стороны, самое главное, чтобы судейство было поря-дочным и непредвзятым. Чтобы ты — хотя ты и не соглашаешься с каким-либо решением арбитра, каким бы спорным и скандальным оно ни было, как бы сильно он ни ошибался, — знал, почему он так поступил. Я не знаю ни одного игрока, который бы вышел из себя, когда судья ошибся непреднамеренно. Но если «человек в черном» делает все для того, чтобы обе команды поняли, против какой из них он судит, игра превращается в сущий кошмар. Если бы мне потребовалось объяснить своему внуку, как футболист должен вести себя по отношению к арбитрам, я бы сказал ему, чтобы он всегда относился к ним с подобающим уважением. А чтобы он понял лучше и не позволял ослепить себя сиюминутным эмоциям, я бы напомнил ему, что в игре судья совершает куда меньше ошибок, чем любой футболист.
ГЛАВА 12
«Смысл футбола заключается в том, что выигрывает тот, кто демонстрирует свое превосходство на поле независимо от истории, престижа и бюджета».
То, что нам действительно нужно изменить, — это календарь соревнований. Часто — и не без оснований — футболисты, тренеры и даже президенты жалуются на то, что им очень трудно найти компромисс между интересами их клубов и сборных. Для того, чтобы проанализировать эту ситуацию, нужно принять во внимание два следующих фундаментальных аспекта: количество команд в каждом турнире и приведение календаря к наиболее логичному виду. Начнем с первого. Число команд в национальном чемпионате должно сокращаться в зависимости от того, сколько матчей за сезон могут сыграть футболисты. Есть ряд обстоятельств, которые невозможно изменить. Например, то, что в году 52 недели, четыре из которых отводятся на отдых игрокам, а другие четыре предназначены для предсезонной подготовки. Затем еще две недели праздников, связанных с Рождеством или Новым годом; все это время, непригодное для проведения матчей. Итого остаются 42 недели. В среднем получается 62 — 65 матчей в году.
Каким образом они распределяются между турнирами? Изначально есть четыре типа соревнований: национальный чемпионат, Кубок страны, еврокубки и турниры с участием национальной сборной. Нужно, чтобы каждая федерация по договоренности с клубами распределила эти 65 матчей оптимальным образом в соответствии с их значимостью и своими предпочтениями. Но на деле получается, что каждая организация имеет свой

собственный турнир, и из его проведения она пытается извлечь максимальную выгоду, в первую очередь — экономическую. Например, Суперкубок Испании играется из двух встреч, хотя вполне можно было бы обойтись и одной. Выходит, что четыре главных соревнования зависят от разных организаций, и каждая из них действует на свой лад. Ни о каком оптимальном календаре в таком случае не может быть и речи.
Нужно выработать единый календарь с учетом особенностей тех стран, которые прерывают розыгрыш своих национальных чемпионатов на зимний период. Хотя лично я, например, в молодости играл в любых условиях. Если идет снег, нужно терпеть и играть на снегу. Если стоит адская жара — точно так же выходить на поле, потеть, но играть. Одним из моих первых матчей в футболке «Аякса» в Кубке чемпионов была домашняя игра против португальской «Бенфики». Это было в феврале, в разгар зимы, и толщина снежного покрова составляла полметра. Мы подумали: «Ба, эти лиссабонцы никогда в жизни не видели снега, мы у них выиграем как нечего делать». И чтоже? Эйсебио и компания вышли на поле, увидели снег, стали играть и... обыграли нас. Этим я хочу сказать, что климатические условия почти всегда можно выдержать и непогода в одинаковой степени мешает обеим командам. Наконец, матч длится всего лишь 90 минут, и его можно провести практически при любых обстоятельствах. В любом случае нужно руководствоваться здравым смыслом. Если кому-нибудь в голову придет идея изобрести новый турнир, какой-нибудь «мини-мундиаль», ему стоит присесть на две минуты и подумать: кого устроит этот турнир? Конечно, и в этой ситуации можно найти выход. Например, в Кубке страны играть по одному матчу не только на начальных стадиях, но и на заключительных; сперва проводить игры на полях команд низших дивизионов, а затем определять хозяина жребием. Кроме того, как правило, наиболее зрелищными получа-ются встречи с участием клубов, представляющих разные дивизионы. Довод, что эти матчи не собирают достаточной телевизионной аудитории, я отметаю сразу: насколько я помню, одним из самых интересных поединков недавнего прошлого был «Нумансия» — «Барселона» в рамках Кубка Испании. К тому же такие матчи наглядно демонстрируют нам, что футбол не является точной наукой. Смысл футбола заключается не в том, что сильная команда обыгрывает слабую, а в том, что выигрывает тот, кто демонстрирует свое превосходство на поле независимо от истории, престижа и бюджета.
ГЛАВА 13
«Если мы хотим, чтобы национальная сборная занимала подобающее ей место, ее нельзя превращать в обузу для всех».
Есть еще один аспект, на который оказывают свое негативное влияние хаос в календаре и его перегруженность, что лично меня очень тревожит. Это национальные сборные. Футбольные власти любой страны должны уделять наибольшее внимание именно национальной команде. Сейчас в Европе мы начали процесс объединения, в результате которого получим одну валюту, общее территориальное пространство и сходные экономические, юридические, политические и социальные нормы. Чем мы будем отличаться друг от друга? Кроме языка это будет, пожалуй, флаг и нацио-нальная кухня. Я не говорю о какой-то конкретной стране. Например, в Испании есть много отличий от других европейских государств, и однажды мы их уже обсуждали вместе с Хорхе Вальдано. Существующее многообразие менталитетов заметно осложняет ощущение единения. Здесь почти никто не заявляет громко о том, что он — испанец. Люди гордятся тем, что они каталонцы, андалусийцы, галисийцы, баски.. . По этой причине существует соперничество, а порой и откровенная вражда между раз-личными зонами государства, что сказывается далеко не лучшим образом и на положении дел в футболе. Но в большинстве случаев выступать за сборную своей страны считается огромной честью. В Голландии к тому же все болельщики сразу заводятся, когда видят футболистов в оранжевых футболках, и, возможно, в других цветах сборная бы так не смотрелась. Я говорю о сборной как о чем-то таком, с чем бы ты мог себя идентифицировать помимо твоего клуба, твоего го- рода. К тому же иногда очень трудно считать тот или иной клуб «своим» ввиду наличия в ней большого количества игроков из других стран. Именно по этой причине национальная команда должна иметь приоритет перед всеми клубами, и уделять ей нужно больше внимания, чем это делается сейчас.
В этом смысле Франция использовала футбол как путь интеграции иммигрантов во французское общество. Голландия в какой-то степени тоже. Но самое худшее состоит в том, что для руководителей клубов национальная сборная — это источник проблем: нужно отпускать в нее футболистов, а возвращаются они оттуда уставшими или травмированными... Чтобы этих и других проблем не возникало, нужно ввести единый для всех календарь. Хватит уже каждый раз плакаться по поводу того, что все игроки основного состава разъехались по своим сборным; стоит просто внять здравому смыслу. Если мы хотим, чтобы национальная сборная занимала подобающее ей место, ее нельзя превращать в обузу для всех. Наоборот, нужно добиться того, чтобы все стороны — и клубы, и федерация футбола — относились к ней с должным уважением.
Исходя из этого я считаю, что в любой команде на поле должны одновременно находиться пять футболистов, которые теоретически могут сыграть за национальную сборную этой страны. Довольно уже разговоров о том, кого считать иностранцем, кого — гражданином ЕС или обладателем двойного гражданства. Забудем раз и навсегда обо всех этих скандалах с под-дельными паспортами, фальсифицированными родословными и дальними родственниками, которые иногда на поверку оказываются совершенно чужими людьми. Применяя критерий «пяти потенциальных игроков сборной», мы положим конец этой уже всем порядком надоевшей дискуссии. Мы предельно упростим положение вещей, и все бюрократические лабиринты просто перестанут существовать. В Испании в ходу поговорка: «Много законов — много ловушек»; соответственно, чем меньше законов — тем меньше ловушек. Чистая логика и ничего более. Остальные шестеро игроков могут представлять какие угодно страны и континенты, главное, чтобы потенциальные игроки сборной имели на поле пять гарантированных мест. Что будет, если какой-нибудь клуб пожелает выставить сразу шесть бразильцев или австралийцев? Нет проблем: лишь бы другие пятеро имели теоретическую возможность выступать за сборную той страны, в чемпионате которой принимает участие эта команда. Таким образом мы избежали бы ситуации, когда тот или иной тренер выпускает на поле 9, 10, а то и 11 «чужих» футболистов, как это в свое время происходило в «Депортиво» или «Аяксе».
Меня часто спрашивают, почему мы уступили Германии в финале мундиаля-74. Сколько раз мне уже задавали этот вопрос! Я думаю, что главная проблема заключалась в нашем менталитете. Мы, голландцы, слишком рано чувствуем себя удовлетворенными, порой довольствуемся малым. А тут такое историческое событие — выход в финал чемпионата мира, чего ранее никогда не случалось в истории нашего футбола. Пожалуй, мы уже свыклись с дифирамбами в наш адрес по этому поводу и слишком рано почувствовали себя счастливыми. Однако мне кажется, что если бы нашим соперником по финалу стала сборная другой страны, Голландия выиграла бы мундиаль. Увы, сборная Германии — это та команда, которая забивает победный мяч тогда, когда от нее этого уже никто не ждет. И обычно последний матч, в котором она побеждает, — это ее лучший матч из числа сыгранных на том или ином чемпионате мира. Но у всего есть свои отрицательные и положительные стороны. Если бы в 1974 году мы стали чемпионами мира, вряд ли бы сейчас так часто вспоминали и тот матч, и тот великолепный футбол, который тогда демонстрировала сборная Голландии. Поражения также могут входить в историю со знаком «плюс», особенно если футбол в твоем исполнении «доставляет болельщикам наслаждение. В этом смысле нечто похожее произошло в финале Кубка УЕФА, в котором «Алавес» проиграл «Ливерпулю». «Алавес» потерпел поражение, но мы навсегда запомним тот матч, и в первую очередь из-за того, как испанские футболисты играли и боролись. Это лишний раз подтверждает то, что красивый футбол остается в памяти болельщиков независимо от цифр на табло.
ГЛАВА 14
«Чем реже касается мяча вратарь, тем лучше; это значит, что он сумел хорошо организовать оборону»
Очень часто меня спрашивают о том, что я думаю по поводу правила «золотого гола». У этого спора давние корни. Как определять победителя в кубковом матче, если 90 минут основного времени завершились вничью? Дополнительное время, серия 11-метровых ударов или «золотой гол» видятся здесь единственными ответами на этот вопрос. На мой взгляд, дополнительное время должно быть сохранено, так как решения, которые принимают на поле футболисты, тактика, которую выбирает трен ер, зависят как от результата, так и от стрелок часов. Часы также принимают участие в игре и оказывают влияние на ее ход. Поэтому допол-нительное время в том виде, в котором мы к нему привыкли — два тайма по 15 минут, — имеет право на существование. Это обстоятельство, которое можно предусмотреть и которое позволяет тебе принимать решение в зависимости от результата. «Золотой гол», наоборот, лишает тебя такой возможности, и в данном случае уже ничего нельзя ни поправить, ни изменить. Поэтому мне кажется, что лучше всего было бы играть дополнительное время, и если оно также не выявит победителя, использовать в этих целях серию «шут-аутов» вместо привычных пенальти.
«Шут-аут» — это американский пенальти, который мне иногда приходилось исполнять, но изобрел его отнюдь не я. Суть его заключается в том, что игрок располагается в 30 метрах от вратаря и должен будет нанести удар по воротам до того, как истекут пять секунд. Ты можешь делать все, что тебе заблагорассудится — вести мяч или бить сразу, но при этом обязан уложиться в пять секунд. Вратари также сами выбирают способ противодействия: одни выбегают навстречу сопернику, другие замирают в «рамке» и там дожидаются удара. Пять секунд — это кажется много, но в то же время, черт побери, это очень мало. У такого способа выявления победителя есть свои преимущества. Что такое пенальти? Или гол, или нет; мяч в сетке, или же он не попадает в цель; удар или отражение мяча вратарем. Одним словом,, движения как такового здесь нет. «Шут-аут», напротив, является очень динамичным элементом. Каждый раз, когда мы их исполняли в товарищеских матчах, зрители с восторгом следили за развитием событий, да и сами игроки отзывались в восторженных тонах. Это чем-то напоминает буллит в хоккее. Какими бы ни были твои техника и уровень индивидуального мастерства, ты сам принимаешь решение, что тебе делать. И мне это по душе. Пожалуй, «шут-ауты» не так драматичны, как серия пенальти, но при этом они привносят в игру новизну, нечто такое, что ты не видишь по ходу самого матча. Не будем за-бывать и о том, что пенальти изобрели к тому моменту, когда футбол уже существовал много лет. В таком случае почему бы не внести в правила «шут-аут»? Я знаю, что эту идею ни за что и никогда не поддержат мои хорошие друзья Франц Беккенбауэр и Мишель Платини, но единственное, чего я прошу, это хотя бы попробовать. Давайте попробуем и посмотрим, что из этого получится. Не нужно относиться к моему предложению как к капризу; на мой взгляд, очевидно, что «золотой гол» в отличие от дополнительного времени ставит команды в неравное положение. По ходу дополнительного времени я могу рисковать, вносить изменения в тактику, изучать физические кондиции игроков и т.д. Пра-вило «золотого гола» лишает меня такой возможности: команда забивает мяч, и конец всему. Но все это не означает, что пенальти как таковой должен уйти в прошлое. Мне кажется, что по ходу основного времени и 30 минут дополнительного 11-метровый удар является вполне адекватным наказанием за нарушение в штрафной площади. Заодно мне хотелось бы поговорить о голах со стандартных положений и выполнении штрафных ударов. Во все времена были специалисты по штрафным: Кайзер, Марадона, Платини... Ноя хотел бы подойти к этому вопросу с несколько неожиданной стороны. Единственное, чего я здесь не могу понять: почему голкиперы почти всегда выбирают себе место прямо на линии ворот? Мне много раз говорили, что вратари должны в первую очередь позаботиться о том, чтобы прикрыть ближнюю штангу. Как я понимаю, стенка должна закрывать ту зону, куда дотянуться вратарю труднее всего, а не ту, которую он способен держать под контролем. Самая труднодоступная зона — это «девятка». Очень хорошо. Тогда представьте себе игрока, который способен поразить «девятку» с одной попытки. Если он направит туда мяч, уже ничего нельзя будет поделать; против такого удара не спасет никакая стенка.
Помню, как в командах, которые я тренировал, некоторые вратари иногда меня спрашивали: «Что делать, если мяч летит в «девятку»?», на что я им отвечал: «Аплодировать». И ничего больше. Меня же беспокоит то, что сейчас очень много штрафных ударов заканчиваются голом из-за неправильного выбора позиции вратарем, неправильно выстроенной стенки или же после серии рикошетов в сутолоке у ворот. Одно дело, когда кто-то великолепным ударом закручивает мяч в «девятку», и совсем другое — когда стенка выпрыгивает, и мяч, зацепив ее, попадает в штангу или перекладину. Поэтому я сторонник того, чтобы стенка в момент удара не двигалась. Не надо дергаться! Если вратарь говорит, что ты загораживаешь ему обзор, то подвинься чуть-чуть, но когда соперник бьет по мячу, будь любезен оставаться на месте.
Главная задача голкипера — уметь организовывать оборону, а не только отбивать мячи. На мой взгляд, этим надо начинать заниматься, ещё когда твоя команда атакует. Чем реже касается мяча вратарь, тем лучше; это значит, что он сумел хорошо организовать оборону. Если же ему приходится постоянно всту-пать в игру и на выходе со стадиона люди говорят, что голкипер отыграл, как в сказке, это значит, что в его хозяйстве царил настоящий хаос. Я считаю, что в трудных ситуациях, когда подаются угловые или пробиваются штрафные удары, вратарь должен сказать свое веское слово. Однако это заключается не только в том, чтобы парировать опасный удар или забрать мяч на выходе, но и в умении свести к минимуму вероятность возникновения опасного момента. Например, в команде соперника один игрок великолепно играет головой, а другой — чуть хуже. У тебя также есть два защитника с аналогичными характеристиками, и обычно при подаче угловых умеющий играть «на втором этаже» берется опекать первого, а тот, у которого это получается хуже, — второго. Я же никогда так не сделаю. Я хочу застраховаться от лишних проблем и для этого к слабому приставлю своего сильного, а оставшуюся задачу — как нейтрализовать бьющего головой футболиста — решаю следующим образом. Выходит вратарь, прыжок — и мяч у него в руках. Нужно только то, чтобы вратарь внимательно следил за развитием событий, знал сильные стороны своего визави, мог проанализировать обстановку и принять оптимальное решение.
ГЛАВА 15
«Нельзя применять к футболу методы баскетбольной статистики»
Сейчас пошла какая-то повальная мода на заимствование всего американского. Если попытаться импортировать все то, что имеет отношение к США, то тут недалеко и до маразма. Конечно, нам есть чему поучиться у американцев в плане того, что имеет отношение к спорту: их умению управлять клубами, строить экономические отношения, получать прибыль. Но нужно всегда помнить, что у нас, европейцев, совершенно иной менталитет. Все мы идентифицируем себя со своей страной, городом, районом, улицей... Американцы — нет. Они гордятся этим в меньшей степени, чем мы. Применительно к спорту давайте остановимся на статистике, которая включает в себя и такое понятие, как «счет». Когда кто-то говорит о том, что футбол скучен из-за небольшого количества попаданий в цель, то он забывает об одном важном факторе: во все мало-мальски известные американские виды спорта играют руками, и поэтому счет всегда будет крупным.
В футбол же играют ногами, и нужно иметь в виду, что поле может быть неровным, а мяч — попадать в кочки, лужи, камешки и менять направление своего полета. Футбол — это вид спорта, в котором совершается много ошибок и в котором нужно постоянно принимать решения. По сравнению с другими видами спорта он менее механичен и более непредсказуем. В американских видах тренер почти всегда может остановить игру, когда ему заблагорассудится, с тем чтобы подготовить ту или иную комбинацию. В хоккее на льду тренер может постоянно варьировать состав, меняя игроков и давая им указания, хотя порой может показаться, что на площадке находятся одни и те же хоккеисты. В баскетболе он также может, попросив тайм-аут, внести изменения в тактику команды, а на последних минутах приготовить для соперника какой-нибудь сюрприз с тем, чтобы последняя и решающая атака оказалась успешной. В бейсболе есть время на то, чтобы обменяться жестами и сигналами... В футбол же играют практически без остановок. Футболист и тренер должны соображать намного быстрее. Видит Бог, я не хочу как-то принизить другие виды спорта; моя цель — показать, что футбол имеет совершенно иную природу. И если он отличается от всех остальных игр, нужно относиться к нему соответствующим образом и ни в коем случае не пытаться применять методы анализа, взятые из тех видов, где мяча разрешено касаться руками. Одним словом, нельзя применять к футболу методы баскетбольной статистики.
Давайте рассмотрим конкретный пример — Ромарио. В баскетболе игрок, сделавший девять бросков по корзине и попавший только один раз, — это сущий кошмар, настоящее стихийное бедствие. Ромарио, в свою очередь, в среднем из девяти ударов по воротам попадал в цель дважды, благодаря чему команда выигрывала матч и зарабатывала три важных очка. Согласно баскетбольной статистике, Ромарио - это никудышный игрок, так как он промахнулся семь раз из девяти. А с точки зрения футбола — он настоящий гений с потрясающими показателями. Футбол — это динамичная игра; судья не может поставить на линии ворот камеру и в спорном моменте собрать совещание на бровке, посмотреть несколько повторов, после чего сказать участникам матча: «Можно продолжать играть», как это происходит в США. Это невозможно в принципе. Я знаю, что многие люди говорят, будто бы так будет наиболее справедливо. Но футбол и без того справедлив по своей сути и лишен обмана.
Возвращаясь к вопросу об улучшении футбола, увеличению зрительского интереса, я считаю, что для этого нужно стараться улучшить техническую подготовленность игроков. Не может быть такого, чтобы любой футболист, выступающий за клуб первого дивизиона, не умел подавать угловой. Что такое угловой? По сути дела, передача на 20 метров. Но это же глупость, если профессионал с многолетним стажем не имеет достаточной технической оснащенности, чтобы сделать точный пас на 20 метров. Если это так, то пусть он отправляется на тренировочное поле и там подает угловые до тех пор, пока не научится это делать, и потом уже возвращается в команду. Заметное ухудшение технической подготовленности привело к увеличению значимости стандартных положений. На мой взгляд, это совершенно закономерно. И ты должен уметь извлечь выгоду из любых обстоятельств.
Нечто подобное происходит и с тактическими построениями. Весь мир говорит о тактике, используя цифры; 4+3+3, 4+2+4 или 3+3+3+1. По-моему, тактика заключается в том, чтобы знать сильные стороны своей команды и слабые — у соперника и использовать это знание ради достижения положительного резуль-тата. У любого футболиста есть свои плюсы и минусы. К примеру, мы знаем, что Камачо — лучший защитников составе противника. Что нужно делать в таком случае? Не следует выпускать на поле того футболиста, которого он наглухо

прикроет и просто-напросто «сожрет» в игре. Я всего лишь убираю из состава того нападающего, которого он, по определению, должен был опекать. Я не могу жертвовать своим игроком ради того, чтобы соперник в очередной раз мог продемонстрировать все свои лучшие качества. С нападающим Маноло из «Атлетико» мы проделывали нечто обратное. Он был очень хорош при игре «один в один», когда нужно было открыться, освободиться от опеки соперника, обыграть его. Так зачем давать ему повод показать все, на что он способен? Мы предоставляли ему полную свободу действий, и он терялся на поле. Или, допустим, вот такой пример: как я должен поступить, если один из крайних защитников соперника слабее другого? Я ставлю на этот фланг своего лучшего форварда. Исходя из всего этого, ты сам можешь изобретать те или иные тактические ходы и получать удовольствие, глядя на то, как они приносят результат. Когда я тренировал «Барселону», одним из игроков, понимавших лучше всех остальных эти действия, сбивающие с толку соперника, был Эусебио. На мой взгляд, если футболист способен адаптироваться к таким тактическим трюкам, это является показателем его мастерства.
Вернемся вновь к США. Когда я играл в Лос-Анджелесе и в Вашингтоне, мое внимание больше всего привлекали внешние аспекты футбола. Какие действия предпринимаются для того, чтобы увеличить зрелищность игры, как привлечь зрителей на трибуны, как использовать имидж игроков не только в рекламных, но и в благотворительных целях? Позже, когда я смог организовать свой собственный благотворительный фонд, я принял во внимание весь тот опыт, что я получил во время своего пребывания в Соединенных Штатах, и применял его на практике. Для того чтобы точнее выразить свою позицию по этому вопросу, мне бы хотелось воспроизвести часть речи, произнесенной мною на открытии турнира по гольфу, организованного этим фондом в 1995 году.
«Очень трудно объяснить, какая сила однажды заставляет тебя сделать что-нибудь для тех людей, которых жизнь чем-то обделила. Обычно ты живешь, не обращая особого внимания на происходящее вокруг, но это не означает, что ты хочешь закрыть на все глаза и оторваться от земли. Ты просто никогда не задумываешься над тем, что можешь сделать для них что-то хорошее, чтобы поднять им настроение, почувствовать себя полезным для общества и для тех, кто нуждается в твоей помощи.
Когда я отправился в США играть в соккер, я открыл для себя новый мир, прежде абсолютно мне неведомый, который сразу же произвел на меня огромное впечатление. Я увидел, как публичные люди, знаменитости, чьи дни расписаны по минутам, непременно находили время для того, чтобы помочь больным детям. Когда я поселился в Вашингтоне, то в одной из соседских семей, живших неподалеку, был больной ребенок. Однажды его отец рассказал мне о том, что мальчик очень любит футбол, и попросил меня дать ему несколько советов. Я помню, как он пытался ударить по мячу правой ногой, но из-за плохой координации всякий раз промахивался на несколько сантиметров.
Тогда я помог ему правильно расположить свой корпус, мы предприняли еще несколько попыток, и в итоге он смог попасть по мячу. Я никогда не забуду лицо того ребенка: его глаза излучали такое счастье, какое я даже не мог себе представить.
Позже с легкой руки Юнис Кеннеди я начал сотрудничать с благотворительными организациями. С тех пор я никогда не говорил «нет», когда меня просили принять участие в подобных мероприятиях, когда дети с различными недостатками проводят соревнования по каким-то видам спорта. Я также никогда не отказываю, когда меня просят дать разрешение на использование моего имиджа при проведении этих соревнований. Потом я вернулся в Голландию, после чего переехал — и надеюсь, что навсегда — в Барселону. С тех пор я продолжаю по мере возможности помогать людям, которые занимаются этим делом, будь то Игры для инвалидов или ежегодный матч против наркотиков. И я думаю, что уже настал момент сделать эту помощь более весомой и систематичной, что стало бы общей точкой сопри-косновения всех спортсменов, которые хотят сделать что-нибудь полезное для общества».
ГЛАВА 16
«Недостаточно просто владеть мячом, нужно еще и знать, что с ним делать»
По поводу владения мячом также говорится много глупостей. Смысл фразы «владеть мячом» не ограничивается его удержанием; недостаточно просто владеть мячом, нужно еще и знать, что с ним делать. Когда я говорю, что мы владеем мячом, а соперник — нет и по этой причине не может забить, это означает, что на нашей стороне также и инициатива в матче, и игра развивается по написанному нами сценарию. Если мяч у меня, то соперник пытается отнять его, раскрываясь при этом и оголяя свои тылы. Допустим, если мы выигрываем со счетом 1:0 и продолжаем контролировать ход игры, то вынуждаем соперника идти на риск, что увеличивает вероятность его ошибки.
Другое футбольное правило гласит, что никогда нельзя держать слишком много игроков впереди без мяча, а также передерживать мяч в обороне. Почему? Потому что в теории уровень технической подготовленности защитников ниже, чем у центральных полузащитников, которые распоряжаются мячом основную часть времени. В связи с этим важно, чтобы центральные полузащитники были «технарями», и в идеале нужно иметь в средней линии на одного игрока больше, чем соперник. Сейчас в основном принято играть с двумя футболистами этого амплуа, тогда как я в свое время выпускал сразу четверых, и все четверо умели обращаться с мячом. Главное отличие того времени от современности состоит в том, что ни один из них не располагался позади мяча, не отставал от развития игры. Ни Эусебио, ни Гвардьола...
На поле важно предоставлять игрокам свободу действий. Иногда болельщики напоминают мне, как в «Аяксе» конца 70-х и в сборной Голландии существовала практически неограниченная свобода, и футболисты играли раскрепощено, словно летая на крыльях. И хотя это очень похоже на правду, никогда не стоит забывать о том, что все это было в рамках порядка. Любой игрок мог пользоваться этой свободой, но каждый раз только один-един-ственный. Если «свободным художником» становился Кайзер, по крайней мере пять футболистов должны были прикрывать тылы и при необходимости его подстраховывать. Если полузащитник предпринимал атакующий выпад и наносил удар по воротам, кто-то из нападающих должен был занять его позицию. Возьмем, к примеру, «Барселону», в которой играли Гвардьола, Лаудруп, Бакеро, Эусебио. Если Эусебио отправлялся вперед, пользуясь той свободой, о которой мы говорили выше, считалось само собой разумеющимся, что кто-то возьмет его зону под свой контроль. И при этом разрыв между линиями неизменно сокращался.
Я считаю, что максимальная дистанция в футболе, которую должен пробегать игрок, равняется десяти метрам. Вернемся к той «Барселоне». Как вы думаете, кто в ней посвящал оборонительным действиям времени больше, чем все остальные? Ромарио. Почему? Потому что у Ромарио была только одна задача в обороне: заставлять вратаря вводить мяч с того места, где он его взял в руки. Ромарио должен был прессинговать голкипера, и если ему это удавалось, наша оборонительная линия располагалась на десять метров вперед, и мы отвоевывали у соперника территорию. Если же он спал на ходу, был невнимателен или же тратил время на споры с арбитром, вратарь мог выйти к линии штрафной площади на 16 метров от ворот, и линия нашей обороны откатывалась минимум на 10 метров назад.
ГЛАВА 17
«Созидание не противоречит дисциплине»
Созидание не противоречит дисциплине. Пожалуй, при мне было куда больше дисциплины, чем сейчас. Например, когда мячом владел Лаудруп, он делал все то же самое, что нравилось делать мне в мою бытность игроком: в поисках мяча отойти на несколько метров назад и таким образом встретиться лицом к лицу с полузащитником, обыграть которого легче, чем защитника. Это означает, что освобожденное мной пространство может быть занято кем-то из наших полузащитников, которому можно отпасовать мяч вперед. Однако, если ты ошибаешься, ты должен уметь исправить свою ошибку, сыграть в отборе и вернуть мяч команде. По этому поводу у меня было много споров с такими нападающими, как Лаудруп и Ван Бастен. Главное качество, характеризовавшее этих игроков, — это ловкость и хитрость. Они прекрасно знали, что лучше всего у них получается обыгрывать игрока один в один, и поэтому совершенно сознательно искали такую возможность. Но в то же время зоной, в которой они могли принести наибольшую пользу, была штрафная площадь. И порой получалось так, что тот же Лаудруп, стремясь сыграть красиво, удалялся от зоны своих действий, в которой ему полагалось находиться. Потому свобода допустима только в том случае, если из нее можно извлечь пользу для всей команды. Я получаю истинное наслаждение, когда наблюдаю за созидательной игрой, и как тренер я получал удовольствие еще и в том случае, если мог получить от высококлассных футболистов максимальную отдачу. И самое трудное — это добиться того, чтобы красивая комбинация получила соответствующее за-вершение. Если ты решаешь взять игру на себя, я не имею ничего против демонстрации техники, импровизации, но твой последний пас должен быть

точным. Это и есть максимальная отдача: либо сам пробил по воротам, либо сделал точную передачу под удар партнеру. И здесь нельзя ошибаться.
Многие ошибки являются следствием не столько неточного исполнения, сколько неверного выбора позиции. Поэтому больше всего я уделял внимание двум вещам: технике, чтобы иметь возможность делать то, что я хочу, и выбору позиции, чтобы максимально быстро перейти к выполнению этих действий. Когда я принимаю мяч, стоя лицом к воротам, я могу сразу же на-чинать обыгрывать своего опекуна. Если же, наоборот, я получаю мяч, стоя спиной, я должен буду сделать еще два маневра, на что потребуется дополнительное время.
Иногда мне говорят, что невыносимо тяжело играть против команд, которые в полном составе уходят в оборону и закрываются в своей штрафной площади. Это происходило всегда, даже сто лет назад были такие команды. С этим можно справиться, если передавать мяч друг другу быстро и точно, предоставляя нападающим возможность обыгрывать соперника один в один и выходить на ударную позицию. Если же темп игры невысокий и футболисты еле-еле катают мяч по полю, кто угодно успеет отойти назад и возвести у ворот неприступную стену.
Последний раз редактировалось airstudio54 07 июн 2013, 12:40, всего редактировалось 3 раз(а).
Именно Мы поставили Барселону на колени в Англии, вырвали у нее позвоночник на "Camp Nou" и их эпоха завершилась....
airstudio54
Влиятельный игрок
 
Сообщений: 4295
Откуда: Алматы - Казахстан
Настоящее имя: Асхат
Пол: мужской
Reputation points: 1301
Add reputation pointSubtract reputation point

Re: Лаборатория футбола

Непрочитанное сообщение airstudio54 » 07 июн 2013, 12:38

Продолжение-2: «Мне нравится футбол» (Йохан Круифф)



ГЛАВА 18
«Нужно охотиться за мячом, а не за игроком»
Если бы можно было раз и навсегда установить некий свод футбольных правил, то одно из первых должно выглядеть следующим образом: «Нужно охотиться за мячом, а не за игроком». Если ты не обла-даешь достаточной техникой для того, чтобы контролировать мяч, то никогда не сможешь следовать этому правилу. Ко всему прочему, сегодня многие команды еще и играют в поперечный пас, что является огромной бедой; когда соперник перехватывает мяч после такой передачи, можешь считать себя выключенным из игры.
Не менее часто случается и другая беда: футболисты делают передачу, не глядя на поле, на остальных партнеров, и не замечают, как те открываются или готовятся выйти на ударную позицию. Наблюдая за ходом матча, мы устаем от огромного количества коротких передач и постоянных забегов край-них защитников по флангам, стремящихся побыстрее доставить мяч нападающим, словно он горит у них в ногах. И никто не принимает во внимание тот факт, что теоретически уровень технической оснащенности защитника ниже, чем у форварда, и поэтому он должен иметь больше времени для того, чтобы обработать мяч и обдумать свое следующее действие. Форвард не должен ждать, пока ему доставят мяч, а наоборот, своими перемещениями отвлекать соперника, предоставляя крайнему защитнику возможность поднять голову, осмотреться, оценить ситуацию и сделать точную передачу. Сегодня же дело обстоит так, что нападающие вынуждены в поисках мяча отходить назад, и отсюда — такое огромное количество коротких передач на пять метров, многие из которых делаются поперек поля.
Проблема заключается в том, что из-за пробелов в технике очень немногие игроки умеют делать пас в открытую зону в расчете на то, что туда переместится партнер. Именно благодаря таким футболистам, которые из-за своей интуиции или неординарного мышления способны на нестандартные действия, игра обостряется и порой получает неожиданное развитие. К сожалению, сейчас 70% атак развивается по приведенному выше сценарию: короткие передачи поперек поля и вязкая борьба за мяч в условиях постоянного дефицита времени и пространства. Если тренеры и впредь не будут принимать во внимание эти детали, трудно надеяться на то, что зрелищность игры увеличится.
Иногда мне приходится сталкиваться с утверждением, что во все времена лучшие футболисты мира не блистали умением играть головой. Думаю, что это не совсем верно. Многие из них просто знали, когда нужно нанести удар головой, а когда можно обойтись без этого. Например, Ромарио забил много мячей этой частью тела, но он делал это не потому, что ему так хотелось, а потому, что при определенных обстоятельствах это был единственный способ пробить без обработки и застать вратаря врасплох. Можно не ходить далеко за примерами; я также забивал головой чаще, чем это могло вам показаться. И для этого требуется не только умение выпрыгивать и выигрывать верховые единоборства, но и способность уходить от плотной опеки соперника. Мы часто обсуждали этот вопрос с Ван Бастеном на тренировках, и однажды я сказал ему: «Если вокруг тебя будет много цепких защитников, которые вплотную займутся твоей опекой, ты ничего не сможешь поделать наверху, как бы ты хорошо ни играл головой». И когда он стал со мной спорить, я предложил ему следующее: «Выбери игрока, который будет навешивать мячи, а я стану тебе мешать. И спорим, что из 10 навесов ты не забьешь и пяти, даже если ворота будут пустыми». В первый раз он чуть-чуть промахнулся, во второй я не дал ему выпрыгнуть, и так далее. Я не ставил своей целью выиграть спор; просто хотел показать ему, что, для того, чтобы забивать головой, нужно уметь открываться. В этом аспекте лучшим был Уго Санчес; в штрафной он был абсолютно незаметен, но потом откуда-то выскакивал — бах! — и мяч влетал в ворота соперника. Никто не мог за ним уследить. Ромарио же действовал более изощренно, подчас усложняя себе задачу: он не только наносил завершающий удар, но и принимал самое непосредственное участие во всей комбинации. Но никто не умел так освобождаться от опеки соперника, как это делал Уго.
ГЛАВА 19
«Мы всегда должны быть готовы учиться у других»
Играть ради победы или ради удовольствия? Спор об этом — пустая трата времени. Есть команды, которые всегда вынуждены бороться за победу, и на финише турнира они обязаны быть в лидирующей группе. К этому их обязывает история, традиции и престиж. Но для меня стремление всегда побеждать означает, что это нужно стараться делать хорошо. Возьмем, к примеру, «Барселону» и мадридский «Реал». Предположим, что у каждого из этих клубов есть по четыре миллиона поклонников. Чемпионом становится только один, но от того, как он играет, какой футбол практикует, зависит, насколько бу-дут удовлетворены эти четыре миллиона болельщиков. Если эти команды будут думать только о победе, болельщиков удовлетворит только победа, а поражение всех расстроит. Нужно, чтобы по ходу всего сезона все могли видеть, что футболисты выходят на поле с желанием показать красивый футбол, чувствуя гордость за цвета своего клуба. Для меня это является неотъемлемой частью футбола, и такое отношение к делу должно быть не только в знаменитых и титулованных клубах.
Безусловно, в мире предостаточно команд с гораздо более бедной историей, маленьким бюджетом, и, возможно, что они никогда не смогут выиграть ни одного титула. Но означает ли это, что они должны исчезнуть с лица земли? Вовсе нет. У их болельщиков тоже есть право гордиться своей командой. К тому же нужно иметь в виду особенности каждого города. Роттердам — это не Амстердам, а Барселона — отнюдь не Севилья. У разных людей разные вкусы и желания. Почему на севере в основном играют в британском стиле? Из-за схожести менталите-тов. Если игроки выкладываются по полной программе, не жалеют сил для борьбы, их футболки пропитались потом, все зрители будут довольны. И техника или тактика здесь не имеют определяющего значения. Нужно принимать во внимание то, что хотят люди, и подбирать для первой команды таких футболистов, которые больше остальных соответствуют игровой модели, принятой в данном регионе. На юге, напротив, если за матч забивается меньше трех мячей, считается, что почти два часа свободного времени было потрачено напрасно. Нужно подстраиваться под менталитет. Все без исключения хотят победить, но не должно быть такой ситуации, когда одна команда в чемпионате на две головы выше девятнадцати остальных. У их бо-лельщиков тоже должен быть повод для гордости; как правило, за чемпионство борются 2 — 3 клуба, но это не значит, что все другие не должны выкладываться по максимуму.
Для того чтобы подвести черту под вопросами, обсуждавшимися на страницах этой книги, я бы хотел отметить 10 позиций, в которых бы заключалось мое понимание футбола. Не нужно рассматривать их как библейские заповеди; это всего лишь схематичный путеводитель, следуя которому, можно достичь нашей цели:
1.Удовольствие от футбола должны получать и зрители, и сами футболисты. Футбол — это прежде всего зрелище; в противном случае это уже не футбол.
2.Игрок прежде всего должен думать о технике и о том, как ее улучшить.
З.Мы всегда должны быть готовы учиться у других.
4.Никогда и ни в чем нельзя терять надежду. Особенно в футболе.
5.Главное в спорте и жизни — уважение к партнерам по команде, болельщикам, судьям.
6.Мы должны понимать, что остальные люди могут порой ошибаться, и помогать им так же, как они бы помогли нам в случае, если бы мы допустили ошибку.
7.В футболе и в жизни нужно уметь работать в команде и усвоить истину, что в одиночку выиграть матч невозможно.
8.В футболе необходима стопроцентная отдача.
9.Футболист несет огромную общественную ответственность. Он является примером для многих людей и всегда должен помнить об этом.
10.Футбол — это отличная школа для того, чтобы сформироваться как личность и достичь зрелости.
Именно Мы поставили Барселону на колени в Англии, вырвали у нее позвоночник на "Camp Nou" и их эпоха завершилась....
airstudio54
Влиятельный игрок
 
Сообщений: 4295
Откуда: Алматы - Казахстан
Настоящее имя: Асхат
Пол: мужской
Reputation points: 1301
Add reputation pointSubtract reputation point

Re: Лаборатория футбола

Непрочитанное сообщение airstudio54 » 07 июн 2013, 14:06

13 мая 2002 года в 20 часов 35 минут по киевскому времени на 64-м году жизни перестало биться сердце выдающегося футболиста и тренера – легенды советского футбола Валерия Васильевича Лобановского, чье служение Игре стало огромным пластом нашей жизни, нашей общей культуры. Вместе с ним ушла целая футбольная эпоха. Сегодня ему бы исполнилось 70 лет...

http://old.dynamo.kiev.ua/Press/Interv4/loban5.htm

Алексей Андронов, ведущий «НТВ»:
«Это рабочий кабинет Валерия Васильевича Лобановского.
Наверняка, именно здесь рождались смелые замысли, принимались важные решения. Сейчас этот кабинет пустует, быть может будет пустовать всегда. Именно здесь проходила наша встреча с Васильичем совсем недавно. Не секрет, что Мастер шел на интервью, а тем более на длительный разговор с журналистами, крайне редко и избирательно».


Семен Случевский:
«В эту минуту не кстати выражения типа «завещание», «творческое наследие», но от факта не уйти: то, что вы увидите и то, что вы услышите, – это, по сути, последняя обстоятельная беседа Васильича с телекамерой. Поэтому мы отказываемся от различных режиссерских ходов, что присуще фильмам, отказываемся от образного монтажа, отказываемся даже от включение в картину наших слов в беседе, а ведь был не монолог, а полноценный диалог. Поэтому вы увидите только его лицо, услышите только его голос, голос ВВЛ...».

ОБ ЭВОЛЮЦИИ ФУТБОЛА

– Сейчас самый актуальный вопрос: «Что нового в футболе?». Что может быть нового? Сейчас все об этом говорят. Я не хочу быть категоричным – этого, в общем-то, нельзя делать. Нужно уважать коллег, обозревателей, журналистов. Как говорил Достоевский: «Категоричность суждений свойственна невеждам». Поэтому я никому ничего не собираюсь навязывать. Да, в 74-м году была, очевидно, последняя революция в футболе. Потому что сборная Голландии, в первую очередь, и сборная Германии показали, так называемый, тотальный, или коллективный футбол.
Я не собираюсь расшифровывать, что это такое. Команда без мяча – надо отбирать мяч всем, команда с мячом – надо пытаться атаковать теми людьми, которые в данный момент находятся в тех зонах, откуда можно развивать, готовить и завершать атаки. Революцию мы уже не сделаем, будет медленный эволюционный путь развития футбола. Но надо знать в чем это будет происходить. Как некоторые говорят: «Новенького давайте!». Но «новенького» придумать очень сложно. Ну что «новенького» будет или что необходимо? Прежде всего будущее за универсализацией. Чем больше универсалов-игроков будут играть в команде (универсальный футболист это умеющий играть в обороне, умеющий играть в атаке, умеющий готовить атаку), так вот будущее за тем, что команды будут иметь большой набор универсалов. Когда это будет – завтра, через год, через десять лет, через сто лет, я не знаю. Но это будет. К этому футбол идет. И затормозить эту идею вряд ли кто сможет.
Следующий, с моей точки зрения, момент–это, конечно, будет расти скорость – коллективная и индивидуальная. Раньше десятые доли секунды, сейчас сотые, может быть вскоре будут измерять эту скорость на тысячные доли секунды. Но она будет расти. Обязательно. Дальше – набор тактик. Ведь команда должна уметь использовать ту тактику, которая выбирается. Игроки должны быть подготовлены. Иногда мы понимаем, что такое тактика – это расстановка игроков на поле. Вот «4-4-2» – о-о, это хорошо. А «3-5-2» – это непонятно. «3-6-1» – это тоже непонятно. Расстановка на поле сейчас не играет никакой роли.
В 83-м году на семинаре национальных тренеров сборных команд, все пришли к выводу о том, что никакого значения уже не имеет исходная расстановка на поле, если мы говорим о коллективном, тотальном футболе. Поэтому некоторые говорят: «Вот если бы у вас было два нападающих в этой игре, то, в общем-то, наверно вы бы смогли выиграть. А если три – еще лучше». Это называется арифметический подход. Арифметический. Футбол уже ушел немножко дальше. Как мы говорим – группа атакующих. Кто это? Это те, которые по темпу успевают завершать, организовывать атаку. Это может быть стоппер, это может быть либеро, это могут быть крайние защитники.
Все они должны участвовать. Только не десять человек, наверное. А должны участвовать столько, сколько нужно в этот момент. Если команда вся обороняется и один нападающий у команды соперника, то наверно 7-8 человек должны участвовать, а не стоять и держать оборону, когда там просто стоит один игрок. Это понятно. Это коллективный футбол.
Наверно, команда, как показывает мировой футбол, должна уметь прессинговать соперника в его зоне, средней линии, в своей зоне, то есть навык прессинга необходим сейчас, он должен присутствовать в обязательном порядке. И мы это видим, видим по тому, как играют лучшие команды. Поэтому если игроки, которые в данной ситуации не могут это делать, и выпадают из этого, то надежность игры команды в обороне снижается. И не только в обороне. Ведь что такое прессинг? Прессинг направлен еще на то, чтобы отобрав мяч, отрезать большую группу игроков, и быстро завершить атаку. То есть это не только эффективность обороны, это эффективность еще и атаки. Должны быть обучены игроки, они должны понимать, что без этого уже нельзя играть в футбол.
Мы видим какой жесткий стал футбол, порой переходящий в грубость. Следовательно, к этому нужно быть готовым. Атлетизм. Причем, как у нас говорят, атлетизм – это 190 см. рост. Нет. Атлет будет и 174 см, и 180, атлетом будет человек, который подготовлен вести борьбу.
Вот то, о чем все время мы говорили раньше, но не все понимали. Расширение зон действий. Если игрок, предположим, играет только в свою позицию, и не расширяет зоны действия, сопернику проще подстроиться под эту игру. А если игроки меняются, появляются то на одном участке, то на другом, то сопернику приходится очень сложно. Конечно, расширение зон действий – это универсализм, это умение игроков сыграть в любой позиции.
Индивидуальное мастерство. Мы все можем сколько угодно говорить, рассказывать, но без индивидуального мастерства ничего не может быть. Поэтому рост индивидуального мастерства необходим. А как развивается индивидуальное мастерство? Если идет прессинг по всему полю, если накрывают в момент приема мяча, то быстрота мышления, быстрота реакции должна быть на высоте. Люди должны принимать правильные решения в этих условиях.
Индивидуальное мастерство – это не взял мяч и обвел полкоманды, да это тоже индивидуальное мастерство. Индивидуальное мастерство – это принятие правильных решений в сложных экстремальных ситуациях. Можно всю игру играть без обводок, и быть наиболее эффективным, чем тот который десять раз водил мяч. Ведение мяча – это задержка развития атаки. Как мы говорим – любой мяч быстрее любого спринтера. Потому что мяч, который передается вперед быстро, – это скорость передвижения, скорость подготовки атаки, и она будет значительна выше.
О РОЛИ ТРЕНЕРА И ЕГО ШТАБА
– Я думаю, что очень важный вопрос сегодня, о котором мы пока редко говорим, правда некоторые комментаторы уже затронули этот вопрос. Если происходит эволюция футбола, то естественно должна меняться организация футбола, организация тренировочного процесса. Я высказываю свою точку зрения и не навязываю ее. Главный тренер не должен со свистком ходить и: «там нарушения, нарушения», он должен смотреть в целом на то, что происходит. А когда он смотрит в целом, он видит гораздо больше. Поэтому немножко должны поменяться функции.
Главный тренер, очевидно, является человеком, который при помощи лабораторий, научных работников создает программу подготовки. Подготовки на цикл (на неделю, на три месяца, – не имеет значения). Программа создается. Это не значит, что не будет каких то изменений. Нет. Выпал снег – уже меняется характер занятий. Но в целом она должна быть, и тренер должен представлять себе на какой уровень может выйти команда. Это самый главный момент.
Тактика. Имея набор тактик, надо на какую-то игру в зависимости от соперника, выбрать ту или иную тактику. За это отвечает тренер. Общее руководство коллективом. Ну и наверное, главный тренер несет ответственность за микроклимат в коллективе. Необходимо создать микроклимат, когда действительно будет коллектив, который будет жить одной идей, направленной на то, чтобы добиваться максимального результата.
Роль ассистентов. Мячи носить или стоять подавать их? Нет. Ассистенты – это должны быть хорошо подготовленные люди, которые будут реализовать программу старшего тренера. Они должны великолепно проводить занятия в том направлении, в котором требует данный какой-то урок или тренировка. И только с такими профессионалами возможен прогресс тренировочного процесса. И они являются последователями того направления, которое выбрано, и реализации этого направления.
Тренировка сегодня стала несколько другой. Ведь когда выходит команда на тренировку, то ведется моделирование тех моментов, которые встречаются в игре. Вот прессинг – это моделирование? Конечно моделирование. Одна, две серии прессинга идет и так далее. Поэтому эти ассистенты должны быть очень хорошо подготовлены, и они в этом должны разбираться так, как и разбирается старший тренер. Но они реализовывают программу, они реализовывают те задачи действий, которые стоят в тренировке. То есть на это надо смотреть уже немножко по-другому.
О ПРИНЦИПАХ ПОДБОРА КОМАНДЫ
– Некоторые говорят: «Когда будет команда 75-го года»? Вряд ли. Очевидно, не будет этой команды. Потому что, тогда было стечение обстоятельств – были собраны самые талантливые игроки в Советском Союзе. Так получилось. Вряд ли это произойдет в футболе профессиональном, а мы сейчас профессионалы, а собрать всех лучших игроков не хватит средств у клуба. Поэтому это было достижение команды, которая максимально реализовала себя, у который был высокий потенциал. Второе – это длительный процесс подбора игроков и их подготовки в плане понимания требований игры, реализации программы, развития их качеств и т.д.
Это пример 86-го года. Я не знаю, оставили бы тренера команды «Динамо» (Киев), занявшей 10-е место в чемпионате советского Союза, но я думаю любого тренера бы не оставили. Но мне доверили. Очевидно, видели работу с дублирующим составом, где росли игроки. Поэтому надеялись на будущее. Да, 85-й год, выиграли Кубок и чемпионат, это после 10-го места. 86-й год – выиграли Кубок Кубков и чемпионат. В 88-м году попали в финал Чемпионата Европы. То есть, видите на протяжении скольких лет готовилась эта команда. Время.
И то, что прошло время, предположим, команды 97-2000 года. Да, конечно всегда проходит время и надо по-новому смотреть на это, подбирать людей которые в состоянии будут реализовывать те принципы, которые мы требуем. Опять-таки под идею подбираются футболисты, под тактику, под направление современного футбола. Некоторые говорят – Лобановский придумал. Да Лобановский ничего не придумывал. Лобановский учился, учится и будет учиться. Идет развитие футбола. Надо смотреть, не отстать в этом плане. А если немножко опередить, то можно добиться хороших результатов. Поэтому сейчас, как говорят, делается команда.
Мы же не ставим задач – как бы там сыграть в чемпионате Украины, Кубке, Лиге чемпионов если команда туда попадает. Нет. Мы ставим максимальные задачи. Но реализация может прийти завтра, через год, через несколько лет. Важно, чтобы игроки понимали те требования, выполняли то, что им дается, чтобы они сознательно это делали. Если они делают несознательно, если они не понимают для чего это нужно, то, конечно, сделать команду будет очень сложно.
Мы считаем, что этот путь сегодня наиболее рационален для футболов в бывших странах СНГ. Потому что покупать дорогих футболистов очень сложно, да они может и не поедут. Покупать футболистов, как говорят, второго сорта (лучшие ведь уезжают на Запад) – значит мы будем средний уровень. Это бесперспективно. Значит, нужно покупать перспективных, талантливых игроков 18,20,22 года, и из них создавать конкурентоспособный коллектив. Это, с нашей точки зрения, перспектива. И можно добиться определенных результатов.
Я не могу сказать, что у нас в прошлом году была неконкурентоспособная команда. Мы играли на равных, другое дело мы не добились результата. Но разве мы плохо играли с «Боруссией», «Боавиштой», или с тем же «Ливерпулем»? Мы играли так, как требует современный футбол. Мы ни в чем им не уступили, мы уступили в результате. Значит должно быть дальнейшее повышение индивидуального мастерства, то, о чем я говорил: скоростные качества, атлетизм и так далее. Вот это будущее. В этом направлении будет развиваться футбол.
О «НОВЕНЬКОМ»
– А что такое «новенькое», я вообще не понимаю! Говорят: « Надо что-то «новенькое». Что именно? Давайте, с удовольствием воспримем, если это действительно «новенькое». Но «новенького» уже нет, ничего не может быть. Вот в этом направлении и будет развиваться футбол. Вот это и есть «новенькое»: как подготовить игроков к этому, как подготовить команду – это уже дело тренеров. Но идти назад нельзя. Надо двигаться вперед.
ОБ ИНТЕЛЛЕКТЕ ФУТБОЛИСТОВ
– Каждый тренер имеет свои идеи, каждый тренер имеет свое направление, лучше если это в понимании современного футбола. Но надо сначала убедить игроков, что для того, чтобы выйти на какой-то новый уровень, они должны по-новому воспринимать тренировочный процесс, по-новому должны восприниматься требования, которые предъявляются к ним на поле при ведении атаки и обороны. Это нужно было доказать этим игрокам, потому что они имели естественно разное понимание.
И так получилось, что большинство футболистов (правда не все футболисты) это все воспринимали, это все делали. И отдача в тренировках была такая же, как в игре, потому что ничего не может быть без тренировок тех моментов, которые есть в игре (потому что, повторю ведь идет моделирование тех моментов которые будут в игре), без максимальной отдачи в тренировочном процессе. Надо подготовить футболистов, чтобы они это делали.
Но самое главное – это понимание игроками. Не зря вот сейчас на семинаре ФИФА обсуждали два вопроса – не тактику и не подготовку. Подготовка понятно – она должна быть все время на более высоком уровне, для того чтобы добиваться результатов. А два вопроса – коллектив, которые называют они семья. Создать коллектив, создать тот микроклимат, который будет способствовать проявлению всех лучших качеств. И интеллект. Интеллект футболиста. Потому что с футболистами, которые не воспринимают требований сегодняшнего дня, футболист, которые не стремятся поднять себя на более высокий уровень как личности, очень трудно развивать футбол. И наверное заинтересованы в этом и ФИФА, и УЕФА, чтобы футбол шел дальше, а не стоял на месте.
О ФУТБОЛИСТАХ-ЛИЧНОСТЯХ И ИНТЕРЕСАХ КОЛЛЕКТИВА
– Личности все время необходимы. И есть талантливые футболисты, которые действительно личности, но воспринимают все по-своему. Он личность, он лучший футболист государства несколько лет, но он футбол воспринимает по-своему. Он воспринимает не в плане развития этого футбола, не в плане коллективных действий в обороне и атаке, он – личность. Он одаренный футболист. Но он, я не могу сказать, что он не хочет расти, он не понимает для чего это нужно. Он же личность? Личность. А к нему новые требования предъявляются. Значит, развития футбола уже не может быть.
Поэтому так сейчас стоит остро вопрос – что предлагает ФИФА и УЕФА, и стараться готовить игроков с интеллектом, которые понимают в каком направлении развивается футбол. Он – личность, но он должен подчинить все ради коллектива. Раньше играли на звезд, сейчас звезды играют на коллектив. Совершенно другая постановка. Чем больше звезд, тем реализовать вот эти идеи, это направление, о котором мы говорим, конечно гораздо проще, если они понимают это. Я вам скажу, что мне повезло, когда я пришел в «Динамо» (Киев) в 96-м году. Ребята были, в общем-то, подготовлены к этому, к новому восприятию отдельных элементов.
О ТРЕНИРОВОЧНОМ ПРОЦЕССЕ
– Начали мы с того, что в 97-м году в Руйте, куда мы приехали в Германию на сбор, первое, что мы сделали – показали за тайм игру Ширера. За тайм он сделал десять тактико-технических приемов, из которых восемь – спиной к воротам соперника. «Ширер звезда или нет, объясните мне, я немножко недопонимаю?» – сказал я игрокам. Да, он выдающийся футболист, реклама, высокооплачиваемый, но футболист, который делает десять тактико-технических приемов – это не футболист современного футбола. И наверно, в какой-то степени поняли наши игроки, что футбол сейчас предъявляет совершенно другие требования.
А раз люди понимают это, раз ребята воспринимают, конечно, легче проводить свои идеи в жизнь, легче проводить тот тренировочный процесс, который многие называют тяжелейшим. Нет. В «Динамо» (Киев), наоборот, постоянно идет поиск рациональных нагрузок. Недостаток не должен быть. Но и какой смысл, когда будут даваться нагрузки, которые будут садить определенные функции. Будучи игроком, а потом тренером, были методические требования – 1300 часов в год. Ну это где-то по три часа нужно работать.
И когда мне пришлось защищать свои часы в год, я сказал – больше 750 не будет. Нет смысла. Надо готовить людей к интенсивной игре, а не три часа стоять. Это бессмысленная вещь. Это мы все прошли. И мы считаем, что мы оказались правы. Сейчас 1300 часов уже никто не ставит. Сейчас тренер определяет сколько нужно часов, для того, чтобы оптимально воздействовать на игроков, с тем, чтобы команда выступила как можно больше. Поэтому те, кто говорят, что в «Динамо» (Киев) тяжелейшие нагрузки и тому подобное – это недопонимание с их стороны. Или незнание.
ОБ АНДРЕЕ ШЕВЧЕНКО И РОНАЛДО
– Шевченко? Ну, все зависит от обстановки куда попадает человек, какая программа, какие требования, это уже все зависит от идей тренера, от направления. Если тренер «Милана» требует от него только забивать мячи, условно говоря, он это и делает. Но он потерял другое – он потерял движение, он потерял борьбу, он потерял маневр коллективный, то о чем мы говорим. Должен быть коллективный и скоростной маневр, с изменением все время направления атаки.
Акцент очевидно тренеры сделали на то, чтобы он больше был нацелен на ворота, и ему пока это удается. И очень хорошо. Он работает для коллектива, так, как тренер ставит перед ним задачу. Но другой тренер по-другому ставит задачу, он смотрит на современный футбол немножко по-иному. Но задачу тренера пока он выполняет.
Вы задали вопрос про Роналдо? Я позволил себе в Италии высказать мое мнение о нем, и после этого некоторое время был шквал критики в мой адрес. Я сказал тогда, что Роналдо эксплуатирует свой талант. Но ведь надо же расти, надо подыматься выше. Надо воспринимать тренировочный процесс, нужно делать то, что делают и другие, сохраняя свою индивидуальность – это естественно, ведь футбол – коллективная же игра. Но если человек только работает за счет своего таланта, он не растет, он будет опускаться. Потом признали, что я был прав. Потом.
ОБ ИГРОКАХ-УНИВЕРСАЛАХ И КОЛЛЕКТИВНОМ ФУТБОЛЕ
– Кто был лучшими игроками, признанными в Европе? Беккенбауэр, Платини, Кройфф, Беланов, Блохин, которые играли не только для того, чтобы забить мяч. Да забить мяч надо, но надо выполнять те требования, которые есть в команде при организации обороны. Они это делали. Поэтому они стали лучшими футболистами. Не только благодаря своему индивидуальным качествам, таланту, мастерству и т.д.
Вы наверно знаете, что сейчас (раньше об этом не говорили, не проводили такие конкурсы) есть опросы на определение лучшего вратаря, лучшего защитника, лучшего полузащитника, лучшего форварда и самого полезного игрока. Вот это и есть универсализация. Полезный игрок, который выполняет огромный объем работы. Он и разрушает, он и атакует, он и мячи забивает. Самый полезный игрок. Кто в России самый полезный игрок? (вопрос к журналистам. Ответ Андронова – «Измайлов» – прим.) Измайлов? А кто он такой, – нападающий? (Андронов – «Полузащитник» – прим.) Полузащитник? Я не могу определить. То что я вижу, я не могу. Кто он? Я не мог определить, где играет Гуллит. Я смотрел много игр и никак не мог понять – кто он такой? При ведении обороны – он в своей штрафной площадке, при организации атаки – он в середине поля, при завершении – он там. Это универсальный футболист. И чем больше будет расти таких футболистов и воспитываться, и будут готовиться, то, конечно, тем эволюция футбола будет идти быстрее.
Очевидно так. Это должны быть талантливые игроки. Игроки, у которых заложены гены, которые позволяют им быть необыкновенными футболистами. Как говорят о Шевченко? Шевченко может еще раз родиться через сто лет, такой же. Может быть лучше родиться. Очевидно так и будет. Продолжать эволюцию футбола, эволюцию игры индивидуальности. По всей вероятности это так. Но если мы начнем воспитывать игроков: ты – бомбардир, ты – плеймекер, ты – защитник, то о каком тотальном, коллективном футболе может идти речь.
Я помню раньше высказывания были некоторых специалистов, что нападающий должен входить в штрафную со «свежими ногами». Во-первых, не входить, туда врываться надо. И потом, что это значит? Значит он должен после срыва атаки, постоять, отдохнуть, набраться сил, чтобы были «свежие ноги». Да, было такое направление, были такие высказывания, но это был другой совершенно футбол. Сейчас такого футбола уже нет и не может быть. Хотя в какой-то команде есть форвард, который освобожден от оборонительных функций, игра команды строится несколько по-иному. Есть такие команды, и они имеют право на жизнь.
Другое дело, играют они в современный футбол или нет. Это уже другой вопрос. Но они имеют право. Реализовывается идея тренера – освободить нападающего, плеймекера от оборонительной работы, чтобы они были более «свежие». Да есть такой подход. Но если говорить о современном футболе, если говорить об универсализации, освобождаться от оборонительных функций не должен никто. Коллективный футбол, тотальный футбол. Две фазы – оборона и атака. А футбол – коллективный, это та революция, которая произошла. Поэтому тренер имеет право на это, хотя добиться очень высоких достижений сложно, потому что говоря о коллективном футболе, мы должны учитывать оборону тоже, а не только атаку.
О СБОРНОЙ ФРАНЦИИ. КОМАНДА ЗВЕЗД ИЛИ КОМАНДА-ЗВЕЗДА?
– Тут есть несколько моментов опять-таки. Направление, которое выбирает тренер. Тренер, который выбирает арифметический подход, что-то добиться тяжело, хотя это же футбол – все может быть. Тренеры, которые уже математически смотрят на игру, здесь возможности для достижения результата выше. Но есть еще второй момент, это то что я говорил – очень важно объединить различных игроков, различных звезд, заставить их или убедить их, что нужно работать так. Конечно, сборная Франции, которая выиграла чемпионат мира.
Но некоторые тренеры сказали, что ничего нового они не увидели, что это, пожалуй, самый слабый чемпион. Это высказывания некоторых тренеров, вот это их точка зрения. А то, что она не выиграла бы чемпионат, но она показала совершенно новый качественный уровень футбола, она показала, что развивается игра, игра командная, а в командной игре, конечно, должны индивидуальности проявлять свои качества, это совершенно понятно. И удалось тренеру сборной Франции создать коллектив. Действительно, это звезда, это звезда, это звезда, каждый хочет быть выше чуть-чуть. Нет, сборная Франции – это коллектив, который выходил и все работали на то, чтобы добиться результата, самое главное, чтобы выполнить все то, о чем договорились.
ОРГАНИЗАЦИЯ И РЕАЛИЗАЦИЯ
– Есть организация, а есть реализация. Организованная команда, не уступает сопернику, может быть немножко превосходит, и – проиграла игру. Сразу говорят – не та тактика. Но тактика сейчас может быть одна – это оборона-атака. А как, где, кто будет располагаться, какое количество. Раньше вообще было очень хорошо – «дубль-вэ». Все понимают. Обыграл Лобановский на фланге «своего» – аплодисменты. Защитник здорово сыграл против Лобановского – аплодисменты. Всем все понятно. И вдруг появляется какой-то новый футбол. Нет ни крайних нападающих, защитники в атаке играют, непонятный футбол. Да он для многих непонятный. И у многих ностальгия по «тому» футболу.
Вот я смотрел игру Бельгия-СССР в 70-м году в Мексике. Кстати, я там присутствовал уже как тренер «Днепра». Так вот смотрят люди и звонят, прямая связь, и говорят: «Вот это футбол!» Никто никого не бьет, все играют в силу своих возможностей, я там посчитал, по-моему, две команды за игру сделали вместе 8 фолов. То есть футбол как бы не контактный, все дают друг другу играть, пришел в эту зону, там игрок есть который опекает, никаких коллективных действий там нет. И у некоторых ностальгия, потому что они выросли на этом футболе, а здесь совершенно другое. Абсолютно.
ЕЩЕ РАЗ О «НОВЕНЬКОМ»
– Взяли игрока и необходимо найти место на поле. Как это найти место на поле? Опять-таки должна быть какая-то идея, тактика, под тактику брать игрока. Зачем же брать игрока просто так? И пытаться потом определить, будет он делать это или не будет и т.д. Это уже бессмысленно. Поэтому когда берут игроков, то берут под ту идею, под то направление, которое есть в команде. Игроков можно переубедить, если они не воспринимают.
Да, для этого нужно много теоретических занятий, сейчас нужно многое показывать и они сами смотрят европейские чемпионаты. Они видят в каком направлении развивается футбол. Игроки посмотрели игру «Ньюкасл» – «Лидс». Некоторые говорят, что там чего-то такого, особого не было. Там было особое – это футбол современный. Когда некоторые футболисты играли без мяча, не в одно касание, а без мяча. Им давали просто принять мяч. Кому-то не нравится этот футбол. Но такой футбол будет, и никто не сможет его затормозить. Не удастся. Он будет развиваться в этом направлении. Это, возвращаясь назад, я говорю – вот это «новенькое».
То, что требуется современному футболу и футболисты должны это реализовывать. Вот оно «новенькое» – борьба, скорости, коллективная скорость, нацеленность на ворота, не дать сопернику принять мяч, разрушение и т.д. Вот это и есть «новенькое». Новое в футболе – вот ЭТО. И он так и будет развиваться. Да, нужно забывать о том, что было вчера, надо понимать те новые требования, которые сейчас предъявляются. Но игрок должен чувствовать для чего это делается, почему он должен в середине поля не только созидать, а и отбирать. Если игрок понимает эти вещи, то он будет свой талант развивать в этом направлении и он не будет сопротивляться, потому что он видит, что это современный футбол.
Это еще раз доказывает о том, что футбол в этом направлении развивается. Гусин – нападающий, Гусин – игрок средней линии, Гусин – стоппер, он играет на всех местах. Это универсальный футболист. Играя в средней линии, он же забивает много мячей, решающих мячей. Он не бомбардир. Он забивает решающие мячи в игре, которые влияют на результат. Он полезный игрок команды, будем так говорить. Он это понимает. Он это воспринимает. Поэтому с ним просто работать.
О ЛЕГИОНЕРАХ В «ДИНАМО»
– Это проблема. Футболу мы как-то их учим, пытаемся находиться футбольный язык. Но есть же еще вопросы, связанные с коллективом, надо объяснить роль футболиста. Хорошо сыграл полгода, пресса пишет: «восходящая звезда». Футболист читает (ему переводят), дальше он уже не пытается работать над совершенствованием своих качеств, он пытается быть на этом уровне и перестает быть звездой. Поймет он это – снова будет работать, снова поднимется на новый уровень. Но если он знает язык, то с ним просто разговаривать и просто ему все это объяснить.
У нас есть проблемы с языком, трудности даже в плане психологической подготовки: к примеру, тренер на установке повышает голос, а игрок сидит и не понимает – чего вдруг тренер повысил голос? Говорил спокойно, а тут вдруг голос повысил. В этом есть сложности, но, хоть и говорил Станиславский: «1% таланта, 99% – труда», но если имеются талантливые футболисты, значит нужно постараться из них сделать хороших игроков. Постараться. А получится, не получится – это уже другой вопрос, потому что, повторюсь, есть игроки, которые плохо понимают современный футбол и их переубедить очень сложно. Но, кроме того, очень тяжело работать без знания языка. Надеемся, что в ближайшее время наши легионеры будут обладать минимальным запасом слов.
О ЗНАЧЕНИИ МОТИВАЦИИ В ФУТБОЛЕ
– Какой новый уровень мотивации у тех же футболистов, которые играют? У них уровень мотивации – достижение результата, вот это их уровень мотивации. И они хотят этого добиться. Приходят новые футболисты в команду, у них уровень мотивации – стать конкурентно способными известным футболистам. Вот это всегда обязательно присутствует и это нормальный процесс, поэтому говорить о том, что я пришел и у футболистов появился новый уровень мотивации, – это немножко неправильно. Есть тренеры, так называемые «тренеры-пожарники» – они приходят и спасают команду в трех-четырех играх. Вот это мотивация.
А дальше все постепенно становится на свои места. Приходит следующий тренер – опять на какое-то время появляется новый уровень мотивации. Я думаю, что из того, что пришел, скажем, западный тренер, не следует, что у команды будет новый уровень мотивации. Да, этот новый уровень мотивации будет иметь место некоторое время, но в дальнейшем все зависит от идей этого тренера, от постановки тренировочного процесса, от его требований – вот самое главное. Тогда будет определенная стабильность. При этом будут спады и подъемы, но это нормальная вещь, в футболе ведь еще пока никто не создал команду, которая все время выигрывает у других, нет такой команды, пока не удается ее создать. Может быть, со временем, кому-то удастся ее создать.
О ТРЕНЕРСКОМ ДОСТОИНСТВЕ
– Вы возьмите и посчитайте, сколько тренеров работает в известных командах и беспокоится при этом о своем имени, которые даже не достигнув результата, все равно пытаются сохранить свой имидж. Липпи ушел из «Ювентуса», нарушив контракт, очевидно, он заплатил за это определенные деньги, неустойку. Но он ушел, это человек самолюбивый. Как он сказал: «Эти футболисты потеряли мотивацию, они уже не выполняют то, что я им говорю. Бесперспективно с ними работать и достигать каких-то результатов».
Если они не выполняют его требования, он уходит и правильно делает. Капелло – вернулся из «Реала» в «Милан», но заставить работать футболистов он уже не может, предъявляет им требования, а выполнять их футболисты не в состоянии. Он говорит: «Эти игроки вместо работы ходят на пресс-конференции. Дело там не пойдет». Он сохранял свое имя и объяснял почему. Но таких тренеров очень мало. Мне понравился тренер Пасарелла, который принял «Парму», занимающую тогда, если не ошибаюсь, восьмое место в чемпионате Италии.
Показали его на пресс-конференции, где он с характерной манерой поведения (нога на ногу и т.д.) сказал: «Я знаю, как добиться того, чтобы команда заняла четвертое место». Все, доказывай. Пять игр – пять поражений. Но он заработал большие деньги и сейчас претендует на «Фенербахче». Вот тренер, которого не интересует его имя, – он хочет обогатиться, он хочет обеспечить себе будущее в жизни. Есть такие тренеры. Жалко, что их гораздо больше тех, кто беспокоится о своем имени. Жалко для развития футбола.
О МОЛОДЫХ ТРЕНЕРАХ – ВЧЕРАШНИХ ЗВЕЗДАХ
– Это вопрос очень сложный. Скажем, в Голландии к этому подход совершенно другой. Вот ван Бастена, якобы, готовят на тренера сборной Голландии, но для этого необходимо учиться, пока курсы не пройдешь, никто не имеет права заниматься тренерской деятельностью. И это, наверное, правильно: нужно же немножко знать физиологию, психологию, нужно немножко знать методику построения тренировочного процесса и т.д. Это же все нужно тренеру знать, он должен пройти это обязательно. Есть же примеры.
Вот например, Гуллит. Он великолепно работал с «Ньюкаслом», добивался результатов, но его возможности и знания не позволяли команде подыматься на какой-то новый уровень. Он ушел и где он? Чего он не работает? Тренер, известный в прошлом футболист – Виалли. «Челси», команда, которую он тренировал, добивалась с ним высоких результатов. Он ушел и команда провалилась. Почему? А потому что медленно, но уверенно все шло вниз. Сейчас пришел новый человек, ему надо время, «Челси» понемногу подымается. Где Виалии? Нет Виалли. Как же можно без знаний, без понимания процесса, в каком направлении он развивается, без научного подхода, как можно без всего этого сейчас работать в профессиональных клубах? Это невозможно. Разве работает так один из тренеров в НХЛ или в НБА? Чтобы вчера был игроком, а сегодня стал тренером? Нет, так никто не рискует, потому что надо значить очень многое, надо знать помимо тактики хотя бы как функционирует организм футболиста, какие он может выдерживать воздействия.
Когда Беккенбауэр после выигрыша чемпионата мира пошел работать в «Марсель», то он там проработал ровно три месяца. Почему? Знания его не позволяли добиваться результата даже с самой хорошей командой. Поэтому когда Беккенбауэр говорит о Заммере, что тот «знает больше, чем все», то трудно сказать откуда Заммер знает больше, чем все... Это непонятно. Время покажет, только со временем можно подводить подобного рода итоги. Хотя я знаю, что Заммер – очень серьезный человек, это я знаю.
О «СПАРТАКЕ» И О СБОРНОЙ РОССИИ
– Я слушаю и смотрю из Москвы, читаю прессу, «НТВ+ Футбол» смотрю, и не только этот канал. Я думаю, что это не совсем корректная постановка вопроса. Звонит любитель футбола и говорит, что с такой игрой нам нечего делать, мы не выиграем и так далее. Такой футбол, который демонстрирует «Спартак», никто не запретил. Команда играет, добивается результата, выигрывает чемпионат России. Кто-то говорит, что это современный футбол, кто-то говорит, что это несовременный футбол, кому-то нравится, кому-то не нравится, но команда и тренер имеет право выбора и тактики, и подготовки, всего того, за счет чего играть.
Да, «Спартак» играет за счет коротких и средних передач, длинных передач у них мало, не очень много фланговых атак, но за счет других качеств они делают то, что позволяет добиться результата. Поэтому подобная критика в данном случае, я думаю, неразумна. Каждая команда имеет право на то, чтобы определять свою тактику, как обороняться каким количеством игроков, как атаковать и каким количеством игроков. Наверное команда готовится и в плане атлетизма и т.д. «Спартак» по рейтингам – одна из ведущих команд Европы, а нравится кому-то или не нравится – это совершенно другой вопрос. «Спартак» никогда не будет играть так, как «Ньюкасл» или «Лидс», нет, они будут играть за счет другого. И говорить о том, что сборная России – неконкурентоспособная команда тоже, мне кажется, неверно.
Она конкурентоспособная, другое дело, как она подготовится и сможет реализовать свой тактический потенциал, индивидуальные качества футболистов. Вот это будет решающим, а не то, что, скажем «Россия должна играть в атлетичный футбол». Почему? Россия должна играть в рациональный футбол, но исходя из своих сильных качеств. Футболисты ведь побираются под тактику не «Спартака» уже, а под идеи Романцева. Есть определенное тактическое построение и т.д. Но я еще раз повторяю, все будет зависеть от того, как команда подготовится – это один из самых главных моментов. И как игроки смогут реализовать ту идею, которую предлагает им Романцев.
Но это вопрос не только к «Спартаку», это вопрос ко всем восточным командам, в том числе и к украинским командам. Дело в том, что мы используем тех игроков, которых можем приобрести. Мы, как правило, играем в Лиге чемпионов с командами, у которых один игрок – это годовой бюджет команды. Т.е. речь идет о классе, таланте, как угодно вы это называйте. Поэтому предъявление требований «вы должны», «вы обязаны» – это советские лозунги. Поэтому тут тоже нужно подходить с пониманием. Вот «Спартак» должен, обязан», а давайте посмотрим на его потенциал, что он имеет? Восточная поговорка говорит: «Из кувшина может выйти только, что было в нем». Больше нет. Есть же определенные возможности. Ни Зидан, ни Фигу, я думаю, не пойдут в «Спартак».
Я думаю. Болельщики, журналисты, руководители, комментаторы должны ставить максимальную задачу, но если не получилось, то нельзя же уничтожать команду. Я читаю «Спорт-Экспресс» – не так давно «Спартак» носили на руках. Вдруг команда неудачно выступила, – и разнос полнейший. И игроков, и тренеров, и организации и всего-всего. Ну как же так можно? Такого быть не может, ведь тот процесс, который идет в «Спартаке», та организация, которая есть, она идет. Выиграли – «все правильно», не выиграли – «все плохо» и «все не так». Поэтому вопрос о современных методах ведения борьбы с соперником, о тактике – это дело каждого тренера и команды.
Один говорит, что такой-то подход современный, другой говорит, что он несовременный, эти играют в такой футбол, а эти играют в не такой футбол. «Спартак» играет в свой футбол, Киев играет в свой футбол, и запретить это невозможно никому. И наверное нет смысла устраивать референдум о том, в какой футбол играть: тренеры по-своему смотрят на футбол и наверное они думают о том, со счет чего можно переиграть соперника. Выиграть чемпионат России – не так-то просто, но «Спартак» выигрывает? Выигрывает. Ведь «Спартак» уступил «Баварии» по всем статьям только в Мюнхене. Я смотрел игру в Москве – совершенно равная игра, другое дело, что немцы реализовали все, что у них было, а «Спартак» не реализовал. Получается, что «Спартак» – конкурентно способная команда.
О РОЛИ «БАВАРИИ» В СОВРЕМЕННОМ ФУТБОЛЕ
– С моей точки зрения, «Бавария» – это очень организованная команда, играющая в рациональный футбол. Все игроки знают, что им делать, когда команда переходит в атаку и когда команда переходит в оборону. Они четко выполняют на поле то, что дано им на установке перед игрой. Это команда, которая «внешне» некоторым, возможно, не нравится. Команда может нравится, а может не нравится, но категорично заявлять – неправильно. Это «Бавария», это рациональная команда, рациональнейшее построение игры, и очевидно за счет этого они и добиваются успехов. Есть же команды, в которых собрано гораздо больше талантливых футболистов.
Возьмите Испанию: сколько там команд, где играют талантливейшие футболисты, с высоким уровнем индивидуального мастерства, но они не добиваются результата, потому что, очевидно, они играют больше с акцентом на индивидуальность, они больше сами решают, что им делать на поле. Очевидно, так. Раньше говорили: «порядок бьет класс» (надо, правда разобраться, что под этим имели в виду) и рационализм присущ не только футболу, а он имеет место везде в жизни. Стратегия – это как минимальными усилиями добиться максимального результата, поэтому
«Бавария» – это образец для подражания, как нужно организовывать дело, как нужно готовить своих футболистов. И самое главное, «Бавария» доказывает, что не самая богатая команда выигрывает («Бавария» – не самая высокооплачиваемая команда). И если человек получает больше всех, то это не означает, что он самый сильный футболист и что команда будет самая сильная. «Бавария», будем прямо говорить, не имеет таких футболистов, как «Реал», но тем не менее она не только конкурентоспособна с «Реалом», она в решающих матчах демонстрирует свое превосходство в тактике, в направлении, в выполнении игроками функций на поле. И в этом направлении футбол будет развиваться.
О «ЧЕТВЕРТОЙ ВЛАСТИ» В ФУТБОЛЕ
– Надо всегда говорить: «с моей точки зрения». Так всегда я пытаюсь говорить журналистам, которые категоричны. Скажите «с моей точки зрения», и все. Но если вы написали категорично, то все читают, а оказывается все не так. Я вспоминаю годы, когда команда подымалась на какую-то вершину – молчали. Через год команда опустилась в силу определенных объективных причин – «тактика не та», «подбор игроков не тот», «использование игроков не там, где нужно», «подготовка не та» и вообще все не то.
Через какое-то время опять идет подъем, опять чего-то добились – молчат. Опять спад – снова «все не то». И это все повторялось на протяжении всех лет начиная с 75-го года. Но тогда ладно, была советская система и журналистам говорили написать так и так: «Правда» – одно и то же, «Комсомольская правда» – одно и то же, «Известия» – одно и то же, было такое впечатление, что всем журналистам подготовили одинаковое для всех выступление. Но сейчас другое время, сейчас каждый журналист, каждый комментатор имеет право высказывать свои взгляды на ту или иную вещь, но со своей точки зрения. Тогда получается нормально. Но получается ненормально, когда делается попытка анализа глобального развития футбола или тактики и т.д. Время сейчас другое, но это время нужно использовать так, чтобы не навредить процессу развития футбола. Если я говорю одно, игрок говорит другое, журналист говорит третье – то это всего лишь точка зрения каждого из нас и необходимо добавлять: «с моей точки зрения». И все нормально.
Ту информацию, которую я вам дал, вы должны какое-то время переработать, вы не в состоянии ее всю воспринять, нужен какой-то период после общения. Что это за общение, вы меня извините, если приходит на пресс-конференцию (после игры или до игры) тренер и происходит следующее. «Сколько игроков вы привезли?» – «Двадцать»; «Травмированные?» – «Один»; «Как вы готовились к игре?» – «Ну готовились»; «А состав какой будет?» – «Ну я вам завтра скажу состав»; «А тактика какая будет?» – «Ну будет тактика». И закончилась пресс-конференция. Так почему не может ассистент прийти и рассказать то же самое? Почему? Смысл какой в моем присутствии? Да, ФИФА, УЕФА требует, чтобы были первые лица, чтобы шла пропаганда футбола, я понимаю все это, но я не понимаю для чего это нужно. В «Спартаке», к примеру, на пресс-конференции ходит Грозный и ничего не изменилось, все к этому привыкли, все это абсолютно нормально.
ФУТБОЛ – НАУКА ИЛИ ТВОРЧЕСТВО
– Футбол же – это творчество и все предвидеть невозможно. Говорят, что тренер допустил большие ошибки. Дело в том, что тренер – это творческая личность, он имеет право на ошибки, а иначе как будет процесс развиваться? Он не будет иначе развиваться.
ПОДВЕДЕНИЕ ИТОГОВ
– Пусть на меня не обижаются, это все – моя точка зрения. Я высказываю только свою точку зрения, а где-то процесс идет по-другому, все зависит то того, чего хочет добиться тренер и как он смотрит на организацию и постановку дела в коллективе. Еще раз повторяю, это моя точка зрения, я не собираюсь категорически на этом настаивать, я акцентирую на этом внимание критиков, журналистов.
Я высказываю свою точку зрения в каком направлении развивается футбол и вот на ту эволюцию, которая должна проходить. Один тренер, бывший тренер «Реала» – Вальдано, посмотрев один из чемпионатов мира, сказал, что он ничего нового для себя не увидел. На что один человек сказал: «Надо одевать очки, раз так плохо видишь». Вот та революция, с разговора о которой мы начали наш сегодняшний разговор, ее уже не может быть, потому что, как некоторые говорят, это золотая жила, из которой потихоньку-потихоньку надо черпать вот это «новое». Так вот «нового» уже нет, «новое» – это то, что я ранее перечислил, это и есть «новое».
Именно Мы поставили Барселону на колени в Англии, вырвали у нее позвоночник на "Camp Nou" и их эпоха завершилась....
airstudio54
Влиятельный игрок
 
Сообщений: 4295
Откуда: Алматы - Казахстан
Настоящее имя: Асхат
Пол: мужской
Reputation points: 1301
Add reputation pointSubtract reputation point

Re: Лаборатория футбола

Непрочитанное сообщение airstudio54 » 07 июн 2013, 14:10

Чемпионы России-2012/2013г.

ЦСКА - Л.В.Слуцкий

http://m.sports.ru/football/149118980.html?s=35bfd1f4cd7166f3

– Вы посвятили победу маме. Сейчас лучший повод рассказать о ней.
– Моя мама – отличник народного образования. Всю жизнь она работала в дошкольном образовании, была воспитательницей, потом – заведующей. Женщина со стальным, железным характером. Еще когда я был студентом, а потом работал в «Олимпии», иногда приходил к ней в детский сад подхарчевываться – перехватить какую-нибудь котлету, которая осталась после всех в столовой. Мобильных тогда не было, поэтому где она находится, я понимал по звуку – в какой части детского сада раздавался крик, туда я и шел. Ей можно командовать полком.
Это человек, который высшее образование получал уже по ходу, который всю жизнь оплачивал кооперативную квартиру, у которого рано умер муж – мой отец. Работая заведующей, на протяжении многих лет по вечерам она ходила к своей подруге, тоже заведующей, и подрабатывала у нее уборщицей. Зарплаты тогда не сильно отличались, но представляете какая разница по статусу? Она в своей жизни сделала все, чтобы я не чувствовал никакой социальной разницы с кем-либо.
Она всю жизнь была глубоко во всех моих вопросах. Например, успехи «Олимпии» на 90 процентов – это она. Игроки всегда были голодные, она их кормила у нас дома. Она за ними стирала. Когда они болели, их надо было изолировать – она их лечила. Она все время приговаривала: «Мы их кормим, поем, лечим, а они тебе слова хорошего не скажут». Гундела, но все делала. Делала долго – на протяжении семи лет. Адамов, Колодин и другие до сих пор поздравляют ее со всеми праздниками. Притом, что ей в этом году 65 лет исполнилось.
– Последнее замечание, которое она делала вам по теме футбола?
– Вообще не делает. Она может делать замечания по моему внешнему виду, поведению, разговору. Она мониторит все, что про меня пишут и говорят. Но про футбол – ни слова. Она единственный раз была на футболе – еще в Волгограде. «Олимпия» тогда все время выигрывала, но именно в той игре проиграла. С тех пор живьем футбол она не смотрит.
Замечания по внешнему виду? Да всегда. Например, ей очень не нравится, что я штаны постоянно подтягиваю.
– Вы сказали, что в отпуск поедете в Рим – сын вас давно просит. Почему 8-летний ребенок может хотеть поехать в Рим?
– У него сейчас такой этап. Он всем этим очень увлечен, читает книги про Древней Рим, гладиаторы и прочее. Хочет увидеть Колизей. В том году мы ездили в Париж, и в Лувре он задал столько вопросов экскурсоводу про мумии, саркофаги и другие египетские темы, что я думал: «Боже, ну когда это закончится? Сколько можно?» Ужас!
– Дети это не только источник забот и трат, но и источник смеха. Последний раз, когда вас рассмешил собственный ребенок?
– Это не очень приличная история. Как-то он меня спрашивает: «Пап, когда я вырасту, ты тоже будешь со мной жить?» «Ну не знаю, Дим. Может, с тобой. А, может, ты захочешь жить отдельно и уйдешь». Думал, что дальше будет трогательная сцена, что ребенок скажет: нет, я хочу всегда быть с тобой и мамой. «А почему ты спрашиваешь?» «Ну слушай, когда я вырасту, а вы будете со мной жить, если я захочу привести домой распутную деву, как же мне удастся это сделать?» Я был шокирован! Чуть ли не слезу готовился вытирать, что сын хочет быть всегда с родителями. А тут…
Истерика
Фото: РИА Новости/Алексей Беликов
– Давайте вернемся в прошлое лето. В третьем туре вы проиграли «Зениту»…
– … да, в одну кассу.
– В тот вечер не было ни одного человека, кто мог бы поверить, что вы останетесь работать в ЦСКА. Как вы провели тот вечер? Насколько гнусно вам было?
– Мне уже в концовке прошлого сезона было настолько гнусно, что гнуснее быть не могло. Но! Все равно у меня не было безнадеги. Когда шла концовка сезона-2011/12 и у нас не получалось, не получалось, не получалось, я не знал, получится ли еще. В августе было другое дело. У нас были сборы, мы очень хорошо играли, у нас были проблески очень качественной игры, я понимал, за счет чего делать и как. Когда не получилось эти два раза, у всех было ощущение, что это продолжение прошлого года, что все валится еще ниже. А у меня внутри были совсем другие ощущения.
Хотя после матча с «Зенитом» был очень неприятный разговор с Евгением Ленноровичем.
– Чем он закончился?
– Ну, Евгений Леннорович не ставит ультиматумы. Да и со мной сложно разговаривать на жесткие темы. Потому что фраза звучит примерно такая: я работаю на максимуме собственных усилий, лучше я работать не могу; ваша задача определить, насколько мой максимум вас устраивает. Все остальные слова, по существу, бессмысленны.
– Когда вы шли на этот разговор, вы были готовы к тому, что он закончится отставкой?
– Так я к ней уже давно был готов. Я же за полтора месяца до того писал заявление об отставке. В какой-то промежуток времени я ее даже активно жаждал. Ощущения не то что не были забыты – они превалировали.
– Переломным в борьбе за чемпионство матчем вы назвали игру с «Волгой» – ту, где победили после 0:2. В перерыве вы вели себя так, что «врачам пришлось приводить вас в порядок». Расшифруйте.
– Все, что было внутри, было выплеснуто наружу. Я орал минут десять. Сорвал голос, не мог говорить. Врачи потом закапали меня карвалолом. Под ним и пошел на второй тайм.
– Вы по-прежнему невероятно нервничаете на скамейке. Вы собираетесь меняться?
– Я бы очень хотел. Всем тренерам – и Капелло, и Хиддинку, и Моуринью – я задаю один и тот же вопрос: когда перестанет трясти? Они говорят: не перестанет никогда; другое дело, что когда станешь опытнее, сможешь прятать это внутрь. Пока мне это не удается. Хотя подвижки в лучшую сторону есть. Не глобальные, но есть.
– Что вы для этого делаете? Ходите к психологу? Занимаетесь йогой?
– Нет, ничего этого не делаю. Сколько бы я ни консультировался на эту тему, предлагали только медикаментозное вмешательство. Доктора один раз дали таблетку перед игрой. Но это еще хуже: эмоции уходят совсем, во время игры ты не ощущаешь драйва. Сидишь, тебя клонит в сон, самая важная составляющая уходит.
– Как вы закончили тот матч?
– Выиграли. Но это была довольно легкая игра, еще и домашняя.
– В субботу после матча с «Кубанью» много мужчин плакало. Когда вы в последний раз плакали из-за футбола?
– Из-за футбола? Я плакал накануне матча – когда смотрел сериал «Анна Герман». Когда она в конце умирает, это очень трогательно. Я в этом плане очень сентиментальный: «А зори здесь тихие» или «Белый Бим, черное ухо» производят на меня впечатление…
А из-за футбола – когда работал в «Уралане», у нас была очень тяжелая ситуация в первой лиге, совсем не платили. Мы выигрывали у «Анжи» к 75-й минуте 5:1. Сыграли 5:5. У меня была истерика.
«Беги»
– Когда Ахмед Муса пришел в ЦСКА, он воспринимался исключительно как фланговый полузащитник. У вас он стал форвардом. Объясните чайнику, как вы его переучивали?
– Объясню. На сборах на этой позиции мы наигрывали Думбия. В полузащите мы создали тройку Тошич – Хонда – Дзагоев, и Муса в нее не вписывался в плане коллективных взаимоотношений. Когда сломался Думбия, все подумали: катастрофа. Но я больше всего боялся, что сломается кто-то из тройки полузащитников – потому что она определяла игру.
Мусе мы все объясняли: куда бежать и как. Он сообразил. Есть категория людей, которым многое можно поручать на откуп. Когда, например, Хонда получает мяч, я не говорю ему, куда отдать. Он видит лучше меня, в том числе более сложные варианты. А вот Мусе нельзя давать даже минимальную свободу. Ему было четко сказано, в какие зоны двигаться. Мы долго отрабатывали это на тренировках. У него сначала была огромная проблема не с пониманием, а – над этим много шутили в команде – с офсайдами. Он даже на тренировках минимум раз десять попадал в положение вне игры. Он всегда бежал раньше времени. Мы долго работали над тем, чтобы он стартовал с запасом. Делали специальные упражнения, когда ему вкатывали, а он врывался в зону. Он молодец, стал соображать, правильно открываться.
В итоге это обернулось плюсом. Думбия любит открываться в недодачу. Получалось, что здесь уже есть три человека, еще Думбия прибегает, а в ту зону никто не бежит. Думбия забивает голы лучше, чем Муса, но поддается дрессировке хуже: ему хоть сто раз скажи, не беги в недодачу, он все равно прибежит. А Мусе говоришь «Беги» – он бежит. Говоришь «Не беги» – не бежит. Но забивать он все равно пока не очень умеет. Исполняет моменты он пока не так хорошо, как хотелось бы.
– Муса – самый быстрый игрок, которого вам приходилось видеть?
– Да. Скажу больше: нам приходили данные с юношеского чемпионата мира, где он играл за Нигерию. Он был самым быстрым игроком этого чемпионата.
– Самая сложная тактическая задача, которую вам пришлось решать в этом сезоне?
– Самое сложное – отработать этап перехода с потери мяча. У нас раньше с этим были проблемы. Вы же играете в футбол?
«Доктора один раз дали успокоительную таблетку перед игрой. Но это еще хуже: драйв совсем уходит»
– В меру возможностей.
– Вот вы потеряли мяч. На какое-то мгновение у вас произошло отключение – вы или расстроились, или еще что-то. Основная концентрация на мяче – если он потерян, ты непроизвольно расслабляешься. По большому счету на всех этих переходах и есть все проблемы в футболе. Кто-то вполне успешно пользуется этим переходом: пока соперник выключился на две секунды, пошла атака, работа в зонах и все остальное. Для меня тактически обученная команда – та, которая моментально перестраивается в момент потери.
Мы очень долго, мучительно добивались того, как и кто перестраивается в отбор – в зависимости от того, где мы потеряли мяч. Это невидно непрофессионалу. Все смотрят за мячом – как он пробил мимо или зарядил в аут; никто не видит, какие перестроения в этот момент происходят без мяча. То, что мы пропустили меньше всех и сыграли 16 матчей на ноль, я связываю с тем, что этап перехода в конце концов получился. И если мы говорим про Мусу, он был важнейшим звеном в этом переходе. Потому что своими активными действиями в прессинге он позволял даже тем людям, которые не успели перестроиться, иметь несколько лишних секунд, чтобы успеть. Муса может трое суток бегать, не останавливаясь. Мы стали прессинговать, мы стали отбирать мяч значительно выше.
– Самая интересная тактическая штуковина, которую вы увидели в этом чемпионате?
– Не в этом чемпионате – чуть раньше. Я, кажется, уже где-то рассказывал: за годы моей работы в ЦСКА самое яркое впечатление произвел «Порту» времен Виллаша-Боаша. Это была бомба! Они играли в такую высокую линию защитников. Я тоже сторонник высокой линии – по статистике чаще всего попадают в офсайд команды, играющие против ЦСКА. Меня поразило, насколько качественно и правильно работал «Порту» в этом плане. При встрече я спросил у Виллаша-Боаша, почему он не делал это в «Челси» и не делает в «Тоттенхэме». Он ответил, что в «Порту» у него руки были развязаны, что он делал все, что захочет. А в Англии – все же перестраховывается. Потому что эта высокая линия – система сверхэффективная, но очень рискованная. Потому что если кто-то один побежит не в ту сторону, все как карточный домик разрушится.
Special player
Фото: РИА Новости/Илья Питалев
– На прошлой неделе вы ужинали с Фабио Капелло. Вещь, которая за этой трапезой вас больше всего удивила?
– Он задавал мне почти столько же вопросов, сколько я ему. Ему было интересно все. От технических подробностей – как, например, использовать того или иного игрока ЦСКА или кого я считаю лучшим в России на той или иной позиции. Но это понятно: я готовлюсь к соперникам, внимательно смотрю чемпионат России. Но, кроме этого, Капелло спрашивал меня, как я справляюсь с той или иной ситуацией, как выстраиваю отношения с президентом. Я был поражен! Был уверен, что поспрашиваю его чуть-чуть, он ответит и скажет: «Ну все, пока!»
– Три лучших футболиста чемпионата России-2012/13?
– Все трое выступают за ЦСКА. Акинфеев, Вернблум, Вася Березуцкий. Я бы включил Мусу, но это было бы авансом. В этой тройке был бы или Вагнер, или Хонда, проведи они полный чемпионат. А получилось, что Хонда отыграл великолепно 19 туров, но не играл весной. А Вагнер – наоборот.
Кто лучший игрок чемпионата России-2012/13? Версия Sports.ru
– Вы помните день и час, когда узнали, что Вагнер Лав может вернуться в ЦСКА?
– Я был в отпуске, мне позвонил Роман Бабаев и сказал, что ситуация решилась буквально за два дня. Обычно я знаю задолго: сейчас начинаем переговоры, они будут долго и тяжело идти. «Да ладно?» Бабаев рассказал мне хронологию событий, объяснил, почему это возможно так быстро. Я сказал: «Круто!» И сразу стал бояться.
– Почему?
– Потому что Вагнер бывает разный. Вагнер, которого мы видели сейчас, это футболист, способный выиграть матч в одиночку. Но я видел Вагнера, который был если не обузой, то серьезной тренерской проблемой. Это в тот период, когда он хотел уехать, когда на нем лица не было на каждой тренировке. И играть ему было тяжело, и другие игроки смотрели на эти процессы.
– Что же изменилось?
– Хорошо там, где нас нет. Все-таки он игрок высокого уровня и какие-то статусные вещи должны сохраняться. Он должен чувствовать, что его любят, что какие-то вещи ему позволены. Не вопиющие, но напоминающие ему, что он special player. Даже если на самом деле ему ничего особенного не позволяют, ощущение у него такое должно быть. Когда в Москве руководители клуба относятся к нему лучше, чем дома, когда его не обманывают, когда ценят и любят, для него это очень важно.
Плюс спорт есть спорт, это сопряжено с финансовым фактором. Когда тебе не платят, это тоже не самое лучшее, что может быть у человека. А он привык к веселью. Я представляю, сколько человек в Бразилии у него каждый день ужинало – со всеми родственниками, друзьями и прочими.
– Какова ваша роль в трансферах? Допустим, если вам нужен форвард, как это происходит?
– Каждые два месяца у нас проходят селекционные совещания, на которых к ближайшему трансферному окну обсуждаются проблемные зоны, позиции, модельные характеристики игроков. Я докладываю, выступаю, селекционный отдел получает техническое задание. На протяжении нескольких месяцев они ищут. Исходя из моих пожеланий, исходя из финансовых возможностей клуба. После того как они все это отсматривают, ко мне на стол ложится лист с тремя-четырьмя кандидатурами. Я смотрю этот лист и говорю: первый номер – вот этот, второй – вот этот, третий-четвертый вообще не подходят.
Потом начинается работа. Сначала по первому номеру: трансфер, агентские и так далее. Очень редко получается, что ты берешь первого номера. Когда мы взяли Эльма и Фернандеса, которые в своих списках были под первыми номерами, это было просто чудо. Они были первыми в списках на зиму, но взяли мы их только летом. И этому чуду способствовала куча обстоятельств. Например, не очень удачная игра Эльма на Евро. И перелом ключицы Фернандеса. К нему присматривался «Реал», они снизили интерес, мы тут же его подписали и буквально через два дня вновь всплыл «Реал».
– Последний случай, когда ваш игрок вас чему-нибудь научил?
– Да сплошь и рядом. Ну вот когда мы поехали праздновать чемпионство, ко мне подходит Вася и говорит: «Леонид Викторович, вы же понимаете, что у вас теперь есть полное право всех посылать?» «И что же мне дало это право?» «Ну вот про нас говорили: деревянные, играть не умеют. Но когда ты весь в медалях, ты можешь не обращать на это внимание». Когда футболисты друг друга оценивают, они спрашивают: ты где играл? Но это на более низком уровне, в ЦСКА спрашивают: а ты что выигрывал? Это принципиальнейшая разница. Вася дал понять, что надо проще относиться ко многим внешним факторам. Этот титул не то что защищает тебя всю жизнь, он позволяет развиваться спокойнее и лучше.
Титул не говорит о том, что Березуцкие были техничными футболистами. Притом, что сейчас они оба технически очень хорошо готовы. Просто с титулом они могли работать над своими минусами не судорожно, а спокойно, в другой атмосфере. И прирост идет больше, качественнее, когда ты над чем-то работаешь уверенно.
Рынок труда
– Вы член бюро Объединения отечественных тренеров. Как вы относитесь к налогу на тренеров-иностранцев?
– Положительно. Я бы сделал чуть-чуть по-другому. Сделал бы налог на помощников. Вот приезжает Мунтяну – вполне возможно, достойный специалист. Но он привозит с собой шесть помощников. Если за каждого помощника клуб перечисляет, допустим, по 3 миллиона рублей, получалось бы 18 млн – это серьезная цифра. Понятно, что главный тренер может быть иностранцем в клубе с амбициями. Но я не понимаю, почему ассистентом не может работать россиянин – тренер с лицензией, много лет отдавший этому клубу?
– Все так. Но налог на главных тренеров – это ведь почти то же, что лимит на легионеров-игроков. А к нему вы вряд ли относитесь хорошо.
– Конечно, отрицательно.
– Это ведь тоже искусственное продвижение товара, качество которого вызывает большие вопросы.
– Все равно, многое зависит от клубов. Когда я приходил в ЦСКА, мне было разрешено привести с собой одного помощника. Не только мне: и Хуанде Рамосу – одного, и Зико – тоже одного. И Зико, и Рамос прекрасно понимали, что в их штабе будут работать российские специалисты. Например, Чанов, который давным-давно в клубе, воспитал Акинфеева, Габулова, Помазана, целую плеяду вратарей.
С другой стороны, рынок труда надо защищать. Если убрать Англию, то в испанской, итальянской, португальской и французской лигах тренеров суммарно работает меньше, чем в чемпионате России. На Украине – два тренера: Луческу и Рамос. Все они охраняют свои рынки труда, это вполне нормальный процесс.
Не надо обожествлять иностранных тренеров. Сколько иностранцев, кстати, становилось чемпионами России? Адвокат и Спаллетти? Оба – с «Зенитом». Все.
– Но наши тренеры не интересны на экспорт!
– А кто интересен для экспорта?
– Итальянцы. Голландцы.
– Голландцы где интересны? У нас? Назовите хоть одного голландца, работающего в ведущей лиге мира. Я не знаю таких. Тренеры-иностранцы активно работают сейчас только в Англии. Экспорта тренеров сейчас как такового нет. Если мы, конечно, не говорим об огромном количестве экс-югославов, работающих в Азии и Африке.
– Последнее профессиональное чтиво, которое лежало у вас на столе?
– Есть потрясающий журнал Soccer Coaching. Ведущий мировой журнал о тактике, о методиках. Сейчас появилась его русская версия – Евгений Шевелев, парень, который раньше работал в компании Instat, проявил инициативу. Он присылает мне все номера на почту.
Потрясающе интересные вещи! Недавно там была поднята одна тема, по поводу которой я давным-давно бью в колокола.
– Ударьте еще раз.
– У нас в последние годы в большинстве клубов кураторы академий – иностранцы, которые привозят с собой методику. «Мы сейчас вам привезем методику. Во! (поднимает вверх большой палец) В год два-три футболиста будут в основном составе». Есть знаменитые системы – того же Верхейна. Там расписана любая неделя любого года до 35-летия игрока: что нужно делать, какие средства применять, когда выходной и когда проводить игру. Вот методика, вы с ней скоро всех порвете. Многие руководители смотрят и думают: «Ни фига себе! Купили волшебную палочку». И заставляют всех тренеров академии работать по этой методике.
И это не первый год – это последние лет шесть. Сказать, что за это время у нас появились суперфутболисты, я не могу. Сказать, что школы стали работать продуктивнее в плане выхода игроков в основные команды, – тоже. Эта профанация меня давно возмущает. В футболе нет универсальной системы подготовки: я сейчас дам такое упражнение и будет такой эффект. Это ручная работа, это ежедневное творчество. Ты не приходишь и не вырезаешь по лекалам деталь. Ты должен смотреть, чувствовать, менять. Составить универсальную методику для людей от Владивостока до Калининграда, с разным уровнем подготовленности – это профанация чистой воды.
Меня это очень возмущает. Вместо того чтобы заниматься образовательной деятельностью, поощрять тренерских самородков, которые у нас все равно есть… Я уже рассказывал историю про волгоградского тренера по баскетболу. В простой общеобразовательной школе Волгограда он собрал пацанов и выиграл чемпионат России – обыграв УНИКС, ЦСКА и все остальное-прочее. Я случайно познакомился с ним: ребенок моего друга занимается баскетболом. Я спросил: «Тебя же после этого пригласили в какую-то школу – ЦСКА или еще куда-то?» Нет. Нет! Хотя не заметить такой успех просто невозможно.
Знаете сколько писем приходит мне?
– Много?
– Очень. И предлагают как раз методики. Сейчас я их сразу выкидываю, а раньше читал. Как правило, они такого характера: я разработал уникальную систему пробития штрафных ударов; гарантирую вам, что из трех два вы будете забивать. Дальше – прайс: если выиграете чемпионат России мне столько, если чемпионат России – столько.
– А сколько?
– Цифры исчисляются миллионами. Долларов.
– Все прекрасно, но вы работаете в клубе, академию которого еще несколько лет назад возглавлял голландец.
– А сегодня возглавляет аргентинец. Но он как раз работает в ручном режиме. Он на всех тренировках, он выучил русский язык, он в постоянном контакте с тренерами. Смотрят игры, советуются, выясняют, по каким компонентам лучше поработать. А не так, что бросил универсальную методику, а сам курит в стороне или уехал домой, как это часто бывает. Он тоже иностранец, он работал в «Бока Хуниорс», но его принципы работы принципиально отличаются от других.
Банка – русский стандарт. Почему налог на иностранных тренеров – зло
Бубнов
– Журналистов вы сравнивали с дорожными столбами, которые указывают дорогу, хотя никогда по ней не ездили. Вещь, которая в медиа вас возмущает?
– Я не реагирую болезненно, но меня многое возмущает. Особенно – аналитические программы. Я считаю, что люди, которые столько лет находятся внутри профессии, обязаны как-то разбираться в той же тактике, в игровых ситуациях. Я не понимаю эту некомпетентность.
– Откуда вы о ней знаете? Вы смотрите аналитические программы?
– Конечно. Как я могу не смотреть «90 минут+», если там идет обзор тура? И когда пауза между сюжетами о матчах затягивается на час с обсуждением тактики… Ждешь моментов игры, а вместо этого слышишь невероятные вещи, просто невероятные.
– Например?
– Как рассказывается эпизод. Кто куда должен бежать, кто должен встречать, кто – сужать. Просто фантастические ситуации.
– Вы переключаете канал, когда видите сморщенный лоб Александра Бубнова?
– Да нет. Я к нему совершенно спокойно отношусь.
– Хоть раз он говорил что-то, с чем вы были согласны?
– Наверное, да. Он играл на высоком уровне, многие вещи способен оценивать. Мне неприятная категоричность и форма подачи. Она настолько отталкивает, что внутрь я не пытаюсь вслушиваться.
«Смотришь «90 минут+», ждешь сюжетов о матчах, а вместо этого слышишь невероятные вещи, просто невероятные»
– Почему Бубнов не любит именно вас?
– Потому что я про него плохо сказал. Посмотрите: Широков плохо про него сказал – он его везде песочил. Потом Широков поздравил Бубнова с днем рождения – у него пошли пятерки. Потом Широков опять что-то про него сказал – за сверхудачный матч против Бразилии, где Широков был одним из лучших, получил низкую оценку.
Все зависит от личностного восприятия. Допустим, я вам сейчас говорю: мы получили данные, которые обсчитывает наша система, и я сравнил ее с данными Александра Бубнова и понял, что у Александра Бубнова они глубже, интереснее, продуктивнее. Я вас уверяю: в его глазах я стал бы гораздо более толковым тренером.
– У вас плохие отношения с Алексеем Андроновым. Почему?
– Не знаю. Я с ним мало знаком. Никаких ситуаций вроде не было.
– Чемпионский матч против «Кубани» он завершил фразой: «Если бы у меня была шляпа, я бы ее снял». Вы это оценили?
– Я еще не пересматривал матч. Я к нему очень хорошо отношусь. Когда я смотрю чемпионат Германии, могу сказать, что матчасть у него просто лучшая. Да, и это не случай с Бубновым, я искренне говорю, что по Германии он number one.
– Есть еще один человек, у которого на вас явная обида. Согласно давней легенде, на стажировке в Лондоне автобус с русскими тренерами проезжал один из городских районов и экскурсовод сказал: «А вот здесь традиционно проживают геи». Якобы Валерий Петраков прокомментировал это: «Один тренер хочет выйти».
– Я не слышал этой фразы. И не только я, но и люди, которые сидели со мной. Мне кажется, что эта история выдумана.
– Считается, что человек становится успешным только тогда, когда его хоть кто-то заподозрит в гомосексуализме. Как вы это воспринимаете?
– (улыбается) Я могу сказать только одно. Когда я работал в «Москве» и «Крыльях», динамовские фанаты, самые агрессивно настроенные в этом плане, кричали: «Слуцкий – п###с». Когда они только начинали кричать, я понимал, что мы выиграем матч. И действительно: «Москвой» и «Крыльями» мы побеждали «Динамо» постоянно. Когда я стал тренером ЦСКА, они перестали кричать, и мы не можем их обыграть (смеется).
Только такой шуткой на все это я могу отреагировать.
«Привет! Как дела?»
Фото: РИА Новости/Александр Вильф
– Все знают о вашем знакомстве с Жозе Моуринью. Не все – о том, как это знакомство состоялось.
– 2007 год. Юрий Белоус летел на встречу с Жорже Мендешом по какому-то футболисту: «Он же еще агент Моуринью. Попробую организовать вам встречу». Встреча состоялась. Беседа была недолгой – минут 20, на какие-то общие темы. Единственное – задал ему вопрос: «Я сталкиваюсь с проблемой, что не играл в футбол на высоком уровне». Он был очень удивлен. Было видно, что он с этой темой не сталкивался вообще: чтобы кто-то предъявлял ему, где он играл. У меня всегда возникали вопросы, где играл Юрий Красножан, Гаджи Гаджиев, Сергей Павлов. Но это ладно: вопрос только в том, где играл Слуцкий… Так вот когда я спросил об этом Моуринью, он был настолько растерян, что не знал, что сказал. Но потом ответил: «Когда мы идем к дантисту, это не значит, что у него гнилые зубы, которые он сам себе лечит».
Потом была супервстреча с его помощником – не помню, его имени, португалец, который уже с ним не работает. Мы сидели с ним три часа – все до нюансов. Как строится процесс? Как в тренажерном зале? Как предсезонка?
Ну а потом была знаменитая встреча, когда у российских тренеров было лицензирование PRO, и мы приехали в Лондон. Встречу с Моуринью ждали очень долго. Мы со всеми встретились, тренировки посмотрели, народ возмущается: что ж это такое, даже не может выйти к нам? И тут нас сажают в маленькую раздевалку для юношеской команды. Моуринью заходит в тапках, в тренировочном костюме. Я был уверен, что он меня не узнает: два месяца назад сидели 20 минут – чего там узнать?
Но он зашел и говорит: «О! Привет! Как дела?» «Все хорошо, спасибо». Моуринью разворачивается и – в дверь. И Шевчук сказал свою знаменитую фразу: «Ну, е# твою мать, со Слуцким поздоровался и ушел».
Серийные убийцы
– Влад Радимов говорил: одна из худших вещей, которая есть в футболе, – это рейс домой после поражений. Вспомните свой самый неприятный рейс.
– Каждый рейс «Москвы» после поражений на выезде. Мы сидим в бизнес-классе. Руководители – в скажем так, неоптимальных кондициях – начинают просто хаять всех подряд. Причем всплывают самые невероятные истории: «Да вы знаете почему он так играет? Да он ночами не спит! Бухает». Первое время у тебя желание зайти в салон экономического класса и сказать: «Я отдаюсь работе, а вы, оказывается, пьете, гуляете». Все шло от первого лица, а свита подхватывала.
Через два-три полета понимаешь, что это эмоции, ненависть. Про игроков выливается такое, что истории про гея – самое мягкое, все как минимум серийные убийцы. Но потом ты учишься абстрагироваться.
Разумеется, этого нет в ЦСКА. Если Евгений Леннорович узнает, что кто-то из работников клуба оскорбил его игрока, думаю, это будет последнее, что этот человек скажет, работая в клубе. Там это все позволялось, а у меня еще не было того статуса, чтобы сказать: «А ну закрыли все рты».
– Давайте проясним: как часто вы едите гамбургеры?
– После известного случая – ни разу. На «Макавто» стоять в очереди долго, а заходить – научен горьким опытом. Но вообще – очень редко. Раз в три месяца.
– Вы переживали эту историю или только улыбались?
– Да нет, подрасстроился. Причем сам не ожидал от себя. Я привык слышать, что я плохой тренер, непобедитель, нигде не играл. Но личной жизни, как правило, это не касалось. А это все-таки история из личной жизни.
Кстати, вы знаете, что человек, который сделал этот снимок, прислал на почту клуба официальные извинения? Болельщик «Спартака», бросил письмо на электронный ящик: не думал, что это вызовет такой резонанс, не хотел обидеть человека, приношу свои искренние извинения.
«Каждое воскресенье»
– Вы большой поклонник русского театра. Последняя постановка, которая вас впечатлила?
– Ходил на Зельдина в Театр Российской Армии, «Учитель танцев». Брависсимо! Просто брависсимо! В 96 лет скакать, целовать дамам ручки, не уходить со сцены на протяжении двух часов без антракта – это фантастика. Зельдин потряс меня до глубины души.
Но последние несколько месяцев все свободное время я лежал дома и смотрел в потолок. Слишком все было близко, рядом. Не знаю, как объяснить.
– Президент киевского «Динамо» Игорь Суркис сказал, что посоветовал бы своим игрокам посмотреть фильм «Список Шиндлера». Какое кино посоветовали бы вы?
– «Каждое воскресенье», например. Очень мало хороших спортивных фильмов. Этот, на мой взгляд, самый лучший. Мы даже делали motivation-movie на основе этого фильма?
«Перед матчем с «Трабзонспором» мы сделали видео, на котором Аль Пачино разговаривает с игроками ЦСКА»
– В ЦСКА есть motivation-movies?
– Были. В прошлой Лиге чемпионов мы сыграли в ничью с «Лиллем» – чудом отскочили 2:2. Потом проиграли «Интеру». Матч с «Трабзоном» был решающим – если не выигрываем, никаких шансов на выход из группы. Настолько хотелось побеждать, что сделали специальное кино. Достали у оператора архив крупных планов футболистов и сделали так, как будто Аль Пачино со своей знаменитой речью обращается к игрокам ЦСКА. То есть план Аль Пачино – потом план игрока ЦСКА, который как будто на это смотрит. У меня бежали мурашки по коже. То же самое мне сказал, например, Габулов.
Но реакция у игроков на эти вещи разная. Игнашевич потом, например, сказал: «Если бы вы говорили, это было бы лучше, чем Аль Пачино». Motivation-movies отлично работали в «Москве» и «Крыльях» – не каждый раз, разумеется, только по особым случаям. В ЦСКА мотивация и так настолько высока, что игроки считали, что это наивно с моей стороны. Ну да, возможно, такая романтическая наивность у меня присутствовала. Но последний год – как раз тот, когда мы стали чемпионами – не было ни одного такого ролика.
– Откуда у вас появилась такая идея?
– В «Москве» оператором был очень творческий парень, а его жена была режиссером. Как-то в Питере мы вырвали ничью – Петя Быстров на 95-й минуте потрясающим ударом в девятку сравнял счет. Потом наш оператор на основе этого матча сделал сравнение с фильмом «Гладиатор». Очень профессионально, мастерски – меня просто потрясло. Потом я стал применять это с операторами, с которыми работал. Я был автором идеи, рассказывал им о ней, а они уже исполняли.
Жвачка
– Последний футбол, который вы посмотрели зрителем с открытым ртом?
– Если вживую, то финал прошлой Лиги чемпионов в Мюнхене. Не самый выдающийся матч, но сказка Ди Маттео и вообще то, что происходило с «Челси»! Во времена, когда «Челси» был в страшнейшем порядосе, он не выигрывал Лигу. А тут был, возможно, самый слабый «Челси» в истории и выиграл. Драматургия захватила.
Или Хайнкес, который должен был быть героем, но сделал одну замену и превратился в антигероя. Выпустил опорного вместо нападающего – удержать счет. Но в последние две минуты Дрогба забивает, в начале дополнительного времени Рибери ломается. Атаковать «Баварии» просто нечем и последние 30 минут «Челси» с сигаретой в зубах отбивается. По сути, одна замена, совершенно понятная мне как тренеру, перевернула всю игру.
– Лучший тренер мира прямо сейчас?
– Алекс Фергюсон. Столько лет работать на таком уровне и придумывать столько нового… Я вообще не помню слабого «Манчестера». Все было только лучше и лучше, все игроки встраивались, все принципы работали. Фергюсон не ассоциируется с какой-то глубиной, тактикой, нововведениями. Но на самом деле то, как «Манчестер» играет, это суперсовременно. Мне было очень жаль, когда он уходил. Мне всегда казалось, что жвачка и шотландский виски сделают его стрессоустойчивым до конца дней. Оказывается, не так.
– Фернгюсон – это история про менеджера или тренера?
– Ну как про менеджера? Они же играют. Такие трансферы, игроки быстро встраиваются. Это не может быть сделано без тренера, так не бывает. Когда-то все говорили, что вся тренерская работа на Кейруше – тактика его, методика его. Ну и что получилось у Кейруша без Фергюсона? А что у Фергюсона без Кейруша получалось. Так же, как и всегда.
Именно Мы поставили Барселону на колени в Англии, вырвали у нее позвоночник на "Camp Nou" и их эпоха завершилась....
airstudio54
Влиятельный игрок
 
Сообщений: 4295
Откуда: Алматы - Казахстан
Настоящее имя: Асхат
Пол: мужской
Reputation points: 1301
Add reputation pointSubtract reputation point

Re: Лаборатория футбола

Непрочитанное сообщение airstudio54 » 07 июн 2013, 15:03

Уважаемые друзья, если есть какие-то мысли по поводу здешнего материала, то милости просим. Давайте обсуждать и делиться мнениями.
Именно Мы поставили Барселону на колени в Англии, вырвали у нее позвоночник на "Camp Nou" и их эпоха завершилась....
airstudio54
Влиятельный игрок
 
Сообщений: 4295
Откуда: Алматы - Казахстан
Настоящее имя: Асхат
Пол: мужской
Reputation points: 1301
Add reputation pointSubtract reputation point

След.

Вернуться в Библиотека

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1