СТАТЬИ О СВОИХ

Статьи и книги о "Челси" и не только

Непрочитанное сообщение Papa » 16 ноя 2017, 00:08

О большом корабле в большом плаванье


Летом 2000 года талантливый молодой нападающий по имени Эйдур Гудьонсен перешел в «Челси» из клуба второго дивизиона «Болтон Уондерерс». Завоевав пару чемпионских титулов, медаль Кубка Лиги, забив 78 голов, шесть лет спустя он перешел в «Барселону». Тот факт, что команда с Роналдиньо, Лионелем Месси и Самюэлем Это’o в составе захотела приобрести исландца в линию атаки, как нельзя лучше демонстрирует, насколько успешно он выступал на «Бридже».

Таков был высокий класс Гудьонсена. Он прекрасно владел мячом и точно отправлял снаряд в ворота, он добивался многого, потому что его футбольный ум и видение поля позволяли ему всегда быть на шаг впереди, несся ли он на разрезающую передачу или планировал атаку из глубины.



История Гудьонсена в «Челси» началась, когда тренер Джанлука Виалли признался, что ему было необходимо реформировать линию нападения в конце сезона 1999/00. Дорогостоящее приобретение Криса Саттона себя не оправдало, аренда Джорджа Веа закончилась, и время Торе Андре Фло в клубе подходило к концу. Виалли потратил рекордную сумму на Джимми Флойда Хассельбайнка, переманив его в клуб из «Атлетико», и гораздо меньшую сумму на 21-летнего Эйдура Гудьонсена, который незадолго до этого помог «Болтону» пробиться в полуфиналы КА, Кубка Лиги и в плей-офф Первого Дивизиона.

«Для меня это был важный момент, — вспоминает Гудьонсен. — Я понимал, что, наверное, в этому году покину «Болтон». Я уже слышал ранее о том, что мной интересовались несколько клубов, и в том числе «Челси»».

«Все развивалось очень стремительно. Руководство клубов вело переговоры, и я говорил с Лукой Виалли по телефону. Тогда эмоции были смешанными: предвкушение, ожидание важного шага, нервы. Я переходил в клуб, который мог бороться за чемпионство в АПЛ. В команде были чемпионы мира, и я подумал: «Итак, я в элитном клубе, и теперь мне надо научиться играть под прессингом и справляться с давлением»».

«Переезд в Лондон тоже был важным шагом. Болтон был тихим, дружелюбным городком, а Лондон — большим городом, куда должна была перебраться молодая семья».

«Мне было трудновато во время предсезонной подготовки», — говорит он.

«Первое, что вы чувствуете, переходя в новый клуб, это уважение товарищей. Они уважают вас как человека, но приходится доказывать, что вы того стоите. Я видел, что они признавали, что у меня есть класс, но продемонстрировать его сразу было не так просто. Мне потребовалось несколько недель. В некоторых матчах я выходил на замену, и после того, как я впервые вышел на поле в стартовом составе в матче с «Ливерпулем» и забил первый гол, я расслабился. Все пошло хорошо».

Результаты и игра команды в том сезоне были смешанными. «Синие» играли очень хорошо, если игра шла, и свидетельством тому стал разгром «Ливерпуля» со счетом 3:0 в день дебюта Гудьонсена, но стабильности не было, что мешало реализовать далеко идущие амбиции.

Тем не менее, Гудьонсен был ярким футболистом, и его выступления вскоре позволили ему стать игроком основы, иногда он действовал на позиции рядом с Джанфранко Дзолой, но чаще — с Хассельбайнком. Тогда и зародилась эта блестящая связка в атаке — огонь Хассельбайнка и лед Гудьонсена. Эту связку до сих пор вспоминают с любовь, говоря об истории «Челси».

«Мы с Джимми увидели друг друга впервые, поздоровались, и всё. Мы говорили на голландском, но я не думаю, что это было важно. Но иногда мы могли говорить наедине о том, что мы будем делать. Мы могли играть и не общаясь, и мы все равно легко находили друг друга, это было что-то особенное, и оно срабатывало».

«Даже в первом сезоне у нас были матчи, когда было очевидно, что у нас какая-то особенная связь. Учитывая, что был еще Франко, в команде была высокая конкуренция за места, и было нелегко соперничать с одним из лучших нападающих в истории «Челси». Я его очень уважаю, и он уважал меня, я знал это. И он видел, что у нас с Джимми особенная связка. Иногда мы сидели втроем и говорили: «Почему мы не можем играть все трое? Наверняка есть способ, учитывая наш класс». Но решение всегда принимал тренер».

Иногда Хассельбайнк, Гудьонсен и Дзола выходили втроем в атаке с первых минут, и голландец был на острие, но в начале сезона 01/02 стало понятно, что надо использовать схему с двумя нападающими, настолько хорошо, почти на телепатическом уровне понимали друг друга Хассельбайнк и Гудьонсен. На двоих они в том сезоне забили 52 мяча.

«Наши игровые стили дополняли друг друга, — говорит Гудьонсен. — Мы были игроками совершенно разного плана. Джимми был настолько мощным, что почти всегда мне приходилось решать, как доставить ему мяч, как найти его передачей, как сыграть в касание, если я вижу, что он совершает рывок, и наоборот».

«Джимми недооценивали. Он был умен и прекрасно знал, что он может сделать, а что нет. И он знал, как наилучшим образом использовать свои способности. Когда я играл с ним в паре в нападении, это был один из лучших периодов».

«У нас была хорошая команда, но нам не хватало класса прессинговать топ-клубы. У меня было ощущение, что ребята слишком полагались на меня и на Джимми, надеялись, что мы будем забивать. А надо было, чтобы забивали и другие».

В следующем сезоне стали забивать и другие, и команда пробилась в Лигу Чемпионов. Дзола, переживая возрождение, забил 16 голов, и вспоминая, каково было играть рядом с волшебником из Италии и с Хассельбайнком в начале своей карьеры в «Челси», Гудьонсен считает, что ему повезло иметь таких товарищей по команде.

«Дзола бы совершенным игроком. Для футболиста его уровня и калибра, его ума, у него были соответствующие скорость, чутье, чувство мяча».

«Джимми был нападающим таранного типа. Он устрашал и прессинговал, и удар у него был мощнейший. Если говорить о самых лучших, они явно будут в их числе».

«Давление изменилось. И именно тогда мы поняли, что даже второго места будет недостаточно».

Эйдур Гудьонсен был в команде, когда клуб начал глобальную трансформацию после приобретения Романом Абрамовичем в 2003 году.

«Было ощущение, что просто крупный клуб становится огромным», — говорит он, когда его спрашивают о том, что чувствовали при этом игроки.

За шесть недель клуб сделал 10 крупных приобретений, и среди них были Эрнан Креспо и Адриан Муту.

«Я не беспокоился по этому поводу. Я уже к тому моменту подготовил себя, как психологически, так и физически. Я помню, как вошел Раньери и сказал: «Эйдур, если ты захочешь уйти, я тебе помогу в этом. Мы найдем хороший клуб, потому что год у тебя может выдаться сложным»».

«Я сказал: «Не волнуйтесь, я в порядке, я тут пробуду дольше, чем вы!»»

И оказалось, что Гудьонсен был прав. Следующим летом, после сезона, в результате которого команде чуть-чуть не хватило до победы в чемпионате и кубке, Жозе Моуринью принял бразды правления.

«Он унаследовал отличную команду, и с ним пришли классные игроки, он изменил психологию футболистов, которые уже некоторое время были в команде. Сердцем команды были Фрэнк, Джон и я. Мы играли вместе уже 3–4 года, мы вместе становились зрелыми игроками и выходили на пик формы. И Моуринью пришел в идеальный для нас момент, он заставил нас понять, что пришло время завоевывать награды».

Несмотря на то, что в линию атаки были приобретены еще два футболиста, Дидье Дрогба и Матея Кежман, класс и стабильность Гудьонсена позволили ему стать неотъемлемой частью команды в первом для клуба за прошедшие 50 лет чемпионском сезоне. Играл ли он в нападении с Арьеном Роббеном и Дэмьеном Даффом на флангах или дергал за ниточки в тройке полузащиты, Гудьонсен всегда действовал блистательно, и он мог подключаться к атакам, когда в обороне команда играла надежно.

«Мне нравилось играть ближе к обороне. У нас впереди был идеальный центральный нападающий — Дидье. Впервые в том году я сыграл в полузащите в матче с «Ливерпулем» в финале Кубка Лиги, и это сработало».

«У нас были Макелеле, Фрэнк и я на несколько выдвинутой вперед позиции. Я знал, что Фрэнк делал много забеганий, так что мне надо было играть аккуратно и не часто выдвигаться вперед. И это работало. В той же позиции я играл против «Барселоны», и там тоже это сработало, так что постепенно это становилось моей позицией, что-то вроде «а теперь я полузащитник»».

Только Фрэнк Лэмпард провел больше матчей за «Челси», чем Гудьонсен (57) по ходу знаменитого чемпионского сезона 2004/05. В первом же матче сезона он задал тон всей кампании своим победным голом в ворота «МЮ». Он забивал на «Хайбери» и на «Олд Траффорд», и в победе в Лиге Чемпионов над «Браселоной» на «Бридже», и это был один из самых насыщенных матчей, в которых когда-либо участвовал «Челси».

Но все хорошее должно происходить в конце (так как лучше уходить на пике), и после того, как в следующем году мы подтвердили свой чемпионский статус, Гудьонсен решил закончить свою карьеру в «Челси». Он делает паузу, а затем рассказывает, почему.

«В последнем сезоне я играл не так часто. У меня был трудный сезон, и было много травм. Я болел, что не позволяло мне участвовать во встречах. Каждый сезон в «Челси» мне нужно было что-то доказывать. И только в сезоне 04/05 я знал, что буду играть много, а во всех других случаях мне приходилось добиваться места в составе. И поскольку длилось это долго, это меня вымотало».

«У меня были отличные варианты. Мне было очень плохо, когда я уходил из «Челси». Я не хотел уходить, но я чувствовал, что мне надо было это сделать. А потом через несколько недель с предложением выступила «Барселона», и я подумал, что там я буду в такой же ситуации, но как можно сказать «нет» «Барселоне»?»

В Испании Гудьонсен выиграл много титулов, в том числе Лигу Чемпионов. Он до сих пор сожалеет, что не сделал этого в составе «Челси», а вместо этого «синие» два года подряд вылетали в полуфинале.

После «Барселоны» он недолго играл за «Монако», потом снова в Англии, затем в Греции, Бельгии, Китае и Норвегии, но украшения для своей и так уже сияющей короны он добавил на международной арене, когда играл за сборную Исландии на Евро-2016. Его команда пробилась в четвертьфинал, хотя впервые в истории квалифицировалась на турнир.

«Я так давно в сборной — 20 лет, но это того стоило», — говорит он.

«У нас были периоды, когда, скажем честно, мы играли плохо, и временами я чувствовал себя одиноким на поле. Но теперь у нас есть поколение игроков, примерно одного возраста, одного уровня футбола, у которых потрясающее чутье друг друга, когда они выходят в форме сборной».

«Это было потрясающе — быть частью этого, чувствовать себя патриархом этой команды. Я даже вышел на поле, и это был мой момент в национальной сборной».


http://www.chelsea-fc.ru
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
Запасной
 
Сообщений: 1090
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 720
Add reputation pointSubtract reputation point

Непрочитанное сообщение Miro » 17 ноя 2017, 14:54

«Я увезу его в Африку, и он больше не будет играть в футбол».

Как «Реал» потерял лучшего опорника мира. Денис Романцов – о Клоде Макелеле



Летом 2003-го Макелеле начал забастовку. В первый день предсезонки он заявил новому тренеру «Реала» Карлушу Кейрушу, что не будет тренироваться. Кейруш в панике позвонил спортивному директору Хорхе Вальдано. Тот примчался к Макелеле и объяснил: у клуба недостаточно денег для повышения зарплаты и Клод должен продолжать работать по действующему контракту. «Недостаточно денег? – удивился Макелеле. – А на что вы купили Бекхэма?» Вальдано промолчал, а потом пригрозил штрафом за отказ от тренировок. Тогда отец Клода, сидевший рядом, сказал: «Последние три года сын работал, как сумасшедший. Ему обещали повышение зарплаты. Выполните обещание или отпустите его в другой клуб. Если не сделаете ни того, ни другого, я увезу его в Африку, и он больше не будет играть в футбол».

В Африке Клод Макелеле жил до восьми лет.

Его дед Виктор Лонгомба был джазовой звездой Заира и зарабатывал достаточно, чтобы обеспечить восьмерых детей, среди которых была мать Клода. Семья отца Клода, Андре-Жозефа, была беднее и больше, у него было двенадцать братьев и сестер. В тайне от родителей Андре-Жозеф прогуливал школу и занимался футболом в команде «Мотема Пембе». В шестнадцать он попал в сборную Заира и уже не мог скрывать это от родителей. Узнав о школьных прогулах, отец запретил Андре-Жозефу заниматься футболом, и сдался лишь под напором министра спорта Заира. Тот пообещал, что Андре-Жозеф продолжит учебу и как футболист будет достойно зарабатывать.

Но место в сборной и хорошая зарплата не убедили Виктора Лонгомбу, что Андре-Жозеф – подходящий спутник для его дочери. Родители Клода Макелеле стали встречаться тайно, а потом и поженились – против воли отца невесты. Лишенные его финансовой поддержки, они поселились у Андре-Жозефа – в доме без электричества и с уличным туалетом. Когда им было по девятнадцать, родился их второй ребенок – Клод, часто болевший в первые годы: гноились уши, краснели глаза. «У нас не было ножей и вилок, поэтому рыбу или курицу с рисом мы ели руками, что нормально для африканцев», – вспоминал Клод в автобиографии.

Когда Клоду было пять лет, его отец сбежал в Бельгию. Президент Заира Мобуту запрещал футболистам покидать страну, поэтому Андре-Жозеф не перешел в «Сантос», звавший его во время африканского турне. После того случая уехать захотелось еще сильнее. Жена была против, вспыхнула ссора, она забрала детей и вернулась к родителям, но это только ускорило отъезд Андре-Жозефа – он решил, что жена с детьми будут обеспечены и без него и улетел в Брюссель, где сразу получил второе гражданство – как человек, родившийся во времена, когда Заир был бельгийской колонией.

В школе Клода пороли ремнем от мопедов, учителя вымогали взятки, и жизнь в Киншасе стала невыносимой. А тут как раз отец написал. Через три года после отъезда он сообщил, что переехал из Бельгии во Францию, и позвал семью к себе. В 1981 году Клод вылетел к нему с сестрой и дядей Джимом, а мама с младшим сыном Аленом осталась в Заире. Отец жил в Эпинэ-су-Сенар, прямого рейса Киншаса – Париж не было, поэтому полетели в Рим, откуда предстояло добираться на поезде. В римском аэропорту Клод отца не нашел. Его встретила девушка по имени Беатрис. Так Клод узнал, что у отца новая жена, а у него – еще один брат, шестимесячный Эрик.

Другая новость: отец оставил футбольную карьеру и устроился на завод. Он так возненавидел футбол, что запретил Клоду вступать в местный клуб. Тот все равно играл в школе каждый день, и через два года его дядя Джим, игравший за районную команду «Буси-Сен-Анутан» убедил Андре-Жозефа, что футбол по выходным пойдет Клоду на пользу. Андре-Жозеф согласился при условии, что он не будет тратиться на бутсы для сына и на лицензию, нужную для занятий футболом. В итоге и то и другое оплатил владелец «Буси-Сен-Антуан» мсье Кеннон – после того, как Клод забил два мяча в первой игре.

Через несколько лет сосед Клода Тьерри Наварро привел его в клуб «Мелун» (Тьерри старше на девять лет и играл за этот клуб до ухода в армию). Макелеле выступал атакующим полузащитником и доигрался до юношеской сборной Франции, где его партнером в центре поля стал Лилиан Тюрам, приехавший из Гваделупы. В дебютном матче во взрослом футболе Клод забил «Ред Стару» с двадцати пяти метров и в семнадцать лет оставил «Мелун» ради «Бреста», где встретил будущего чемпиона мира Стефана Гиварша. В 2003 году «Мелун» получил за воспитание Клода процент от его трансфера в «Челси» – триста шестьдесят тысяч евро. Три годовых бюджета клуба.

В «Бресте» Клод не задержался. У президента клуба Франсуа Ивинека кончились деньги, от банкротства команду спас бизнесмен Шарли Шаке, раз в два месяца привозивший игрокам наличные в чемодане, но клуб все равно вылетел в третью лигу, а лучшие футболисты разбежались. Макелеле уехал на просмотр в «Монпелье» и вскоре подписал контракт под напором президента этого клуба Луи Николлена (того самого, что перекрасил волосы в оранжевый и синий цвета в честь чемпионства). Испуганный давлением Николлена и тем, что не успел посоветоваться с отцом, Макелеле сбежал из Монпелье. Отец договорился о расторжении его контракта, а Клод устроился в «Нант». Тренер «Нанта» Жан-Клод Сюодо строил новую команду из молодых талантов, Уэдека, Педроса, Коэ, Локо, Карембе и добавил к ним Макелеле. Через два года после дебюта в «Нанте» Клод заиграл в молодежной сборной.

15 апреля 1994-го Франция проиграла Италии полуфинал молодежного Евро из-за того, что Франческо Тольдо отбил удар Макелеле в послематчевой серии. 15 ноября того же года французская молодежка обыгрывала в Хожуве поляков со счетом 4:0, и в конце матча получила право на пенальти. Нападающие Верель и Морис дружно расступились перед Макелеле, а полузащитник Дорасо протянул ему мяч – все хотели, чтобы Клод забыл неудачу на Евро. Он поставил мяч на точку, разбежался – и снова не забил.

С первого года в «Нанте» Макелеле встречался с дочерью тренера Сюодо Стефани. Они полтора года скрывали свои отношения, но их все чаще видели вместе, а потом проболтался защитник Эдди Капрон, лучший друг Клода, и пришлось признаться. Сюодо удивился и расстроился. Он стал меньше общаться и с Клодом, и с дочерью. Почувствовав свою вину, Макелеле попросил отпустить его в другой клуб, Стефани заявила, что куда он, туда и она, и Сюодо, чтоб не терять единственную дочь и ведущего полузащитника, амнистировал обоих.

После этого Макелеле выиграл с «Нантом» чемпионат Франции-94/95 и дебютировал во взрослой сборной, но не получил разрешение на трансфер в более богатый клуб. В итоге Клод ушел со скандалом. В 1997 году он тайно договорился с «Марселем», хотя его контракт с «Нантом» действовал еще два года. «Да, это было совершенно незаконно, но так поступают все футболисты, – писал Макелеле в автобиографии. – На встрече с президентом «Марселя» Жан-Мишелем Руссье и спортивным директором Марселем Дибом я объяснил, что в моем контракте с «Нантом» прописана сумма выкупа – пять миллионов франков (восемьсот тысяч евро), так что «Марселю» будет легко провернуть трансфер. Но проблемой стало то, что «Нант» получил куда более выгодное предложение от «Сарагосы» – двенадцать миллионов франков (1,8 миллиона евро), и, чтобы купить меня, «Марселю» пришлось увеличить предложение более чем вдвое. Тренер «Нанта» Сюодо – лучший тренер в моей жизни, мой духовный отец, знавший меня, как никто – до последнего уговаривал меня остаться, повторял, что «Марсель» – нездоровый клуб, что он не для меня, что я пожалею об этом, но я его не послушал. Я бы очарован словами тренера «Марселя» Ролана Курбиса, что он видит меня лидером клуба, и считал, что переход в такой серьезный клуб повысит мои шансы на участие в ЧМ-98. Курбис сказал мне, что два игрока «Марселя» будут в заявке сборной на чемпионате мира – это политическое решение».

Стефани училась в Нанте и не могла перебраться в Марсель насовсем. В итоге чувства ослабли, что привело к расставанию. Портило настроение и то, что Клод увидел в «Марселе». Он ехал в клуб, четырьмя годами ранее выигравший Лигу чемпионов, и был слегка шокирован необходимостью самостоятельно стирать форму. При этом он здорово начал сезон правым хавбеком в расстановке 4-4-2, полюбился фанатам и уверился в том, что вместе с защитником «Марселя» Лораном Бланом поедет на чемпионат мира. Но потом Курбис ввел схему 3-5-2, где Макелеле, подобно Кафу, работал по всей правой бровке: Клод не привык к такой роли, ему стало труднее комбинировать с форвардом Гравленом, он терялся на поле и приносил меньше пользы, а потом из «Барселоны» прилетел форвард Дюгарри, который и стал вторым представителем клуба в сборной. Макелеле пропустил чемпионат мира-1998 и узнал, что больше не нужен «Марселю». Сын Ролана Курбиса Стефан сообщил об этом Клоду на парковке.

С одной стороны, от него отказались, с другой – когда тренер «Лацио» Свен-Йоран Эрикссон спросил Курбиса о Макелеле, тот сказал, что Клод провел плохой сезон. «Лацио» расхотел покупать Клода, о других топ-клубах даже речи не было и остался последний вариант: идти на понижение зарплаты в «Сельту», шестую команду испанской лиги. Президент «Сельты» Орасио Гомес заплатил Марселю» девятьсот тысяч евро и прилетел за Клодом на частном самолете. «Я покидал один из самых знаменитых клубов Европы ради малоизвестной испанской команды и думал, что совершаю профессиональное самоубийство. Но на первой же тренировке ко мне подошел Александр Мостовой, выучивший французский во время игры за «Кан» и «Страсбур», и сказал: «Добро пожаловать, Клод. Тебе здесь понравится».

В «Сельте» уже был сильный правый полузащитник (Валерий Карпин), поэтому тренер Виктор Фернандес на излете первой недели сборов предложил Макелеле новую роль – опорного полузащитника, рядом с Мазиньо (отцом Тьяго и Рафы Алькантары). Мазиньо, чемпион мира-1994, часами работал с Макелеле, объясняя ему новые функции, и тот быстро стал лучшим опорником испанской лиги. Всего через несколько месяцев после перехода в «Сельту» Макелеле забил победный мяч «Реалу» на «Сантьяго Бернабеу», и его команда поднялась на первое место, а вскоре прихлопнула «Ливерпуль» на «Энфилде» в 1/8 Кубка УЕФА.

Летом 1999-го Макелеле собирался в «Валенсию», но президент «Сельты» Орасио Гомес и слышать не хотел о трансфере. Он попросил Клода еще об одном хорошем сезоне (первый завершился пятым местом и вылетом из четвертьфинала еврокубка) и пообещал продать его следующим летом тому, кто даст 1,8 миллиона евро – то есть в два раза больше, чем «Сельта» заплатила за Макелеле «Марселю». «Сельта» вновь покуражилась в Кубке УЕФА («Бенфика» – 7:0, «Ювентус» – 4:0 с голом Клода), весь декабрь шла второй в чемпионате, но в итоге финишировала седьмой и снова проиграла в четвертьфинале.

Макелеле подписал предварительный контракт с «Валенсией», не дожидаясь пока «Сельта» одобрит трансфер – таким образом он хотел сделать Орасио Гомеса более сговорчивым, но оказалось, что на него претендует еще и «Реал». «Гомес сказал мне, что отпустит меня в Мадрид, если «Реал» даст те же 4,8 миллиона евро, что заплатил годом ранее за Мичела Сальгадо. Но проблемой был контракт с «Валенсией». Посоветовавшись с отцом, я признался президенту «Валенсии» Педро Кортесу, что хочу в «Реал». Он понял меня и освободил от обязательств перед клубом. Прекрасный человек» (это тот самый Кортес, в чью спину через десять лет плюнул пьяный Жерар Пике – во время празднования победы на ЧМ-2010).

«Реал» купил Макелеле на место Фернандо Редондо, героя финала ЛЧ-98, проданного в «Милан», чтобы компенсировать часть затрат на Фигу. Как и в «Сельте», партнером Клода по центру поля стал бразилец – Флавио Консейсао. Они быстро сыгрались, Клоду было уютно в команде, но во время его первых матчей на «Сантьяго Бернабеу» восемьдесят тысяч болельщиков скандировали: «Редондо! Редондо!» и Макелеле загрустил, решив, что его никогда не полюбят так же сильно.

Его полюбили. Через несколько недель после переезда в Мадрид Клод встретил девушку, с которой был знаком в Нанте – Александру Шовель, открывшую в Испании ювелирный магазин. К декабрю 2001-го, когда у них родилась дочь Шана, Макелеле уже добился популярности среди болельщиков «Реала»: он наполнил новым содержанием позицию опорного полузащитника, показал, что умеет не только отбирать мяч, но и продвигаться с ним вперед, и метко пасовать на любые расстояния, добавляя уверенности Фигу, Зидану и Раулю.

При этом после покупки Зидана «Реал» ужасно начал сезон и после октябрьского поражения от «Лас-Пальмаса» опустился на четырнадцатое место. Зидана жутко критиковали, особенно ветераны «Реала», а самого Зидана не устраивала его роль левого полузащитника. Тогда Клод отвел Зинедина в сторону и сообщил: «В «Реале» есть только один босс – Рауль – и он неприкасаем. Если он хочет играть с Морьентесом, ты ничего не можешь с этим поделать. У Николя Анелька тоже были проблемы с этим. И даже если ты Зидан, у тебя будут трудности. Так что выходи на левый фланг, и, когда освоишься и начнешь влиять на игру, сможешь действовать там, где тебе удобно. Забудь итальянский футбол, забудь возвращения в защиту, делай свою работу, атакуй, а я прикрою».

Через несколько месяцев после того, как гол Зидана принес «Реалу» победу в Лиге чемпионов, агент Макелеле Марк Роже начал переговоры о новом контракте. Клод был общепризнанно лучшим опорным полузащитником мира, но зарабатывал всего триста тысяч евро в год. Агент просил поднять месячную зарплату с двадцати восьми до сорока пяти тысяч евро (при переходе из «Сельты» Клоду обещали повышение, если он поможет выиграть титулы), но «Реал» отказался. В то же время, в конце 2002-го, Макелеле еще и расстался с Александрой, уехавшей с дочерью в Нант.

Летом 2003-го Клод отказался тренироваться с «Реалом» и получил у врача, прописавшего ему антидепрессанты, освобождение от работы. Макелеле провел две недели дома, чеканя мяч около гаража, а потом ему позвонил директор «Реала» Вальдано, сообщивший: клуб готов продать Клода, но сначала он должен вернуться к тренировкам, чтобы развеять слухи о забастовке. Макелеле вернулся, а через три дня перешел в «Челси» – за двадцать миллионов евро. Оказавшись на базе нового клуба, Клод увидел два поля, принадлежащие любительскому клубу по хоккею с мячом, ветхие раздевалки и душевые без горячей воды. Второй матч Макелеле в Англии начинался в полдень, и на завтрак игрокам дали макароны, омлет с беконом и стейк – чтобы набраться энергии перед игрой. Таким был «Челси» сразу после покупки клуба Романом Абрамовичем. Впервые встретив Макелеле на тренировке, Абрамович стал расспрашивать его о Роберто Карлосе, Зидане и Роналдо: «Что они за люди? Какие у них характеры?»

Еще через пару недель Макелеле впервые заглянул в свой контракт с «Челси» и понял, что получил не все подъемные. Помощник Абрамовича Евгений Тененбаум объяснил: «Клуб перевел согласованную сумму, так что проблема с вашей стороны». Оказалось, агент Марк Роже присвоил себе два с половиной миллиона евро, сочтя их своей комиссией. Когда Клод потребовал вернуть деньги, агент пообещал сделать это, но позже. Макелеле сотрудничал с Роже со времен «Нанта», и не просто поверил его обещанию, но и одолжил Марку еще полтора миллиона для инвестиций в швейцарский клуб «Серветт». Позже выяснилось, что Роже использовал эти деньги для махинаций и много раз подделал подписи Макелеле на финансовых документах. После ареста Марка его жена попросила Клода о помощи. Он отказался: «Я не буду давать деньги тому, кто должен мне четыре миллиона».

В первые два года с Макелеле «Челси» останавливался в шаге от финала Лиги чемпионов. Причем Клод чувствовал, что сам Абрамович не очень хотел, чтобы «Челси» выиграл Лигу чемпионов слишком быстро, с наскока. Абрамовичу не нравилось, что вокруг клуба было много негатива из-за агрессивной трансферной политики и эпатажного поведения Моуринью, он не хотел упреков в «покупке Лиги чемпионов» и рассчитывал, что победа придет со временем и воспримется спокойнее. Во втором английском сезоне Макелеле впервые стал чемпионом Англии и во второй раз – отцом: 24 февраля 2005-го актриса Наоми Ленуар родила сына Кейлана. Наоми и Клод познакомились в Париже, но сблизились в Лондоне, куда Наоми прилетала на съемки рекламы.

В 2006-м «Челси» предложил Клоду продлить контракт, но с условием, что он перестанет играть за сборную. Макелеле счел такое условие уместным, он и сам к тридцати трем годам устал мотаться в сборную, хотя и заиграл в ней сравнительно поздно. Но летом 2006-го обстановка в «Челси» изменилась: «В 2004-2006 годах мы были одной бандой, вместе отдыхали, вместе выпивали, а потом вместе выигрывали матчи, – писал Макелеле в автобиографии. – Моуринью сломал все это ради спорных трансферов Баллака и особенно Шевченко, пожертвовав Гудьонсеном и Даффом, которые сплачивали в раздевалке британцев и иностранцев».

«Клод был ключевым игроком на пути к финалу чемпионата мира-2006, но потом он после каждого матча порывался уйти из сборной, – вспоминал тренер французов Раймон Доменек в книге о Макелеле. – Однажды Клод даже позвонил и сказал, что больше не нужен мне, потому что он нашел себе в «Челси» идеальную замену – 21-летнего Лассана Диарра. Я постоянно отговаривал Клода от ухода, и это превратилось в веселую игру».

Игра заключалась в том, что после ЧМ-2006 Макелеле объявил об уходе из сборной, Доменек продолжил его вызывать, Моуринью обвинил Доменека в том, что тот относится к Клоду как к рабу, при этом сам лишил Клода статуса основного игрока «Челси». Макелеле вернулся в сборную, летом 2007-го собрался в ПСЖ, но спортивный директор «Челси» Авраам Грант передал личную просьбу Абрамовича: продлить контракт с Клодом еще на сезон.

В сентябре появились слухи об увольнении Моуринью. Перед тренировкой Клод встретил тренера под физподготовке Руи Фариа, который подтвердил: да, слухи верны, на Моуринью жаловалось несколько игроков, в частности, Терри. Тот хотел играть, чтобы набрать форму после травмы спины, а Жозе, наоборот, посадил его на лавку.

Нового тренера Гранта игроки, по словам Макелеле, не слушали и не воспринимали всерьез. Клод писал: «Даже второй тренер Стив Кларк делился с нами опасениями насчет Гранта – говорил, что его тренировки недостаточно разнообразны, а тактические знания ограничены». Макелеле помог Гранту снять напряжение в команде. Заметив, что Дидье Дрогба грустит из-за увольнения Моуринью, Клод сказал ему: «Клуб заплатил Жозе отличную компенсацию, так что он в порядке, а грустишь один ты. Если ты ему нужен, он возьмет тебя в свою следующую команду, а пока сосредоточься на «Челси».

После поражения в московском финале Лиги чемпионов Клод все-таки перешел в «ПСЖ», три года прослужил капитаном, потом помощником Леонардо, Блана и Анчелотти, скороспело взялся за самостоятельную работу в «Бастии», провалился там (3 победы в 13 матчах), так же быстро ушел с поста директора «Монако» (не ужился с тренером Жардимом), провел девять месяцев в штабе «Суонси», а в ноябре возглавил «Ойпен», худшую команду бельгийской лиги, и в субботу проиграл дебютный матч «Антверпену» (0:1).

В Бельгии будет трудно. Но вряд ли труднее, чем двадцать лет назад, когда Макелеле приехал в Виго неудачливым правым полузащитником.


https://www.sports.ru/tribuna/blogs/youth/1483949.html
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
Miro
На скамейке
 
Сообщений: 866
Откуда: Москва
Reputation points: -156
Add reputation pointSubtract reputation point

Непрочитанное сообщение Papa » 12 дек 2017, 21:14

Моуринью и Гвардиола в одном клубе

«Жозе нечем было платить за жилье в Барселоне». Денис Романцов – о четырех годах Пепа и Жозе в «Барселоне»



Возглавив «Барсу», Бобби Робсон захотел привести в клуб Жозе Моуринью. Президент Нуньес противился: он и так нанял Робсону помощника по дому и не собирался оплачивать еще и переводчика. Но Робсон настоял, и Нуньес выделил Жозе щедрые десять тысяч песет в месяц (меньше сотни евро). В интервью COM Radio тогдашний вице-президент «Барсы» Жоан Гаспар сказал: «Жозе нечем было платить за жилье, поэтому первые месяцы в Барселоне он жил в моем отеле. Когда Моуринью доказал, что он больше, чем переводчик, ему повысили зарплату». По информации британского журналиста Киарана Келли, зарплата Моуринью взлетела до трехсот тысяч фунтов.

То, что Жозе больше, чем переводчик, первым в Испании заметил журналист AS Санти Хименес. Он немного знал английский и на первой пресс-конференции Робсона заметил, что Моуринью не просто передает слова тренера, но и развивает его мысли. Добившись повышения зарплаты, Жозе переселился в тот же приморский жилой комплекс в Сиджесе, где жил и Бобби Робсон. Сиджес – один из центров гей-туризма, поэтому в октябре 1997-го, во время поездки в Белград для изучения «Црвены Звезды», соперника по Кубку Кубков, репортер AS Хименес поинтересовался: «Жозе, ты повсюду следуешь за Робсоном. Может, ты его бойфренд?». – «Приведи свою сестру, и узнаешь, так ли это», – ответил Жозе.



Как сошлись Моуринью и Робсон – отдельная история.

До знакомства с Робсоном Моуринью три года тренировал юношей в «Витории» Сетубал. В 1990-м ее главный тренер Мануэл Фернандеш перешел в «Эштрелу» и увлек за собой только одного тренера «Витории» – как раз Моуринью, который впечатлил его современным мировоззрением. Но вот какая незадача – «Эштрела» финишировала восемнадцатой и вылетела во вторую лигу. Фернандеша уволили, он позвал Моуринью в свой новый клуб, «Оваренсе», но Жозе остался в «Эштреле», где отвечал за физподготовку в штабе Жезуалдо Феррейры, своего лектора на тренерских курсах. И все же через год Фернандеш и Моуринью воссоединились. Президент «Спортинга» Соуза Синтра назначил Фернандеша ассистентом нового главного тренера Бобби Робсона, и Мануэл предложил Жозе на роль переводчика.

Когда Робсон прилетел в Лиссабон, в аэропорту его встречали Синтра и Моуринью. В надежде выучить португальский Робсон попросил Моуринью не так часто стоять рядом с ним, но Жозе, наоборот, наращивал свое влияние в тренерском штабе: он не только переводил Робсону («Жозе рассказывал мне, что говорили игроки, когда думали, что я их не понимаю», – вспоминал Бобби в интервью The Guardian), но и занимался с вратарями и участвовал в тренировочных матчах, когда не хватало игроков. «При знакомстве этот бывший школьный учитель сказал, что его отец был вратарем, а сам он имеет тренерский диплом. Мы хорошо поладили, а наши жены подружились», – написал Робсон в автобиографии.

В 1993-м Соуза Синтра, не спросив Робсона, увел у «Бенфики» Паулу Соузу и Антониу Пашеку, что вызвало конфликт между тренером и президентом. «Спортинг» лидировал в чемпионате, но в Кубке Кубков проиграл «Зальцбургу» 0:3, и в самолете Синтра объявил по громкой связи, что Робсон уволен. Объявил по-португальски, поэтому шокирующую новость Робсон узнал от Моуринью. В Лиссабоне Бобби устроил прощальную вечеринку – уехав с нее пьяным, в аварию попал полузащитник Сергей Щербаков, в двадцать два года ставший инвалидом.

Робсон же через полгода возглавил «Порту», и взял себе ассистентом не Мануэла Фернандеша, а Моуринью. Жозе получал тридцать пять тысяч фунтов в год, его язвительно называли самым дорогим переводчиком Португалии, но на самом деле его главной задачей стало изучение соперников. По словам Робсона, Моуринью вывел скаутские досье на новый уровень (позже к просмотру соперников подключился 17-летний Андре Виллаш-Боаш – он жил с Робсоном в одном подъезде и, пристав к тренеру с вопросом, почему тот ставит Сергея Юрана, а не Домингуша, получил работу в клубе).

После двух чемпионств с «Порту» Робсон заменил в «Барсе» Йохана Кройффа. Он уже был знаком с вице-президентом «Барсы» Жоаном Гаспаром, который советовался с ним насчет трансфера Луиша Фигу; в «Порту» же начались задержки зарплат и премий – на заключительной вечеринке сезона Робсон не обнаружил полузащитника Эмерсона, и только на следующий день Моуринью выяснил, что игрок – без согласования с тренером – продан «Мидлсбро» за 6 миллионов фунтов: «Зато теперь мы получим свои премии», – пошутил Бобби.

Моуринью отвез Робсона на переговоры в Барселону, помог с переводом, а ночью поехал в Сетубал, к беременной жене Тами. В дороге Жозе заснул за рулем и попал в аварию, но легко отделался – разбил голову. Травма не помешала ему вскоре войти в барселонский штаб Робсона. Готовясь к этой работе, Жозе выучил за два месяца каталанский язык («Я велел ему никому об этом не рассказывать, чтобы он мог подслушивать разговоры президента и его людей», – признался Робсон в автобиографии).

Гвардиола к тому моменту находился в «Барсе» двенадцать лет, почти полжизни.

В начале восьмидесятых он учился в католической школе деревни Санпедор, играл ангела в театральных постановках и три раза в неделю тренировался в клубе «Химнастик Мангреса». Его дед болел за «Эспаньол», но в одиннадцать лет Гвардиола поехал на просмотр в «Барселону», где только с третьей попытки (когда его перевели с фланга атаки в центр поля) понравился тренеру. Тогда родители решили, что Пепу рано уезжать из дома, но через два года «Барселона» позвала вновь. Гвардиола переселился в академию «Барсы», где единственным развлечением было наблюдение за проститутками, которые выстраивались вечером у проволочного забора, окружавшего общежитие юных футболистов и баскетболистов «Барсы». В восемнадцать лет Гвардиола дебютировал за клуб в товарищеском матче, но уже после первого тайма услышал от Кройффа: «Ты медленнее, чем моя бабушка».

Следующего шанса Пеп дождался через полтора года – когда центральный полузащитник Луис Милья перешел в «Реал», а президент «Барсы» Нуньес отказался покупать у «Ливерпуля» Яна Мельбю. Еще через полтора года он выиграл с «Барселоной» Кубок чемпионов. Кройфф так ценил Гвардиолу, что взял его на ознакомительный ужин с Ромарио, купленным в ПСВ. Каталонский журналист Гильем Балаге в книге о Гвардиоле рассказал: когда Ромарио отошел в туалет, Кройфф попросил Пепа не вести себя как пятнадцатилетний фанат бразильской звезды.

После ухода Йохана Кройффа в «Барселоне» остался его сын Жорди. Он пообещал Бобби Робсону, что не доставит ему проблем и будет так же верен, как и другие игроки, но Моуринью решил, что наличие Жорди создаст опасность мятежа в раздевалке, и посоветовал Робсону продать его. Журналист Manchester Evening News Киаран Келли в своей книге о Моуринью утверждает, что Жозе был так настойчив в желании избавиться от сына Кройффа, что даже присутствовал на переговорах с Алексом Фергюсоном и президентом «МЮ» Мартином Эдвардсом, прилетевшими в Барселону за Жорди. В автобиографии Бобби Робсон объяснил расставание с Жорди Кройффом: «Он неизбежно рассказывал бы отцу (сохранявшему огромное влияние в клубе), что я за человек, как мы тренируемся и что я говорил в раздевалке».

Но информация из раздевалки «Барселоны» просачивалась и через полгода после продажи Жорди. Двенадцатого марта 1997-го «Барса» проигрывала на своем поле «Атлетико» в четвертьфинале Кубка Испании. 0:3 после первого тайма! На трибунах появилось столько белых платков (так испанские болельщики призывают тренеров уйти в отставку), что Робсону и Моуринью показалось, будто пошел снег. Но на второй тайм вместо защитников Попеску и Блана вышли нападающие Стоичков и Пицци, и «Барса» победила 5:4. В каталонских газетах написали, что замены сделали сами игроки, но самый авторитетный из них, Пеп Гвардиола, опроверг эту информацию.

И все же Гильем Балаге утверждает, что через три месяца после матча с «Атлетико», в перерыве финала Кубка Испании против «Бетиса» – при счете 1:1 – стратегию на второй тайм выбирали Гвардиола и другие игроки, которым подсказывал Моуринью. Робсон же тихо сидел в углу. Он уже три месяца знал, что президент Нуньес выбрал нового тренера – Луи ван Гала. Правда, по мнению Балаге, контроль над Гвардиолой и другими лидерами клуба Робсон потерял гораздо раньше – в первые же дни в Барселоне, когда, встав на колени в раздевалке, стал рисовать на полу мелом тактические схемы. «Робсон – тренер, ориентированный на атаку, – говорил Моуринью в интервью The Times. – Если поделить поле на три части, то он больше фокусировался на верхней трети. Большая же часть моей работы была направлена на защиту».

Болельщики «Барселоны» зауважали Моуринью, когда он сцепился с тренером «Атлетика» Луисом Фернандесом. Луиса разозлило, что какой-то непонятный персонаж в костюме «Барсы» слишком активно прессовал судью Рафаэля Ангуло, но персонаж не растерялся и стал толкаться с Фернандесом. В итоге после победы в Кубке Испании (которая следовала за победой в Кубке Кубков) болельщики скандировали и имя Моуринью, а он отвечал им на каталанском: «Сегодня, завтра и всегда – «Барселона» в моем сердце!» Те победы немного улучшили настроение Жозе на фоне семейной трагедии – в 1997-м умерла его сестра Тереза, 37-летняя балерина (по официальной информации, из-за диабета, но обозреватель The Guardian Денис Кэмпбелл озвучил и другую версию: Терезу сгубили наркотики, которые она принимала после развода).

После прихода ван Гала в «Барселоне» остались и Робсон, и Моуринью. Бобби стал футбольным директором клуба (а по сути – главным скаутом) и разъезжал по миру в поисках новых игроков – был, в частности, на Кубке Африки, молодежном чемпионате мира и дерби Рио-де-Жанейро. Он же отговорил ван Гала от покупки Стива Макманамана из «Ливерпуля» и посоветовал взять на ту же позицию Ривалдо из «Депортиво». Также он посоветовал ван Галу оставить в тренерском штабе Моуринью. Жозе спорил с Луи, когда считал, что тот неправ, ван Галу это нравилось и со временем он стал доверять Моуринью больше, чем другим своим помощникам, Герарду ван дер Лему и Роналду Куману.

Гвардиола же повредил ногу в одном из первых матчей сезона – против «Сконто» в Лиге чемпионов, – потом усугубил травму, перебегая дорогу, промучился почти полтора года (лечился во Франции, Италии и Финляндии), но ван Гал выбрал новым капитаном клуба именно его. При этом Луи проигнорировал обычай, по которому капитаном испанских команд становится самый опытный игрок. На правах капитана Гвардиола пытался затушить конфликт между ван Галом и Христо Стоичковым, сосланным во вторую команду. Пеп убедил тренера дать Христо еще один шанс. Ван Гал послушался, но Стоичков снова его разочаровал и вскоре улетел в Саудовскую Аравию.

Ван Гал доверял Гвардиоле и когда у того были проблемы с новым контрактом, а президент Нуньес выяснял у докторов «Барсы», нормально ли у Пепа с головой. На одной из первых тренировок после выздоровления Гвардиола жестко сыграл против Ривалдо и получил от того с локтя в челюсть. Возвращение Пепа на поле не спасло «Барселону» от третьего поражения подряд – вскоре команда опустилась на десятое место, а Гвардиолу с Ривалдо объединило недовольство ван Галом, который сказал в интервью Voetbal International: команда проигрывает из-за ошибок игроков, а не из-за его системы. Ривалдо пожаловался журналисту El País, что игроки чувствуют себя брошенными тренером, а Гвардиола в раздевалке потребовал объяснений от ван Гала. С помощью Жозе Моуринью тот сказал, что его интервью неправильно поняли.

Летом 99-го ван Гал выставил из клуба пятерых воспитанников (Селадеса, Бускетса, Луиса Гарсию, а также братьев Оскара и Рожера Гарсию), Йохан Кройфф призвал Гвардиолу заступиться за своих, но тот ответил, что не хочет лезть в тренерские дела. В том же году ван Гал сократил игровое время Гвардиолы, выдвинув на его позицию 19-летнего Хави. В первом матче Хави за «Барселону» командой руководил Жозе Моуринью. В тот день, 5 мая 1998 года ван Гал присутствовал на полуфинале Кубка Каталонии против «Льейды» как наблюдатель, а указания по ходу матча и в перерыве давал Моуринью. «Барса» тогда победила благодаря дублю восемнадцатилетнего полузащитника Жофре, а единственный мяч за «Льейду» забил Тито Виланова (в 2012 году он сменил Гвардиолу в роли главного тренера «Барсы», но через два года скончался после операции по удалению опухоли околоушной железы). В финале против команды «Европа» «Барса» во главе с Моуринью потеряла из-за удалений Рожера Гарсию и Джованни, а потом проиграла из-за того, что удар Хави в серии пенальти отбил вратарь «Европы» Серафин.

Летом 1999-го Моуринью позвали в «Бенфику» помощником Юппа Хайнкеса. Ван Гал не пустил: «Скажи «Бенфике», что ты пойдешь к ним только главным тренером, а если им нужен лишь ассистент, то ты останешься в «Барсе». Ван Гал дал Моуринью еще больше полномочий, и 16 мая 2000-го Жозе привел «Барсу» к победе в Кубке Каталонии, выпустив в финальном матче на маленьком стадионе города Тарраса не только Хави, но и, например, семнадцатилетнего Тиаго Мотту. Гвардиола тоже помог Моуринью завоевать его первый самостоятельный тренерский трофей. Вот как это было: Пеп выпал из основы «Барсы» после проигрыша «Севилье» в декабре 1999-го, в конце января травмировал лодыжку в матче за сборную против Польши, и его первым матчем после выздоровления стал полуфинал Кубка Каталонии против «Балагера», в котором «Барса» победила со счетом 1:0.

После двух чемпионских сезонов команда провалила весну-2000, ван Гал ушел вслед за президентом Нуньесом, а новый тренер Лоренсо Серра Феррер вывесил список игроков, которым пора на выход. Один из них, Яри Литманен, вспоминал в автобиографии: «После разговора с Серра Феррером Жозе Моуринью вылетел из кабинета, кипя от ярости и ругаясь на трех языках – португальском, испанском и английском». Жозе отказался идти в штаб Бобби Робсона в «Ньюкасле», отдохнул несколько недель на родине отца в Феррагуду и в сентябре 2000-го возглавил «Бенфику». Гвардиола же, надломленный еще одним неудачным сезоном и травлей крестного отца своих детей, Луиша Фигу, покинул «Барсу» и в сентябре 2001-го, после сорвавшегося перехода в «Ювентус», влился в «Брешию». Через полтора месяца у него нашли следы нандролона, и Пеп был дисквалифицирован на четыре месяца. Только 23 октября 2007 года его оправдал апелляционный трибунал Брешии.

К тому времени Пеп вытаскивал дубль «Барсы» из третьей лиги, а Моуринью приходил в себя после увольнения из «Челси». Через месяц «Барса» сыграла вничью с «Лионом» в Лиге Чемпионов, и на 80-й минуте судья Стефано Фарина удалил тренера Франка Райкарда, слишком бурно оспаривавшего назначение пенальти. Тогда же вице-президент «Барсы» Марк Ингла и спортивный директор Чики Бегиристайн составили список из шести кандидатов на пост нового тренера. Сначала отсеялись Венгер, Лаудруп и Пеллегрини, потом – Вальверде. Осталось двое – Гвардиола и Моуринью.

В январе 2008-го руководители «Барсы» встретились с Моуринью в здании лиссабонского банка (это не помогло засекретить переговоры), где Жозе представил свою 27-страничную версию развития «Барсы». Одним из пунктов была продажа Роналдиньо, который, по мнению Моуринью, мог негативно повлиять на 20-летнего Месси. Президент «Барсы» Лапорта выбрал в итоге Гвардиолу, но к трансферному совету Жозе все же прислушался.

С тех пор Гвардиола стал самым неудобным соперником Моуринью из тех, с кем Жозе играл больше десяти раз (четыре победы в девятнадцати матчах – при девяти поражениях).

У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
Запасной
 
Сообщений: 1090
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 720
Add reputation pointSubtract reputation point

Непрочитанное сообщение Papa » 29 дек 2017, 23:49

Бросить все и вернуться в родной клуб

Денис Романцов – о Хуане Себастьяне Вероне


Каких-то сорок лет назад он был талисманом колумбийского «Атлетико», где играл его отец Хуан Рамон. Он выбегал к центру поля, махал рукой болельщикам и несся за ворота, где пинал мяч около фанатской трибуны. Во время матча с «Мильонариос» он нечаянно выбил мяч на поле и побежал за ним, разозлив судью Марио Канессу. Тот остановил игру и показал двухлетнему Себастьяну Верону красную карточку. Через три года его выгнали с поля уже дома, в аргентинской Ла-Плате. «Сколько ему? – уточнил детский тренер Негро Серисола. – Пять? Да у нас самые маленькие на два года старше». – «Все равно возьмите его. Я не знаю, что с ним делать, я прибью его, наверно, – жаловалась Сесилия, мама Себастьяна. – Он уже разнес нам весь дом, весь двор и добрался до окон соседнего дома». Когда попросил еще и папа, легенда «Эстудиантеса» шестидесятых, мальчика пришлось принять. Дорвавшись до мяча, Себастьян ломанулся к воротам, в которых стоял будущий форвард Мартин Палермо, на удивление легко проскочил защитников и собрался уже забивать, но все испортил крик партнера, Омара Алонсо: «Эй, псих, это наши ворота!»

Потом Алонсо заботился, чтоб Верона не обижали ни на поле, ни в районе Ла Фавела. В 2010 году Омара арестовали по подозрению в убийстве полицейского на вокзале Ла-Платы, но через несколько дней отпустили из-за нехватки доказательств. К тому моменту Алонсо уже отсидел за убийство и хранение наркотиков. Заботился о Вероне и друг его отца, полузащитник Патрисио Эрнандес. Вернувшись из Италии, он подарил Себастьяну майку «Торино», одной из лучших команд серии А середины восьмидесятых. С обувью Верону везло меньше. «Муж моей крестной владел виноградниками, – рассказывал Себастьян обозревателю издания Olé Серхио Маффеи. – По сравнению с нами, обычной семьей среднего класса, крестная с мужем были очень богаты, но каждый год дарили мне на день рожденья одно и то же: бутсы «Оцелот», хотя я мечтал об «Адидасе» или «Пуме».

Зарабатывать Себастьян начал в тринадцать лет. Он прогуливал школу, и в наказание мать отвела его к хозяину автомастерской с интригующим названием «Хуан или Хуан»: «Только не делайте ему никаких поблажек». Верон работал с семи утра до двух часов дня. Сначала подметал помещение, а потом научился менять колеса, и к еженедельной зарплате добавились чаевые. Приятным бонусом стало и то, что во время трудовых будней Себастьян впервые увидел фотографии обнаженных женщин – а именно актрис Беатрис Саломон, Сильвии Перес и Сюзанны Ромеро.

Через несколько лет Хуан устроился официантом в тратторию своего отца, работал там вечерами после тренировок, но туда приходили только друзья и родня, и бизнес не задался. А вот автомастерская «Хуан или Хуан» работает до сих пор – Верон забегал туда каждый раз, когда прилетал на каникулы из Италии и Англии, а один из сотрудников, Гастон, стал крестным отцом Лары, дочери Себастьяна.

Закрыв ресторан, Верон-старший возглавил три юношеские команды «Эстудиантеса», и Себастьян стал играть не только за свой возраст, но и за две старшие команды, когда там кто-то травмировался. Выходил и нападающим, и центральным защитником, и фланговым хавбеком, отец ставил Себастьяну только одно условие – никогда не играть под 11 номером. Под ним Хуан Рамон Верон провел около трехсот матчей за «Эстудиантес» и забил на «Олд Траффорде» «Манчестеру», добыв Межконтинентальный Кубок 1968 года. Через тридцать три года Себастьян подписал контракт с «МЮ» – во время экскурсии по стадиону его первым делом привели к воротам, в которые его отец забил самый важный гол своей жизни, а потом – к месту в клубном музее, где висели вымпел «Эстудиантеса» и программка матча за Межконтинентальный Кубок-68. Один из его участников, Бобби Чарльтон, признался Себастьяну: «До сих пор не понимаю, как мы умудрились тогда проиграть».

Себастьян дебютировал в основе «Эстудиантеса» во втором тайме матча с «Текстиль Мандию» (эту команду во время отстранения от игр тренировал Диего Марадона, причем – из президентской ложи, так как не владел тренерской лицензией: через два месяца после назначения Диего избил президента клуба и подал в отставку). Верон вышел вместо Гонсало Гайтана, начал атаку, кончившуюся победным голом Хосе Луиса Кальдерона, но больше за основу не играл и с трибуны увидел, как «Эстудиантес» вылетел во вторую лигу. «Я ухожу», – сказал Себастьян отцу. – «Постой, не спеши». – «Я не буду играть. Они уже набирают новых футболистов». – «Позволь мне поговорить с новыми тренерами – я же играл с ними, – а потом ты все решишь».

«Пускай остается», – велел второй тренер Эдуардо Манера, но выпустил Верона не в первом туре нового чемпионата, а в Рио-де-Жанейро, против «Фламенго» – даже рухнув во вторую аргентинскую лигу, «Эстудиантес» играл в Суперкубке, где участвовали победители всех Кубков Либертадорес (главного клубного турнира Южной Америки). После вылета клуб Верона находился в таком состоянии, что на всех игроков не хватало гетр, и перед игрой с «Фламенго» их экстренно искали в спортивных магазинах Рио. В итоге Верон вышел на «Маракану» в полосатых регбийных гетрах. «Он играл так, словно находился во дворе своего дома», – сказал после матча главный тренер Мигель Анхель Руссо. Пройдя «Фламенго», «Эстудиантес» наткнулся в четвертьфинале на «Крузейро», и Себастьян забил Диде, будущему вратарю сборной Бразилии и «Милана», свой первый гол во взрослой карьере.

Верон пережил экстремальный сезон: неженатые игроки по два месяца торчали на базе, где из развлечений был только бильярд, а на поле выходили черт знает в чем – нападающему Кальдерону однажды вручили майку, пахнувшую потом. Двенадцатого мая 1995-го команда Верона, обыграв «Химнасию и Тиро», вернулась в примеру, а хлынувшие на поле болельщики от радости раздели игроков. Перейдя в феврале 96-го в «Боку», где его партнерами стали Марадона с Каниджей, Верон наконец-то купил себе крутые бутсы, Nike, а уже через четыре месяца за семь миллионов долларов перешел в «Сампдорию» и позволил себе свой первый Ferrari.

Узнав о предложении «Сампдории», Марадона попытался отговорить Верона: «Моя дочь Дальма, рыдая, умоляла меня удержать тебя в «Боке». Когда выяснилось, что отговаривать поздно, Марадона подарил «ролексы» Верону и другому молодому игроку «Боки» Кили Гонсалесу, тоже улетавшему в Европу, в «Сарагосу». Поблагодарив Диего, Кили с Себастьяном помчались в часовой магазин – выяснять, не подделка ли. «Нет, ребята, они настоящие, – сказали в магазине. – Откуда же они у вас?» – «Все равно не поверите». Перед трансфером в «Сампдорию» Верон побывал с «Бокой» в Китае, куда летели с долгой пересадкой в Амстердаме. Там Марадона повел Себастьяна с Кили в Квартал красных фонарей. Остановившись у кофешопа, он показал на витрину с марихуаной: «Хотите?» Ребята замялись, но изобразили уверенность: «Да, можно». – «Зачем?!» – закричал Марадона, – Никогда не прикасайтесь к этому дерьму!»

Через три месяца, в сентябре 1995-го Себастьян жаловался по телефону отцу: «Я не могу это вынести. Мне не с кем поговорить. Я хочу домой». Верон плохо понимал итальянский, ленился ходить к учителю и комплексовал из-за того, что не мог поговорить с соседом по комнате, сенегальцем Умаром Диенгом. «Потерпи хоть полгода, все наладится», – успокаивал отец. Верон провалил старт сезона, – не забивал, не пасовал, проиграли три матча из пяти – но тренер Свен-Йоран Эрикссон продолжал доверять ему, выпуская, правда, на не самую привычную позицию левого полузащитника. А потом Верону неожиданно позвонил аргентинский защитник «Пармы» Нестор Сенсини (они даже не были знакомы, Себастьян почти на десять лет младше): «Проблемы? Приезжай, обсудим». Тут-то и пригодился «Феррари» – Верон добирался от Генуи до Пармы за час, проводил выходные с Сенсини и Эрнаном Креспо и со временем разогнал тоску. После удаления Кристиана Карамбе в матче с «Болоньей» он наконец заиграл в центре поля и сразу забил «Аталанте» свой первый гол в серии А, метко пробив из-за пределов штрафной.

Летом 1997-го «Сампдорию» возглавил аргентинец Луис Менотти. На первой же тренировке он шокировал игроков тем, что оголился по пояс, чтобы как следует загореть, и закурил на пару со своим помощником Рохелио Пончини. «Тренер, нам нужно больше бегать, чтобы подготовиться к сезону», – сказал Верон. – «Футбол – игра с мячом, – парировал Менотти, – поэтому и тренироваться мы будем с мячом». После такой расслабленной предсезонки «Сампдория» вдохновенно начала чемпионат, но быстро выдохлась и после вылета из Кубка УЕФА и двух подряд крупных поражений, от «Милана» и «Лацио», в команду вернулся сербский тренер Вуядин Бошков, выводивший «Сампдорию» в финал Кубка чемпионов-1992. Но и он не улучшил результаты – остались девятыми. Верон все так же утешался вылазками к Сенсини с Креспо на своем «Феррари», а после чемпионата мира-1998 переехал к ним окончательно – «Парма» заплатила за него двадцать миллионов долларов.

Перед вылетом на чемпионат мира-98, опасаясь нового допингового скандала, тренер аргентинской сборной Пассарелла попросил врача команды Пепе Севесо тайно протестировать игроков. Вскоре о том, что на тайном допинг-тесте попался один из игроков, заговорила вся Аргентина, в популярном шоу Лучо Авилеса предположили, что речь о Вероне, и во время выступления перед журналистами в Сент-Этьене, где базировалась сборная, Себастьян отказался разговаривать с репортером издания Olé, перепечатавшего слух о допинге. После громкой победы над Ямайкой, когда солнце зашло за тучи, а Верон отдал голевой пас Ортеге, аргентинские газеты сообщили, что игроки сборной посвятили выходной лионским проституткам. В итоге прессе был объявлен полный бойкот. Верон отработал все пять матчей чемпионата мира, допинг у него так и не нашли, и после того турнира он больше трех лет не разговаривал с аргентинскими журналистами. Сделал только одно исключение, когда попал в больницу после аварии в Ла-Плате, где он хвастался перед своим другом Гастоном новым кабриолетом, купленным после трансфера в «Лацио». В теленовостях сообщили, что Верон разбился, и пришлось объяснить: «Со мной все в порядке. Я просто проверял, может ли моя машина летать».

До трансфера в «Лацио» Верон взлетел с «Пармой». Правда, начался сезон-98/99 так себе. После поражения от «Перуджи» в шестом туре – до этого скатали три нулевые ничьи – в раздевалку «Пармы» ворвался ее президент Стефано Танци: «Это не может так больше продолжаться! – кричал он Буффону, Каннаваро, Кьезе и другим, – Мы надеемся на вас, а вы нас разочаровываете. А ты, Верон, что с тобой случилось? Мы столько заплатили за тебя, а ты играешь ужасно. Тебе не стыдно?» – «О чем вы?» – «Мы потратили на тебя целое состояние, а ты ничего не делаешь». – «Я скажу вам одну вещь. Хочу, чтобы ее услышали все. В конце сезона я уйду отсюда победителем».

За одну майскую неделю «Парма» выиграла Кубок УЕФА (в финале на стадионе «Лужники» Верон отдал голевой пас Кьезе) и Кубок Италии (на пути к финалу забил в трех матчах подряд). После этого Себастьян навестил Стефано Танци: «Я покидаю «Парму». – «Но мы хотим продолжать расти, ты важен для нас» – «Я же ясно вам сказал. Помните? Я уйду отсюда победителем». – «Но я не могу тебя отпустить». Танци попросил Эрнана Креспо переубедить Верона, но тот уперся и, манимый тренером Эрикссоном, настоял на трансфере в «Лацио» (тридцать миллионов долларов). Украшая образ борца за справедливость, Себастьян вытатуировал на плече портрет Че Гевары, но не учел, как к этому отнесутся ультраправые фанаты «Лацио». Те требовали стереть тату не только во время игр, но и на тренировках, обращаясь к Верону кричалками и гневными баннерами. Себастьян ответил четырьмя голами в пяти первых турах.

Четырнадцатого мая 2000 года «Лацио», разгромив «Реджину», впервые за четверть века стал чемпионом, Верон забил в тот день один из мячей, и после ближайшей тренировки (сезон продолжался – оставался кубковый финал с «Интером») его окликнули на стоянке три фаната. «У тебя все еще есть татуировка Че?» – «Да». – «Покажи».

«Я поднял рукав, они посмотрели на татуировку и, помолчав несколько секунд, поцеловали ее, – рассказал Верон в книге «Сторона В». – Они поцеловали татуировку! Невероятно!» Они сказали: «Все в порядке, Верон, мы тебя прощаем».

Прощения итальянской прокуратуры Верон дождался только через семь лет, а в 2000-м его допрашивали шесть часов, выясняя, как он получил итальянский паспорт. Через два дня после кубковой игры с «Ювентусом» он смотрел телевизор в своем римском доме с женой и детьми, когда в дверь позвонили: «У нас ордер на обыск. Есть подозрение, что ваш итальянский паспорт – поддельный». Позвонив директору «Лацио», Верон услышал странное: «Сохраняй спокойствие и ничего им не говори».

В итоге «Лацио» добился того, чтобы в подделке паспорта обвинили молодую переводчицу Марию Елену Тедальди, оформлявшую документы (она в итоге отделалась пятнадцатью месяцами условного срока, но через год снова была арестована из-за истории с подделкой паспортов Макси Лопесу, Габи Милито и другим аргентинцам). Верон не хотел покидать Италию, хотя «МЮ» предлагал за него сорок миллионов долларов, но угроза 30-месячного срока, а также слова Алекса Фергюсона («Ты мне нужен») и жены Флоренсии («Я все-таки учительница английского – не пропадем») склонили его к переезду в Манчестер.

12 июля 2001 года, когда Себастьян сфотографировался с Алексом Фергюсон на «Олд Траффорде», к нему подошла женщина, потерявшая 14-летнего сына, и попросила подписать майку, которую она собиралась положить в гроб.

Верон здорово стартовал в «МЮ», забив четыре гола в пяти осенних матчах, но в следующие полтора года запомнился только выходкой в чемпионском автобусе, когда он выхватил микрофон и крикнул толпе болельщиков: «Ар-ген-ти-на!» В борьбе за микрофон разгорелась шутливая (но выглядевшая вполне реальной) потасовка, которая шокировала болельщиков и регбиста Агустина Пишота, игравшего тогда за «Бристоль» и запрыгнувшего в чемпионский автобус по приглашению Верона.

Летом 2002-го Себастьян скрыл от тренера сборной Марсело Бьелсы боли в ахилловых сухожилиях, слабо выступил на чемпионате мира и был заменен после первого тайма игры с Англией. Аргентина не вышла из группы, а фанаты стали обзывать Верона английским предателем: в сентябре 2003-го, во время отборочной игры ЧМ-06 с Чили на стадионе «Монументаль», они свистели, когда он касался мяча, а в остальное время глубокомысленно скандировали: «Бором – бомбон, бором – бомбон, играть должен Савьола, не Верон» («Монументаль» – стадион «Ривер Плейта», с которым Савьола дважды стал чемпионом Аргентины).

Себастьян к тому моменту представлял «Челси». Ветераны «МЮ» просили Фергюсона сохранить Верона (клуб и так продал «Реалу» Бекхэма), но Себастьян сам настоял на переходе после звонка своего любимого европейского тренера Свена-Йорана Эрикссона, тогда еще возглавлявшего сборную Англии. Тот сообщил, что примет «Челси» после Евро-2004 и не мыслит команду без Верона. Именно Эрикссон, по его словам, посоветовал Абрамовичу купить «Челси», а не «Тоттенхэм», но до «Стэмфорд Бридж», в отличие от Верона, так и не добрался.



Себастьян и во втором своем английском клубе дебютировав отлично: в матче с «Ливерпулем» забил первый гол эпохи Абрамовича, а во втором туре его угловой привел к автоголу хавбека «Лестера» Налиса. Но потом заболела спина: межпозвоночная грыжа, операция и полгода без футбола. За несколько дней до операции в дом Себастьяна в районе Барнс, на юге Лондона, через окно первого этажа залез 35-летний строитель Уэйн Харли. Угрожая ножом всей семье Верона – ему самому, двум детям, жене, маме, тете, кузенам и двум служанкам, – Харли запер их в ванной, забрал у Флоренсии обручальное кольцо, после чего около часа рыскал по дому, ища деньги и драгоценности. Из-за сильного опьянения Харли врезался в столб в нескольких кварталах от дома Верона, был схвачен и получил пожизненное заключение – во-первых, за угрозы детям, во-вторых, за то, что уже четырежды сидел за грабежи и дважды сбегал из тюрьмы. Дом Верона Харли выбрал, заметив там дорогие машины во время работы на стройке неподалеку. На грабеж он пошел через две недели после того, как его подруга Сабрина, с которой он жил в Уимблдоне, родила ему дочь.

После этого кошмара семья Верона не могла оставаться в Англии. В июне 2004-го Себастьян перешел в «Интер», который тренировал его бывший партнер по «Сампдории» и «Лацио» Манчини, но и там со временем почувствовал себя неуютно. «В команде было восемь аргентинцев, колумбиец и два уругвайца, мы разговаривали по-испански даже на поле, а итальянские игроки чувствовали себя чужими. Это было неправильно». Еще сильнее расстроил случай перед домашней игрой с «Ювентусом»: «Мы ждали в коридоре выхода на поле и увидели, что руководители «Юве» Лучано Моджи и Роберто Беттега безо всякого стыда зашли в судейскую, хотя до начала матча оставалось меньше пяти минут, – вспоминал Верон в книге «Сторона В». – Луиш Фигу рассказал об этом журналистам, но те раскритиковали его, решив, что он ноет из-за поражения».

Еще играя в «Интере», Верон начал помогать «Эстудиантесу». Оплатил ремонт в тренировочном центре, потребовав вернуть в жилой корпус бильярд, закупил новые тренажеры и форму для юношеских команд. За полгода до конца контракта с «Интером» Себастьян объявил спортивному директору Леле Ориалли: «Я возвращаюсь в Аргентину». – «С ума сошел? Команда в порядке, ты здорово играешь, мы собираемся предложить тебе новый трехлетний контракт. С тобой мы всех победим». – «Нет, моя семья устала и хочет вернуться. И я тоже. Мы десять лет в Европе. Мои родители редко видят моих детей, а им нужно проводить больше времени вместе».

Узнав, что Верон собрался домой, в Милан примчался президент «Ривер Плейта» Агилар, но Себастьян отверг его предложение: «Чувства не обсуждаются. Я хочу выиграть что-то с родным клубом». Вернувшись в «Эстудиантес», Верон взял себе отцовский 11-й номер и к середине декабря 2006-го вместе с начинающим тренером Симеоне (его назначили после консультаций с Себастьяном как одним из спонсоров клуба) добыл команде первое чемпионство с 1983 года. Во время золотого сезона Верон встретился с президентом Аргентины Нестором Киршнером, чтобы договориться о реконструкции старого стадиона «Эстудиантеса». Киршнер выставил одно условие: «Только не играй с «Расингом», договорились?» (Киршнер болел за этот клуб) – «Посмотрим, президент, посмотрим». Верон в итоге не только сыграл против «Расинга» 25 ноября 2006-го, но и помог «Эстудиантесу» победить в десятый раз подряд, что приблизило команду к титулу.

Через два года из-за бардака в руководстве «Эстудиантеса» Верон принял предложение американского «ДиСи Юнайтед». Жена слетала с ним на переговоры, выступив переводчиком, они выбрали школу для детей, но, когда Верон вернулся за вещами в Ла-Плату, его окружили партнеры по «Эстудиантесу»: «Мы целый год боролись за выход в Кубок Либертадорес. Сейчас мы должны быть вместе».

Через полгода – в финале Кубка Либертадорес – полузащитник «Крузейро» Энрике локтем рассек Верону кожу под глазом. Себастьян несколько раз обращался к врачу «Эстудиантеса», но в итоге вспылил: «Да останови же кровь. Заклей, зашей, что угодно. Я не могу бегать к тебе каждую минуту». Ему наложили два шва без анестезии, и он вернулся в игру. В ответном матче на стадионе «Минейрао», где пятнадцатью годами ранее Верон забил Диде первый мяч во взрослой карьере, он отдал голевой пас Мауро Боселли, и «Эстудиантес» выиграл Кубок Либертадорес – впервые с 1970 года, когда под тем же одиннадцатым номером выходил Верон-старший.

Диего Марадону так впечатлил новый успех «Эстудиантеса», что через год он взял Верона на чемпионат мира в ЮАР – к 2010 году они так сдружились, что Себастьян был одним из первым, с кем Марадона поделился новостью: его шарпей Белла, разбуженная после приема лекарства (через полгода собачка умерла от почечной недостаточности), укусила Диего в губу, и ему предстояла косметическая операция.

Возвращение в сборную привело к новым спонсорским контрактам. Снявшись в рекламе Adidas, Yogurísimo и Philips, Верон договорился, чтобы те обеспечили юношеские команды «Эстудиантеса» экипировкой, молочными продуктами и ЖК-телевизорами.

На сборе перед чемпионом мира Верон выступил психоаналитиком Лионеля Месси, признавшегося: «Себа, не понимаю, почему в «Барселоне» у меня все получается, я чувствую себя уверенно, а в сборной – нет». – «Потому что «Барселона» – команда, в отличие от сборной Аргентины. Но у нас есть месяц на то, чтобы стать командой». В Претории, где базировалась сборная во время ЧМ, Верон с Месси делили комнату № 10 и резались в пинг-понг. «Какой Месси сосед?» – спросили Верона на пресс-конференции. – «Хороший, но слишком громко храпит». Первый гол на чемпионате мира Аргентина забила после углового Верона, но вылетела в четвертьфинале (вскоре рассыпалась и дружба Себастьяна с Марадоной), а для того, чтобы стать командой ей потребовались еще четыре года и Алехандро Сабелья – тот самый тренер, с которым Верон выиграл Кубок Либертадорес.

Наигравшись, Себастьян победил на выборах президента «Эстудиантеса», набрав 75 процентов голосов. Прошлой осенью он пообещал болельщикам, что вернется на поле, если они выкупят больше половины лож строящегося стадиона клуба. Те откликнулись, и в декабре Себастьян подписал с «Эстудиантесом» контракт игрока. Верон начал с товарищеских матчей, но в итоге заиграл в Кубке Либертадорес (в центре поля ему помогали Лукас Родригес и Сантьяго Аскасибар, которые моложе его более, чем вдвое) и три месяца назад отдал голевой пас Факундо Санчесу в матче с эквадорской «Барселоной». В сорок два года.


https://www.sports.ru/tribuna/blogs/youth/1389583.html
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
Запасной
 
Сообщений: 1090
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 720
Add reputation pointSubtract reputation point

Непрочитанное сообщение Papa » 05 янв 2018, 23:40

Say Manchego, Alvaro.

Интервью Альваро Мораты FourFourTwo


Say Manchego, Alvaro [исп. - “Улыбочку, Альваро”].

Альваро Мората имеет полное право улыбаться. Кажется, «Челси» не прогадал с трансфером испанца, который уверенно возглавил нападение «синих» и доказал, что команде не стоит переживать по поводу ухода Диего Косты.

В пятый раз за минуту Альваро Мората получает мяч, улучшает позицию и безупречно бьет в угол ворот с края штрафной. Голкиперу ничего не остается, кроме как взглядом проводить мяч. Специально для интервью наш журнал записал с Моратой мастеркласс по завершению атак, и за эти 60 секунд ему удалось проделать тот же трюк еще не один раз.

Получил, ударил, забил. И еще раз.

В этот осенний день в одном из уголков юго-восточного Лондона, где мы и встретились с Моратой, довольно тихо, если не считать шумных сотрудников автомойки, которые в перерыве решили устроить импровизированную игру в футбол в резиновых сапогах, рабочих штанах и совсем не подходящих для такого случая кепках. После каждого своего удара Мората не просто пожимает плечами - это нечто большее, жест, которым он будто хочет сказать: «Вот, что я делаю».

Полчаса спустя (за которые он успел принять душ) Альваро точно так же не терпится вновь поразить цель уже под объективом камер FFT.

Улыбка не сходит с его лица, хотя этого скромнейшего из всех нападающих слегка пугает то, что на площадку для игры в сквош, которая после обеда послужила для нас съемочной студией, может втиснуться столько народу.

«Это все из-за меня? - улыбается он, говоря почти извиняющимся тоном. - В футболе важна игра, а не разговоры».

Первое у самого опасного новичка английской Премьер-Лиги получается просто блестяще, да и второе он также делает на удивление легко и искренне. Наверное, ничто не может так поднять настроение, как семь голов в первых девяти матчах чемпионата - разве что помощь Сесара Аспиликуэты с поиском жилья, хотя трудно себе представить, что Мората когда-либо был счастливее, чем сейчас.

«В Англии все очень добры ко мне, - говорит он. - Мне нравится жить в Лондоне».

В эти полчаса, что он уделил нам для интервью, каждое слово Мората произносит отрывисто, напряженно, с полным осознанием ответственности, лежащей на его плечах. Пожалуй, впервые в своей карьере испанец утвердился в роли лидера атак своей команды: главный тренер «Челси» Антонио Конте не пожалел денег на покупку игрока, которого лично три года назад пригласил в «Ювентус», но так и не успел с ним поработать, потому что тем же летом возглавил сборную Италии.

Судьба? Конечно, и Мората знает это. Возможно, в конце сезона можно будет сказать то же самое о четвертом для Мораты финале Лиги чемпионов за последние пять лет. Впрочем, ранее судьба уже сыграла в его жизни определенную роль...

МАДРИДСКАЯ ПРЕГРАДА

Альваро Борха Мората и футбол были неразлучны с того момента, как испанец научился ходить. «Для меня поле - все равно, что родной дом, - говорит он. - Так было всегда. Когда я не играю, у меня появляется ощущение, будто что-то не так».

Старшая сестра Мораты Марта помнит, как ее брат «в день матча в восемь утра надевал щитки», а бывший школьный учитель однажды сказал его отцу Альфонсо: «Ваш сын с рождения думает только о футболе».

Морате-младшему не понадобилось много времени для того, чтобы показать свой талант во всей красе. Своими голами он прославил район, в котором вырос - Мирасьерра, северная окраина Мадрида. Его дедушка Игнасио часто возил его в одну из футбольных школ «Атлетико», которых было полно по всей столице.

«Уже тогда этот еще совсем маленький паренек выделялся среди остальных своими движениями и невероятными голами, - рассказывает FFT Армандо де ла Морена, который позже был тренером Мораты в команде «Атлетико» до 14 лет. - Я хотел, чтобы в кантере узнали, что в нашем районе есть один очень талантливый парень, и сказал им: "Мы должны подписать Альваро Морату"».

Свои первые шаги в футболе Мората сделал на тренировочной базе «Атлетико» Серро дель Эспино. Он подавал мячи на матчах резерва «матрасников», а после них мигом запрыгивал в машину отца, который отвозил его на «Висенте Кальдерон», находящийся в получасе езды, чтобы его сын мог делать то же самое уже на игре первой команды. «Никогда не видел такую страсть к футболу, - вспоминает Де ла Морена, ныне главный тренер команды третьего испанского дивизиона «Атлетико Балеарес». - Он был замечательным малым, фантастическим партнером на поле».

«Он обладал интуицией, той, что обычно бывает у тех, кто рожден для того, чтобы забивать голы. Редко встречаешь столь талантливого игрока, который не чурается любой дополнительной работы. Если в твоей команде играет парень, который забивает 30 голов за сезон, то очевидно, что это особенный футболист. Талант либо есть, либо его нет, и в этом насчет Мораты не было никаких сомнений».

В том сезоне Мората выступал в команде до 14 лет вместе с Коке, Борхой Бастоном - ныне нападающим «Суонси» - и Педро Обьянгом, который сегодня играет в составе «Вест Хэма». Именно тогда он превратился из миниатюрного центрфорварда в полноценного лидера атак команды современного образца, который теперь наводит ужас на защитников команд английской Премьер-Лиги.

«В начале сезона он был самым низкорослым игроком команды, а в конце уже самым высоким, - смеется Де ла Морена. - Он просто вымахал! Но из-за этого он не мог правильно использовать свое тело и в октябре, а затем в ноябре получил несколько травм. Особенно сильно он повредил колено. Он с трудом мог тренироваться».

Впрочем, на голы это не повлияло, по словам Де ла Морены, их он все равно забил не меньше 25, но в начале следующего сезона его конкурентом на позиции центрального нападающего стал Бастон. «В то время клуб был так неосмотрителен, не могу сказать, что я удивлен, - с досадой вспоминает Де ла Морена. - Ему предложили контракт, какое-то время шли переговоры, а затем он перешел в "Хетафе"».

«Как тренер я был за то, чтобы удержать его любой ценой. Но затем сменилось руководство академии, и Мората ушел. Это была большая ошибка. Я предупреждал об этом руководителей, но уже ничего нельзя было сделать».

«Я БЫЛ ПОМЕШАН НА ВАН НИСТЕЛРОЕ»

«Реал» сделал предложение по Морате в 2008, после того, как он впечатлил скаутов клуба своей игрой в составе «Хетафе» на турнире среди команд до 15 лет, который проходил в Альбасете. Знакомый сюжет: 16 лет назад тогда еще совсем молодой Рауль тоже «перешел мадридскую черту», потому что президент «Атлетико» Хесус Хиль закрыл клубную академию.

«Матрасники» лишились очередного бриллианта, а дедушка Мораты успокаивал себя тем, что, как и Рауль, его внук не станет лишний раз давить на больное «Атлетико», напоминая об их неудаче. Вообще, в молодости в комнате Мораты на самом видном месте висело несколько снимков капитана «Реала», правда, вместо лица Рауля он везде наклеил собственное с подписью: «Однажды на его месте будешь ты».

«Он был и остается моим кумиром, - говорит Мората и тут же оживляется. - Кто-то считает, что он ни в чем не был лучшим, но его величие заключается прежде всего в характере, боевом духе и ментальности. Это не всегда заметно на поле, но это совершенно точно есть внутри него. Мне хотелось бы верить, что я обладаю таким же характером».

Мората определенно учился у лучших наставников. Он с головой погрузился в философию «Ла Фабрики» - академии «Реала», которая штампует лучших талантов клуба, и в том же году стал регулярно посещать тренировки первой команды: «Я был помешан на Руде ван Нистелрое, - говорит он. - Я мог часами наблюдать за ним, за его движениями и ударами по воротам. Он прекрасно умел подстраивать положение тела под удар с подъема, после чего обманывал вратаря и укладывал мяч в противоположный угол. Нападающий должен обладать чутьем при ударе, не выдавать своих планов, и это то, к чему я всегда стремился».

Второй гол Мораты в сентябрьском матче против «Стока», в котором он оформил хет-трик, - это, пожалуй, лучшая ода голландцу: Джек Батлэнд на газоне, Мората перебрасывает через него мяч и попадает точно в дальний угол.

13 июля 2010, два года спустя после его перехода в «Реал», все изменилось. За четыре месяца до своего 18-го дня рождения Альваро, который тогда проводил отпуск в Малаге, получил звонок. «Завтра же возвращайся в Мадрид, - услышал он голос на другом конце линии. - Будешь тренироваться с первой командой».

Мората познакомился с новым главным тренером «сливочных» Жозе Моуринью еще за два месяца до этого. В тот момент «Особенный» на тренировочной базе «Реала» в Вальдебебас готовил свою команду - миланский «Интер» - к финалу Лиги чемпионов, который проходил на «Сантьяго Бернабеу», и его сразу впечатлило отношение молодого игрока к делу. Половина футболистов первой команды находилась в отпуске после чемпионата Мира, и португальцу нужно было больше игроков для спарринга с «Кастильей», резервным составом «сливочных». Мората принял участие в матче и стал автором единственного забитого мяча.

Две недели спустя он отправился вместе с командой в предсезонное турне в Лос-Анджелес, а в декабре в матче против «Сарагосы» дебютировал в чемпионате Испании. Как и его герой, Рауль. «Никогда не продам ту футболку, даже за 20 миллионов евро», - говорит он о своем первом появлении на поле на высшем уровне.

Он продолжил свое игровое развитие, тренируясь отдельно от главной команды «Реала». Свой первый гол за «сливочных» он забил в ноябре 2012 в ворота «Леванте» (2:1), после чего прочно обосновался в роли дублера Карима Бензема и Гонсало Игуаина. В сезоне 2013/14 21-летний игрок стал вторым форвардом команды, время от времени подменявшим Бензема. Он забил девять голов в 34 матчах, в основном с выходов на замену, в том числе гол в финале Лиги чемпионов в ворота так хорошо знакомого ему «Атлетико», чем привлек внимание Конте и «Ювентуса».

Пришло время сделать следующий шаг. Снова.

Не успел Мората и шагнуть на новый стадион, как на смену будущему наставнику «Челси» пришел Массимилиано Аллегри, что, впрочем, не помешало испанцу в своем первом сезоне в Турине отметиться несколькими важными голами. Он стал автором решающих мячей в борьбе за титул в ворота обоих миланских клубов, а также забивал дортмундской «Боруссии» в 1/8 финала Лиги чемпионов, «Реалу» в полуфинале и «Барселоне» в финальном матче турнира.

«Кто-то скажет, что одних голов уже недостаточно, но они просто не понимают, какую работу проделывают игроки без мяча, - говорит он, и его голос становится более твердым. - Отчасти они правы, но вряд ли нужно напоминать, на что прежде всего обращают внимание в конце сезона. Все смотрят на количество голов нападающего, и это говорит о том, насколько хорошо он играл. Важны только голы».

С голами, однако, были проблемы. Мората здорово начал свой второй сезон в Серии А, но к середине сентября уступил место в основе Марио Манджукичу. В «Ювентусе» поняли, что если он продолжит в том же духе, то в конце сезона «Реал» активирует пункт обратного выкупа игрока.

«Они поняли, что "Реал" захочет меня вернуть, - вспоминает Мората. - Это вредило моему игровому развитию, они знали, что если я буду играть, то буду забивать голы и тогда уйду из клуба».

Мората не мог набрать форму и в середине сезона 2015/16 сто дней провел без единого гола. Он все перепробовал, чтобы снять это проклятие: он брился налысо, отращивал бороду и даже менял машину. Заметив проблемы молодого форварда, с ним решил побеседовать капитан команды Джанлуиджи Буффон.

«Если тебе плохо, - сказал легендарный голкипер, - то лучшее, что ты можешь сделать, - это пойти поплакать в своей комнате. Никто не должен это увидеть, потому что тогда все будут пытаться использовать это против тебя».

По словам Мораты, Буффон для него все еще как отец, именно он однажды сказал: «Даже сам Альваро не понимает, насколько он хорош».

«Это слова не только Джиджи, но и многих других людей, - говорит Мората, поправляя рукав своей куртки. - Он помог мне понять, что можно преодолеть любые трудности. Должно быть, я слишком зациклился на своей игре и на многом другом, когда пытался прервать эту серию».

Примерно в то же время Мората познакомился с итальянской моделью Аличе Кампелло. Теперь эта пара неразлучна: Аличе переехала в Лондон, а летом они поженились после того, как Альваро, преклонив колено, сделал ей предложение в Мадриде на глазах полутора тысяч зрителей во время магического шоу иллюзиониста Антонио Диаса. Сравнимы ли эти ощущения с финалом Лиги чемпионов?

«Это разные вещи, - смеется он, переводя взгляд на Аличе, которая сидит вместе с остальными участниками съемочной группы FFT и укладывает свои вещи. - На поле чувствуешь адреналин, а здесь исключительно любовь. Я не думал, что смогу это сделать, и очень нервничал. Иногда в жизни приходится делать то, чего ты боишься, чтобы в дальнейшем стать сильнее. Ради любви можно пойти на что угодно».

Благодаря поддержке Аличе и Джанлуиджи Мората снова стал забивать, он отправил победный мяч в ворота «Милана» в финале Кубка Италии после того, как вышел на поле со скамейки запасных, а затем последовало неизбежное возвращение в «Реал». Но даже несмотря на неплохую результативность - 20 голов в 43 матчах - в самых важных встречах сезона 2016/17 он оставался в запасе. Главный тренер «сливочных» Зинедин Зидан попытался убедить его остаться в команде, но, как и в десять лет назад в «Атлетико», Мората хотел играть.

«Я почти не играл в плей-офф Лиги чемпионов, кажется, за семь матчей я провел на поле всего 25 минут, - рассказывает Мората. - Я хотел чувствовать собственную важность для команды. Я должен был доказать, что могу преуспеть в большом клубе. Просто я чувствовал, что так и не смогу сделать это в Мадриде».

Должно быть, трудно покидать клуб, который для тебя так много значит?

«Всегда трудно покидать "Реал", ведь этот клуб очень близок мне, особенно тяжело уходить во время столь успешного периода. Я всегда буду немножко завидовать своим бывшим одноклубникам, которые сейчас берут один трофей за другим, но я знаю, что еще успею выиграть много титулов с "Челси"».


«В АНГЛИИ ЦЕНТРАЛЬНЫЕ ЗАЩИТНИКИ ИГРАЮТ, КАК РЕГБИСТЫ»

Минувшим летом Мората не испытывал недостатка в выборе клуба. За ним выстроилась очередь из половины команд английской Премьер-Лиги, в частности, «Манчестер Юнайтед», который в итоге сделал выбор в пользу Ромелу Лукаку.

«Мной интересовались не только они, но "Челси" приложил больше всего усилий для того, чтобы меня приобрести, и я очень счастлив быть здесь», - продолжает он. Незадолго до переезда в Англию, когда он еще готовился к сезону вместе с «Реалом», в испанской прессе бурно обсуждался внешний вид испанца, покрасившего волосы в рыжий цвет.

Кто-то даже связал это со скорым переходом Мораты в «Манчестер Юнайтед», но на деле все оказалось куда прозаичнее: «Я решил попробовать новый цвет, он мне не подошел, и когда я решил это исправить, волосы приобрели легкий оттенок рыжего. Вот и все».

В конечном итоге настойчивее остальных оказался «Челси» вместе с главным тренером команды.

«Играть за Антонио Конте было предначертано мне самой судьбой, - улыбается Мората. Прошлым летом его жена и отец предсказывали победу «Челси» в Премьер-Лиге под руководством итальянца. - Он пригласил меня в "Ювентус", затем ушел в сборную Италии, но я знал, что мы еще встретимся, - говорит он. - Он сделал все, чтобы заполучить меня. Он сыграл огромную роль в моем переходе в "Челси", потому что я очень хотел воссоединиться с ним и отплатить за его веру в меня. При нем я уже здорово прибавил».

Причины этого довольно просты. По словам Мораты, они заключаются в чувстве приобщенности к команде и уверенности в себе. Первое стало возможным благодаря приему, который он получил от новых партнеров - исполненный им во время предсезонной подготовки клуба в Сингапуре хит Энрике Иглесиаса El Perdon произвел настоящий фурор среди игроков команды. Второе - благодаря Конте.

«Наверное, впервые в своей карьере я провел пять матчей в стартовом составе подряд и почувствовал себя первым нападающим команды. Когда получаешь такую поддержку от тренера, то всегда становишься намного более уверенным в себе. Вот что мне нужно было в этом сезоне».

«Быть первым форвардом "Челси" - большая ответственность, потому что ты выполняешь роль referente, опорной точки команды. Ты поддерживаешь каждую атаку, потому что партнеры хотят доставить мяч тебе или в зону между защитниками».

«Здесь даже более совершенная тактическая система, чем в "Ювентусе", а там она была основана на том, что оставил после себя Конте. Нужно просто подстроиться под ритм и тактику команды. Времени на раздумья мало, и нужно очень быстро учиться».

И после своего промаха с 11 метров в матче за Суперкубок Англии против «Арсенала» ему это удалось.

«Конечно, меня критиковали, но я был готов к этому. Здесь в случае проигрыша все пытаются тебя уничтожить. Матч с "Бернли" [который «Челси» проиграл 2:3, проигрывая к перерыву 0:3] стал слабым утешением, потому что я забил гол и сделал голевую передачу, но мы все равно проиграли. С того момента мы упорно сражались и стали ближе к вершине таблицы».

«Люди говорят о важности голов в Англии, и возможно, здесь у меня не так много моментов, как в "Реале", но я не переживаю по этому поводу. Я хочу побеждать, и так будет всегда. Мне еще многое нужно себе доказать».

Он определенно доказал, что умеет сражаться. Возможно, он не обладает всеми качествами, присущими Диего Косте, но его боевой дух не подлежит сомнению - сам Рауль гордился бы им. Ну а центральные защитники Премьер-Лиги для иностранного форварда сродни мифическому зверю.

«Нужно быть умнее их и предугадывать их мысли, - улыбается Мората. - Центральные защитники в Англии сильнее, чем где бы то ни было, сильнее даже Джорджо Кьеллини на тренировках в "Ювентусе", они скорее похожи на регбистов, а не на игроков футбольной команды».

Пожалуй, лучше всего продемонстрировать свой игровой интеллект ему удалось с помощью трех мячей в ворота «Стока» - клуба, чьи болельщики активно поддерживают подобный стиль игры. Идеальным дополнением к двум мячам в стиле «в нужное время в нужном месте» стал забег Мораты с центра поля до чужих ворот, когда он на ходу обыграл голландского защитника «гончаров» Бруно Мартинша Инди и отправил мяч в ворота.




«ПАРТНЕРЫ ВСЕ ЕЩЕ ГОВОРЯТ О ПРОКЛЯТИИ!»

Сентябрьский урок тактики в первом матче Лиги чемпионов на стадионе «Ванда Метрополитано», который закончился победой «Челси» над «Атлетико» со счетом 2:1, также стал отличной иллюстрацией того, что может дать атакующей линии «Челси» наиболее всесторонне развитый нападающий в современном футболе. В том поединке Мората отметился блестящим ударом головой по чужим воротам, которым он сравнял счет. А каковы шансы, что в этом сезоне Мората сыграет в четвертом за последние пять лет финале Лиги чемпионов?

«Об этом еще слишком рано думать, но если у нас все будет получаться и удача будет на нашей стороне, то мы вполне сможем очень далеко пройти в этом турнире».

«Думаю, в этом сезоне возможно все. У нас отличная команда - задача форварда гораздо легче, когда вместе с тобой играют Эден Азар и Сеск Фабрегас, и если нам повезет, то ближе к концу сезона мы все еще сможем претендовать на каждый трофей».

Семь голов в первых девяти матчах, каждый из которых он отпраздновал жестом в виде буквы «A», что означает Аличе, положили конец проклятию. В недавнем прошлом футболка с девятым номером получила печальную известность в «Челси», поскольку ее предыдущие обладатели, начиная с Матеи Кежмана и заканчивая Фернандо Торресом, не сумели заиграть на «Стэмфорд Бридж».

«Мне сразу сказали об этом, как только я перешел сюда, - улыбается он. - Даже партнеры умоляли меня не брать этот номер, потому что он проклят, но я хотел именно его. Я кое-что сделал для того, чтобы неудачи, которые якобы приносит этот номер, обошли меня стороной. Я не могу сказать, что именно, потому что тогда проклятие вернется!».

Вне поля это не менее счастливый человек.

«Я много где хотел бы побывать в Лондоне, - признается он. - Мы ходили по магазинам и даже брали напрокат велосипеды, чтобы покататься вокруг Гайд-парка. Это очень расслабляет, мне понравилось. Может быть, в следующий раз мы посмотрим Букингемский дворец и увидим королевскую семью».

«Даже погода не такая уж и плохая, просто на всякий случай всегда нужно брать с собой куртку. А иногда солнцезащитный крем!».

А сразу после интервью они с Аличе пойдут в один из лучших ресторанов в Британии, если говорить о блюдах из курицы:

«Ребята постоянно говорят о Nando's, - улыбается он, - так что мы решили сходить и узнать, из-за чего такая суета».

Мы не станем задерживать супругов, желающих попробовать острой курочки, и зададим Морате последний вопрос. Альваро, как тебе удалось достичь такого уровня сразу в нескольких разных аспектах игры?

«На тренировках я стараюсь делать как можно меньше касаний, чтобы вынудить голкипера вступить в игру, - объясняет он. - Одно-два касания, удар. Такие игроки, как Лионель Месси и Криштиану Роналду, которые, скорее всего, с другой планеты, могут совершать больше касаний и обыграть пять игроков, прежде чем забить, но остальным нужно включать голову и действовать как можно проще, чтобы помочь команде».

Столь самоотверженное отношение к делу всегда впечатляло тренеров Мораты. Команда прежде всего. Всегда.

«Как-то у нас проходил молодежный турнир, на котором Мората не мог играть из-за травмы лодыжки, - вспоминает Де ла Морена. - Меня спросили, каких ассистентов мне нужно взять с собой, чтобы лучше организовать и мотивировать игроков. Я ответил: "Никаких, я возьму Альваро"».

«Одной его фразы было достаточно для того, чтобы у команды появился положительный настрой на любую игру. Он важнейший игрок в любой команде».

Разительное отличие по сравнению с Диего Костой. Стоимость продажи Косты составила всего на восемь миллионов фунтов меньше покупки Мораты, и «Челси» сменил одного «киллера» у чужих ворот, но при этом отнюдь не хладнокровного игрока, на форварда, обладающего гораздо большим игровым интеллектом, который к тому же на пять лет моложе бразильского испанца.

Конте объясняет это иначе: «Мората - идеальный бомбардир, но при этом очень вежливый парень, - сказал наставник «синих». - Он из тех, за кого хочется выдать замуж свою дочь».

Даже если бы это подразумевало визит в Nando's или предложение руки и сердца на сцене? В любом случае, в распоряжении Конте самый совершенный нападающий в мире среди тех, кому меньше 25 лет. Все-таки мощная вещь - судьба.


Интервью опубликовано в декабрьском номере журнала FourFourTwo.

Не смотря на неудачный период, этот парень на самом деле крут. Почему не стоит хоронить его раньше времени.

• Альваро Мората — лучший бомбардир «Челси» в текущем сезоне на данный момент во всех турнирах (12 голов, 4 ассиста)

• Альваро Мората — единственный игрок «Челси», оформивший хет-трик в текущем сезоне в АПЛ

• Голы Альваро Мораты принесли «синим» 15 очков

• Статистика Мораты и Дрогба за первые 19 матчей в АПЛ:

Мората: 10 голов, 4 ассиста

Дрогба: 8 голов, 0 ассистов

У этого парня ещё все впереди!



Автор SBNation
https://www.sports.ru/tribuna/blogs/cfc ... 15965.html
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
Запасной
 
Сообщений: 1090
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 720
Add reputation pointSubtract reputation point

Непрочитанное сообщение Papa » 12 янв 2018, 16:19

Вундеркинд из Уэвертри

Тот, кто отвечает в «Эвертоне» за трансферы, наверняка мечтает проснуться Дэниелом Леви, неуступчивым хищником, который либо выбьет из человека по другую сторону стола последний цент, либо не отпустит звездного футболиста ни при каких обстоятельствах. Но получается у руководства «ирисок» так себе.

С 2010 года мерсисайдцы продали лишь трех игроков дороже 15 миллионов евро – Ромелу Лукаку (2017 год, 84,7 млн), Маруана Феллайни (2013-й, 32,4 млн) и Джона Стоунза (2016-й, 55,6 млн). Остальные лидеры либо покинули «Эвертон» за смехотворный кэш (Микел Артета, 12,5 млн евро; Джек Родуэлл, 15 млн евро), либо все еще гниют в ростере клуба (Лейтон Бэйнс, Кевин Миральяс, Шеймус Коулмэн).

Проблема «Эвертона» в том, что клуб не может или не хочет вовремя расстаться с лидерами, чтобы их продажа приносила максимальный профит. На Росса Баркли был космический спрос и год, и два, и три назад, но «ириски», видимо, ожидали совсем уж неземного предложения. Его не последовало. В итоге британец гнил в середняке АПЛ, в августе получил травму и выбыл до октября, при этом уже договорился о медобследовании в «Челси» и отказался от него в последний день лета, потому что "Антонио Конте не брал трубку".

Все еще подающий надежды и неплохой футболист покинул «Эвертон» в январе (показатель того, что клуб не особо на него рассчитывал во второй половине сезона – лидеры команд крайне редко меняют прописку зимой, да еще и за полгода до чемпионата мира), так и не сыграв ни матча в сезоне-2017/18. Разумеется, возраст (Баркли уже 24 года) и продолжительное отсутствие игровой практики сказались на его трансферном ценнике. 15 миллионов фунтов – насмешка над менеджерами «Эвертона». Расстаться с сравнительно молодым претендентом на попадание в заявку сборной Англии на ЧМ-2018 за такие смехотворные деньги – тотальный позор. Ранее ходили слухи о суммах в 5 раз выше ценника лондонцев.

«Челси» сработал идеально. Учитывая, что между футболистом и клубом уже наверняка было заключено предварительное соглашение, они грамотно сбили цену на на игрока, который весь старт сезона провалялся с повреждением, а потом подписали его на очень выгодных условиях. Важно, что «Челси» может заявить Баркли в Лигу чемпионов: по правилам УЕФА, команды, участвующие в плей-офф ЛЧ, могут дозаявить до трех игроков в зимний период, при этом один из них мог принимать участие в групповом этапе Лиги Европы. Как же хорошо, что это никак не повысило трансферную цену англичанина.

Кокого же футболиста купил «Челси»? Наверно стоит почитать статью о Россе Баркли трех летней давности.



Родился Росс Баркли 5 декабря 1993 года в Уэвертри, районе на юго-западе Ливерпуля, в графстве Мерсисайд.

Дед Росса Питер Эффанга родом из Нигерии. Негр, одним словом. Женился на англичанке, родил сына, отца будущей звезды “Эвертона”. У папы Росса были постоянные терки с женой и он оставил семью, хотя по-прежнему живет в Ливерпуле и работает на заводе вроде бы инженером. После такого поступка отношения у отца с сыном не сложились, и Росс взял фамилию мамы – Баркли.

Уже впоследствии, играя за юношеские сборные Англии, Росс сказал в интервью официальному сайту “Эвертона”, что имеет право выступать и за сборную Нигерии. Хотя вряд ли молодой футболист рассматривал такую возможность всерьез.

Он начал играть в футбол в восемь лет, гоняя мяч вместе с приятелями на площадках неподалеку от дома.

В девять Росс стал заниматься футболом уже более серьезно. Его взяли в состав команды Ash Celtic, игравшей в Belle Vale League, одной из множества воскресных лиг (Sunday League), низших любительских соревнований, проходящих едва ли не в каждом английском городе.

Росс вспоминает:

“Я начал играть в Sunday League, когда мне было девять лет”.

“Все скаузеры немного отличаются от всех остальных. Мы агрессивны и мы победители. Мы хотим выигрывать. В Воскресной Лиге довольно жесткая игра, но я выдержал. Я думаю, что это просто в наших генах”.


Энди Коули, учитель физкультуры Broadgreen International School, рассказывает одну историю:

“Росс относится к такому типу игроков, которые умеют защищаться, чисто отобрать мяч, а затем нанести сумасшедший удар по воротам”.

“В 9 девять лет он помог нам выиграть финал Кубка Эхо на Энфилде. Он играл в полузащите и я кричал ему, чтобы он держал свою позицию, но он пошел вперед и сделал результа. Я всегда знал, что он далеко пойдет, но чтобы увидеть, как на прошлой неделе Марк Лоуренсон и Алан Хансен говорят о нем в Math of the day – это просто фантастика”.


Именно в матчах за Ash Celtic 11-летнего Росса, выделявшегося мощью и техникой обращения с мячом, заметил Сид Бенсон, лучший в то время скаут “Эвертона”.

“Я присоединился к “Эвертону”, когда мне было 11, – говорит Росс. – Я реализовался, когда получил возможность играть там. И это помогло мне поверить в себя”.

Юношеская академия “Эвертона” в те годы находилась на самой окраине Ливерпуля, в Нетертоне. Мама не имела возможности отвозить его и Росс вынужден был добираться туда самостоятельно.

Он вспоминает:

“Мне приходилось ехать на одном автобусе по городу, а на другом до Нетертона. Это занимало около часа. Это все еще свежо в моей памяти. Я знал многих игроков моего возраста, у которых была куча денег. Одного возила мама, другого отец на Bentley. Я стоял на автобусной остановке, ожидая нужного маршрута, а они спрашивали подбросить ли меня домой. Но я почти всегда говорил нет, потому что слишком смущался. Правда, иногда я соглашался, когда сильно торопился. А пару раз я засыпал в автобусе и пропускал свою остановку, тогда я бежал обратно. Так продолжалось пока мне не исполнилось 15. Тогда клуб стал отвозить меня на такси”.

В молодежной команде “ирисок” тренеры сразу отметили талант Росса и он последовательно прошел все ступени детского и юношеского футбола в академии “Эвертона”, причем в 13 лет он играл за команду 14-летних, в 14 за команду 16-летних, а в 15 за 18-летних. Специалисты уже в то время отмечали у Росса нестандартный дриблинг, не очень свойственный английским игрокам, высокую культуру паса, хорошо поставленный удар с обеих ног, способность сыграть на нескольких позициях в полузащите, умение атаковать и обороняться. И главное, Росс обладает футбольным интеллектом, позволяющим отлично видеть поле и быстро оценивать ситуацию.

Рассказывает Рэй Холл, бывший тренер академии “Эвертона", которому приписывают открытие Росса:

“На самом деле Росс пришел к нам довольно поздно. Он появился у нас, учась в последнем классе начальной школы, а многие приходят к нам намного раньше – лет в 6. Мы следили за ним, наши разведчики знали о нем и были в курсе, что он может, когда подписывали с ним контракт”.

Вначале Росс представлял загадку, потому что превосходно играл сразу на нескольких позициях.

“Когда он пришел к нам, мы посмотрели на его телосложение и поставили в центр защиты. Он был очень мощным для своей возрастной группы. Но он также очень часто забивал и мы чувствовали, что должны как-то использовать эту его способность и в 13 лет перевели Росса в полузащиту”– вспоминает Рэй Холл.

Нил Дьюшип, главный тренер академии “Эвертона” прекрасно помнит тот момент, когда обратил внимание на Росса:

“Я впервые встретил Росса, когда он пришел к нам в 11 лет, и я никогда не забуду его умение бить с обеих ног на большие расстояния. Помню игру против “Йовила”. Сначала Росс забил гол отскоком от стойки с 25 метров правой ногой. Это уже выглядело потрясающе, но спустя 5 минут он забил второй гол и вновь с такой же дистанции. Все тренеры на бровке в тот день смотрели друг на друга, говоря, что это нереально”.

“Мне повезло работать со многими молодыми игроками, впоследствии ставшими великими. У всех них есть одна отличительная черта – внутренняя сила. И Росс обладает ею. С первого дня стало видно, что он изо всех сил стремится стать футболистом. Он всегда принимал любой совет, который ему давали”.


В 2008 году в возрасте 14 лет его вызвали в сборную Англии для игроков не старше 16, за которую он провел 7 матчей и забил 2 гола.

В 2009 году в качестве капитана он выводил эту сборную на игры престижного турнира Монтегю, который англичане выиграли, победив в серии пенальти одного из принципиальных соперников – сборную Германии.

В 2010 году уже в составе сборной, составленной из футболистов не старше 17 лет, Росс выиграл юношеский чемпионат Европы. Причем в финале со счетом 2:1 были повержены испанцы, традиционно сильные на юношеском и молодежном уровнях. Росс на том турнире отметился 2 голами: по одному в ворота команд Чехии и Греции.

В сезоне 2010/2011 тренер “Эвертона” Дэвид Мойес стал привлекать 16-летнего Росса к тренировкам с главной командой. Впервые в заявку на матч Премьер Лиги он попал 18 сентября 2010 года в домашней игре с “Ньюкаслом”. Две следующие встречи Росс также провел на скамейке, не выходя на поле. Ожидалось, что его дебют в главной команде состоится в самое ближайшее время. На тот момент Росс был младше Уэйна Руни и все предполагали, что он побьет рекорд нападающего МЮ.

Однако рекорд Уэйна устоял, и виной послужила страшная травма. Случилось она в октябре 2010 года. Росса вызвали в сборную Англии для игроков не старше 19 лет. И в матче с бельгийцами в столкновении с ливерпульцем Андре Уисдомом он получил тройной перелом ноги, выбыв до конца сезона.

Выглядело все настолько страшно и жутко, что оказывавший ему помощь врач бельгийской команды сказал молодому полузащитнику, что он никогда больше не сможет играть в футбол.

Ноэль Блейк, тренер сборной Англии U19, который находился совсем близко от места столкновения, вспоминает:

“Мы играли отборочный матч с бельгийцами, и я помню эту борьбу за мяч в центре поля. Тот случай – один из самых жутких, что случался в моей карьере. Росс и Андре пошли на мяч с разных сторон и столкнулись прямо передо мной. Было ужасно видеть двух молодых талантливых парней, корчившихся от боли. К счастью Росс выздоровел и то, что он вернулся так быстро, показывает силу его характера”.

Самое обидное для Росса было то, что комментируя его травму, Дэвид Мойес признался, что собирался выпустить Росса на поле в игре за первую команду сразу после возращения его из сборной.

Росс вспоминает:

“Я смотрел на Уэйна Руни. Он играл за “Эвертон” в 16. Я хотел повторить его достижение. Я побывал на скамейке запасных 4 раза и Дэвид Мойес сказал, что он не опасался дать мне сыграть. Я думал, что он вскоре собирался выпустить меня на поле. И тут я сломал ногу”.

“Это было страшно, ведь бельгийский врач сказал мне, то я больше не смогу играть. Я позвонил маме и она сказала, что я буду в порядке. А когда я вернулся в Англию, врачи сообщили, что бельгийский доктор ошибся. Те времена стали очень тяжелыми для меня и было трудно. Восстанавливаясь от травмы, следует быть терпеливым и ждать, чтобы, наконец, заиграть за первую команду”.


Далеко не все успешно восстанавливаются после таких переломов и тем более выходят на прежний уровень. Россу было тяжело, ведь он неожиданно едва не завершил по сути не начавшуюся карьеру. В тот черный для молодого игрока момент ему сильно помог Дэвид Мойес.

“Он отправил меня и мою семью в отпуск, чтобы я сменил обстановку, - рассказывает Росс. – Я был несчастлив в то время и он попросил клуб свозить нас на неделю на Тенерифе, посоветовав хорошо провести там время. Он пришел к нам домой, проведать меня. Это было для меня важно. Он усадил нас и сказал маме, что со мной будет все в порядке и, что травма не повлияет на мою карьеру”.

“Я чувствовал себя намного лучше после его визита. Я часто заходил в его кабинет, и он всегда был честен со мной”.


Росс восстанавливался от травмы довольно долго, пропустив в итоге всю оставшуюся часть сезона 2010/2011. Упущенная возможность превзойти рекорд Руни подстегнула Росса, и к началу нового сезона 2011/2012 он подошел в великолепной форме. Хорошо проявив себя в первые тренировочные дни, он поехал с первой командой в предсезонное турне по США. Там Росс принял участие в играх против команд МЛС “Ди Си Юнайтед” и “Филадельфия Юнион”, а также немецкого “Вердера” и испанского “Вильярреала”.

Довольный Дэвид Мойес поставил молодого футболиста в стартовый состав на матч Премьер Лиги против КПР. И 20 августа 2011 года Росс провел свою первую игру в АПЛ, причем отыграл все 90 минут. По ее итогам его назвали “игроком матча” в составе “Эвертона” по версии Radio City Sport.

Всего в том сезоне Росс в составе главной команды “Эвертона” провел 9 игр (из них 6 в чемпионате, 2 в Кубке Английской Лиги и 1 в Кубке Англии). Наверное, он мог бы сыграть и больше, но зимой “ириски” усилились Лэндоном Донованом и Стивеном Пинар. К тому в это же время Росс получил травму и больше месяца залечивал колено.

Впечатленный его дебютом Мартин Кион заявил, что Росс “станет одним из лучших игроков, которых мы когда-либо видели в нашей стране”.

А его одноклубник Тим Кэхилл в одном из интервью признался:

“Баркли – исключительный талант. Не покривлю душой, если скажу, что мне еще не приходилось встречать настолько одаренных игроков в таком юном возрасте. Уже в 18 лет он был абсолютно готов для игр в Премьер Лиге”.

В августе 2011 Росс получил вызов в молодежную сборную Англии, в составе которой принял участие в отборе к Чемпионату Европы. Параллельно он продолжал играть в сборной U19. Та команда успешно пробилась на свой Чемпионат Европы, проходивший в Эстонии, где дошла до полуфинала.

Летом британская пресса принялась усилено сватать 18-летнего Росса в большие клубы. Шли разговоры о “Манчестер Сити”, “Челси”, “Манчестер Юнайтед”, иногда даже упоминали мадридский “Реал” и “Барселону”, причем фигурировали какие-то сумасшедшие суммы отступных – порядка 30 миллионов фунтов.

Действительность для молодого полузащитника оказалась несколько прозаичной. Он проиграл борьбу за место в составе Маруану Феллайни и Дэвид Мойес, посчитав, что в таком возрасте лучше играть, а не сидеть на лавке, предложил Россу вариант с арендой. Он согласился и 14 сентября 2012 года отправился в клуб Чемпионшипа “Шеффилд Уэнсдей”. Изначально планировалась месячная аренда, но в итоге Росс задержался во второй по статусу английской лиге до середины ноября.

За новый клуб Росс дебютировал 14 сентября 2014 года в выездной встрече с “Брайтоном”. Уже в следующей игре 19 сентября против “Хаддерсфилда" он вышел в основе, отыграв все 90 минут, а еще через 3 дня в матче с “Болтоном” забил гол с пенальти. Всего за “Шеффилд Уэнсдей” Росс отыграл 13 матчей, отметившись в них 4 мячами (причем во встрече с “Ипсвичем” он сделал дубль).

Росс вспоминает о том времени:

“Он (Дэвид Мойес) объяснил мне, что моя аренда не означает, что он не видит меня в клубе в будущем. Напротив, аренда позволит мне стать лучше”.

“Дэйв Джонс (менеджер “Шеффилд Уэнсдей”) верил в меня. Он сказал, что я обязательно стану хорошим игроком и, что я должен играть за “Эвертон”. И добавил, что иметь в клубе такого игрока, как я – честь для него”.


Росс вернулся в родной клуб и провел за него две встречи, в обеих выйдя на замену. Он по прежнему не мог пробиться в основу и Дэвид Мойес принял решение отправить молодого полузащитника в еще одну аренду, на сей раз в “Лидс”.

“Я вижу прогресс в его игре, и мне хочется, чтобы он появлялся на поле как можно чаще. В “Лидсе” у него будет такая возможность. Это хорошая команда, где он будет прогрессировать. Мы по-прежнему очень рассчитываем на Росса в будущем”, – прокомментировал свое решение главный тренер “ирисок”.

Росс выступал за йоркширцев на протяжении месяца, проведя за “Лидс” 4 встречи, в которых отметился 1 голевой передачей. Вернувшись в “Эвертон” весной он сыграл 4 матча в чемпионате (из них 2 появления в старте) и 1 в Кубке Англии.

Перед началом сезона 2013/2014 в “Эвертоне” сменился тренер, вместо Дэвида Моейса им стал Роберто Мартинес. Он сразу принялся доверять молодому полузащитнику и результат не заставил себя ждать – Росс провел впечатляющий сезон, по итогам которого отправился на Чемпионат мира в Бразилию.

Роберто Мартинес начал еще на предсезонке использовать его на позиции “девятки”. Росс отплатил за доверие в первом же официальном матче, забив великолепный гол “Норвичу” в игре Премьер Лиги 17 августа 2013 года. Всего в том сезоне Росс во всех турнирах появился на поле 47 раз, забил 7 голов и отдал 2 результативные передачи.

Благодарный за доверие и предоставленный шанс, Росс очень тепло отзывается о новом тренере:

“Мартинес пришел и вселил во всех уверенность. Он очень позитивный человек и никогда не говорит о чем-то негативно”.

“Роберто позволяет мне ошибаться, чтобы я учился на оплошностях. Он объясняет, как их избежать, где их можно делать, а где рисковать не следует. Я был приятно удивлен, когда получил вызов в сборную, – признается Росс. – Об этом мне рассказал Роберто Мартинес. Я был на седьмом небе от счастья. Первые два дня я нервничал, но потом освоился, осознав, что заслуживаю того, чтобы оказаться здесь”.


Игра в основе “Эвертона” позволила Россу дебютировать за главную сборную Англии. Вызов в нее он получил 27 августа 2013 года. А 6 сентября 2013 года он в возрасте 19 лет провел за нее первую игру, выйдя на замену в поединке с Молдавией.

На Чемпионате Мира Росс принял участие во всех 3 матчах англичан на том турнире – дважды вышел на замену и один, в поединке с Коста-Рикой, отыграл все 90 минут.

Росса ждет большое будущее. Он целеустремленный, знающий чего хочет молодой человек, преодолевший страшную травму и сумевший вернуться на прежний уровень. Его плюсы – универсальность, мощь, отменная техника, одинаково хорошая игра обеими ногами и поразительная точность передач. Если Росс не зазнается и не остановится в развитии, посчитав, что всего достиг, он способен повторить, а то и превзойти достижения того, с кем его постоянно сравнивают – Уэйна Руни, одного из лучших английских футболистов последнего десятилетия.



buzman39
https://www.sports.ru/tribuna/blogs/nap ... 89561.html
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
Запасной
 
Сообщений: 1090
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 720
Add reputation pointSubtract reputation point

Непрочитанное сообщение Papa » Вчера, 11:33

Никита Киселев /sports.ru

Странный вратарь «Челси», который бросал мяч в перекладину


Недавно я попал в главную ловушку современности – неконтролируемое путешествие по гиперссылкам в Википедии. Меня могло унести безнадежно далеко, но все закончилось хорошо: удачно свалился на страничку югославского вратаря Петара Бороты.


Во второй половине 20-го века он поиграл за белградские ОФК и «Партизан», совсем немного – за сборную Югославии и значительно больше – за «Челси».

Это самый удивительный футболист, о котором я читал в последнее время.

Вот несколько доказательств.

1. Еще в Белграде Борота придумал себе ритуал: он не мог просто поймать мяч и выбить его подальше – обязательно разворачивался и обстукивался с перекладиной своих ворот. Не представляю, как это переживали тренеры.

2. На тренировки своего первого клуба ОФК Петар ездил на подержанном «Ситроене». При этом он постоянно менял маршрут и никогда не повторялся. Объяснение – очень своеобразное и даже неловкое: Борота купил машину с недействительными номерами и не запаривался с переоформлением документов. Однажды он даже опоздал на тренировку, потому что больше часа пытался сбросить с хвоста полицейские машины. Не получилось. Они прикатили к полю вслед за ним.

3. В очередную неприятную историю Борота вляпался уже игроком «Партизана». Был обычный день, он шел проведать травмированного одноклубника, но перепутал отделения и оказался в расположенной рядом психушке. Его окружили пациенты. Выход преградил охранник: парень, а ты куда собрался? Петар сказал правду: он футболист, вратарь «Партизана». Ответ был таким: «О да, конечно… Каждый из этих ребят уверяет, будто он Драган Джаич!» (легендарный югославский футболист). Вскоре Бороту отпустили.

4. В 79-м Петар перешел в «Челси». В то время «Стэмфорд Бридж» был довольно мрачным местом (над командой висела угроза вылета из первого дивизиона), но Борота не растворился в общей серости. Наоборот, его шалости взлетели на новый уровень. Он шел в обводку против нападающих соперника, бегал на угловые и периодически раскачивался на перекладине. По одной из легенд, как-то раз Петар легко парировал пенальти, но при прыжке у него слетела кепка. Борота тут же пошел ее поднимать и был так расслаблен, что даже не заметил, как заступил за линию ворот вместе с мячом.

Бывали и другие яркие перфомансы. Например, «Челси» спокойно раскатывал по полю «Вест Хэм», и Борота сел на газон почитать предматчевую программку.

Болельщики обожали безумного серба. Петар вспоминал, как фанат попросил его расписаться на руке – а когда они встретились в следующий раз, автограф превратился в татуировку.

«Челси» в высшем дивизионе не удержался, но Бороту невозможно назвать дырявым вратарем. Несмотря на все представления, Петар был неплох: в сезоне-1980/1981 он собрал 18 сухих матчей и стал игроком года в «Челси».

5. Ошибка Бороты привела к самому нелепому голу в дерби Белграда. Петар упал после жесткой верховой борьбы с нападающим «Црвены Звезды» и положил мяч на землю, чтобы пробить штрафной… Которого не было. Милош Шестич пропихнул мяч в сетку.

Столкновение выглядело жестковато, но судья не свистнул и позволил «Партизану» начать атаку. По одной из версий, Петара смутил другой свисток – от болельщика «Црвены». Говорили, будто смухлевал и Шестич, который извинился за несуществующий фол и предложил ввести мяч в игру.



Такой абсурд мог случиться почти с каждым. Но двумя месяцами ранее Бората в похожей ситуации привез гол с дрезденским «Динамо». Тогда «Партизан» вылетел уже в первом раунде Кубка европейских чемпионов.

6. Неудивительно, что тяга Бороты к самовыражению выплеснулась далеко за пределы футбола. Он увлекся абстрактной живописью, даже организовывал выставки в Белграде и Лондоне.

К сожалению, Петар не умел выбирать компанию и в 1994-м (когда ему было уже 42) провел полгода в тюрьме – по подозрению в краже картин сербского художника Паи Йовановича.

Этот грустный сюжет моментально оброс мифическими подробностями. Вину Бороты не доказали, и сейчас невозможно разобраться, где правда, а где вымысел. Порой пишут, что Петар даже выставлял пропавшие полотна Йовановича за свои. В таком случае это верх самоуверенности.

Сестра Бороты рассказывала свою версию событий. После завершения карьеры Петар отдалился от футбола и сосредоточился на искусстве. Он любил посидеть в кафе «Цветич», где обсуждал живопись с приятелями и просто увлеченными людьми. В один из вечеров к его столу подошли несколько человек с рулонами в руках. Там оказались работы Йовановича – нежданные гости толком не понимали, что у них в руках, и просили Бороту прикинуть стоимость картин.

Вскоре в дверях показалась полиция, и Петара арестовали.

Бывший вратарь тяжело воспринял обвинения и жизнь за решеткой. После освобождения он помрачнел и закрылся, оставив артистизм и энергичность в прошлом.

Где-то там, в глубине лет, на черно-белых экранах мяч до сих пор стучит о перекладину.

У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
Запасной
 
Сообщений: 1090
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 720
Add reputation pointSubtract reputation point

Пред.

Вернуться в Библиотека

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2