СТАТЬИ О СВОИХ

Сообщение Papa » 18 фев 2017, 13:08

30 ноября 2016

Вне центра внимания.


Кто такой Маркос Алонсо. Испанский защитник, которого подписали на ленточке трансферного окна.


По некоторым слухам, Антонио Конте долгое время оставался недоволен проделанной работой на трансферном рынке в минувшее лето. Он открыто заявлял про наличие определённого списка футболистов, которых выделил в порядке приоритета, но как показало время, пригласить удалось далеко не всех, или же наоборот, не совсем тех.

Возможную сделку по Раджа Наингголану свернули после первых неудачных переговоров, Калиду Кулибали вели до самого дедлайна и всё так же не приобрели, хотя справедливо будет сказать, что с президентом «Наполи» невыносимо вести переговоры. Зато из «Марселя» пришёл Миши Батшуайи, но и здесь не всё гладко – якобы именно этот трансфер был не обязательным по мнению тренерского штаба. Бельгийца подписали заранее, прямо во время Евро, где Конте был занят работой со сборной Италии.

Перед началом сезона были неопределённости с Диего Костой, который было засобирался в «Атлетико» к Симеоне – мерзкая английская погода, да и любимую фасоль, вкус которой так напоминает ему о доме, постоянно приходится возить именно из Испании, но здесь уже Антонио Конте лично его переубедил. Впоследствии Диего заиграл так, что ему предложили улучшенный контракт.

И во всей этой зауми довольно спокойно, в частности на фоне трансфера Давида Луиза, восприняли переход Маркоса Алонсо из «Фиорентины», которого удалось присоединить к составу в последний момент, как раз вместе с Луизом, но в отличие от бразильца, Маркос не раз мелькал перед Конте, когда тот собирал итальянскую сборную.

Столь поздний трансфер, возможно, связан с изначальным желанием Конте играть в защите с четырмя игроками, где футболист вроде Алонсо, который лучше всего показал себя в Серии А как вингбэк, не был необходим в полной мере. Но пробуксовка «Челси» в августе заставила впервые задуматься о привычной для Конте игре в три защитника, для которой Алонсо был уже почти необходим, имея нужный опыт в «Фиорентине».

«Когда я только перебрался в Италию, для меня было чем-то новым сыграть в схеме с тремя защитниками, но после этого я привык и считаю, что при такой игре демонстрирую свои лучшие качества»

В прошлом сезоне испанец стал важным игроком для Паулу Соуза. Играя за «фиалок», своими перемещениями он переключал схему из 4-2-3-1 в 3-4-2-1, выдвигаясь вперёд по флангу, сигнализируя игроку атаки опуститься в середину. В предсезонных матчах и до перехода в «Челси», успев сыграть 2 игры в Италии, Алонсо уже окончательно перешёл на роль левого вингбэка, в одиночку балансирую на фланге.

В отличие от Аспиликуэты, который долгое время из-за Бранислава Ивановича играл слева, являясь при этом выраженным правшой, Алонсо – левша, подавать кроссы и выполнять забегания которому просто удобнее, чего зачастую мы не видели от Сесара.

Маркос Алонсо не был выходцем из андеграунда, его дедушка и отец были профессиональными футболистами, а сам он с девяти лет обучался в футбольных академиях высшего уровня.

Воспитанник «Реала», он успел поиграть в Англии ещё пять лет назад, 19-летним юношей отправившись в «Болтон», где тогда играл нынешний капитан «Челси» Гари Кейхилл. Впоследствии Алонсо стал игроком года по мнению местной газеты The Bolton News – в опросе болельщиков почти 40% отдали за него свой голос.

Но именно с этим временем связана и самая неприятная история в его жизни. В мае 2011 года The Gurdian вышла с новостью, что некий Марко Алонсо, будучи на отдыхе, в центре Мадрида попал в ДТП со смертельным исходом. BMW, за рулём которой он был, врезалась в стену. Сам футболист отделался незначительными ушибами, но серьёзные травмы получили пассажиры, одна из них – молодая девушка – вскоре скончалась. Игроку планировали предъявить обвинение в непреднамеренном убийстве, однако ситуация разрешилась.

С разрешения властей, после инцидента Алонсо вернулся в Англию, продолжив играть за «Болтон», вплоть до своего трансфера в «Фиорентину».

«Италия — это что-то вроде мастер-класса для защитников. Когда в начале карьеры я выступал за «Реал», мне приходилось реже обороняться и чаще атаковать. Но в Серии А я значительно лучше стал играть в обороне и вырос в психологическом плане»

За первый сезон во Флоренции, если брать средние показатели матча, он выполнял по два отбора и совершал как минимум три перехвата, но всего лишь раз пробуя бить по воротам, в прошлом же году, приняв более свободную роль вингбека, он сбавил в отборах или выносах, но значительно прибавил в показателях удара – 1.9 против 1.2 и ключевого паса – 1.5 против лишь 0.8 в сезоне 14/15.

После перехода в «Челси» Алонсо не сразу стал основным игроком, но когда «синие» проигрывали «Арсеналу» три мяча, именно его выход во втором тайме ознаменовал пробный переход команды на схему 3-4-3, которую так долго не решался применить Конте. Что было дальше все и так знают: оборона выдала серию из 6-ти сухих матчей, а команда, одержав семь побед, поднялась на чистое первое место.

По сравнению со временем в «Фиорентине», в показателях Маркос не стал заметно более успешно атаковать (хотя, не выделяя ассисты, создал столько же голевых шансов (11), сколько и Педро, который играет намного более атакующую роль), но значительно повысил свою эффективность в обороне. В среднем выносов и перехватов Алонсо делает даже больше (5), чем Неманья Матич, у него их набирается по три, не говоря уже про ощутимый рост процента отборов, относительно времени в Серии А.

Если же сравнивать Алонсо и Виктора Мозеса, у которого аналогичная позиция справа, последний выходит на поле с куда более свободными задачами. Его забитый мяч в ворота «Тоттенхэма» стал очень важным, но нигериец значительно уступает Алонсо в обороне, делая в среднем менее одного отбора за игру (0.8), когда у Маркоса этот показатель значительно выше – 3.4



Каждый матч испанец старательно покрывает большой километраж и самым точным будет назвать его игроком без излишеств, но в нём есть все черты современного защитника, который способен поддержать атаку и умело распорядиться мячом, хотя сам он считает, что оборонительные функции для него важнее:

«Моя главная задача — хорошо обороняться, я бы даже сказал, что это моя серьёзная отличительная черта. Хотя при моём высоком росте я способен помочь команде на втором этаже и, полагаю, у меня хорошо получается проходить в атаку, обостряя и навешивая с фланга».

И пускай Алонсо не выглядит важнейшим игроком в этом «Челси», но есть ли ему равноценная замена?

В отличие от Аспиликуэты, который на своём фланге без огрехов успевает работать и за себя, и за Мозеса, Кейхилл на противоположном краю в новой схеме на такое явно не способен и требует частой поддержки. Отчасти поэтому мы не видим в игре Маркоса персональных атакующих перфомансов, которые всё чаще случаются у Виктора Мозеса, отчасти из-за нехватки техники, но вклад в общее дело у испанца не меньше, а его роль едва ли менее важна.


Dmitry Mandryko/Rows about Chelsea
https://www.sports.ru/tribuna/blogs/row ... 20251.html
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 968
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 154
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 18 фев 2017, 13:59

Памяти Мэттью Хардинга


Мэттью Хардинг – человек, всю жизнь болевший за «Челси», он стал одним из директоров клуба и активно работал на благо «Челси» в самый важный период истории, но он всегда оставался, прежде всего, болельщиком.

Для тех, кто болел за «Челси» в середине 1990-х годов, это было очевидно, и это было основной причиной, почему его так ценили и любили болельщики, и почему они так любят его и по сей день.

Он оставил после себя клуб, в который инвестировал миллионы фунтов из своего приличного состояния, и именно его положительное влияние, в том числе и финансовое, привело к тому, что мы стали снова завоевывать трофеи, перестроили стадион в новую закрытую арену, на которой команда играет по сей день.

Прошло более 20 лет с момента гибели Хардинга в возрасте 42 лет, и официальный сайт расскажет о том, какое влияние он имел на клуб как директор, но Хардинг сам себя считал, прежде всего, болельщиком, и сегодня мы вспоминаем его жизнь, говорим с тремя его детьми, Ханной, Джоэлем и Люком, которых тоже укусила «синяя муха», и они до сих пор покупают абонементы на «Бридж». Мы разговариваем с ними на трибуне, которая носит имя их отца.

«У нас не было выбора, болеть или нет за «Челси», — говорит Ханна. — И у наших детей тоже нет выбора».

«Отец был одержим. Мы не могли уехать в отпуск на всю неделю, потому что нам надо было быть дома к матчам, так что уехать мы могли только с понедельника по пятницу».

Мэттью Хардинг стал болельщиком «Челси» по той же причине – влияние родителей — и в ноябре 1962 года он впервые попал на игру, это была победа во Втором Дивизионе. Его отце продолжал приводить его на «Бридж» несколько раз в сезон, и его любимым игроком в детстве был Бобби Тэмблинг.

Он продолжил болеть за команду в более взрослом возрасте, а когда выросли его дети, и другие виды деятельности — он играл в хоккей, например, — отошли на второй план, он купил абонементы на «Бридж» в 1989 году.

Люк помнит, как его взяли на первый матч сезона 1989/90, это была победа на выезде над «Уимблдоном», а также на домашнюю встречу в следующие выходные, когда «Шеффилд Уэнсдэй» проиграл 4:0. Первый матч Ханны выпал на начало следующего сезона — дебют Денниса Уайза в матче с «Дерби», а еще через пару месяцев к ним присоединился Джоэл — его первым поединком стала безголевая ничья с «Ноттингем Форест».

Понятно, что «Челси» для Мэттью Хардинга не ограничивался 90 минутами. Социальная составляющая также была важна.

«Он, бывало, проводил целый день вне дома, — говорит Ханна. — Никогда не было такого, чтобы мы просто поехали в Лондон, сходили на футбол и вернулись домой. Перед матчем всегда была потрясающая атмосфера».

«Мы садились в поезд в Сассексе. Мы приходили в вагон-ресторан, ели сэндвичи с беконом. Там всегда были «ребята Кроули», как он их называл, они садились на станции «Три моста» и ехали с нами».

«Все пели песни, — говорит Люк. – А потом мы шли в паб «Империал». Он с головой погружался в предматчевую атмосферу, так же он переживал и на протяжении всего матча. Мы ехали на матч и проводили весь день вне дома».

«Утром мы садились на 10-часовой поезд, и если мы пропускали его, то мы не успевали никуда, и мы не возвращались домой до восьми вечера. Нам нравилось встречаться с новыми людьми, болтать с ними, он болтал, не умолкая, и нам приходилось напоминать ему, что пора идти. Он говорил о «Челси» со всеми, кто готов был его слушать».

«Чем дальше он увлекался «Челси», тем дальше мы выбирались, — говорит Ханна. — Сначала это были лишь домашние матчи, затем мы стали ездить на все выездные матчи, на поезде, куда-нибудь в Ливерпуль».

«Ему нравилось ездить на игры в Ист Англию, — вспоминает Люк. — Потому что можно было пить алкоголь в поезде, идущем в Ист Англию».

Для Мэттью Хардинга футбол сопровождался «Гиннессом». После его смерти перед началом матча во время минуты молчания символическая пинта пива была поставлена на 11-метровую отметку на «Бридже».

Хотя он сделал все, чтобы это не изменило его предматчевого ритуала, жизнь Хардингов, связанная с «Челси», изменилась после того, как Мэттью прочитал в Financial Times объявление, о том, что проект перестройки стадиона «Челси Виллэдж» ждет инвесторов. И он дал понять клубу, что готов помочь. Председатель Кен Бейтс сделал свой знаменитый телефонный звонок, во время которого сказал: «Мне сказали, что вы думаете, вы богаче меня, и я решил позвонить вам, чтобы уточнить, так ли это».

Осенью 1993 года Хардинг был богаче всех в Великобритании, за исключением, возможно, лишь очень немногих. Одиннадцатью годами ранее он стал директором и акционером брокерской компании по перестрахованию, куда пришел когда-то еще подростком. Он заметил пустую нишу на рынке, и теперь его бизнес процветал.

Бейтс и «Челси» в это же время вели изнурительную борьбу с застройщиками, им грозило выселение с «Бриджа», но они победили. Была основана организация «Владельцы полей «Челси»», которая должна была помочь победить, и в итоге появилась возможность перестроить стадион и сделать его более современным.

Когда Хардинг выложил огромную сумму денег на постройку северной трибуны и стал одним из директоров «Челси», стало возможно начать реконструкцию, а еще через месяц работа уже шла полным ходом.

Его дети вспоминают, что он не делал из своей новой роли чего-то особенного и не устраивал шумихи.

«Помню, когда мы приходили на матчи и шли по стадиону или по поезду, люди всегда интересовались и спрашивали его мнение о «Челси», — говорит Джоэл. — Все это произошло очень быстро, буквально за сутки».

«Теперь на выездных матчах папа шел в ложу директоров, а мы шли к нашим болельщикам в гостевой сектор».

«Я очень четко помню один момент особенно — последний матч, когда еще был старый Шед, это был матч с «Шеффилд Юнайтед», и мы выкинули их из дивизиона».

«В перерыве мы спустились, пошли на Шед и второй тайм смотрели там с ним, это было здорово».

Это был последний матч чемпионата сезона 1993/94, а через семь дней мы играли в финале КА, впервые за два десятилетия. Это все случилось спустя всего несколько месяцев после того, как Хардинг стал директором, а Гленн Ходдл тренером, и хотя мы проиграли, этот матч стал показателем того, что мы двигались в верном направлении. Огромный синий фланг с надписью ‘Pride of London’ развевался над головами болельщиков, он стал символом последних стадий кубкового турнира. За это заплатили новый директор и его друг Грэм Белл.

В первой половине следующего сезона открылась новая северная трибуна, и абонементы Хардингов были переписаны с Ист Стэнда на нее. Отец, бывало, раньше покидал паб, оставляя там своих друзей, и шел переодеваться в костюм, чтобы смотреть матч из директорской ложи. Но через год после открытия новой трибуны он воссоединился с семьей и смотрел матчи оттуда.

Разногласия с Бейтсом, особенно по поводу проекта «Челси Виллэдж», усилились до такой степени, что председатель запретил Хардингу занимать место директора в ложе.

Позже Бейтс и Хардинг снова нашли взаимопонимание, после того, как были сделаны инвестиции, выплачены займы, и Хардинг стал вице-председателем клуба и вернулся в директорскую ложу. Он, Ходдл и директор Колин Хатчинсон, о котором мы расскажем завтра, заключили так называемое «соглашение в «Марриотте»». Это привело к переходу в клуб звездных игроков, хотя выполнить все пожелания Хардинга из его списка было невозможно: один игрок перейти не смог.

«Ему нравился Мэтт Ле Тиссье, — говорит Джоэл. — Я думаю, он несколько лет пытался его переманить в клуб, я видел, как Тиссье говорил об этом в документальном фильме. И ему нравился Гленн Ходдл».

«Ему нравились Алан Хадсон и Питер Осгуд, — говорит Люк. — А спустя годы последним, кто ему очень нравился из игроков, был Эдди Ньютон. Бывало, он начинал кричать «Эдди, Эдди», так что сейчас приятно видеть Ньютона в клубе. Ему нравился Керри Диксон».

Мэттью любил игроков «Челси» независимо от того, выигрывали они или проигрывали. Его сыновья и дочь помнят, что их отец был из тех болельщиков, кто не принимал поражение близко к сердцу, а просто двигался дальше. Те, кто видели его после матча с «Болтоном», который выбил нас из Кубка Лиги в тот злополучный день, когда разбился вертолет, и Мэттью Хардинг погиб, вспоминают, что он тут же заявил, что вместо этого клуб в этом сезоне выиграет Кубок Англии.

Команда Рууда Гуллита сделала это, но, к сожалению, Мэттью этого уже не видел, хотя строчка в нашей песне «Синий день» в финале кубка 1997 года, когда Саггс поет «и даже небеса сегодня синие», навевает мысли о нем у всех болельщиков.



Во время октябрьского матча с «МЮ» были отданы почести Мэттью Хардингу. Члены его семьи были гостями в директорской ложе, а два его внука были наряжены маскотами.

«Внуки - это четвертое поколение болельщиков «Челси» в семье Хардингов, которые приходят на «Бридж»», — говорит Люк.

«Наш дедушка из Хэйвардс Хит жил в армейских бараках в Челси и ходил смотреть матчи в 1940-х годах. Потом он взял на стадион нашего папу и дядю, а после этого папа привел туда маму, тогда еще на старую северную трибуну. Потом настала наша очередь пойти на стадион с отцом, а теперь мы дожили до того, что водим туда своих детей».

«Большинство из нас сидит в центре верхнего яруса Хардинга, — говорит Ханна. — А у Люка билеты в нижнем ярусе».

На верхнем ярусе сидят также два сына друга Мэттью Рэя Дина, который также погиб в том крушении вместе с Тони Барриджем, Джоном Боулди и Миком Госсом.

«Я определенно горжусь тем, что нахожусь на трибуне, названной в честь моего отца, — говорит Джоэл. — Для меня это важная часть стадиона».

«До сих пор, когда слышишь, как люди поют его имя, ощущения нереальные», — говорит Ханна.

«У меня ком встает в горле», — говорит Люк.

«Очень много эмоций, — говорит Джоэл. — Приятно, что болельщики помнят его, они все еще поют его имя».


http://www.chelsea-fc.ru/news/latest/20161021-2200.html
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 968
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 154
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 18 фев 2017, 14:55

Ловкий Берт


Ловкий забивной вингер Берт Мюррей был в составе команды «Челси» в середине 1960-х годов, тренером которой был Томми Дохерти. Он также играл за «Питерборо». И накануне нашей встречи с командой Первой Лиги в КА мы встретились с Бертом, чтобы вспомнить былые промахи, радости дерби и талантливых товарищей по команде.


Мало кто представлял и «Челси», и «Питерборо» в своей карьере, но Берт Мюррей не только играл за оба клуба, он еще и участвовал во встрече этих команд в 1965 году.

Матч проходил на «Бридже», и благодаря уверенной победе дальше прошли хозяева.
Мюррей, забивший гол ударом через себя, вспоминает тот удачный для него и его команды день.



«Это был четвертьфинал КА, и мы победили их 5:1, — вспоминает он. — Я забил последний гол за «синих» в тот день. Вик Кроу, их капитан, получил травму после того, как на фланге постарался сыграть против меня в отборе и упал. Он повредил паховую мышцу, после чего его выдвинули в атаку, и именно он забил их гол».

«Если честно, мне кажется, я просто подцепил мяч и перекинул его через себя, и мне повезло, что снаряд попал в сетку. Я забил аналогичный гол «Ливерпулю». Я сделал то же самое. Я просто перекинул через голову, и мне повезло, что мяч влетел в верхний угол. Томми Смит, который опекал меня, повернулся ко мне и сказал: «Ты **** везунчик», но я поклялся ему, что именно так все и планировал».

«Та победа над «Питерборо» вывела нас в полуфинал, но мы, увы, проиграли «Ливерпулю». В следующем году мы проиграли на этом этапе «Шеффилд Уэнсдей», это было так печально, потому что Томми Дочерти продал Джима МакКаллиога им, тот забил один из голов, а мы проиграли 2:0».

«Потом команда вышла в финал в 1967 году, и проиграла там 2:1 «Тоттенхэму», в составе которых был Терри Венейблс. Я и Барри Бриджес ранее перешли в «Бирмингем», а Терри затем — в «шпоры»».

Годом ранее матча с «Питерборо» Мюррей блистал в еще одном раунде КА — против наших лондонских соперников «Тоттенхэма», хотя мы вылетели из турнира в следующем раунде, проиграв «Хаддерсфилду».

«Мы сыграли вничью на «Уайт Харт Лейн» 1:1, я забил единственный наш гол, а затем мы обыграли их 2:1 на «Бридже» в переигровке, — говорит Мюррей. — И я снова забил. Думаю, второй гол забил Бобби Тэмблинг».

«В те времена «Тоттенхм» был очень сильной командой, они к тому моменту выиграли Золотой дубль, так что забить в их ворота было приятно. У меня в пабе, бывало, висело фото, как я им забиваю в первом матче. А на «Бридже» я забил гол головой с 18 метров. Я не так уж редко забивал, на моей счету 44 мяча».

Но история Мюррея в этом турнире началась несколькими годами ранее. Он прошел все этапы Академии «Челси» вместе с Венейблсом и Алланом Харрисом, старшим братом Рона. Он был в составе команды, которая два года подряд выигрывала МКА, в 1960 году и в 1961.

«Мы все играли за молодежную сборную Англии, — говорит он. — Я тренировался с «Арсеналом» и «Тоттенхэмом», когда мне было 15 лет. Дэнни Бланчфлауэр, бывало, подвозил меня домой, но я решил пойти в «Челси», потому что Терри и Аллан были там, а я их уже знал».

“Терри был замечательным игроком, он был так хорош, что люди говорили, что он станет следующим Дунканом Эдвардсом, который погиб в результате авиакатастрофы в Мюнхене».

«Тогда я был центральным нападающим, но Дики Фосс, тренер молодежи в «Челси», перевел меня на фланг, и я там остался. Мы выиграли МКА два раза подряд, и в одном из матчей, с «Эвертоном», я забил три гола в победе 4:1».

«У нас был Питер Бонетти в воротах, Терри и я были в составе. Также были Бобби Тэмблинг и Барри Бриджес, так что команда была неплохая».

И хотя Мюррей, будучи игроком «Челси», не раз испытывал разочарование в КА, у него был и успех в домашнем кубковом турнире.

Он играл в обоих матчах финала Кубка Лиги 1965 года, когда мы одолели «Лестер» и завоевали трофей, это был памятный момент в его карьере.

«Да, я хорошо то помню, — говорит он. — Эдди МакКриди забил чудо-гол дома, мы получили мяч в центре поля и переиграли пятерых игроков противника».

«Финал Кубка Лиги проходил в два матча тогда, и после победы 3:2 дома мы сыграли вничью 0:0 на выезде. Гордон Бэнкс был в воротах у «Лестера» в те дни, а у нас был Бонетти, который делал потрясающие сейвы в тот вечер. Он был шикарным вратарем, мы знали, что, если мы забьем, у нас будет шанс победить в любом матче».

«Однажды мне пришлось заменить его в матче с «Арсеналом» в 1962 году. Питер получил травму, так что я встал в ворота на 70 минут, потому что у нас не было замен. К сожалению, мы проиграли 3:2, Джон Барнуэлл забил с пенальти, когда я был в воротах, и я с ним играл за «Питерборо», он мне всегда напоминал о том пенальти».

Сыграв 183 матча за «Челси», Мюррей отправился в «Бирмингем» в 1966 году, а затем перешел в «Брайтон энд Хоув Альбион» в 1971 году.

После двух лет на побережье он перешел в «Питерборо», где и завершил прекрасную карьеру.

««Питерборо» был моим последним клубом, и мне там нравилось, — говорит он. — Мне повезло, я играл за четыре отличных клуба с прекрасными футболистами. Мне действительно о большем и мечтать было нельзя».

«Я играл под руководством Дохерти в «Челси», Ноэля Кантуэлла в «Питерборо», Стэна Куллиса в «Бирмингеме» и Пэта Сауарда в «Брайтоне», четыре величайших тренера, и все они воспитывали меня».

«Я пойду на матч в воскресенье с Томми Робсоном, он недолго играл за «Челси» в 1960-х годах и много матчей провел за «Питерборо». С нами пойдет его сын и моя внучка, так что мы уже ждем матч».

«Моя маленькая внучка сходит с ума по «Челси», я водил ее на матч с «Ньюкаслом» в прошлом сезоне, она была так рада, когда увидела, как игроки выбегают из подтрибунного помещения».

http://www.chelsea-fc.ru/news/latest/20170107-2015.html
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 968
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 154
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 18 фев 2017, 15:28

Первый победный капитан "Челси" на "Уэмбли"


Колин Пейтс первым из игроков «Челси» поднял над головой трофей на «Уэмбли» и сыграл за клуб 346 матчей.


Каждый футболист по объективным причинам помнит свой дебют, но в случае Колина Пейтса первый матч за «Челси» — это то, что ему будет сложно забыть, даже если бы он и хотел.

Но он, конечно, не хочет. Шанс впервые надеть синюю форму — это то, к чему он стремился, так как прошел все уровни академии. И этот шанс выпал ему в 1979 году в выездном матче с «Лейтон Ориент».

Для Пейтса это был яркий дебют, «синие» разгромили противника 7:3 на Брисбейн Роуд, и он вспоминает, что ему говорили перед тем, как выпустить в стартовом составе.

«Я помню Джефф Херст, тогда он был нашим тренером, подошел ко мне в пятницу и сказал, что в команде есть травмированные, так что играть буду я, — рассказывает Пейтс официальному сайту. — «Буквально он сказал следующее: «Завтра ты играешь», и все. Мики Дрой был травмирован, но он отлично ко мне отнесся, дал мне много советов, пришел на игру, чтобы меня поддержать».

«Конечно, защита отыграла не лучшим образом, но когда ты побеждаешь, болельщики счастливы. Это был один из тех эмоционально заряженных дней, которые проносятся, как одно мгновение. Когда ты покидаешь поле, ты даже не помнишь, что на самом деле было. Мне пришлось играть против сложившихся профессионалов, это было ошеломительно и пугающе, но мне понравилось».

Пейтс, уверенный в себе защитник с прекрасной техникой, мог играть и в полузащите, но он никогда не оглядывался после того, как дебютировал, и очень быстро стал важным членом команды.

Он помнит свой первый гол за клуб, который был забит в домашнем матче с «Чарльтоном», куда он в итоге перешел, покинув «Бридж» в 1988 году.



«Все говорят, что это было классно, — смеется он. — Клайв Уокер пытался разыграть комбинацию около штрафной передачами и рывками. Мяч прилетел ко мне рикошетом от защитника, и я просто решил забить. Если честно, лучше я и не мог это сделать, и мяч попал в сетку. Я не очень часто забивал, так что не известен своими празднованиями».

«Даже сейчас дети, которых я тренирую, находят видео на YouTube и показывают мне. Тот гол был номинирован на звание Лучший гол сезона, не знаю, до какого этапа он дошел, но было мило».

Когда команда едва избежала вылета в старый Третий Дивизион в 1983 году, некоторые игроки перешли в другие клубы, поскольку Джон Нил перестраивал состав.

Нил был так впечатлен выступлениями Пейтса и его отношением к делу во время сложного периода, что он вручил ему капитанскую повязку в начале следующего сезона. Это был важный шаг для игрока, несмотря на его юный возраст. Когда в состав перешли более классные футболисты, команда расцвела и вернулась в высший дивизон, став чемпионом.

«Мне еще не было 22, когда Джон сделал меня капитаном. Я думаю, он хотел, чтобы капитаном был кто-то, кто прошел все этапы Академии и знал клуб, — говорит он. - Мне повезло быть одним из немногих — у нас еще играл Джон Бамстед — кто ранее был в клубе и сохранил свои места в составе».

«Мы вышли на рынок и стали покупать Диксонов, Спиди и Невинов, даже не зная, насколько хороши они в последствии будут. Они были мало кому известны, когда пришли в клуб, но через несколько лет стали легендами. В то время Диксон и Спиди, возможно, были лучшими в стране».

“В том сезоне, когда мы стали чемпионами Второго Дивизиона, я помню, я думал, мы не могли проиграть ни матча. Мы отставали в счете 3:0 от «Кардиффа», я посмотрел на команду и понял — у нас все будет хорошо. Ты видишь Невина на фланге, Диксона и Спиди в атаке и понимаешь, что шанс есть. Мы сыграли вничью 3:3, и с того момента я был уверен: мы станем чемпионами. Мы обыграли «Дерби» 5:0 в открытой игре, и радость трибун была невероятной. Ярким воспоминанием того сезона для меня были победы 5:0 над «Лидсом» и затем над «Гримсби», когда мы выиграли лигу».

«Мне нравился Джон Нил, это был малословный человек, но когда он говорил, все слушали, потому что это было что-то совершенно важное. Он был хорошим человеком и тренером, он заботился о тебе, если у тебя были проблемы. Всегда был готов пообщаться. За него хотелось сражаться».

«Он и его ассистент Йан МакНил, а также Джон Холлинз, безошибочно видели талант в человеке. Это было невероятно. Им надо отдать должное, что они нашли Пэта Невина в «Клайде» и Керри Диксона в «Рединге», достаточно неизвестных игроков, которые потом стали звездами. Из «Борнмута» пришел Найджел Спакман, а затем Эдди Ниджвики, какой голкипер! Это было потрясающе!»

Пейтсу, как и любому футболисту нравилось участвовать в крупных матчах, и за время его пребывания в «Челси» встреч с «Арсеналом», было немало.

В те времена встречи эти двух команд были относительно равными. Так было и в первый день сезона 1984/85. Этот матч «Челси» — «Арсенал» особенно запомнился Пейтсу.

«Все до сих пор говорят мне о том матче, — рассказывает он. — Это был наш первый поединок после возвращения в высший дивизион, и мы поехали на «Хайбери». День был прекрасный, я помню, что вышел на разминку и увидел море синего. Куда бы я ни смотрел, я видел болельщиков «Челси»».

«Мы играли хорошо. Когда только попадаешь в дивизион, ты «темная лошадка» для других команд, и они бывали удивлены нашей игрой, когда мы к ним приезжали. Мы играли с тройкой в нападении, надежно оборонялись, мы приезжали и атаковали. Керри всегда забивал, когда было надо, и если он проводил спокойный матч, тогда он был особенно опасен. Это был отличный сезон для нас».

«Кажется, я провел 250-й матч за «Челси», когда мы играли с «Арсеналом» на «Бридже». Я помню, Тео Фоли, помощник тренера в «Арсенале» в тот момент, подошел ко мне и поздравил».

Он уже был капитаном, когда клуб стал чемпионом Второго Дивизиона в 1984 году, а два года спустя Пейтс снова завоевал трофей — в этот раз Кубок Фул Мемберс после драматичного поединка с «Ман Сити» на «Уэмбли», завершившегося нашей победой 5:4.

Матч проходил в воскресенье и стал достойным окончанием успешных для Пейтса выходных: он забил гол в чемпионате сутками ранее во время победы 1:0 над «Саутгемптоном». Пейтс вошел в историю, как первый игрок «Челси», поднявший трофей на легендарном стадионе.

«У клуба были трудные времена, и победа в Кубке Фул Мемберс и чемпионство во Втором Дивизионе, хотя это были не самые крупные трофеи, много для нас значили, — говорит Пейтс. — Это был успех, пока мы боролись и переживали непростые времена. Независимо от турнира, на «Уэмбли» было здорово играть, когда с трибун, не помня себя, кричат тысячи болельщиков, и когда ты выходишь на поле, тебе уже не важно, что это за кубок, ты просто хочешь победить».

«Меня всегда спрашивают, чувствовал ли я усталость после предыдущего дня, и это забавно, потому что на разминке я чувствовал небольшую разбитость, но как только начался матч, и трибуны начали гнать нас вперед, усталость как рукой сняло. Уровень адреналина сразу подскакивает. Я не помню, чтобы команды еще так играли — два матча за два дня, но нам было все равно, мы хотели участвовать в том поединке».

В 1988 году Пейтс перешел в «Чарльтон», когда Бобби Кемпбелл начал формировать новую команду, и через пару неплохих лет на «Вэллей» он перебрался в «Арсенал» благодаря бывшему полузащитнику «Челси» Джорджу Грэму.

«Мне нравилось в «Чарльтоне», но я думаю, они в то время отчаянно нуждались в деньгах, — говорит он. — Я поговорил с Джорджем Грэмом, и он привел меня в клуб и подписал со мной контракт, но я знал, что я буду только сменщиком. В те времена, на мой взгляд, у них была лучшая оборона в мире. Тони Адамс, Стив Боулд, Ли Диксон и Найджел Уинтерберн — они были бесподобны».

«Джордж сказал, что хочет подписать меня, чтобы я выигрывал трофеи, и я выигрывал. Я выиграл два трофея с резервом. Я провел 15 матчей за четыре года за главную команду. Я не выходил в стартовом составе и не получал шансов. Но тогда это было верное решение».

Сейчас Пейтс работает на «Бридже» в дни матчей с болельщиками, которые покупаю полные «пакеты» (проживание, питание, билет на матч). И ему это «жутко нравится», поскольку он общается с болельщиками и вспоминает, как он играл за клуб.

Завтра он тоже будет на стадионе, как всегда, он надеется, что «Челси» укрепит свои позиции на первой строчке таблицы. Особенно пристально он наблюдает за одним игроком «Челси».

«Я три года тренировал Виктора Мозеса — с возраста 14 лет и старше, — говорит он. — Что мне нравится, так это то, как он адаптировался к новой роли, которую ему дали, потому что я бы никогда его не поставил винг-бэком. Но он потрясающе играет в этом сезоне».

«Он ответственно подходит к обороне и постоянно идет вперед. Это здорово, он отличный парень, спокойный и скромный, и серьезно относится к делу».


http://www.chelsea-fc.ru/news/latest/20170203-2241.html
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 968
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 154
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 11 мар 2017, 15:59

Три года "синевы"


Три года Скотта Минто на «Бридже» совпали с очень насыщенным периодом в истории клуба. После периода трудностей «Челси» снова переживал взлет.

Левый защитник перешел в «Челси» из «Чарльтона» через пару недель после того, как мы проиграли в финале Кубка Англии 1994 года, но, несмотря на поражение, из-за того, что «МЮ» сделал Золотой дубль, мы автоматически попали в розыгрыш Кубка обладателей кубков.

«Синие» открыли сезон домашним матчем с чешской командой «Виктория» (Жижков), это был наш первый матч в еврокубках за 23 года и прекрасная возможность для Минто дебютировать за «Челси».

«Это был важный матч, — вспоминает он. — Я вышел на поле с травмой ахиллесова сухожилия во время предсезонной подготовки, я еще не был физически готов к тому матчу, я просто хотел играть, и матч прошел хорошо, и для меня, и для команды. Мы выиграли 4:2, и хотя мы не хотели пропускать два мяча, я был доволен тем, как мы играли, и тем, что мы выиграли».

«Хотя счет был 4:2, мы были уверены, что сможем решить исход раунда, и мы так и сделали. Для меня это был важный момент, важный матч в истории «Челси», я был доволен тем, как все прошло».

«У меня был выбор между «Челси» и «Арсеналом», я выбрал «Челси», — говорит Минто. — «Чарльтон» для меня был отличным клубом, но в тот момент было ясно, что мы не попадем в АПЛ».

«Было потрясающе, что меня хотели заполучить и «Челси», и «Арсенал». Я встретился с Джорджем Грэмом, и я просто чувствовал, что «Челси» — тот клуб, который мне нужен, и я никогда не пожалел о своем решении».

Несмотря на то, что Минто не везло, и он постоянно получал травмы, пока был в «Челси», было много ярких моментов, и, как минимум, он был в составе команды, которая выиграла наш первый крупный трофей за 26 лет — Кубок Англии 1997 года.

Защитник провел на поле весь матч, который оказался его последним за клуб, когда мы одолели «Мидлсбро» на «Уэмбли» и завоевали трофей. Это был особенный день для всех, кто связан с «Челси», и Минто рассказывает, почему было ощущение, что мы победим на стадионе с «башнями-близнецами».

«Весь тот сезон в кубке был потрясающим, — говорит он. — Мы отыгрались, когда проигрывали 2:0 в матче с «Ливерпулем», и это было восхитительно, а потом был матч с «Лестером». В переигровке потребовалось дополнительное время, и казалось, будет еще серия пенальти, пока Эрлан Йонсен, один из сильнейших защитников в мировом футболе, не был сбит в штрафной. Франк Лебёф подошел к мячу, справился с нервами и реализовал пенальти».

«Когда проходят такие матчи, я, конечно, понимаю, что это клише, но я действительно чувствовал, что название клуба было нанесено на кубок, что нам было суждено победить. Мы играли с «Портсмутом» в четвертьфинале, и мы доминировали в том матче, и затем мы в полуфинале встретились с «Уимблдоном». Я очень расстроился, что не участвовал в том матче, и это было одной из причин, почему я ушел из клуба. Я чувствовал, что мне не доверяли так, как я того заслуживал».

«Однако попасть в финал и играть в финале было чем-то особенным. Я уже стар и помню те времена, когда финал КА был особым событием, матчем, о котором мечтали все. Все начиналось в девять утра, все, бывало, следили за болельщиками, которые прибывали на автобусах, и потом сыграть в финале было просто восхитительно!»

«Я почему-то не особенно волновался перед матчем и был расслаблен, что было странно, потому что иногда ты нервничаешь даже перед матчем чемпионата, или перед товарищеской встречей во время предсезонной подготовки, но тут я был спокоен, словно все было хорошо. Сейчас я понимаю, что я доволен тем, как прошли мой первый и последний матчи за клуб».

Победа 4:2 над «Ливерпулем» в четвертом раунде, когда мы отыгрались, пропустив два мяча к перерыву — один из классических кубковых матчей на «Бридже».

Появление Марка Хьюза, автора нашего первого гола, полностью изменило ход матча. Минто в перерыве уступил место валлийцу, и он вспоминает тот день со смешанными чувствами.

«Мне казалось, я не заслужил, чтобы меня убрали с поля, — говорит он. — Стив Кларк, который был шикарным футболистом, перешел на левый фланг защиты, но мне казалось, я должен был там остаться, надо было менять кого-то другого».

«Нет сомнений, что Марка Хьюза надо было выпускать, и он вышел и внес свою лепту, но хотя он был необходим на поле, я никогда не считал, что менять надо было именно меня».

«И хотя я был ужасно расстроен, я был рад, что команда отыгралась и осталась в КА».

Победа в турнире стала выдающимся достижением сезона 1996/97 для «синих» под руководством Рууда Гуллита, которые демонстрировали великолепный футбол по ходу кампании.

В течение недели в конце октября и начале ноября мы обыграли «Тоттенхэм» дома и отправились на «Олд Траффорд», где расправились с лучшей командой страны.

Матч с «Тоттенхэмом» состоялся всего через четыре дня после гибели нашего вице-президента Мэттью Хардинга. И Минто, забивший гол в матче Кубка Лиги с «Болтоном», с которого возвращался Хардинг, когда рухнул вертолет, признает, что это был удар для всех.

«Мы всегда чувствовали, что должны победить, — говорит Минто. — Мы играли со «шпорами», в матчах с которыми у нас была отличная статистика, и мы ощущали давление, потому что не хотелось стать первой командой «Челси», которая проиграла им с 1990 года».

«Все были просто подавлены тем, что случилось. Мэттью, прежде всего, был болельщиком «Челси», он всегда помогал клубу, пока мы пытались выйти на новый уровень».

«У нас были траурные венки и повязки, и мы взялись за руки в память о нем перед матчем. И мы чувствовали, что должны победить. Я помню, что мы доминировали с первых минут, и в каком-то смысле было трудно, но с другой стороны, мы были полностью собраны».

«Под руководством Рууда мы просто наслаждались игрой в футбол, мы получали удовольствие. Он, бывало, приходил каждое утро и говорил: «Привет, ребята, давайте повеселимся». И мы веселились. У нас были отличные результаты на протяжении сезона, но мы играли не так стабильно, как хотелось бы».

«Мы были даже способны победить «МЮ» на «Олд Траффорд», и это было приятно. Мы отправились туда полными уверенности, и хотя мы играли против чемпионов, мы знали, что наберем три очка, и мы их набрали».

Во время обоих матчей, и вообще в тот период времени, Гуллит организовал игру команды с тремя центральными защитниками и двумя винг-бэками, Дан Петреску играл на правом фланге, а Минто на левом.

«Рууд выпускал нас на позициях, на которых всем было удобно делать то, что мы делали, — говорит Минто. — Дан прекрасно играл на позиции правого винг-бэка. Он чаще убегал в атаку, чем отрабатывал в обороне, и у нас был Майкл Дюберри, который страховал его. Он был одним из лучших атакующих крайних защитников в мире, не только в Англии, и я играл на другом фланге».

«Я думал про себя, если он играет хорошо, мне тоже надо соответствовать. Это был один из лучших периодов в моей карьере. И в этом нет сомнений. Дело было не только в финале КА, хотя там все прошло хорошо, таким был весь сезон».

Нынешний состав «Челси», конечно, проводит тоже крайне успешный сезон, играя по той же схеме, и поскольку он сам играл на позиции винг-бэка, Минто объясняет, почему его так впечатлили выступления Виктора Мозеса и Маркоса Алонсо.

«Они не самые звездные игроки клуба, но то, что они делают индивидуально, просто потрясающе, — говорит он. — Они совершенно другие, хотя играют на той же позиции, мне очень нравится, что они сохраняют свои места в составе. Они просто очень хорошо играют, поэтому остаются в составе».

«Виктор Мозес прошел все этапы и дорос до главной команды, в какой-то момент казалось, что он не пробьется в состав, но он это сделал, и Алонсо тоже играет блестяще. Он не просто обосновался на своей позиции, он создает моменты и забивает голы. Он один из лучших игроков левого фланга в АПЛ на данный момент».

После ухода из «Челси» летом 1997 года Минто перебрался в Португалию, где провел сезон в «Бенфике», а затем вернулся в столицу в «Вест Хэм».

Он вспоминает время на «Аптон Парк», в частности самое начало, с большой теплотой. Тогда он играл бок о бок с двумя будущими легендами «Челси» — Фрэнком Лэмпардом и Джо Коулом.

«Я перешел туда в середине сезона, который они начали очень хорошо, но затем сбавили обороты и опустились в таблице. В день, когда я туда перешел, они проиграли «Суонси» в КА, и хотя я не играл, это были непростые времена для перехода. К концу сезона я уже закрепился в составе, и сезон мы закончили на пятом месте».

«Мы попали в Кубок Интертото и выиграли его, так что после сложного периода все пошло лучше. Потом я получил травму колена, которая выбила меня из строя на год, и Найджел Винтерберн пришел на мое место и неплохо справился. Поменялись и тренеры, а за этим последовала и смена философии, так что заканчивать карьеру там было сложно, но первое время я вспоминаю с теплотой».

«Еще до моего перехода туда Джо все считали потрясающим молодым игроком, которому суждено было быть суперзвездой, и на него оказывалось сильное давление. Мне кажется, в том сезоне, когда мы вылетели, он стал Лучшим игроком года. И не только потому, что у него была шикарная техника, которая у него, конечно же, была, во многом он заслужил это тем, что мог пойти в отбор и не уступал, боролся до конца».

«Фрэнку надо было уходить из «Вест Хэма», чтобы развиваться дальше. Когда я был там, я понимал, что он будет игроком АПЛ, но не думал, что он станет звездой мирового уровня. Я видел молодого игрока, очень «заряженного» на борьбу, очень профессионального, и в плане психологического настроя он выкладывался до последнего, было понятно, что он разовьет свой потенциал».

«В итоге он стал самым забивным полузащитником в мире. Просто потрясающе, чего он добился в «Челси». В лучшие времена, на пике карьеры, они оба были игроками мирового уровня».


http://www.chelsea-fc.ru/news/latest/20170305-1639.html
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 968
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 154
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 12 мар 2017, 21:35

Невоспетый герой


Питер Хаусман – невоспетый герой, затерявшийся среди блестящих звезд великой команды «Челси», завоевавшей трофей и сердца болельщиков в начале 1970-х годов. Однако его вклад в исторический успех команды не вызывает сомнений.

Левый вингер, номер 11 в команде «синих» Дэйва Сэкстона, он был первым из того состава, кого мы трагично потеряли — в автокатастрофе, которая случилась по вине другого водителя и унесла также жизнь его жены Сэлли.

В конце месяца будет 40 лет с момента той ужасной ночи в Оксфордшире, и три его сына, Натан, Дэниэл и Мэттью, оставшиеся сиротами в возрасте двух, шести и восьми лет соответственно в 1977 году, будут гостями клуба в понедельник на матче с «МЮ». В перерыве они выйдут на поле и будут представлены болельщикам.

Хаусман провел 343 матча за «Челси» в период с 1963 по 1975 годы, в том числе он играл в финалах КА и Кубка обладателей кубка, завершившихся победой «Челси». Бок о бок с ним играл полузащитник Джон Холлинз, и Холлинз рассказывает официальному сайту историю о том, что значило быть товарищем Хаусмана по команде, и почему он был так хорош.

Холлинз начинает с самого начала.

«Когда Питер впервые пришел в «Челси» еще молодым парнем, он был тихим, иногда даже не заметно было, что он тут», — говорит он.

«Он был из местных, жил в 20 минутах ходьбы от «Бриджа», и помимо того, что был очень тихим, казалось, он всегда о чем-то размышлял, но когда он выходил на поле, это был сильный, напористый игрок, он был похож на взрыв».

Хаусман был олицетворением вингера, который предпочитал оставаться на фланге, чему свидетельство его 39 голов — это примерно по голу в каждом девятом матче. Зато он создавал бесчисленное количество моментов для других.

«Когда он оставался на фланге или выходил один на один, он всегда старался делать передачу на ближнюю или дальнюю штангу, — говорит Холлинз. — Питер Осгуд и Йан Хатчинсон, бывало, говорили, что больше всего передач они получают от Хаусмана. Он был автором всех кроссов».

«Он мог протащить мяч в центр, подработать под правую ногу, но его основным орудием была левая нога. Он доходил с мячом до защитника, потом сдвигался немного на фланг, а затем рывком проходил игрока».

«Скорость и касание мяча тоже были его секретным орудием. Казалось, он неторопливо движется вперед, но он смотрел на скорость защитника, на его ноги и выбор позиции, потом он быстро касался мяча, проталкивал его мимо противника, и еще до того, как тот мог сообразить, что происходит, мяч уже летел в штрафную. Это был идеальный пас в 9 случаях из 10».

«Питер обычно играл на левом фланге, и казалось, что он никогда не уставал. Нам повезло с тем составом, что выиграл КА, потому что не очень многие из нас действительно устали. Мы были там, где должны были быть, стараясь делать передачи на высоких парней в атаке. Питер был одним из тех, кто это делал, но как только завершился матч, он отправился домой с чувством выполненного долга».

«Он полностью отдавался игре и был предан своей семье и жене. Иногда он мог пропустить парочку кружек пива, и тут он становился немного другим человеком, но в хорошем смысле. Мы звали его Нобби, не знаю, почему, такого человека всегда здорово иметь в команде. Если вы кого-нибудь из того состава спросили бы, кого бы им хотелось иметь в качестве товарища по команде, без сомнения все ответили бы Питера Хаусмана».

Учитывая, с каким теплом к нему относились в раздевалке как к человеку и с каким уважением как к игроку, очень странно слышать, что длительное время он был непопулярен среди болельщиков «Челси». Он редко озвучивал свое недоумение по этому поводу, и многие считают, что тут большую роль сыграла его скромность и якобы бесхарактерность по сравнению с более стильными и знаменитыми товарищами по команде.

«Питер все делал правильно, — подчеркивает Холлинз. — Он быстро возвращался назад, много работал, но казалось, что он, не ленив, нет, но словно дрейфовал по полю».

«Болельщики «Челси» в итоге его приняли. По-моему, каждый раз, когда Питера Осгуда спрашивали по поводу Хаусмана, он отвечал: «Я говорю вам, он лучший»».

«Может быть, это сделало свое дело, и со временем критика прекратилась. Он просто делал кроссы на форвардов, и он делал их отлично».

Молодому Хаусману потребовалось время, чтобы закрепиться в составе, но главный его матч состоялся в сезоне 1968/69, когда «МЮ», проводивший только третий домашний матч после того, как завоевал чемпионство в Европе, проиграл «Челси» 4:0. И в том поединке блистал Хаусман. Он поучаствовал в трех голах.

В следующем сезоне он и Холлинз играли в каждом матче, и тогда впервые был завоеван трофей КА. В переигровке с «Бернли» команда Сэкстона была близка к вылету, пока Хаусман не перевел игру в дополнительное время, а затем он создал момент для второго гола и забил третий. Он забил в следующем раунде и сделал дубль в полуфинале, разгромив «Уотфорд» на «Уайт Харт Лейн».

«Питер демонстрировал свою мощь в силовой игре, потому что поле было отвратительным, сейчас бы матч на таком поле отменили, — говорит Холлинз. — Он проложил себе путь даже на таком газоне, добавил команде класса и вывел нас в финал».

А в финале, уже на плохом поле «Уэмбли», «Лидс» вел к перерыву 1:0, когда Хаусман пробил на удачу.

«Гол был несколько странным, он отрикошетил от Гари Спрэйка и влетел в ворота, но когда Питер забил, он просто стоял там, он не убегал. Я помню его лицо, он словно хотел сказать «вот вам, болельщики, вот что я могу сделать»».



«Когда мы отправились на перерыв, мы уже были полны веры в себя. Мы решили, что надо передохнуть и снова вцепиться в них изо всех сил».

Тот матч завершился со счетом 2:2. В переигровке на «Олд Траффорд» «синие» победили. И годом позже в Греции тоже, в другом финале, который также состоял из двух матчей. Хаусман играл в обоих встречах, когда мы не уступили «Реалу» в Кубке обладателей кубка. Это был первый трофей «Челси» в Европе.

Он и Холлинз покинули «Челси» в 1975 году, и последний помнит, как узнал ужасные новости два года спустя.

«Это был ужасно. Никто не мог в это поверить. Такой молодой, у него была такая милая жена и очаровательные дети. Он был одним из самых приятных людей, с которыми я когда-либо встречался, и я не мог поверить, что это случилось. Дети были в шоке. Они, наверное, чувствовали себя кошмарно».

Матч в его честь и в пользу оставшихся сиротами детей прошел на «Бридже» между командами 1970 и 1977 годов, и потом много лет на стадионе собирали средства в помощь его детям.

Холлинз думает о матче в понедельник, на котором будут присутствовать и он, и сыновья Питера.

«Это правильное решение, потому что это важный матч КА, — говорит он. — Мы играем с «МЮ», я уверен, Питер будет смотреть на это с Небес, думая, что когда-то он их обыгрывал и даже громил».


http://www.chelsea-fc.ru/news/latest/20170311-2058.html
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 968
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 154
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 20 мар 2017, 21:53

Гленн Ходдл в меня верил


«Когда я был в «Челси», клуб только постепенно строился, и вдруг развитие ускорилось, понеслось на головокружительной скорости, но факт в том, что «Челси» сейчас — один из крупнейших клубов в Европе, так что я доволен, что был частью этого развития. Я рад, что я часть этой истории».

Так говорил бывший нападающий Марк Стейн в интервью официальному сайту накануне встречи его бывших клубов. Два десятилетия прошло с того времени, когда он играл за «Челси», и как он отмечает, многое изменилось с тех пор, хотя эра Гленна Ходдла середины 1990-х считается тем моментом, когда клуб начал свое движение к вершинам. Переход Стейна в клуб стал во многом залогом успеха «синих» под руководством Ходдла.



Бывший полузащитник сборной Англии стал играющим тренером «Челси» летом 1993 года, но он унаследовал команду с проблемами в атаке. Он купил забивного полузащитника Гэвина Пикока, и у него уже были два опытных нападающих, Роберто Флек и Тони Каскарино, которые боролись за место в составе, а у Нила Шипперли был еще совсем юношеский, не развитый потенциал. Джон Спенсер был на четыре года старше, но почти в самом начале сезона его стали мучить травмы, и Ходдлу нужен был новый нападающий. Он обратился к руководству «Стоука», который играл дивизионом ниже.

Стейн проявил себя еще в «Лутоне», где легендой был его старший брат Брайан. Он играл за «КПР» и «Оксфорд», но забивать и зарабатывать репутацию он начал именно в «Стоуке» — два мяча он забил «МЮ» в Кубке Лиги.

«Мне нравилось в «Стоуке», но каждый хочет играть в АПЛ, и у меня появился шанс».

«Переход в «Челси» был чем-то выдающимся. Пока не попадаешь в клуб, не понимаешь все величие клуба и глобальность поддержки болельщиков. Мне повезло: Гленн Ходдл в меня верил».

«Мной интересовались «Тоттенхэм», «Ливерпуль» и «Ман Сити», «Челси» ввязался в спор уже в последний момент, но все решил тот факт, что Гленн Ходдл был тренером, а я вырос, наблюдая за этим потрясающим футболистом».

«У «Челси» дела шли не очень хорошо, но я побывал на нескольких матчах, когда был моложе, и видел, как за них болели, это тоже сказалось на моем решении. Огромную роль сыграл Гленн Ходдл, и то, что он еще играл, было бонусом».

Переход состоялся в конце октября. Ходдл начал революционно менять ранее очень прямолинейную игру «Челси», но результатов пока не было, и "ветераны" были на 15 месте в таблице. Стейн не сразу сказал свое веское слово. В первых семи матчах он не забивал.

«Я все делал правильно на тренировках и во время матчей. Самое важное — идти к цели, но поначалу мы не создавали много моментов, а когда создавали, вратарь блокировал удары, и такова жизнь нападающего — надо проходить через черные полосы».

«Гленн был великолепен во всем этом, потому что, когда ты переходишь в крупный лондонский клуб, то давление очень серьезное. АПЛ — лучший чемпионат в мире, и тут надо забивать и делать свое дело. Он дал мне уверенность, сказав, что все изменится к лучшему. И так и случилось».

«В Боксинг дэй во время матча с «Саутгемптоном» Дэйв Бизант сделал два сейва после моих ударов, и я думал, что у меня опять ничего не получится, но я все-таки ему забил, я видел. Как мяч влетает в ворота словно в замедленной съемке, как будто весь мир замер. И снаряд влетел в ворота от штанги».

«Мы проиграли 3:1, но мы играли хорошо. Когда все складывается не в твою пользу, по результату судить нельзя. Мы теперь были вторыми с конца, но уже на следующий день у нас появилась возможность все исправить. Гленн держал эмоции под контролем и сохранил стиль игры, который он хотел нам привить, и ему надо за это отдать должное. Он никогда не отказывался от своих идей — опустить мяч на газон и играть в пас. И в итоге нам это помогло».

На следующий день в домашнем матче с «Ньюкаслом» Стейн забил единственный гол, а затем закрепил успех еще одним голом в первой за год выездной победе над «Суиндоном». Он забивал в семи матчах подряд в АПЛ (девять голов в этой серии), позже этот рекорд побил Рууд ван Нистелрой, а еще позже Джейми Варди.

Ключевым матчем в то время была переигровка КА с «Шеффилд Уэнсдей», когда Ходдл решил выпустить двух лучших нападающих в паре — Стейна и Спенсера — несмотря на то, что оба они были не выше 167 сантиметров ростом.

«Это был непростой поединок, но мы их обыграли, — вспоминает Стейн. — Жаль, что мне не засчитали гол, но мы выиграли 3:1, это уже был ветер перемен. Крейг Берли был отличным молодым полузащитником, который пришел к нам в команду».

«Мы узнавали друг друга, понимали, как Гленн хотел, чтобы мы играли. Мы часто тренировали передачи вперед, он не хотел, чтобы мы просто катали мяч. Он говорил, что у нас впереди два невысоких нападающих, так что нам надо делать передачи вперед. И за это надо отдать ему должное, потому что он мог бы найти более простой вариант. Это был тот матч, где при взгляде на нас можно было сказать, что мы играем прилично».

Когда приехали «шпоры», Стейн исполнил один из лучших, абсолютно хладнокровных пенальти, которые когда-либо видел «Бридж» — он вколотил мяч в верхний угол на последней минуте, сделав счет 4:3 в нашу пользу.

«Деннис Уайз хотел исполнить пенальти, но я был уверен в себе. Нападающий, не важно, хорошо или плохо он играет, должен стараться забивать. Я помню, Уайзи сказал мне: «Не промахнись тогда», и я подумал: «Спасибо!»»

«Мяч попал в стойку в глубине ворот и вылетел обратно, я видел, что гол был, но Мэл Донахи решил, что снаряд попал в перекладину. На видео видно, что он подпрыгивает, чтобы достать его. Какой матч! Две атакующие команды борются за победу, и мы отыгрались, отставая в счете 2:0».

В следующем матче в начале марта 1994 года Стейн на «Олд Траффорд» сделал передачу на Пикока, и тот нанес первое домашнее поражение действующим чемпионам, но в том матче Стейн неудачно приземлился и повредил лодыжку. Он отчаянно пытался восстановиться до окончания сезона, в конце которого мы сыграли в финале КА с «МЮ».

«Я вышел на поле в последнем домашнем матче и забил два гола, но, если честно, я знал, что не был готов на 100%. Гленн верил в меня и включил меня в состав на финал, но я был не в форме и покинул поле».

Ему потребовалась операция, и он пропустил первую половину сезона 1994/95, однако вернулся и забил победный гол в матче с «Вест Хэмом», который отпраздновал в стиле Криса Эубанка («Я не знаю, что нашло на меня, но это было весело!»), и сыграл с «Брюгге» в Кубке обладателей кубка.



«Челси» рос и развивался, и за рекордным на тот момент приобретением Фурлонга последовал приход Марка Хьюза, Джанлуки Виалли и Джанфранко Дзолы.

Стейн завершал свою карьеру в других клубах, потом тренировал и работал физиотерапевтом. Сейчас он работает в школе в Майда Вейл, не так уж далеко от «Бриджа».

«Я работаю в специальной школе для детей, которые находятся в трудной жизненной ситуации, я отдаю что-то обществу, и это приятно. Мы стараемся сделать так, чтобы они стали увереннее в том, что делают. Мы заботимся об их здоровье и благосостоянии, и если я могу помочь хотя бы одному из них советом или помочь с решением, тогда игра стоит свеч».


http://www.chelsea-fc.ru/news/latest/20170318-1415.html
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 968
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 154
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 20 мар 2017, 22:34

Денис Романцов. 19.03.2017

«Кто ты такой, чтобы объявлять войну Моуринью?»
Взлет и падение Адриана Муту



В ночь перед выездной игрой с «Палермо» его разбудил сосед по номеру. «Ади, мне приснился кошмар». – «Что еще?» – «Мне снилось, что Роналду лучше меня». – «Идиот, три часа ночи – отвали от меня». – «Нет, скажи, кто сильнее – я или Роналду?» – «Успокойся, ты самый лучший. Ложись спать, пожалуйста», – ответил Муту Златану Ибрагимовичу.



Его родители были вратарями. Спиридон в «Тимишоаре» из третьей румынской лиги, Родика – в женской команде «Кармен», но это так, физкультура: он зарабатывал на автозаводе Dacia, она – в институте вычислительной техники. Когда Спиридон и сына потащил в ворота, тот взвился: «Забивать интересней, чем пропускать!» В 1988-м Адриана привели на просмотр в футбольную школу «Арджеш», но и там тренер Михай Яновски не увидел в нем форварда – выставил левым защитником. Хоть не в ворота, и на том спасибо. В интервью сайту Firenze Viola Яновски жаловался: Муту лишал себя детства, а тренера – семейной жизни.

В шесть вечера Адриан прибегал с двумя друзьями из школы на вечернюю тренировку (первая проходила утром) и отказывался уходить до полуночи. Ни запереть детей в зале до утра, ни выгнать их на улицу Яновски не мог, и только нервно дребезжал ключами у двери. «Ади, что мне сделать, чтобы ты перестал меня мучить?» – спросил наконец тренер. – «Поставьте меня в атаку». – «Ты не сможешь всю жизнь выпрашивать себе удобную позицию на поле. Покажи, что ты сильнее Илие, и будешь играть вместо него» (Илие был другом Адриана и лучшим форвардом «Арджеша»). Яновски так разозлил Муту, что в тринадцать лет, играя левого полузащитника, тот забил за сезон сорок мячей, а в 1995-м помог «Арджешу» выиграть юношеский чемпионат Румынии.

Всего-то через три года «Арджеш» отпустил в корейский «Сувон Самсунг» лучшего снайпера румынской лиги Константина Барбу, а занявший его место Муту забил за полгода десять мячей (три из них – в Кубке УЕФА) и понадобился бухаресткому «Динамо», заплатившему за него сумму, эквивалентную шестистам тысячам евро. Зарплата Адриана взлетела от двухсот евро в год до шестидесяти тысяч. Не прошло и года, как Муту подарил «Динамо» двадцать шесть голов, и Мирча Луческу порекомендовал его Массимо Моратти, с которым дружил и после увольнения из «Интера». С одной стороны «Интер» имел лучшую атаку мира – Роналдо, Вьери, Баджо, Саморано, с другой – первые двое страдали от травм, Баджо конфликтовал с тренером Липпи, а Саморано уже миновал пик, так что еще один форвард был кстати.

Адриан и его агент Джованни Бекали прилетели в Милан в девять вечера 24 ноября 1999 года. Истекал первый год контракта с «Динамо», и Адриана можно было выкупить за два миллиона долларов, назавтра он стоил бы в три раза дороже. Шестого января Липпи дал Адриану восемь минут в домашней игре с «Перуджей», выпустив его вместо другого новичка, Зеедорфа, но подлинная премьера случилась через неделю. Кубковый четвертьфинал с «Миланом»: Вьери пробил в одно касания после паса Рекобы через пол-поля, открыв счет, но Шевченко сравнял, и на второй тайм Липпи выдвинул Муту вместо правого вингера Морьеро. Спустя восемь с половиной минут Рекоба подал угловой, Мальдини проглядел Муту, и тот вывел «Интер» вперед ударом головой.

Он уже уверенно говорил по-итальянски, так что в своей первой игре не только забил, но и поругался с Мальдини, орудуя в основном цитатами из песен Адриано Челентано и Тото Кутуньо, которых наслушался в детстве благодаря отцу. «А почему я должен его бояться?» – удивился Адриан в микст-зоне «Сан-Сиро». В следующих двух матчах Муту получил желтые карточки, а после – месяц провел в запасе, не высовываясь даже во вторых таймах. Когда схлынула эйфория от гола «Милану», Муту ощутил, что слишком быстро и высоко взлетел. «Для меня, двадцатилетнего, «Интер» – это было чересчур круто», – сказал он в интервью Sky Sports. Осознание своей неуместности в клубе нервировало, а играл он слишком мало, чтобы обрести уверенность. На тренировке Липпи взял Муту за ухо и сказал: «Мальчик, ты еще слишком юн, не спеши, придет и твое время».

Липпи хотел оставить Муту и на следующий сезон, но после Евро-2000 и свадьбы с актрисой Александрой Дину (свидетелями стали Георге Хаджи с женой) Адриану захотелось в «Верону» – ее спортивный директор Рино Фоски обещал Муту регулярную практику. Незадолго до этого состоялся благотворительный аукцион, где Массимо Моратти купил картину с изображением Муту за шесть миллионов лир. В третьей игре за «Верону» Адриан устроил шоу. Приехал чемпион, «Лацио», с Симеоне, Недведом, Креспо и Вероном. Сначала Муту жестко въехал в Несту, а когда тот возмутился – оттолкнул, получив только желтую. Вскоре после перерыва он удрал от Негро, Михайловича и Несты и прострелил в штрафную, склонив к автоголу игрока сборной Фавалли. Через двадцать пять минут Муту забил сам. После добытой Адрианом победы «Верона» вскочила на шестое место, но к Рождеству пала в зону вылета, а Муту уехал в Румынию, чтобы побыть с родителями и прийти в себя после серии бестолковых игр.

Вдохновение вернулось в следующим сезоне, когда Муту обосновал доверие тренера Малезани двенадцатью голами. К концу февраля «Верона» шла седьмой, а ее состав, кроме Муту, украшали три будущих чемпиона мира – Массимо Оддо, Мауро Каморанези и Альберто Джилардино. Потеряв из-за травм четырех игроков основы, «Верона» проиграла три матча подряд, отложила мечту о еврокубках на следующий год и стала спокойно доигрывать сезон, но после поражений от «Лацио» и «Милан» как-то вдруг оказалось, что «Верона», одно из открытий сезона, может и вылететь. На матч последнего тура в Пьяченце приехало семь тысяч болельщиков «Вероны»: они увидели, как их команда пропускает три мяча, а тренер Малезани обливается слезами.

Внезапный вылет грозил банкротством. Спасая клуб, президент «Вероны» Пасторелло почти вдвое сократил зарплату тренера и продал «Парме», где служил раньше директором, Муту с Джилардино. Через пару месяцев Адриан встретил в Кубке УЕФА другого веронского знакомого, Руслана Нигматуллина. Мяч в ворота ЦСКА, забитый на стадионе «Сатурн» в Раменском, стал для Муту первым в новом клубе. В ответной игре Адриан сделал дубль – метко пробив с разворота на последней минуте, он вывел «Парму» в следующий раунд и вынудил Валерия Газзаева давить в раздевалке апельсины от злости. «Как только получаете мяч, сразу передавайте его Муту – он знает, что делать». Услышав слова тренера «Пармы» Пранделли, Адриан вздрогнул. Пятью годами ранее он слышал то же самое от Николае Добрина, тренера «Арджеша», его первого клуба («Добрин делал из футбола шоу за тридцать лет до Роналдиньо», – говорил про него Адриан).

После трех мячей Нигматуллину Муту уже не мог остановиться: он забил в четырех матчах подряд, спелся с бразильцем Адриано, тоже завезенным в Италию «Интером» (тридцать три гола на двоих), и стал вторым снайпером серии А-02/03 после Вьери. Переход в «Челси» за двадцать четыре миллиона евро случился в разгар бракоразводного процесса. Муту помог своей жене устроиться на пармское телевидение, но через несколько месяцев она подала на развод, узнав из газет, что во время ее беременности Адриан тесно общался с другими девушками – например, когда летал в сборную на матч с Люксембургом. Адриан и Александра делили дома, машины и яхту, стоившую четыреста тысяч евро, Муту обвинял жену в романе с горнолыжником Альберто Томбой, она его – в домашнем насилии, и все это время – пять месяцев – Адриан не видел своего сына Марио.

Муту лихо стартовал в Англии, четыре гола в трех первых матчах, и быстро освоился в «Челси», хотя плохо говорил по-английски – за любовь к хип-хопу он заработал в команде кличку Пафф Дэдди. В феврале Адриан травмировал пах, выбыл на три месяца – и началось: в Бухаресте за ним несколько часов гонялась дорожная полиция, а порноактриса Лаура Андрешан сняла на видео свое свидание с Муту и поделилась роликом с поклонниками. «Меня постоянно звали на какие-то вечеринки и везде встречали как короля, – вспоминал Муту в интервью Tuttosport. – Я страдал из-за разлуки с сыном и хотел заглушить депрессию, поэтому откликался на все приглашения. Я был наивен, как цыпленок».

В первой игре с новым тренером Жозе Моуринью Муту отдал голевой пас Тиагу Мендешу, но через пару недель допинг-тест выявил в его организме следы кокаина. «Челси» расторг контракт и оштрафовал на 28 тысяч фунтов, а УЕФА на семь месяцев отстранил от футбола. Адриан вернулся в Румынию, где ему разрешили заниматься с бухарестким «Динамо»: вместо Чеха, Лэмпарда и Дрогба его партнерами по тренировкам стали Владимир Гаев, Габриэл Тамаш и Флорентин Петре. «Адриан признался мне, что принял кокаин на вечеринке, – сказал в интервью Доминику Антоньони Джованни Бекали, агент Муту. – Он хотел быть звездой, как Бекхэм, но подражал ему только в негативных аспектах. Возглавив летом «Челси», Моуринью позвонил мне и пожаловался на Муту: по его данным, он курил сигары, выпивал и кутил по ночам. Моуринью хотел помочь Адриану, поэтому говорил ему: «Ты талантлив, у тебя большое будущее, но ты ведешь себя не образцово. Учись у Георге Попеску».

Попеску был капитаном «Барселоны», когда Моуринью помогал там Бобби Робсону. Моуринью обещал Адриану: сыграешь хорошо с «Астон Виллой» – выйдешь в основе против «ПСЖ» в Лиге чемпионов». Муту провалил матч с «Астон Виллой», не поехал в Париж и пропустил тренировку. «Где он?» – выяснял Моуринью у Бекали. «У него травма», – солгал агент. – «Где же он травмировался – на скамейке или дома?» – засмеялся Жозе и сообщил Бекали результат внутреннего допинг-теста.

Приехав в сборную на игру с Чехией, Муту назвал Моуринью трусом, который наговаривает на него. «Или он соберет пресс-конференцию и извинится передо мной, или он никогда больше не сыграет за «Челси», даже если у меня травмируются двадцать футболистов, – передал Моуринью агенту Бекали. – Мне сорок один, у меня двое детей и я не хочу слышать оскорбления от избалованного мальчишки». Муту не извинился. Напротив – сболтнул, что объявляет Моуринью и Абрамовичу войну. «Идиот, кто ты такой, чтобы воевать с ними?» – заорал Бекали и разорвал с Муту агентский договор. «Адриан считал себя умнее всех, – говорил Бекали. – Он хихикал над Даном Петреску, когда тот развелся, а потом сам расстался с женой и пустился во все тяжкие».

В Лондоне Адриан познакомился с Консуэло Матос, дочерью министра финансов Доминиканской республики, и летом 2005-го она стала его второй женой. С новым клубом определился еще быстрее. «Вчера Муту подписал со мной агентский договор, – говорил по телефону Алессандро Моджи своему отцу, Лучано, директору «Ювентуса», – но завтра оглашают приговор. Будет дисквалификация. Около полугода». – «Смотри, если его отпускают бесплатно, то мы возьмем его», – сказал Лучано, не подозревая о прослушке. – «Да он свободен, уже свободен». – «Тогда мы берем его». Оставалось последнее препятствие, а для Лучано Моджи – формальность: «Ювентус» исчерпал лимит игроков без евросоюзного паспорта (Тудор, Салайета, Аппиа) и не мог взять легионера из иностранного чемпионата, только из итальянского, поэтому де-юре Муту перешел в «Ливорно» (Моджи дружил с их президентом Спинелли), а оттуда в «Ювентус».

Прильнув к «Юве», Адриан сдружился с Ибрагимовичем, помогая тому даже с изучением итальянского. «Муту любил потусить, – написал Златан в своей автобиографии. – А в какие истории он попадал, ужас просто! Я лежал в номере отеля и ржал. Полнейшее безумие. Когда он перешел в «Челси», он постоянно там отрывался. Долго это продолжаться, конечно, не могло. У него в крови нашли кокаин, и из «Челси» его погнали. Он даже судился. Но когда мы стали жить вместе, он уже всем этим не страдал. Мы вполне могли посмеяться над всем этим безумием, но вы понимаете, что в этой ситуации не я был главным юмористом. Чего стоит случай, когда он в ванне заснул!»

За несколько месяцев Муту и Ибра довели взаимопонимание до совершенства.

В единственном туринском сезоне Муту забил одиннадцать мячей, хотя в основном играл на флангах полузащиты. В разгар коррупционного скандала вокруг Лучано Моджи Адриан отдыхал с семьей в Майами. Ему позвонил один из менеджеров «Юве» Алессио Секко: «Никто не гонит тебя из команды, но есть хорошее предложение от «Фиорентины». Ее тренер Чезаре Пранделли четырьмя годами ранее вдохновил Муту на лучший сезон в карьере, Адриан не мог ему отказать, но уже после трансфера выяснилось: «Фиорентину» могут вслед за «Ювентусом» выкинуть из серии А.

Отделались в итоге отстранением от Лиги чемпионов и вычетом пятнадцати очков, а Муту в своем первом сезоне во Флоренции, действуя на левом краю атаки, забил шестнадцать мячей, отдал пять голевых пасов Луке Тони (еще по одному – Блази и Гамберини) и был признан журналом Guerin Sportivo игроком года в Италии. В следующем сезоне Муту забил еще больше, семнадцать, а ассистировал теперь уже Джампаоло Паццини и Кристиану Вьери. «Когда Муту касается мяча, кажется, что звучит прекрасная музыка», – говорил в интервью Corierre dello Sport Чезаре Пранделли, перенесший в том сезоне смерть своей жены Мануэлы.

С Муту в атаке «Фиорентина» впервые со времен Батистуты и Руи Кошты выбилась в Лигу чемпионов, но после Евро-2008 агент Алессандро Моджи стал склонять Адриана к переходу в «Рому», готовую платить три миллиона евро в год. Спортивному директору «Фиорентины» Панталео Корвино идея заработать на 29-летнем Муту не казалась такой уж безумной. Узнав об этом, Адриан обратился к Пранделли на сборе в Сан-Пьеро-а-Сьеве: «Они хотят продать. Сделайте что-нибудь». Тренер закатил скандал, и Муту остался, но прошлое нанесло ему новый удар. Палата по разрешению споров ФИФА удовлетворила иск «Челси» и обязала Муту заплатить штраф за ущерб клубу – семнадцать миллионов евро.

Тосканский журналист Маттео Морандини вспоминал в своей книжке о Муту, что осенью 2008-го в каждом баре Флоренции обсуждали, как быть со штрафом: даже если предложить скинуться каждому болельщику на стадионе «Артемио Франки», получится многовато – больше четырехсот евро с носа, а если Муту возьмет кредит на тридцать лет, то как он будет расплачиваться, ведь ему уже тридцать – скоро конец футболу и миллионным заработкам. Даже на этом фоне, даже пропустив пол-сезона из-за травм колена и локтя, Муту забил пятнадцать мячей и между двумя операциями закатил концерт в Генуе: в февральском матче с «Дженоа» «Фиорентина» уступала 0:3 за полчаса до конца, но Адриану хватило этого времени, чтобы сделать хет-трик.

«Вне поля я не могу расслабиться, – говорил Муту в интервью La Nazione, – Мысли о штрафе не дают мне ни секунды покоя. Могу забыть о них только на поле. Вот где я снимаю напряжение». Спортивный арбитражный суд отклонил апелляцию, и в августе 2009-го журналист Анджело Джорджетти написал, что если Муту не выплатит семнадцать миллионов евро в срок – до конца лета, – его пожизненно дисквалифицируют. Между строк читалось: он ни черта, конечно, не выплатит, и игра с «Палермо» 30 августа станет последней в его карьере. В отчаянии Муту приехал к агенту Джованни Бекали, с которым не общался пять лет, извинился и попросил о помощи. Брат Джованни – Джиджи – депутат Европарламента: ему удалось добиться нового рассмотрения дела Муту, теперь уже в Верховном суде Швейцарии, который сначала наложил временное вето на штраф Муту, а потом и оправдал его.

Стихла полуторагодичная нервотрепка, Муту сделал два дубля за неделю – в кубковых матчах с «Кьево» и «Лацио», но в его допинг-пробе обнаружили субитрамин, препарат для подавления чувства голода. Новая дисквалификация – девять месяцев. Когда до конца ее оставалась неделя, Муту сломал нос официанту, 28-летнему косовару Берату Рачаю – тот не верил, что владелец его ночного клуба обещал Адриану бесплатную выпивку, и требовал денег.

В одном из первых матчей после возвращения Муту забил головой «Кальяри» после навеса Д’Агостино, посвятил гол тренеру Михайловичу, но через пару недель проигнорировал тренировку, когда «Фиорентина» отказала ему в переходе в «Чезену». Летом 2011-го Муту был пожизненно отстранен от сборной Румынии за то, что выпил с защитником Тамашем перед игрой с Сан-Марино. Он наконец дорвался до «Чезены», где его партнерами по атаке стали Эдер с Кандревой, но в матче с «Фиорентиной», чьи болельщики встретили его аплодисментами, ударил защитника Паскуаля и вместе с красной карточкой получил трехматчевую дисквалификацию.

Через два месяца Муту забил сотый гол в серии А, но вскоре «Чезена» вылетела, и Адриан понадобился только французскому аутсайдеру «Аяччо», которому подарил одиннадцать голов. Снявшись в клипе Снуп Дога, Муту полетел на переговоры с индийской «Пуной», но не получил визу, потому что пришел в посольство пьяным. Адриан закончил карьеру и прошлогодней осенью стал генеральным менеджером бухаресткого «Динамо», а незадолго до этого позвал в гости Златан Ибрагимовича – поохотиться на медведя, для чего снял коттедж в двадцати пяти километрах от Регина, в Трансильвании.

Когда Муту забивал на «Сан Сиро» «Милану», Ибрагимович возился с «Мальме» во второй шведской лиге. Через пять лет они жили в одном номере и побеждали с лучшим клубом Италии. В первом сезоне после ухода из «Юве» Муту забил на один мяч больше Златана, хотя не играл в центре нападения, а сегодня их объединяет только охота, домик в Трансильвании и воспоминания о молодости.


https://www.sports.ru/tribuna/blogs/you ... BestTrends
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 968
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 154
Add reputation pointSubtract reputation point

Пред.

Вернуться в Библиотека

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1