СТАТЬИ О СВОИХ

Сообщение Papa » 25 окт 2016, 22:54

28.04.2016.
Данное интервью было издано в журнале FourFourTwo в декабре 2013.
Автор перевода: Айсель Гусейнова


Фрэнк о себе и не только

Сэм Пилджер встретился с бывшим игроком «Вест Хэма», «Челси» и сборной Англии, чтобы вспомнить яркие моменты в его карьере.

Какое ваше любимое воспоминание из детства, связанное с просмотром игры вашего отца, Фрэнка старшего? (Джино С., Facebook)

Я смотрел один из самых последних его матчей на «Аптон Парк» в 1985 году, когда мне было 6 лет; бабушка обычно брала меня на матчи. Я точно помню, он играл против лучшего состава «Ливерпуля» того времени, и я помню, как смотрел игру Кенни Далглиша. Но я никогда не видел, как играет Харри [Реднапп — прим.], к тому времени он уже покинул «Вест Хэм». Он не играл так долго, как папа, а также часто переезжал.

Когда вы собираетесь вместе в семейном кругу с папой, Харри и Джейми [Реднаппы — прим.], разговор идет только о футболе? И каково было играть с ними в футбол в детстве? (Роб Пегли, Сидней, Австралия)

Мы вчетвером любим говорить о футболе, женщины в семье пытаются сменить тему, но у них ничего не получается. В детстве игры в футбол проходили замечательно: мой папа и Харри, которые были профессионалами и менеджерами на тот момент, а также Джейми, он старше меня и был авторитетным игроком «Ливерпуля». Я всегда боготворил Джейми и понимал, что я счастливчик, ведь мне представился шанспогонять с ним мяч. Он всегда казался мне идеальным игроком английского футбола. Он добился этого, и я подумал: «Это то, чего я хочу».

Видимо, вы очень хорошо учились в школе, и, как я понимаю, у вас была «пятерка» по латыни? Помните ли вы что-нибудь на латыни? (Джейми Харт, Лондон)

Я был очень прилежным в школе. Я не был самым умным и одаренным ребенком в классе, но мне посчастливилось ходить в очень хорошую школу, где школьников сильно нагружали. И, как обычно, я не хотел никого подводить, поэтому я усердно готовился к экзаменам. Я получил ту «пятерку» по латыни, но сейчас я почти ничего не помню, только общеупотребительные глаголы. Хотя, если я вижу где-то девиз футбольного клуба на латыни, я могу его понять.

Вы, Майкл Каррик, Джо Коул, Рио Фердинанд... Что было такого в Академии «Вест Хэма», что она выпустила стольких замечательных игроков? (Джейк Доу, Twitter)

На самом деле, все очень просто: всего-навсего упорная работа менеджера и всей Академии. Единственным способом продвинуть юных доморощенных игроков из Англии — окружить их любовью и заботой, как бы сентиментально это ни звучало. Но Харри и мой папа вложили в это много времени, так же как и тренер молодёжной сборной — Тони Карр. Юных игроков 13-14 лет приглашали поиграть с основным составом, вместе с главным тренером они шли на матчи первых сборных, чтобы пообщаться со взрослыми игроками. У Джо Коула был шанс пойти в «Манчестер Юнайтед», но он выбрал «Вест Хэм», потому что в последнем он получил заботу и внимание, а это был весомый аргумент для подающих надежду игроков.

Я видел тот потрясающий ролик, где ваш босс на тот момент, Харри Реднапп, защищал включение вас в состав «Вест Хэма» перед разозленным парнем на конференции с фанатами. Какие мысли приходили тогда в вашу голову? (Брюс Ру, Франция)

Я был там, все это произошло у меня на глазах. Теперь это опять всплыло на YouTube (см. ниже). Я было там вместе с 4 игрокам, менеджером и большой группой фанатов. [Фанат] был отцом одного из парней, он был на пару лет старше меня, и его сына не принимали в команду, в то время как я только-только попал в нее, поэтому он и точил на меня зуб. Тот мужик говорил, что я попал в команду только из-за моей семьи. Я был стеснительным ребенком, и это все было ужасно. Я очень нервничал, сидел там в смущении, пока этот мужик набрасывался на меня. Это был звездный час Харри, вы должны посмотреть это видео на YouTube, он поставил того мужика на место. Сейчас хорошо это вспоминать, а тогда это было ужасно.



Я помню, как вы спорили с Паоло Ди Канио за право пробить пенальти во время матча «ВестХэм» — «Бредфорд» при счете 5–4 в 2000-м году. Что вы сказали друг другу и поссорились ли вы после этого случая? (Джексон Крей, email)

Мы не ссорились, и, оглядываясь назад, отмечу, что Паоло был таким человеком, которому ты просто вынужден отдать мяч. Он выиграл спор, потому что он не покинул бы штрафную площадку, если бы не забил тот пенальти. Я понял это через 30 секунд! Мы оба были пенальтистами; он промазал с одного, поэтому я взял на себя следующие два и забил гол. Наверное, было правильно, что он забил тот пенальти против «Бредфорда». Я был самонадеянным мальчишкой, а он — взрослым игроком, и он ведь забил гол. Сейчас даже стыдно смотреть на то, как мы спорили об этом.



Я прочитал в FourFourTwo о том, что в семнадцатилетнем возрасте вы были отданы в аренду в клуб Второй Лиги «Суонси Сити», когда они боролись за выживание. Какое воспоминание было самым ярким? Было ли это слишком жестко в таком юном возрасте? (Гарет Эванс, Кардифф)

Это было жестко, но в хорошем смысле. Моё самое яркое воспоминание — как я четыре часа ездил по автомагистрали, когда только-только получил права. Это стало для меня настоящим открытием. Футбол там казался очень зрелым по сравнению с молодежными командами «Вест Хэма». Мы боролись за выживание в «Суонси Сити», это были настоящие мужчины, ожесточенный бой. Мы сами стирали наши формы, условия были суровыми. А дождь там, казалось, лил целыми днями. С тех пор я всегда на чеку, когда дело касается «Суонси».

Я никогда не понимал, как фанаты «Вест Хэма» могли не любить такого образцового и профессионального игрока, как вы. Как вы думаете, почему они освистывали вас? Слышали ли вы неодобрительные возгласы, когда сломали ногу, играя против «Астон Виллы», и как вы себя чувствовали? (Мартин Лавелл, Бристоль)

Я слышал возгласы, когда сломал ногу, но, честно говоря, их было не так уж много, всего несколько не очень милых мужиков. Разумеется, они исходили от небольшой группы фанатов. Дело в том, что я был доморощенным игроком, попал в команду в юном возрасте, я не смотрел на мир в розовых очках, когда мне было 17-18 лет. Поэтому было естественно, что многие фанаты думали: «Он в команде только из-за своего отца». В этом-то все и дело.

[FFT: «Некоторые фанаты „Вест Хэма“ считали, что этот клуб был для вас всего лишь средством для достижения цели?»] Нет, я так не думаю, потому что в детствебыл фанатом «Вест Хэма». Просто я думаю, что западный Лондон — суровое место, и фанаты там очень шумные. Других игроков команды также оскорбляли, например, Пауло Ванчопе, как я помню.

Каждый год мы боролись за выживание, и я стал целью. Я слышу, как сейчас то же самое говорят о моем племяннике, который играет за команду воскресной лиги говорят: «Он племянник Лэмпарда, поэтому и попал в команду». Думаю, людям свойственно говорить такие вещи. Я помнил все [возгласы], когда я перешел в «Челси» и постоянно проявлял любовь к этой команде, потому что они приняли меня и заботились обо мне. Не очень легко перемещаться по Лондону. Многих игроков освистывали, когда они возвращались в «Вест Хэм», включая даже Джермейна Дефо и Пола Инса.

За последние годы эта тенденция утихла. В первые годы моего возвращения все было еще более жестоко, чувствовалось, что все были настроены против меня. Такое случается и сейчас, но в 35 об этом складывается совершенно другое представление. В 24-25 лет я хотел развернуться и хорошенько избить их. Тем не менее многие фанаты «Вест Хэма», которые встречают меня на улице, очень приветливые и милые по отношению ко мне.

Многое было сказано о том, что Клаудио Раньери потратил 11 миллионов евро на подписание вашего контракта с «Челси» в 2001 году — довольно большая сумма для них по тем временам, — и всего через несколько сезонов вы уже освоились в команде. Когда в 2003 году появился Роман Абрамович, не волновались ли вы, что окажетесь на нижних ступенях негласной иерархии? И позволяет ли вам Роман до сих пор брать в аренду его яхту? (Коди Прайс, Манчестер)

Я, безусловно, волновался, что окажусь на нижних ступенях иерархии. Я всегда был благодарен Клаудио и Бену Бейтсу за то, что они потратили на меня столько денег. В первом сезоне я играл нормально, но затем, во втором сезоне, я играл намного лучше. Но, когда появился Роман, я оглянулся и подумал: «Сейчас начнут появляться „большие мальчики“». Клод Макелеле и Хуан Себастьян Верон — казалось, они каждый день подписывают контракт с хавбеком! Я помню, как сидел на скамейке перед нашим первым матчем Лиги Чемпионов в том сезоне рядом с Джоном [Терри] и Эйдуром [Гудьонсеном] и думал: «Не уверен, что мне нравятся эти перемены в „Челси“!» И я уже давно не брал яхту Романа. Я был очень благодарен ему за это, но я не думаю, что он обязан мне. Я выходил на ней в плавание всего раз, это было замечательно.

В 2005 году вас выбрали вторым лучшим игроком в мире после Роналдиньо, и вы намного опередили Самюэля Это’о, который стал третьим. Можете ли вы сказать, что этот сезон (2004/05) был лучшим для вас? Хотя после вы забили на 7 голов больше (всего 27) в 2009/10! (Джош Лоу, Эдинбург)

Сложно выбрать, когда дело касается лучшего сезона. Сезон 2004/05 был лучшим для тех лет: это было моим достижением, мы выиграли лигу. Но на самом деле, оглядываясь назад, я могу назвать лучшим сезоном годы под управлением Сколари и Гуса Хиддинка, 2008/09. Мы дошли до полуфинала Лиги Чемпионов, против «Барселоны», и должны были выиграть, но мы выиграли Кубок Англии. Я считаю, это идет в противовес любому другому году.

Серьезно, вас не раздражают люди, которые говорят: «Лэмпард и Джерард не могут играть вместе в зоне полузащиты». Вы когда-нибудь соглашались с этим мнением? (Джерод Уолтер, США)

Я не согласен с этим, и это серьезно раздражает. Конечно, это убедительный довод, учитывая, что мы делали в наших клубах, но я не считаю, что мы похожие игроки. Эта тема для обсуждения нампорядком надоела. Как представители Англии, мы уже давно ничего не выигрываем, так что, когда мы были в одной команде, надежды возросли, но не оправдали себя, поэтому нас рассматривают с точки зрения игроков полузащиты.

В «Челси» у вас было много тренеров, вы играли во многих финальных играх кубков. Какой была ваша самая оригинальная предматчевая подготовка перед такими большими матчами? (Йен Шоу, Саутгемптон)

Честно говоря, я довольно суеверный, поэтому у меня свой подход. Моя предматчевая подготовка проходит по-особому: накануне матча мне делают массаж, я ем одну и ту же пищу — спагетти с рыбой. Я верю в то, что неважен масштаб игры, я не должен менять ее. Накануне Лиги Чемпионов я огородил себя ото всего и провел собственную подготовку.

Я был на «Уайт Харт Лейн», когда тот идиот, фанат «Тоттенхэма», замахнулся на вас во время игры, собираясь нанести неслабый удар. Как бы вы отреагировали, если бы он действительно ударил вас? (Джеймс М, Twitter)

удя по тому, как он замахнулся, не думаю, что его удар оказался бы очень сильным. На деле он был бы еще хуже. Как бы я отреагировал? Вокруг меня стояли мои товарищи по команде, поэтому, думаю, я бы попытался прижать его к земле.

Никогда не забуду, как вы позвонили на радиостанцию LBC в 2009 и поставили на место того ведущего. Для вас было так важно защитить себя? И разговаривали ли вы после с этим ведущим, Джеймсом О’Брайаном? (Дэвид Филлипсон, Facebook)

Нет, с тех пор я с ним ни разу не разговаривал. Как только вы добиваетесь определенного положения в футболе, в вашу личную жизнь начинают вмешиваться, но я не мог позволить никому говорить что-то о моей семье и детях. Я хорошо осознаю это. Поэтому, когда кто-то сказал, что меня не бывает рядом с детьми, чтобы воспитывать их, мне пришлось позвонить на передачу.

Я был за рулем в тот момент, моя сестра позвонила мне и сказала: «Это парень говорит о тебе на радио». В футболе вы должны не обращать никакого внимания на это, но по какой-то причине я подумал: «Нет, я не могу смириться с этим». Многие говорили, что им понравился этот мой поступок. Многие отцы-одиночки, которым приходилось проходить через тяжелые времена, говорили, что я правильно поступил. Я знаю, что Джейми Каррагер позвонил на радио Talksport. Хорошо, что я поступил так, поскольку это заставляет людей менять представление людей. Они думают: «Ой, они футболисты, они получают деньги и разъезжают на дорогих автомобилях». Это, конечно же, не так — вне футбольного поля мы обычные люди, поэтому это нормально поступать, как нормальные люди, и спрашивать: «Зачем вы это говорите?»

Тот незасчитанный гол, который вы забили Германии на Кубке мира в 2010, — я до сих пор вижу его в кошмарных снах. Как вы думаете, повлияло ли это печальное решение на сборную Англии, и как вы отреагировали, когда увидели повтор? (Тед Кэмерон, Гастингс)

Я с самого начала знал, что это был гол, поскольку ясно видел, как мяч пересекает линию. Я ужасно себя чувствовал. Из-за этого на моем счету нет голов на чемпионатах мира. Эта игра была такой важной. Мы не очень хорошо начали, продолжили со счетом 2–0, в ходе матча отыграли еще один гол, но благодаря моему голу счет был бы 2–2 и игра определенно пошла бы по-другому. Однако нам пришлось сравнивать счет во втором тайме, играя против хорошо подготовленной команды Германии. Когда я увидел повтор по телевизору, я удивился, почему гол не был засчитан. Не буду копаться во всем этом и решении судьи, но, насколько я понимаю, это было чересчур.

Вы занимаете одно из самых высоких меств Менсе Великобритании с показателем IQ 150. У Кэрол Вордерман — 154. В каком ТВ-шоу вы бы хотели с ней посоревноваться? (Ник Робертс, Хамптон)

«Погоня», которое ведет Бредли Уолш. Оно есть у меня на iPad’е, и я смотрю его, когда мы находимся в пути. Я бы посоревновался с ней в «Погоне», но все же, возможно, она меня обыграет. Я был доволен своим результатом, но не знаю, как связан с этим уровень IQ. Она бы обыграла меня во всем, что связано с математикой.

Вы один из самых крепких и подтянутых игроков, которых я когда-либо видел, но все же некоторые зовут вас «Толстым Фрэнком». Как вы чувствуете себя, когда слышите эти слова от кого-то из толпы? (Пол Роджерс, Чеэм)

Я не против, и теперь это даже смешно. Но, когда я был помладше, эти слова огорчали меня, они били по больному месту. Все началось в «Вест Хэме», и я хорошо помню, как семь лет назад на «Аптон Парк» женщина с лишним весом, стоявшая на Восточной трибуне, крикнула «Толстый Фрэнк». Именно в тот момент я осознал, как нелепо это звучало, поэтому сейчас я просто смеюсь над этим. Фанаты порой говорят игрокам очень мерзкие вещи — что-то личное и касающееся семейных вопросов, — и мне это совсем не нравится, но я очень даже рад «Толстому Фрэнку».

Широко бытует мнение, что Андре Виллаш-Боаш ни с кем не ладил в «Челси». Каковы же были ваши с ним отношения? (Тревор М, email)

Мы поддерживали нормальные отношения, но это не шло в сравнение со взаимоотношениями с другими менеджерами. Я также не был особо близок с Фабио Капелло. Он не работал над этим, думаю, Андре тоже не стремился к этому. Не знаю даже, какова была его философия касательно клуба. Казалось, он не хотел, чтобы я постоянно играл на одной позиции, и я соглашался с ним.

Веселый был сезон, на полпути наши результаты были неутешительными, и это не шло ему на пользу в клубе. Я был очень близок с Жозе в его первый приход в «Челси», но с Андре все было по-другому. Не хочу критиковать его, потому что он пытался делать своё дело. Просто я думаю, ему было тяжело в таком юном возрасте. Между нами нет никаких разногласий.

Что на самом деле раздражало меня — когда он ушёл, людям нравилось повторять: «Все случилось по вине игроков». Дело было совершенно не в этом. Игроки пытались получить результаты вне зависимости от того, кто был менеджером, был это он или Сколари. У меня нет никаких проблем с Андре Виллаш-Боашем.

Никогда не забуду ваш удар в серии послематчевых пенальти в Мюнхене. Если бы вы не попали, мы бы фактически выбыли, а вы отправили мяч под перекладину. Был ли это самый волнительный момент за всю историю вашего пребывания на футбольном поле, или, по-вашему, справиться с волнением легче, если сам участвуешь в этом? (Брент Сэммонс, Мельбурн)

Для меня серия пенальти — самая нелюбимая часть в футболе. Это был самый волнительный момент, который я когда-либо переживал на футбольном поле, поскольку Мануэль Нойер выглядел таким большим в воротах и мы уже пропустили один мяч. Я держал в голове мысль о том, что я должен забить именно туда, в верхний угол.

Как капитан «Челси» в Мюнхене в финале Лиги Чемпионов, вы не возражали, что Джей Ти «ворвался на вечеринку» и поднял кубок вместе с вами? Лично я бы больше рассердился, что Жозе Босингва нарушил «магию» момента и прошел вперед! (Роуэн Уэлч, Twitter)

[Смеется]. Разумеется, я не был против. Много шуму наделал этот поступок, и Джону досталось за это, что, я думаю, было совсем не правильно. Столько лет Джон пытался выиграть, и мы были так близко. Я помню, как он и Гари Кэхилл замечательно сыграли в первом матче полуфинала против «Барселоны» на «Стэмфорд Бридж».

Будучи капитаном клуба, Джон имел полное право быть там. Пропустить всего один матч и не заслужить Кубок было бы очень смешно. Все зависело от него, и он заслужил этот момент. Что касается Босингвы, он, очевидно, знал что делал, поскольку он на всех фотографиях! Это типичный Босингва — все хорошо, меня это совершенно не беспокоит.



Ваше постоянство невероятно, за три года вы не пропустили ни одной игры «Челси» в лиге. Как вы это делаете? Какой вывод вы сделали из высказывания Рафы Бенитеса в прошлом сезоне, что вы больше не можете играть два раза в неделю? (Мэтт Шилд, Суррей)

Постоянство зависит от физической формы и от того, как ты следишь за своим здоровьем. А еще мне везло с травмами. Не согласен с предположением, выдвинутым Бенитесом, — несколько раз я все же играл дважды в неделю, он просто не приглашал меня для участия в игре. Этот процесс чередовался, и это был его метод. У меня не было никаких проблем с этим, мы все знали, что были заодно с ним.

В возрасте 34 лет это было объяснимо, я и не собирался играть в каждом матче. Но многие делали поспешные выводы, думая, что я расстроюсь из-за этого — ничего такого не было. Это помогло нам достичь тех вершин, на которых мы хотели оказаться. Последние полгода с ним прошли замечательно: мы выиграли Лигу Европу и попали в Лигу Чемпионов.

Поздравляю с сотой игрой за сборную Англии. Какой матч, по-вашему, был лучшим? А какой был самым душераздирающим? (Пол Лукас, Винчестер)

Евро-2004 был невероятным, я не могу выбрать одну игру, атмосфера каждого сыгранного матча была невероятной. Это был мой самый любимый этап игры за Англию. Худшим моментом был во время серии пенальти в Германии в 2006, когда я не реализовал пенальти против Португалии. Это значило, что мы уходим домой, и я еще не испытывал худших чувств в футболе.

Какой гол для «Челси» принес вам большее удовольствие: второй в Болтоне в 2005 для закрепления звания, уравнивающий гол в финале Лиги Чемпионов в Москве в 2008 или гол № 203 на «Вилла Парк» в том же году? И какой гол был лучшим для вас? На мой взгляд, это удар с лета против «Баварии» в 2005... (Чарли Г, Стейнс)

Мои любимые голы — это тот «Болтону» и 203-й на «Вилла Парк» для празднований и того, для чего они предназначались. С технической точки зрения, гол Баварии был моим лучшим, или тот против «Барселоны», когда я подсел мяч, отправив его над вратарем.



Если бы все ваши товарищи по команде (клубу или стране), с которыми вы когда-либо играли, вступили бы в кулачный поединок, кто, по вашему мнению, был бы последним, оставшимся на ногах? (Шон Армстронг, Facebook)

[Смеется]. Хороший вопрос. Первое имя, которое приходит в голову, — Бранислав Иванович. Джон Хартсон и Нил Раддок тоже были бы там, но в наши дни это, скорее всего, Иванович.

Шло много разговоров о том, что вы побьете рекорд голов за «Челси» Бобби Тэмблинга в прошлом сезоне... но к концу вы сдали позиции! Мысль о том, что вы могли побить рекорд, как-то влияла на вашу игру? Вы когда-нибудь забивали мяч, когда могли бы передать его? (Хакан Дэвисон, Twitter)

Я никогда не забивал голов в ситуациях, когда мяч следовало отдать партнеру. Все так поддерживали меня в установлении рекорда, что говорили мне бить с расстояния в 50 м. Я никак не хотел сталкиваться с товарищами по команде потому, что хотел забить гол ради установления рекорда. Не поймите меня неправильно, было несколько матчей, в которых мы спокойно побеждали за последние 10 минут, когда я решал, что должен воспользоваться случаем и пройти вперед. Я осознал: чем больше я волновался и отчаяннее становился, тем сложнее было забить, поэтому я расслабился.

В своей книге Златан Ибрагимович рассказывает, как Жозе Моуринью «строил» игроков перед матчем. Он говорит: «Это была особая психологическая игра. Он мог показывать видео наших плохих игр... а затем мог так ударить ногой доску, что она летела по всей комнате. Адреналин в крови поднимался, и мы выходили на поле как бешеные звери». Вы когда-нибудь становились свидетелем подобной картины с его стороны? (П. Арделл, Facebook)

Да, что-то вроде того, я и сам читал книгу. Златан такой прямолинейный, и он описал процесс в слишком ярких красках, но я понимаю, о чем он говорит. У меня было очень много хороших менеджеров, но методы мотивирования Жозе самые невероятные, будь то летящая по комнате доска или то, как он «строил» игроков. Он всегда очень уверен в себе. В первой половине игры счет мог быть 0–0, но, когда ты заходишь, он говорит: «Мы выиграем со счетом 4–0, мы играем очень хорошо, я чувствую это». И в основном так и получалось. Я впервые слышал такое именно от него, потому что другие менеджеры никогда не говорят ничего подобного, поскольку думают, что игроки расслабятся и слишком легко отнесутся к игре.

В прошлом сезоне вокруг вашего контракта ходило много слухов. Была ли когда-нибудь вероятность того, что вы покинете «Челси»? (Клифф З., Facebook)

Да, была, потому что в какой-то момент срок действия контракта истек, и я собирался заключить новый. Впервые я оказался в такой ситуации, поэтому мне пришлось открыть глаза на то, чтобы перейти в другую команду. Но я не хотел уходить, потому что я еще многое могу показать. Если бы я ушел, я бы уехал заграницу, я даже представить не могу, что буду играть за другую команду Премьер-Лиги после стольких лет в «Челси».

Назовите лучшего игрока, с которым или против которого вы играли. (Ли Пембертон, Бекингем

Легче простого. Лионель Месси. Раньше мне нравился Роналдиньо, я также люблю Криштиану Роналду, у него невероятный рекорд по количеству голов за «Реал Мадрид». Но, так как я играл против Месси и на «Камп Ноу», и на «Стэмфорд Бридж», поэтому я должен выбрать его. Рядом с ним невозможно стоять.

Вы выиграли всё, так что еще осталось получить в «Челси»? (Рима Бабахан, Twitter)

Я очень хочу еще раз выиграть лигу, прошло уже несколько лет с нашей победы. Мне нравится ощущать, что наш клуб стабильный, как в дни Моуринью. Когда он был с нами, когда мы выигрывали фактически неделю за неделей, а также в конце сезона, когда мы оформили «золотой дубль» под руководством Анчелотти.

Что бы вы хотели делать по окончанию вашей карьеры футболиста? (Джей Мартин, Twitter)

Я бы хотел получить тренерскую лицензию, чем я и займусь, когда подойдет к концу моя карьера в Англии, когда бы это ни произошло. Я надеюсь стать менеджером.

Что подтолкнуло вас на написание книги для детей? (Киан Лэмс, Glebe U9 Pumas)

Я думал об этом уже несколько лет. Я читаю книги двум дочкам, и мне нравится, что книги могут многому их научить, вот я и подумал, что и сам хотел бы написать книгу. Футбол — игра мирового масштаба, и в ней не очень много нравоучений, поэтому для детей хорошо заниматься спортом и учить их чему-то. Я очень горжусь своими книгами, я находил такое же удовольствие в их написании, какое и в футболе. Я пошел на риск. Люди ожидали, что кто-то напишет книги за меня, а я всего лишь укажу свое имя на обложке, но я вложил в них много времени и усилий.

Как вы находите писательский опыт, и испытывали ли вы творческий кризис? (Йен Вольтер, Холт)

Я очень часто испытывал творческий кризис, нужно выбирать верное время для написания книги. Одной из причин, по которой я написал книги, является то, что мы проводим много времени путешествуя, и я не играю в компьютерные игры, как большинство парней. Иногда я думал, что трачу свое время на просмотр сериала «24 часа» на iPad’е, в то время как я мог бы заняться чем-нибудь полезным. Я хотел обратиться к творчеству, поэтому я писал, и лучшим временем для меня были поздняя ночь или раннее утро, когда я находился в отеле.



http://wemberley.com/texts/frank-lampard-interview-fft/
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 884
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 143
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 27 окт 2016, 21:08

6 июля 2015. Александр Лукашин (teddy10)

Легенда № 1


Художественная биография Чеха должна начинаться со следующих слов: «Весь его внешний вид вселял уверенность и спокойствие. В степенной походке ощущалось внутренне благородство, отточенные движения в воротах свидетельствовали о недюжинном мастерстве и высоком интеллекте. А детская непосредственность во взгляде придавала доброе обаяние его могучей фигуре». Думаю, что Петр абсолютно литературный или, в крайнем случае, кинематографичный персонаж. В той связи, что его человеческие качества и положительная харизма не менее важны, чем футбольные достижения.

За 11 лет выступлений за «Челси» он стал не просто кумиром «Стэмфорд Бридж», а практически сакральной фигурой наравне с Терри, Лэмпардом и Дрогба. Его вклад в то, что эти 11 лет стали для «Челси» пока самыми успешными в истории клуба, невозможно переоценить. Во всех великих командах, проходивших победный цикл, в составе непременно находился вратарь экстра-класса, надежная игра которого являлась фундаментом всей командной игры. Всем нам сильно повезло, что для «Челси» таким № 1 стал именно Петр Чех. Провожая Петра аплодисментами и словами благодарности за все то, что он сделал для «Челси», предлагаю вспомнить наиболее яркие вехи его биографии.

Начало. «Спартанское» воспитание

Петр Чех был одним из «тройняшек», которые появились на свет 20 мая 1982 года. При рождении Петр весил меньше килограмма, но его вместе с сетрой родителям удалось выходить, а их младший брат, к сожалению, умер в младенчестве из-за инфекции. Спортом маленький Петр увлекся еще в раннем детстве, причем в споре между футболом и хокккем, предпочтение отдавал второму.

«В детстве я любил хоккей больше, чем футбол - вспоминал Чех - наверное, потому, что в хоккее больше работы. Больше ударов, которые нужно отбивать». Кумиром маленького Петра был Доминик Гашек.

Однако будущей звездой НХЛ Чех не стал, так как, по его словам, родителям была не по карману хоккейная амуниция. В футбольную школу «Виктории» (Пльзень) родители привели Петра в возрасте 6 лет, где он сначала поиграл в нападении, но с 10 лет встал в ворота. Дело в том, что основной вратарь команды получил травму, и тренеры команды решили попробовать в «рамке» Петра, уже тогда выделявшегося своим ростом среди сверстников.

Свой первый профессиональный контракт он подписал в 1999 году с клубом «Хмел» (Блшаны), за который в сезоне 00/01 провел 27 матчей и пропустил 33 гола. В то время единоличным гегемоном в чемпионате Чехии была пражская «Спарта», скауты которой заметили перспективного голкипера и летом 2001 года купили его за 700 тыс. евро.

В «Спарте» карьера Чеха вышла на новый виток развития. Несмотря на то, что «Спарта» впервые за шесть лет осталась без чемпионства, Петр установил личное достижение, сохраняя свои ворота «сухими» на протяжении 855 минут. Удачно Чех действовал и в розыгрыше Лиге Чемпионов, где он пропустив 12 голов в 12 матчах, помог «Спарте» пробиться во второй групповой этап и заставил заговорить о себе всю европейскую футбольную общественность.

В юном возрасте для любого талантливого игрока важно провести хотя бы один яркий турнир, который станет трамплином для большой европейской карьеры. Для Чеха таким турниром стал молодежный Евро-2002 во Франции. В тот год у Чехии подобралась перспективная команда, в которую помимо Чеха вошли многие заметные фигуры: Зденек Грыгера, Милан Барош, Ян Полак, Мартин Йиранек и др. Главной же звездой той сборной и всего турнира стал наш герой. Он уверенно отыграл весь турнир, а финал с французами и вовсе стал его бенефисом. В серии послематчевых пенальти Петр отбил удары Пьера-Алена Фро и Жюльена Эскюде, сделав Чехию чемпионом молодежного Евро и получив приз лучшего игрока турнира.

Впоследсвии Чех, уже будучи основным вратарем «Челси», и признанным мастером, вспоминал о той победе чешской «молодежки» с особым чувством:

«Решающий матч стал наградой за огромный труд, проделанный нами на чемпионате и за два года квалификации. Та победа остается одной из самых важных в моей карьере. Последние годы я играю в одном из лучших клубов мира. Я по три раза побеждал в чемпионате и Кубке Англии, завоевал множество трофеев, но тот успех с молодежной сборной Чехии был особенным».

Уверенная игра молодого голкипера привлекла внимание многие клубы, в числе которых был и лондонский «Арсенал». Однако Петр не переехал в Англию, так как на тот момент у него не было достаточного количества матчей за сборную. Сам он считает, что скауты «Арсенала» просто решили, что он недостаточно хорош для них. В итоге переговоры с «Арсеналом» сорвались и возник вариант с французским чемпионатом, где наиболее удачливым и настойчивым оказался аутсайдер чемпионата «Ренн», подписавший 196-самнтиметрового вратаря за 5 млн. евро.

Во Франции Чех окончательно укрепился в статусе самого талантливого вратаря Восточной (а, возможно, и всей) Европы. За два неполных сезона он сыграл за «Ренн» 78 матчей, в которых пропустил 79 голов, и помог своему довольно скромному клубу дойти до полуфинала Кубка Франции. В сезоне 2003—2004 гг. Чех был признан лучшим вратарем Лиги 1.

Время проведенное в «Ренне», Чех считает одним из важнейших в процессе своего профессионального становления. «Во Франции я намного больше времени проводил с тренером вратарей. Даже если у нас не было времени во время тренировки, мы старались прийти пораньше или задержаться, чтобы провести несколько специализированных занятий. Мы работали в поте лица, и я добился огромного прогресса под руководством главного тренера Ласло Болони и тренера вратарей Кристофа Лоллишона».

Кроме того, Чех окончательно закрепился в основной сборной Чехии, выиграв с ней квалификацию к Евро-2004 и продемонстрировав отличную игру в финальной стадии туринира. Чехи, в оставе которых было немало триумфаторов молодежного Евро-2002, плюс бодрые ветераны во главе с Недведом и Поборски, стали самой интересной и играющей командой чемпионата Европы в Португалии, но в изнурительном полуфинале с греками немного не дотерпели. Впрочем, это не помешало Петру Чеху войти в символическую сборную чемпионата Европы.

Так случилось, что первый крупный турнир на уровне сборных стал для Петра Чеха самым удачным. Что касается его игры персонально, то весь Евро-04 он провел вдохновенно и уверенно, демонстрируя отличную рекацию и радуя футбольных гурманов, например, такими эпизодами:



Сразу после Евро-04 Чех перешел в «Челси» за 7 (9) млн. фунтов, став самым дорогим вратарем в истории лондонского клуба. В карьере Петра и в истории «Челси» начинался новый этап.

Завоевание Англии

Признаюсь честно, что я с большой симпатией относился к Карло Кудичини, которого Чех закономерно вытеснил из ворот «Челси» в 2004 году. Работоспособность Кудичини, его старательность, профессионализм, футбольные гены, правильное отношение к игре вызывали уважение. Почему-то в то время мне казалось, что именно так и должен выглядеть и играть настоящий футбольный вратарь. Карло мог вытащить «мертвый» мяч, но в той же игре пустить «бабочку». В этом плане Чех, одним из главных достоинств которого была стабильность (подч. автором), был более перспективным кандидатом на пост № 1. При этом изначально место в воротах было для Чеха отнюдь не гарантировано и за него предстояло еще побороться. Но травма Кудичини и уверенная игра Чеха в первых же матчах показалии, кто должен стать основным вратарем.

Сильвино Лоуро, тренировавший вратарей «Челси» в то время, вспоминал по этому поводу следующее:

«Сделать выбор было трудно, потому что Карло Кудичини был одним из лучших в чемпионате. Но когда Петр стал тренироваться, Жозе Моуринью он очень понравился, и тот поставил его на первый матч с "МЮ", мы выиграли 1:0. Он перехватил первый кросс, потом продолжил в таком духе, и играл блестяще. Решение было принято».

В той игровой модели, которую в «Челси» построил Моуринью, ему был необходим вратарь, который может на стабильно высоком уровне играть на протяжении всего сезона и выдавать серии по пять «сухих» матчей и более. Чех идеально вписался в состав «Челси» и в первый же чемпионский сезон установил рекорд АПЛ по количесву минут без пропущенных голов - 1025. Тем самым он побил предыдущее достижение Петера Шмейхеля и получил прозвище «Мистер Зеро». Примечательно, что именно в "Челси" Чех начал играть под № 1. В "Спарте" выступал под 17-м, в "Ренне" под 34-м.

В пресловутых «1:0», ставших визитной карточкой «Челси» в чемпионские сезоны 2004–05 и 2005–06 гг., заслуга Чеха была невероятно велика. В своем первом сезоне за «Челси» он сделал 24 клиншита, и пропустил всего 15 голов при 83% отраженных ударов. Статистика второго сезона (05–06 гг.) была не столь впечатляющей, но тоже недостижимой для большинства вратарей — 20 пропущенных голов в 34 матчах.

Кристоф Лоллишон, работавший с Чехом в «Ренне», а с 2007 года возобновивший сотрудничество с ним в «Челси», говорил о том, что одним из главных качеств Петра является перфекционизм. Он всегда хочет добиться максимального результата и не готов смириться с тем, чтобы было просто «хорошо». Ему всегда необходимо, чтобы было «отлично». И никак не меньше! В этом плане Чех очень похож на Моуринью, который тоже во всем стремится быть лучшим.

«Помню, мы выигрывали 3:0, было не трудно, но на последней минуте мы пропустили гол - вспоминал Лоллишон - Петр был очень расстроен, и я тоже, потому что 3:1 это не 3:0. Он пришел в раздевалку и сказал, что было ужасно пропустить этот гол, и это нормально, потому что Петр — перфекционист, для него 3:0 лучше, чем 3:1»

Испытание и возвращение

Даже спустя восемь с половиной лет нельзя без содрагания смотреть на этот кадр. Эту травму, сколь нелпую, столь и ужасную, Чех получил, когда он был, казалось, на пике. И, как говорили впоследствии врачи, если бы череп был вдавлен после удара хотя бы на несколько милиметров глубже, возможно, Чеха уже не удалось бы спасти. Этот случай лишний раз доказывает, что в спорте, здоровье и жизнь порой висят на волоске.

«В тот день, когда это произошло, мне сказали, что я не смогу больше сыграть в текущем сезоне, — вспоминал Петр. — А может, и в следующем не смогу. Мне сказали, что все будет зависеть от моего восстановления. Это был вопрос жизни и смерти, потому футбол отошел на второй план».

Чех говорил, что сам он не помнит эпизод столкновения. Ппоследнее, что помнит, это то, как он бежал за мячом навстречу нападающему «Рединга». Также он вспоминал, что его постоянно мучили сильнейшие головные боли, которые можно было ослабить лишь за счет приема необходимых лекарств. Паулу Феррейра, находившийся в тот момент рядом со злосчастным эпизодом, вспоминал, что Хант мог перепрыгнуть через Чеха, как обычно делают нападающие в этой ситуации, но он намеренно пошел в стык. Жозе Моуринью был настолько вне себя от гнева, что даже собирался завести уголовное дело на Ханта.

Так или иначе, это уже осталось в истории. Более важным в этой ситуации было то, как быстро смог восстановиться Чех после травмы. 14 октября 2006 года случилось это ужасное столкновение и уже 20 января 2007 года Чех вышел на поле в матче против «Ливерпуля». А в марте 2007 года стал лучшим игроком месяца в АПЛ и признавался о том, что уже забыл о том инциденте:

«Выходя на поле, я предаюсь власти футбола. Пытаюсь полностью сконцентрироваться на игре. В первом после травмы матче, может, и было трудновато, но с тех пор я провел уже более десятка игр. Все хорошо, и я уже начисто забыл о своем повреждении. Если нужно будет куда-то подставить свою голову, я это сделаю. Уже после травмы головы мне сломали нос в матче против «Блэкберна», а после тренировки мне сделали пластическую операцию (после столкновения на тренировке с Талем Бен-Хаимом Чеху наложили 50 швов — прим. авт.)

Столь быстрое возврашение Чеха было связано как с профессиональной работой медиков, так и с жаждой играть самого Петра. Все, кто работал с ним в то время, вспоминали, что у него было одно непреодолимое желание - поскорей вернуться на поле. Уже упоминавшийся Сильвино Лоуро, контролировавший процесс восстановления Чеха после травмы, говорил:

«Петр невероятно быстро восстанавливался после травмы. Он был силен психологически, так быстро вернуться было нелегко. Мы думали, что в первом матче он будет несколько нервничать по поводу контакта, будет опасно, но вскоре увидели, что он был крайне уверен, и все было хорошо».

В мае 2007 года Петр завоевал вместе с «Челси» Кубок Англии, в первом матче на новом «Уэмбли» обыграв «Манчестер Юнайтед» 1:0. Несмотря на три месяца лечения и восстановления, Чех успел провести в сезоне 2006-2007 гг. 36 матчей, в которых пропустил 23 гола. При этом в январе 2007 года, сразу после возвращения, не пропускал на протяжении шести матчей! «Мистер Зеро», к которому из-за защитного шлема приклеилось еще одно прозвище «Танкист», выходил на свой прежний уровень, что не могло не радовать тренерский штаб и болельщиков.



Сезон 2007—2008 гг. выдался для Чеха довольно противоречивым. В тот сезон «Челси» остался без трофеев, но впервые в истории дошел до финала Лиги Чемпионов, где лишь по пенальти проиграл «Манчестер Юнайтед». Чех провел еврокубковый сезон на высоком уровне, уверенно сыграл в полуфинальных матчах с «Ливерпулем» и в финале с МЮ, где несколько раз спас свою команду, казалось, в безнадежных ситуациях, а затем отбил послематчевый пенальти от Криштиану Роналду.

Большим разочарованием для Чеха стал чемпионат Европы 2008 года в Австрии и Швейцарии. В матче третьего круга с турками чехи вели 2:0, но проиграли 2:3 и вылетели из турнира. Второй пропущенный гол был полностью на совести Чеха, который выпустил мяч из рук прямо на ногу Нихата. Петр был настолько деморализован и подавлен, что признался о возможном уходе из сборной, но в результате уговоров со стороны федерации и просьб болельщиков решил остаться. Главной радостью для Чеха в тот год стало рождение его первого ребенка. В январе 2008 года супруга Мартина подарила Петру дочь Аделу. В следующем году у пары родится сын Дамиан.

На футбольном Олимпе

Между уходом и возвращением Жозе Моуринью в «Челси» сменилось семь тренеров и бесчетное количество игроков. Но при всех наставниках Чех оставался безальтернатиным № 1. При этом нельзя сказать, что этот путь был исключительно гладким. Напротив, он был полон новых испытаний и преодолений. В середине сезона 2008-2009 гг. Чех допустил ряд ошибок при игре на выходах и пресса стала давить на тогдашнего наставника "синих" Гуса Хиддинка с вопросами о том, что, возможно, стоит дать Петру паузу для отдыха и переосмысления событий. Однако Гус защитил своего вратаря и выразил свою уверенность в нем.

«Я очень доволен нашим „первым номером“, и нет нужды менять его на кого бы то ни было - говорил Хиддинк, - понятно, что мы все хотим прогрессировать. Но бывают ошибки, и от этого никто не застрахован. Я вижу, как усердно тренируется Чех, но он, прежде всего, человек, а не машина. У каждого бывают моменты спада. Мы это переживем»

Чех отблагодарил своего тренера за поддержку и помог «синим» дойти до полуфинала Лиги Чемпионов (ни слова об Эвребе) и выиграть Кубок Англии в финале с «Эвертоном».

Карло Анчелотти, под руководством которого «Челси» оформил «золотой дубль» в сезоне 2009-2010 гг., неоднократно говорил о своем уважении и даже восхищении к чешскому голкиперу, называя его лучшим вратарем в мире.

«Если меня спросят, кто лучший голкипер в мире, я отвечу — Петр Чех. Это лучший голкипер с кем мне удалось поработать в моей тренерской карьере. В Мире много хороших вратарей, но им не хватает одного очень важного для голкипера качества — всем им не хватает стабильности. Петр Чех на протяжении всего своего пребывания в "Челси" с первого матча в Чемпионате Англии показал свою уверенность. Это лучшее качество для голкипера, который защищает ворота топ-клуба»

Чех был лучшим и в лигочемпионской кампании «Челси» в 2011/2012 гг. Во многом благодаря его феноменальной игре «синие» смогли добраться до мюнхенского финала и одолеть "Баварию". Петр был хорош еще в ¼ финала с "Наполи", но два полуфинала с "Барселоной" он провел просто на каком-то космическом уровне, став ночным кошмаром для Лео Месси и публики "Камп Ноу". Что касается финала, то здесь Чех подтвердил, что вратарь иногда может быть не половиной команды, а гораздо большей её частью.

Тогда же Чех утвердился в качестве главного специалиста в мире по отражению пенальти. В комментариях к ностальгическому посту про Фрэнка Лэмпарда один из пользователей написал, что свой главный пенальти в жизни дал бы пробить именно Фрэнку. Думаю, что никто не поспорит с тем, что если бы вам пришлось отразить важнейший пенальти, то вы попросили бы об этом Чеха.



Даже после выигрыша на клубном уровне всехм возможных трофеев Чех продолжал работать над собой и стремился совершенствоваться. Кристоф Лоллишон вспоминал о том, что сразу после победы в Лиге Европы в 2013 году Чех сел разбирать с ним все игровые нюансы. Постоянное желание стать лучше себя вчерашнего - одно из качеств, которое отличает великих спортсменов. И Петр Чех является здесь очень показательным примером. Наиболее точную характеристику профессиональным качествам Чеха дал Кристоф Лоллишон, работавший с ним большую часть профессиональной карьеры. Лоллишон говорил:

«Я знаю, что Петр умен, он управляет своей жизнью, я могу помочь ему, чтобы он мог организовать свою профессиональную жизнь, мы хорошо понимаем друг друга. мы до сих пор, как в "Ренне", разбираем его матчи, каждый раз он пытается понять, что и как произошло, почему он пропустил. В 31 год он все еще хочет расти и учиться, если возможно, стать совершенным, и мне, как тренеру вратарей, это нравится!»

Закат

Перед началом прошлого сезона Чех оказался в ситуации схожей с той, в которую 10 лет назад попал Кудичини после прихода самого Чеха. Моуринью решил сделать ставку на молодого и перспективного Тибо Куртуа и, как показывают результаты, не прогадал. «Челси» в пятый раз стал чемпионом и выиграл очередной Кубок Лиги.

Мы должны быть благодарны Петру, что он смог смириться с непривычным для него статусом запасного и помог «синим» в чемпионате и кубках. Но при этом очевидно, что Чех игрок слишком большого масштаба, чтобы оставаться в роли запасного даже в таком серьезном клубе, как нынешний «Челси». К тому же предыдущая карьера показывает, что он всегда стремился к тому, чтобы играть.



Чех понимает, что настало время сделать небольшой шаг назад, потому что удержаться на прежнем уровне он не в состоянии. В своём трогательном прощальном письме к болельщикам «Челси» сам Петр все прекрасно разъяснил, и добавить к этому, по сути, нечего. За свою карьеру в «Челси» он выиграл 15 клубных и 6 шесть личных трофеев, установив рекорд по числу «сухих» матчей в истории «синих».


http://www.sports.ru/tribuna/blogs/rows ... 98554.html
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 884
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 143
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 28 окт 2016, 20:23

28 октября 2016. Денис Романцов

Кто спас жизнь Винни Джонсу


Он сидел в лесу, засунув в рот ружье, небо сморкалось дождем, холодало, он дрожал и снова пытался понять, как так вышло-то. Не барагозить же он в Дублин ехал – нет, писать колонку про игру Ирландия – Англия, но за завтраком в отеле Jurys Inn заметил Гари Линекера и получилось, как у Андрея Битова: «Захожу в «Континенталь». Стоит Андрей Вознесенский. А теперь ответьте, мог ли я не дать ему по физиономии?» Линекер сказал про «Уимблдон», клуб Винни Джонса, что его игры можно смотреть только по телетексту – ну, и не приятного же аппетита желать после такого. Винни предложил высказать претензии к «Уимблдону» ему в лицо и швырнул в Линекера тостом.

Вечернюю игру прервали из-за фанатских буйств, Винни заправился шампанским с друзьями, в компанию ввинтился Тед Оливер, репортер Daily Mirror, сморозил глупость и сам не заметил, как его нос оказался в зубах Винни Джонса. Наутро в аэропорту Станстед Джонс услышал: «Ты откусил нос тому парню в Ирландии!» Винни позвонил жене Тане, она плакала. Дом окружили журналисты, все вокруг охали: безумный футболист изуродовал репортера. Тому теперь только гоголевского асессора Ковалева играть в театре «Глобус». «Он схватил меня зубами и терзал, как собака – мертвого кролика», – жаловался Оливер в интервью своей же газете.

Влюбившись в Таню, Винни считал, что успокоился, остепенился, повзрослел, изгнал из себя бесов. В детстве они пересекались на спортивной площадке, у нее крикет, у него футбол, спустя годы встретились в пабе, она предложила проводить ее домой, он поплелся, но все ограничилось чаем с ее мамой, Морин. Вернувшись в паб, Винни обнаружил, что угнали его мотоцикл. Он услышал рев мотора, спрятался за деревом, дождался угонщика, скинул его на землю и вернулся в седло. Он заподозрил Таню в сговоре с угонщиком, она обиделась и вышла за Стива Терри, полузащитника «Уотфорда». Через два года Джонс прочел в Evening Echo: Таня перенесла пересадку сердца после сложных родов дочери. В следующий раз он увидел ее, когда играл за «Челси» и делил дом с нападающим Джо Аллоном. «Вечеринки, женщины, выпивка, гонки на тачках, тренировки и игры. Хорошие времена – мы жили на всю катушку», – вспоминал Джонс в своей первой автобиографии.

После развода со Стивом Терри Таня поселилась на той же улице – вот так совпадение – но как к ней подойти, столько лет не виделись, да и расстались нелепо. Идею подкинул Джо Аллон: кролик Кейли, дочери Тани, вечно выскакивает из клетки и выбегает на улицу. Что ж, хоть какая-то зацепка. Винни нагрянул к Тане, сказал, что подобрал кролика и вернул его в гараж. Таня благодарно кивнула и посмотрела вопросительно: ну, вернул, а дальше-то что? Винни понятия не имел, что дальше, но на втором этаже заплакала Кейли, Таня поднялась к ней, не закрыв дверь, Винни прошел на кухню, налил себе кофе и достал печенье. «Ты еще здесь?» – удивилась Таня. – «Да, на улице холодно, я решил поставить чайник». – «Ты всегда так делаешь в чужих домах?» Они проговорили несколько часов, и Таня призналась: не могла поверить, что Винни стал известным футболистом, была уверена, что он чахнет в тюрьме.

Джонс стал возить Таню в больницу, на процедуры по уходу за пересаженным сердцем, однажды вынес ее оттуда на руках, когда она слезно просилась домой, а доктор не пускал, он чувствовал, что хочет заботиться о ней всю жизнь, поехал за благословением к ее отцу и услышал: «Она необычная девушка, у нее случаются приступы паники из-за сердца. Ты готов к этому?» Готов, готов, конечно, готов. На свадьбе у нее болели ноги из-за лекарств и жары, было трудно ходить, но они танцевали весь вечер, утром улетели во Францию, а через полгода случились Дублин, Линекер и Оливер. Винни почувствовал себя чудовищем, не достойным Тани. Когда она ушла в магазин, он взял ружье и побрел в лес.

До этого он долго лежал, пялился в потолок, копался в памяти, рыхлил детство, юность, молодость и, как Зощенко в повести «Перед восходом солнца», искал там причину своих несчастий. Из отпуска в Римини отец привез мяч из натуральной кожи. В школу брать не разрешал, потому что на асфальте им играть нельзя, только дома, на заднем дворе. За забором был паб. Когда Винни отлучился, кто-то залез во двор и украл мяч. Итальянский. Белый с черными пятнами. Натуральная кожа. Первый мяч Винни Джонса.

В семь лет Винни копался в папином столе и нашел в одном из ящиков пачку денег. Вытянув десятку, он устроил друзьям фуршет в кондитерской. Родители обнаружили пропажу, вызвали полицию, но позвонили из кондитерской: ваш сын скупил половину сладостей. Дома Винни прилично отхватил, но и подумать не мог, что это последний раз, когда родители вместе. Ввалилась какая-то женщина, представилась любовницей отца, мама в тот же день собрала вещи, Винни держал ее за пальто, умолял остаться, на суде она добивалась опеки только над дочерью, не над Винни, ей отказали, и она устроилась в дом престарелых, где и ночевала.

Джонса выперли из «Уотфорда» за худобу, он бросил футбол, подвизался таскать кирпичи на отцовской стройке, мыл кастрюли со сковородками в школе Брэдфилда, скопил на мотоцикл Кавасаки, но увлекся, разогнался, поздно заметил грузовик и влетел в забор из колючей проволоки.

В семнадцать он собрался в армию, услышав от отца своего друга Кэла, что Англия воюет с Аргентиной. Винни и Кэл прибыли на призывной пункт Уотфорда, заполнили все документы, готовились лететь на Фолклендские острова, но вскрылось сомнительное прошлое Кэла, любившего подраться и прокатиться на чужих мотоциклах. Отказали в итоге и ему, и Винни, который устроился садовником в колледж Буши, а заодно играл там в футбол по воскресеньям. Однажды его попросили подготовить газон к приезду полупрофессиональной команды «Уилдстон». Джонс справился с заданием, а заодно напросился на тренировку. «Мы сначала только бегать будем». – «Вот и я побегаю». – «Да пожалуйста».

Джонс добегался до того, что его взяли в резервный состав «Уилдстона». Платили так себе, двадцать восемь фунтов в неделю, но это первые деньги, которые он получал за игру в футбол, а остальное добирал на стройке, куда вернулся после трехлетнего раздора с отцом. Основного полузащитника «Уилдстона» Денниса Байета сразила жуткая трагедия – жена и ребенок скончались в больнице во время родов – Деннис оставил футбол, а его место занял Винни. Дебют в основе Джонс отметил накануне, вернее сам-то только пива чуток выпил, но щедро угостил друзей. Один из них так накачался, что Винни повез его домой. За ними увязалась полиция, у Винни не было страховки, зато был пивной выхлоп изо рта, он попробовал оторваться, но влип в тупик. Оказалось, неподалеку разбили витрину в магазине электротоваров и вынесли все что можно. О, а у Винни еще и кровь на ноге. Откуда же? Уронил стакан в баре и порезался. Так ему и поверили.

Сковали наручниками, бросили в камеру, выпустили в десять утра, грабителей-то реальных нашли, но пьяное вождение тоже не шутки – права отобрали на полтора года, да и ладно бы только это, но в одиннадцать утра – через час после освобождения – Винни ждали в «Уилдстоне», чтобы ехать на его первую игру. Бутс с собой не было, клянчил у других игроков. Седьмой размер подойдет? Маловаты. А двенадцатый? Ребята, хорошо бы восьмой или восемь с половиной. Есть только девять с половиной! Давай. Вышли на разминку, Винни пробил по мячу и правая бутса (фирмы Lotto) улетела на трибуну.

В том сезоне, 1984/85, «Уилдстон» с Джонсом доковыляли до финала Кубка Англии среди полупрофессиональных команд, но перед финалом на «Уэмбли» вернулся Деннис Байет, и Винни остался в запасе, «Уилдстон» победил, а Джонса как запасного утешили подарочными часами. Зайдя в туалет, он в ярости разбил их о кирпичную стену. В следующем сезоне его удалили после столкновения с вратарем «Уэймута», болельщик плюнул в него, Винни двинул ему пару раз и пошел в раздевалку. Он постоянно играл в основе, а ближе к межсезонью услышал треп партнеров, Диббла и Джонсона, что летом можно поиграть в Швеции – такие подработки устраивает тренер «Уимблдона» Дэйв Бассет.

«Даешь слово, что не будешь там никого дубасить?» – спросил Бассет. – «Клянусь», – ответил Винни. В аэропорту Стокгольма его встретил пожилой мужчина по имени Берт Бустрон, босс ИФК «Хольмсунд». Оказалось, нужно тащиться в другой самолет и лететь на север Швеции. Только там Винни понял, что загремел в третью шведскую лигу. В аэропорту – полсотни репортеров. Им передали, что прилетела звезда «Уимблдона». На самом-то деле «Уилдстона» и не особо звезда, но если проговорить название клуба быстро и с английским акцентом, то разницы и не заметят. А звездой он стал после первой же игры, когда у него начали брать автографы в супермаркете, где он закупался за счет клуба. Винни поселился с форвардом Марком Макнилом в большом доме с тремя спальнями, зашибал шесть сотен фунтов в месяц, а клуб бесплатно предоставлял одежду и лодку для рыбалки. Из развлечений, правда, только университетская дискотека по субботам, но хоть так. Летом это приключение не ограничилось. Играли в тренировочных штанах, варежках и шапках с помпонами, в четвертьфинале Кубка подбили «Юргорден», один из лучших клубов страны, Винни предложили четыреста фунтов в неделю, но Бассет прислал письмо: «Слышал, ты там неплохо справляешься. Приезжай-ка на просмотр в «Уимблдон».

В игре за вторую команду «Уимблдона» Винни забил два мяча, победили 3:1, ему дали контракт на полтора года, а партнеры – по такому-то случаю – привели в его номер девушку. Назавтра «Уимблдон» проиграл в гостях «Ноттингем Форресту» Брайана Клафа 2:3, зато в первой домашней игре Джонс головой забил «МЮ» и побежал к трибуне, чтобы разглядеть тридцать своих родственников и друзей, который провел на стадион. Полузащитник «Арсенала» Пол Мерсон писал в своей автобиографии, что в гостевой раздевалке уимблдонского стадиона не мыли туалеты, подменяли сахар солью и на всю мощь врубали отопление, чтобы приезжие команды выматывались еще перед игрой. Винни же признался в своей книге, что Бассет накануне матчей тренировал даже атаки на судей: «Тогда я понятия не имел, как контролировать себя». После «МЮ» Джонс забил и «Челси» с «Шеффилдом», но прославился не голами, а тем, что нокаутировал Грэма Рикса из «Арсенала» (того, кто будет вторым у Рууда Гуллита в «Челси», а позже сядет в тюрьму за совращение малолетней).

«Откуда вы? Чем вы раньше занимались?» – спросили Джонса после гола «Манчестеру». – «Я копал траншеи под фундамент и носил груды кирпичей».

Бассет удержал «Уимблдон» в первом дивизионе, но переметнулся в «Уотфорд», позвал Винни в гости и познакомил с Элтоном Джоном, владельцем «Уотфорда» с 1973 года. Винни сказал, что дедушка, умерший от рака, болел за этот клуб, да он и сам бы за него играл, если б не выгнали. «Мы обсудим с «Уимблдоном» твой трансфер», – пообещал Бассет на прощание. «Кстати, а куда ты сейчас?» – спросил Элтон Джон. – «В паб Bell в Бедмонде», – ответил Винни. «Что если я поеду с тобой?» Пока водитель Элтона Джона парковался, Винни зашел в паб и объявил: встречайте моего нового приятеля. Элтон около часа болтал с друзьями Винни про футбол, но его окружили охотницы за автографами и пришлось прощаться. Потом Винни узнал, что Элтон оставил бармену пятьдесят фунтов – заплатил за всю компанию.

«Уимблдон» не отпустил Джонса в «Уотфорд», а новые тренеры, Бобби Гоулд (в недалеком прошлом - помощник менеджера Челси» Джеффри Херста) и Дон Хау, – перед игрой с «Ньюкаслом» – нашли Винни свежее применение: «Этот мальчик, Гаскойн, он особенный. Забудь о своих обычных функциях и закрывай только его. Иначе мы проиграем. Он слишком хорош». Винни сжал зубы, напряг вены на шее, и на пятой минуте Гаскойн поинтересовался: «Ты что, моя тень?» – «Именно так, жирный ублюдок, – подтвердил Джонс. – Я буду следить за тобой весь вечер». Джонс отклеился от Газзы только раз – пришлось выбросить мяч из аута, но и тогда он заботливо предупредил: «Жди там, толстяк. Я вернусь через минуту». Гаскойн повернулся к скамейке «Ньюкасла» и развел руками: «Откуда взялся этот чудик?» Следом он пошутил про зарплату Джонса, тот, конечно, расслышал, приблизился к Газзе и подарил фотографу Daily Mirror Монте Фреско один из главных кадров в истории английского футбола.

Закончили по нулям, в раздевалке все хвалили Винни, он побрел в душ, но увидел на пути экипировщика Джо Диллона, державшего в руке красную розу: «Газза просил передать тебе». – «О, какой жест. Тогда отнеси ему это в знак благодарности», – сказал Винни, вручив Диллону ершик для унитаза. В утренних газетах Джонса назвали психом, а фото Монте Фреско – уродливым лицом футбола. Вероятно, на репутацию Джонса слегка повлияло и то, что до случая с Гаскойном он предупредил тренера «Ливерпуля» Кенни Далглиша, что планирует оторвать ему голову и использовать образовавшееся отверстие в качестве унитаза. В следующем сезоне, перейдя в «Тоттенхэм», Гаскойн позвал Джонса пострелять по тарелочкам. Зарядив двуствольное ружье, Пол направил его на Винни, мигом рухнувшего на траву: «Посмотрим, как ты меня схватишь теперь».

В игре с «Тоттенхэмом» хватать Газзу не пришлось, но Джонс и так нарвался на скандал. Форвард «Уимблдона» Джон Фашану боролся с защитником Гэри Робертсом, Джонс влетел между ними, чтобы выбить мяч, свалил обоих, но подняться смог только Фашану. Из-за травмы колена Стивенс завязал с футболом в тридцать лет, а Джонсу пришлось выезжать со стадиона «Тоттенхэма» на полу машины тренера Дона Хау, спрятавшись под плащом. Джонс выиграл с «Уимблдоном» Кубок Англии (в перерыве Хау кричал игрокам: «Обмотайтесь холодными полотенцами, вам нужно остудить кровь!»), но в игре с «Эвертоном» боднул их капитана Кевина Рэтклифа и услышал от Хау: «Что я делаю в одном клубе с тобой? Ты бандит! Варвар!»

Джонса продали в «Лидс», где он в пятидесяти трех матчах не то что ни разу не удалился, но и желтых-то получил всего две. Однажды, правда, его арестовали за драку в ночном клубе, но это не снизило его популярность. Он помог «Лидсу» вернуться в первый дивизион, стал вести радиошоу с шести до семи пятничного вечера, где отвечал на вопросы болельщиков и брал интервью у партнеров, но перед новом сезоном клуб купил шотландца Маккалистера, и Джонс перестал попадать даже в запас. Посмотрев четыре игры с трибуны, на сбор перед пятой, с «Лутоном», Винни прихватил дробовик и направил его на тренера Ховарда Уилкинсона: «Теперь-то вы выпустите меня на поле?» Через пару секунд Винни улыбнулся, все вокруг тоже захохотали, но еще смешнее было, когда Уилкинсон и правда поставил Джонса состав. Правда, в последний раз.

Свалив в «Шеффилд Юнайтед», Джонс напомним о себе тем, что в игре с «Ман Сити» получил желтую карточку уже на пятой секунде, превзойдя свой личный рекорд на две секунды. В Шеффилде он снова сошелся со своей бывшей девушкой, она забеременела, сын Аарон родился на шесть недель раньше, да еще и с желтухой, Винни плохо спал, часто ссорился с подругой, и, когда Деннис Уайз, игравший с Джонсом в «Уимблдоне», посоветовал его тренеру «Челси», Винни уехал в Лондон один, без девушки и сына.

В Лондоне он встретил Таню, но в остальном – тоска: тренер Ян Портерфилд налегал на виски, пропускал тренировки, а его помощник Тернент каждое утро спрашивал игроков, чем бы им хотелось заняться. Футбольная ассоциация оштрафовала Джонса на полторы тысячи фунтов за неприличный жест болельщикам «Арсенала», хотя он просто дразнил парня своей сестры Тони О’Махоуни, а потом еще на двадцать – за участие в фильме про футбольных грубиянов, который ему навязал агент Джером Андерсон. При этом в «Челси» Джонс избежал удалений, а, вернувшись в «Уимблдон», пообещал болельщикам с обложки программки, что они увидят нового, спокойного Винни. В первой домашней игре после возвращения Джонс получил красную карточку за регбийный захват защитника «Блэкберна» Морана.

Винни нашел свидетельство о рождении своего деда Артура, валлийца по происхождению, смог дебютировать в сборной Уэльса, но уже во второй игре в Кардиффе – против Грузии – нагрубил Михаилу Кавелашвили и на двадцать восьмой минуте побрел в раздевалку. В сборной Джонс дослужился до капитана, но премьер-лига второй половины девяностых отторгла его. Фолы против новых иностранных звезд все сильнее бесили соперников «Уимблдона», одиннадцатое удаление в карьере Джонса (в игре с «Челси» досталось Гуллиту и Петреску) вызвало уже почти международный скандал, но Винни утешался работой на телевидении. Он вел вечернее шоу на автомобильном канале Sky, где его заметили режиссер Гай Ричи и продюсер Мэттью Вон.

Они предложили Винни эпизодическую роль в малобюджетном гангстерском фильме «Карты, деньги, два ствола». Настолько малобюджетном, что на встрече с Джонсом Ричи не был уверен, хватит ли денег на его карточке, чтобы оплатить обед. Винни понравился режиссеру, но оставалась еще кастинг-директор Селестия Фокс, в начале восьмидесятых подбиравшая актеров для фильма «Пинк Флойд: Стена». Винни подъехал к ней после тренировки и сыграл несколько сцен своего персонажа, Большого Криса, который описывался как «уважаемый человек, с которым вы предпочли бы не встречаться». Хм, окей, сказала Селестия, но вы могли не играть Большого Криса, а вести себя, как Винни Джонс в пабе.

Он получил эту роль, но найти его сына, Маленького Криса, было труднее. Мальчики приезжали с родителями, но роль была ругательная и почти все просили ее к ним не применять, а настоящий сын Винни, Аарон, не подходил по возрасту. В итоге победил самый дерзкий пацан – Питер Макникол, который ничего не стеснялся, потому что пришел не с родителями, а с братом-диджеем.

Съемки то начинались в четыре утра, то вообще срывались – из-за нехватки денег многие утвержденные актеры отказывались сниматься (а исполнитель главной роли Ник Моран вообще возник в фильме экстренно, за три дня до рестарта съемочного процесса). Винни оставался верен Ричи, смиренно ожидая возобновления съемок, а Ричи не снял с роли Винни, когда того арестовали за избиение соседа. Грозил тюремный срок, но Джонс отделался штрафом 1150 фунтов и сотней часов общественных работ, в ходе которых он красил дома престарелых.

В одной из сцен фильма Винни разговаривал с коллекционером оружия, которого играл Пол Мориарти. По сценарию стол Пола был заставлен фаллоиммитаторами. Пока Пола гримировали, Винни зажал один из них между ног, прозвучала команда «мотор!», Мориарти начал играть, но посмотрел на Джонса и вылетел из кабинета со словами: «Да пошли вы все! Я привык работать с гребанными профессионалами». Еще одной сорванной съемки никто бы не перенес, поэтому Винни побежал извиняться перед 60-летним актером. «Все в порядке, мой мальчик, – сказал Мориарти, – но черт возьми, когда я увидел тебя с этой штукой... Боже, это было выше моих сил».

На лондонской премьере Винни попросил о совместном фото Дастина Хоффмана: «О, новый Брюс Уиллис. Как я могу отказать», – ответил Дастин. При подготовке к съемкам следующего фильма Ричи «Большой куш» Винни водил Брэда Питта на собачьи бега, резался с ним в карты в актерском фургоне, а потом познакомил с цыганской семьей Франкхэм, жившей в Уотфорде. Питту так понравилось у Франкхэмов, что он сыграл в футбол с их детьми, поужинал с ними, а потом цыгане продали фотографии Брэда газетам.

В 2000 году Винни, получив несколько британских кинопремий, переехал в Голливуд и на съемках «Угнать за шестьдесят секунд» признался Роберту Дювалю, что мечтает играть главные роли, а его каждый раз назначают тупоголовым драчуном. «Винни, Джон Уэйн всю жизнь играл ковбоев, потому что это нравилось его фанатам. Если твои фанаты хотят видеть, как ты дубасишь людей на экране – просто цени это».

Вскоре Гай Ричи предложил Винни главную роль в «Костоломе», но тот поставил условие: футбольные сцены должны быть реалистичными и актеров должен отбирать Уолли Даунс, приятель Винни по «Уимблдону» конца восьмидесятых. Уолли справился, и продюсер Мэттью Вон поручил ему распределять гонорары между молодыми актерами. Через три недели актеры взбунтовались: нам до сих пор ничего не заплатили! Выяснилось, что Уолли Даунс проиграл все деньги на ставках.

В фильме «Пароль «Рыба-меч» (из-за съемок Винни пропустил свадьбу Гая Ричи и Мадонны) предстоял трюк – висеть в перевернутом автобусе на высоте двадцати метров. «Винни, ты уже репетировал это?» – спросил перед съемкой Джон Траволта. – «Нет, как раз собираюсь». – «Ни в коем случае. Приведите каскадера. Пусть сначала он попробует». Каскадера загримировали, переодели, но в первом же дубле он не удержался, пролетел двадцать метров, пробил заднее стекло автобуса и рухнул на бетонный пол, сломав ребра и позвоночник.

С тех пор Джонс снимался в четырех-пяти фильмах в год, даже в казахстанском «Ликвидаторе» Ахана Сатаева – зато погасил ипотечный кредит на дом в Лос-Анджелесе, на улице Малхолланд Драйв, рядом с Квентином Тарантино. В 2012 году канал National Geographic предложил ему двухмесячный проект в России – документальный фильм о дикой природе и людях, работающих в экстремальных условиях. Джонс побывал в локомотивном депо в Котласе, за полярным кругом, ночевал в палатках, путешествовал в танках и вертолетах, познакомился с борцами с браконьерами, камчатскими оленеводами, владивостокскими строителями, брянскими мясниками, а в последней серии – с московскими телохранителями, работавшими с Алисой Крыловой, обладательницей титула миссис Россия-2010. «Такой красоты, как в тех местах, где мы снимали, вы не найдете больше нигде, даже на Аляске, которую я считал красивейшим местом на земле, пока не побывал в России», – сказал Джонс в интервью «Коммерсанту».

За два дня до возвращения в Лондон Винни смотрел футбол в баре отеля Radisson. Девушка с татуировкой на лбу, назвавшись певицей Ланой Сафоновой, через переводчика попросила Винни о совместном фото, а потом пригласила на вечеринку к миллионеру Андрею Ковалеву. В тот вечер Винни выпил больше, чем после победы в Кубке Англии.

Он прилетел в Лондон, встретил жену – не виделись месяц, через несколько дней ему снова лететь в Москву, снимать оставшиеся эпизоды, а ей домой в Лос-Анджелес – но наутро позвонили из таблоида: «Винни, у нас есть видео, на котором вы целуете русскую девушку». Он извинился перед Таней, сказал, что не может исправить то, что сделал в Москве, но поклялся никогда больше не пить. Наркотики же он в принципе никогда не принимал, хотя они всегда были под рукой – Тане приходилось принимать некоторые препараты, поддерживавшие работу сердца. В своей последней книге, вышедшей в 2013 году, Винни Джонс написал, что лекарства его жены могут вызвать побочные эффекты. Через несколько месяцев у Тани обнаружили меланому. В декабре прошлого года в Daily Mirror появились фотографии – Винни и Таня выходят из супермаркета в Лос-Анджелесе с тележкой, полной продуктов. Пережив три операции, Таня победила болезнь.

Винни вряд ли помог бы ей в этом, если бы в феврале 1995-го, когда он сидел в лесу, засунув в рот ружье, к нему не прибежала Тесси, их маленький Джек-рассел-терьер. Собака уткнулась Винни в ногу, он отвлекся, вспомнил, что Таня скоро вернется из магазина, смахнул с лица капли дождя и пошел в дом.


http://www.sports.ru/tribuna/blogs/youth/1092087.html
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 884
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 143
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 28 окт 2016, 21:47

2 февраля 2016. Денис Романцов

«Откройте окно – я выпрыгну».

Как на грани жизни и смерти стать лучшим футбольным скаутом мира. Денис Романцов – о Пите де Фиссере, который открыл Роналдо и посоветовал сборной России Гуса Хиддинка.


1

В то утро его разбудил звонок Карела Акеманна, тренера молодежной сборной Голландии.

– Пит, зайди в мой номер.

– Боже, Карел, который час? Что случилось?

– Не по телефону, Пит.

Он шел, ускоряя шаг, по скрипящему полу древнего тулонского отеля. За две минуты ходьбы в его голове разыгрался чемпионат версий того, что же случилось. Мозг Пита искусственно создавал конкуренцию в этой борьбе, но победитель был устрашающе очевиден: и это так пугало его, что он терялся – идти к Карелу еще быстрее или, наоборот, оттягивать визит. Все-таки дошел, постучал и спросил с порога:

– Что-то с Джанет? Она умерла?

На молодежный турнир в Тулоне Пит де Фиссер с конца шестидесятых ездил со своей женой Джанет, которую называл Коломбо – за ее смесь неловкости с остроумием. Пит был молодым, но уже известным тренером. Он отработал первый сезон в «Телстаре» и предложил жене отдохнуть на Лазурном берегу. По пути Пит заметил футбольное поле, они остановились посмотреть. Играли бельгийцы с чехословаками. Так родился их идеальный отпуск: Джанет купалась в Средиземном море, а Пит смотрел турнир молодежных команд. Джанет страдала заболеванием внутреннего уха, болезнью Меньера, из-за этого они с Питом не могли завести детей, а в середине восьмидесятых у Джанет диагностировали опухоль мозга. Она пережила операцию, ей в любой момент могло стать хуже, поэтому в 1989 году Пит поехал в Тулон один.

– Нет, Пит, успокойся, дело не в Джанет, – сказал Карел. – Дело в суринамцах.

В «Виллеме», который де Фиссер тогда тренировал, за место в центре обороны боролись два суринамца: Рубен Когелданс и Ульрих ван Гоббел. Мать ван Гоббела просила де Фиссера держать ее сына под контролем, Ульрих впутался в дурную компанию, и криминальные развлечения вытесняли из его головы футбол. Де Фиссер стал гонять ван Гоббела утром, днем и вечером, и в 1989 году Ульриха позвали сразу в две команды, в голландскую молодежку на турнир в Тулоне и в сборную голландских суринамцев на выставочный матч в Парамарибо. Де Фиссер объяснил Нику Стинстре, тренеру суринамской команды, что ван Гоббелу полезнее сыграть во Франции, но у него есть еще один суринамский игрок, Когелданс, которого как раз можно брать в Парамарибо – он пока послабее, но такой опыт ему поможет.

Это и правда был сильный вызов для 22-летнего Когелданса: он полетел в Парамарибо с опытными игроками «Аякса» и «Твенте» Ллойдом Дусбургом и Энди Схармином и молодыми талантами из команд попроще. Еще звали Гуллита, Райкарда, Винтера и Роя, но их не пустили клубы.

– Их самолет разбился в Парамарибо, – продолжал Карел Акеманн. – Выжило только четверо из восемнадцати игроков. Когелданс погиб, Пит.

Минуту назад де Фиссер был уверен, что потерял жену, и не успел он нарадоваться опровержению, как получил новый удар: нет больше парня, которого лично он, Пит де Фиссер, отправил в Суринам, парня, который хвастался грядущей поездкой перед своей большой семьей. (В том же самолете разбились мать и сестра будущего вингера «Гамбурга» и сборной Голландии Ромео Кастелена, которому было тогда шесть лет. Ортвин Лингер, один из четырех футболистов, выживших при падении, умер через три дня после трагедии, другой, Сиги Ленс, так и не сыграл больше в футбол из-за перелома таза, третий, Эду Нандлал, остался парализованным из-за повреждения спинного мозга, а четвертый, 19-летний Раджин де Хаан, вернулся в футбол после перелома позвоночника, но выступал уже на более приземленном уровне).

Узнав о Рубене Когелдансе, Пит почувствовал, как снова заныло сердце, которое ему уже оперировали несколько лет назад. В начале девяностых Пит лег на вторую операцию.

Ему пришлось завершить почти сорокалетнюю карьеру тренера.


2

Де Фиссер стал тренером в двадцать три года, когда услышал от отца: «Ты не сможешь заработать игрой в футбол. Ищи нормальную работу». Отец де Фиссера торговал фруктами и овощами, которые привозил из Роттердама. До второй мировой войны у него было пять машин, потом осталась одна. Чтобы не разориться, он стал мотаться в Бельгию за табаком и джином. Сына он использовал как грузчика и злился, когда Пит отлучался на футбол.

В детстве Пит магнитом притягивал беды. Однажды он проглотил 25-центовую монету. Когда мать зашла в дом, Пит был уже синий, монета застряла в дыхательном горле. Мать схватила его за ноги, начала трясти и спасла сыну жизнь. Потом Пит взял отцовские коньки и пошел на озеро. Катался, катался и провалился под лед. Вокруг никого не было, но Пит выбрался и сам. Он замерз до полусмерти, и пока мать пыталась его согреть, отец отвешивал подзатыльники – Пит оставил в озере один из новых коньков.

Футболом Пит занимался во Флиссингене, куда добирался на мамином велосипеде. Его партнером по команде был Франс Блинд, отец тренера сборной Голландии и дед защитника «МЮ». Тренировки с Блиндом прервала армия, где Пит встретил Джанет, подтянутую девушку на пять лет моложе его, она занималась плаванием и водным поло, а потом стала инструктором в бассейне. После армии Пит увлек Джанет в романтическое путешествие во Францию на скутере. Все шло сказочно, пока им не подвернулся пьяный француз на велосипеде. Питу ничего, а Джанет пришлось госпитализировать в Метце и лечить за счет ее матери (так она с Питом и познакомилась).

Пит вернулся из армии через три года после того, как в Голландии был легализован профессиональный футбол. Кик Смит, участник чемпионатов мира 1934 и 1938, позвал де Фиссера в «Алкмар’54». Пит не был членом клуба, поэтому играл под вымышленным именем – Йонни Блок. Он зарабатывал 40 гульденов в неделю и еще по четыре-пять гульденов за тренировку. Услышав эти цифры, отец Пита сказал словами Бывалого из «Операции Ы»

– Это несерьезно!

Так закончилась карьера футболиста Пита де Фиссера. Вернее – Йонни Блока.


3

Пит стал искать новую работу, а пока помогал отцу с погрузкой фруктов и занимался дзюдо у великого Лео Хорна. Лео тоже рано завязал с футболом: он безнадежно травмировал колено и стал судьей. Во время войны тогдашнее голландское правительство отстранило Хорна от матчей за то, что он был евреем, а смерть брата Эдгара в концлагере подтолкнула его к тому, чтобы вступить в Движение сопротивления. После войны Лео получил черный пояс по дзюдо, снова начал судить и в 1957 году отработал финал второго Кубка чемпионов между «Реалом» и «Фиорентиной» на «Сантьяго Бернабеу».

Тренируя Пита, Хорн заметил, что тот на самом деле одержим не дзюдо, а футболом, и отвез де Фиссера в «Спарту», куда того приняли тренером молодежи. Де Фиссер преподавал не только футбол, но и дзюдо с гимнастикой, а заодно учился тренерской мудрости у англичанина Дениса Невилла, который после «Спарты» работал со сборной Голландии. Невилла сменил шотландец Билл Томпсон, гуру тактики и харизматический пример для де Фиссера.

Однажды во время турнира в Швейцарии Билл с Питом пошли в ночной клуб. В окружении красивых женщин и водопадов алкоголя Томпсон заказал две чашки чая. Официант пошутил, что в их заведении наливают примерно все, кроме чая, но Томпсон стоял на своем: «Нам нужны две чашки чая». И добился своего. Тот случай запомнился де Фиссеру на всю жизнь.

В роли второго тренера Пит выиграл со «Спартой» чемпионат и два Кубка, после чего был зван «Дордрехтом» на пост главного. Став самостоятельным тренером в неполные тридцать, де Фиссер свел всех с ума своей гиперактивностью: в первые двенадцать дней он закатил одиннадцать тренировок, что стало новостью для игроков: с утра до вечера они вообще-то работали кто где, а на тренировки привыкли ходить пару раз в неделю. Но Пит строил профессиональный клуб – он выбивал для игроков премию в сто гульденов за победу (50 за ничью и 20 – за поражение), покупал форму и отопительное оборудование для раздевалки, водил травмированных игроков к врачу.

Де Фиссер бился за каждого способного футболиста города. Был, например, такой Ян Клейньян – девятнадцатилетний детина, который работал в автосервисе, а в остальное время прятался в канаве и стрелял из игрушечного лука в задницу соседа. Однажды в окопы прыгнул де Фиссер и утащил Яна на тренировку. Через три года полузащитник Клейньян дебютировал в сборной Голландии, за которую сыграл в итоге одиннадцать матчей, а еще через шесть лет уехал во французский «Сошо».

В «Дордрехте» было весело. Член правления клуба по фамилии ван Котен обожал голубей. Когда клуб перестал побеждать, ван Котен посоветовал де Фиссеру таблетки, которые он давал своим голубям: «После них они могут долететь хоть до Африки. Дайте их игрокам!» Пит не стал спорить с руководством, взял таблетки, но сначала опробовал их на себе.

Он выпил одну и не спал три ночи. Пит решил не мучить игроков, сказал ван Котену, что дал им таблетки, а сам не дал, «Дордрехт» выиграл и так, а радостный ван Котен прыгал на трибуне и хлопал в ладоши.


4

Де Фиссер вывел «Дордрехт» в первый дивизион и метнулся в «Телстар», где тренировал, в частности, двух бразильцев, Карлоса и Уилсона. Карлос был крут, а Уилсон – так, герой тренировок, в играх он почему-то терялся. Как-то в субботу Пит вышел проветриться, заглянул в бар послушать джаз, но внезапно узнал в саксофонисте своего бразильского футболиста Уилсона. Назавтра была игра, де Фиссер разозлился, узнав, почему Уилсон выходит на поле разобранным, но в то же время слишком любил джаз, чтобы устроить скандал. Он сидел и наслаждался игрой Уилсона – пусть и на саксофоне.

Три года де Фиссер удерживал «Телстар» в высшей лиге, хотя «Фейенорд» увел у него лучшего нападающего, Руда Гелса. Пит тоже не терялся – умыкнул в «Волендаме» местную легенду, Дика Бонда, а потом приехал за еще одним игроком, Йоханом Пелком. Де Фиссер успешно провел переговоры о переходе, но на выходе из офиса «Волендама» встретил болельщиков: «Ты уже забрал у нас Бонда за бесценок. Если тронешь Пелка, мы подожжем твою машину! Проваливай отсюда!»

Именно у де Фиссера в «Телстаре» раскрылся вратарь Хейнц Стей. В 1967 году Стей понадобился «Аяксу». Де Фиссер упирался, потому что не хотел терять лучшего вратаря Голландии, но тренер Ринус Михелс настаивал: «Пит, мы «Аякс». Мы просто заберем его, и все». Шеф «Аякса» Яп ван Праг пригласил де Фиссера на свою виллу, где продолжил переговоры. Пит стоял на своем: «Я не могу потерять лучшего вратаря». Он блефовал, потому что тайно уже договорился о приходе другого сильного вратаря, Пола ван дер Мерена, и достиг цели: «Телстар» получил от ван Прага аж сто пятьдесят тысяч гульденов. Стей выиграл потом с «Аяксом» три Кубка чемпионов.

В первой половине семидесятых де Фиссер тренировал «Де Графсхап», где продолжил кошмарить игроков. Перед играми он запрещал им не только пить и курить, но и близко общаться с девушками. Первый сезон вышел ничего, команда держалась в серединке, но Питу не хватало в центре еще одного классного игрока. Идея, осенившая де Фиссера, была и простой, и безумной – вернуть из ПСВ воспитанника «Де Графсхапа» Гуса Хиддинка. Простой – потому что Гус в Эйндховене проиграл конкуренцию ван дер Кюйлену и порывался уйти, а безумной – потому что, ну откуда у «Де Графсхапа» деньги на Хиддинка.

Тогда Де Фиссер обратился к болельщикам с призывом скинуться на трансфер. Пит расставил в городе несколько ящиков с надписью «По десятке за Гуса», болельщики были щедры, Гус вернулся, помог родному клубу выйти в высшую лигу, а де Фиссер приехал на финальный выездной матч в шутовском галстуке с изображением сенбернара.

Это была идея Джанет. Всегда когда она приводила на домашние матчи их сенбернара Дино, «Де Графсхап» побеждал, но решающая игра была в гостях, не везти же туда собаку, тогда она подарила Питу галстук с сенбернаром, и он принес удачу. Пит называл свою жену мотором, без которого все его гениальные мысли не двинулись бы с места и не нашли применения. Джанет дважды победила рак и всю жизнь страдала от болезни Меньера, но все равно оставалась главной опорой Пита. Когда он, уже став скаутом, привозил из Бразилии или Буркина-Фасо свои рукописные отчеты, она систематизировала их и заносила в компьютер.

«Я – мыслитель, творец, а Коломбо – мой мозг, мой двигатель. Мы сильная пара», – сказал Пит голландскому журналисту Виллему Фиссерсу.


5

Пит с Джанет не нажили детей, но многие игроки называли де Фиссера вторым отцом. Например, техничный полузащитник «Де Графсхапа» Вим Майерс. Пит называл его гением, но гениально Вим играл только в командах Пита. Другим тренерам не было дела, чем он занимается накануне игр, а он был из тех, кому нужен контроль. Когда у дочерей Майерса были дни рожденья, де Фиссер приезжал с подарками. Когда в тридцать восемь лет Вим загремел в больницу с пневмотораксом, де Фиссер стал навещать его каждый день. В 1992 году Вим развелся с женой, разорился, потерял дом и стал жить в монастыре. Лет пять назад он рассказал о своих бедах в интервью Voetbal International, и уже через несколько недель де Фиссер и Хиддинк оплатили ему достойное жилье.

Еще один полузащитник, очаровавший Пита своей техникой – румын Корнел Дину. По рекомендации своего бывшего помощника Мирчи Петеску де Фиссер просмотрел Дину в матче сборной Румынии и загорелся идеей привезти его в бельгийский «Моленбек», который как раз возглавил. Легально переманить игрока из соцлагеря было почти нереально, но Петеску подкинул идею – пригласить бухарестское «Динамо», где играл Дину, на товарищеский матч в Моленбек и тогда уже оставить его у себя. Это был вариант, но для начала нужно было заразить идей трансфера босса «Моленбека». Де Фиссер и владелец клуба полетели в Бухарест на игру «Динамо» – «Стяуа», чтобы убедиться в классе Дину и договориться о товарищеском матче. Дину значился в программке под номером восемь, но на поле не вышел. Сотрудники Секуритате запретили ему появляться на поле в главном дерби страны, чтобы спрятать от бельгийских гостей. Вместо Дину «Моленбек» купил Мортена Ольсена, будущего тренера «Аякса» и сборной Дании.

В Бельгии у де Фиссера впервые закололо в груди, проблемы с сердцем он унаследовал от отца. Владелец «Моленбека» стал навязывать де Фиссеру своего сына в качестве ассистента, де Фиссер обиделся и уехал в Гаагу, где в полузащите у него бегал Дик Адвокат. Пит прожил с «Ден Хаагом» два веселых года, но все это забылось, когда он узнал, что у его матери, самого сильного человека семьи де Фиссеров, рак пищевода. После операции она прожила только восемь месяцев. Отец Пита не справился с этой потерей. После смерти жены он перестал принимать таблетки от сердца и скончался через девять недель.

Тете Пита по материнской линии сегодня около ста лет. Но с 1980 года Пит старается не видеть ее слишком часто, потому что она безумно похожа на его мать.


6

Через три года после смерти родителей младший брат Пита умер от рака, у Джанет нашли опухоль гипофиза, а сам Пит, работавший тогда в АЗ, однажды ночью почувствовал себя так, будто по его груди топтались слоны. Обследование показало, что забились сердечные сосуды. В АЗ нашли нового тренера, Йопа Бранда, и предложили Питу работать ассистентом. Пит отказался и пошел в «Виллем-II».

Клуб был на грани банкротства, его нужно было строить заново, де Фиссер взялся за это, согласившись на то, что ему заплатят только в случае выхода в высшую лигу. Пит справился с задачей, получил бонус, а «Виллем» смог рассчитаться с долгом в размере трех миллионов гульденов. Де Фиссер чувствовал себя возродившимся после семейных трагедий и своей операции на сердце, но смерть Рубена Когелданса вернула его в болезненное состояние.

Де Фиссер постепенно отходил от тренерства к скаутской работе. В 1991 ему хватило четырех игр Марка Овермарса за «Гоу Эхед Иглс», чтобы понять: этого человека нужно срочно покупать в «Виллем». За Овермарса просили шестьсот тысяч гульденов – это вообще-то многовато для семнадцатилетнего неизвестного парня, но де Фиссер ударил кулаком по столу президента «Виллема» и получил добро.

Овермарс поехал на переговоры с отцом, в дороге их машина сломалась, мобильных еще не было, они добрались до какого-то мотеля, чтобы позвонить де Фиссеру и сказать, что задержатся, но уже через полчаса Пит примчался за ними сам. Через год «Виллем» продал Овермарса «Аяксу» за 1,6 миллиона гульденов.

А однажды де Фиссер повез «Виллем» на турнир в Габон, где присмотрел гвинейского нападающего Мохаммеда Силлу. Де Фиссер начал уговаривать президента «Либревиля» отпустить Силлу в Голландию, но тот ответил: проведи в моем клубе предсезонку и получишь кого хочешь. Де Фиссер на месяц остался в Габоне: на первой тренировке перед ним выстроилось шестьдесят африканцев. В ходе занятий он отсеивал игроков группами, те покидали поле, а потом перелазили через забор и незаметно возвращались назад. Хозяин «Либревиля» Жан-Батист Аселе приезжал на каждую тренировку в новом автомобиле, то в бьюике, то в шевроле, и каждый раз с новой девушкой. «У него больше двадцати любовниц», – доложил де Фиссеру капитан «Либревиля». Аселе служил министром образования Габона, а его девушки были будущими студентками.

Силла уехал-таки в Голландию, а де Фиссеру через несколько лет предложили войти в штаб сборной Гвинеи на Кубке Африки. Пит устроил гвинейцам сбор в Марселе, а перед отлетом в Тунис, где должен был состояться турнир, сборную в своем дворце в Конакри принял президент страны Лансана Конте. «Гвинея рассчитывает на вас», – произнес Конте и проводил сборную в тропические леса. Там игроки и тренеры встали в ванну, куда шаман вылил несколько бутылок невесть чего, и помолились за успех в Тунисе. Перед каждой игрой знахарь клал в бутсы игрокам черные зерна, чтобы изгнать призраков, но это не помогло – Гвинея проиграла все матчи и заняла последнее место в группе.

На юношеском чемпионате мира-1997 в Египте де Фиссер, служа уже скаутом ПСВ, нашел шестнадцатилетнего ганского плеймейкера Годвина Аттрама. В своем напористом стиле де Фиссер убедил босса ПСВ Харри ван Рая, что Аттрам стоит разумных денег, играет, как юный Платини, и его нужно брать. В восемнадцать Аттрам подписал пятилетний контракт с ПСВ, но вскоре был арестован голландской полицией по подозрению в том, что изменил свой возраст. Паспорт Годвин получил в ганской федерации футбола, но свидетельства о рождении у него не было. Аттрам пытался объяснять голландцам ганские обычаи, говорил, что в школу на его родине идут не в шесть или семь лет, а когда ребенок начинает левой рукой доставать до правого уха. В полиции все это с интересом выслушали, но назавтра выслали Аттрама из страны – свой возраст Годвин так и не доказал.

Годвин вернулся в Африку, но не забыл де Фиссера. Он попросил Пита стать крестным его сына, а потом оплатил операцию его жене Джанет.


7

Искать и открывать малоизвестных талантов Пит любил не меньше, чем тренировать их.

Тренируя «Де Графсхап», Пит ежедневно гулял с Джанет и их вторым сенбернаром Борисом в лесу, рядом с железнодорожной станцией. Однажды Пит заметил рыжего пацана, в одиночестве пинавшего мяч среди деревьев, Пит встретил его и на следующий день, и позже, и решил познакомиться. Пацана звали Эрни Брандтс, Пит пригласил его в молодежную команду «Де Графсхапа», вручил бутсы и спортивный костюм, через два года Брандтса купил ПСВ, а еще через год он сыграл за Голландию в финале Кубка мира против Аргентины. В девяностые Эрни работал ассистентом в ПСВ, а в последние годы тренировал клубы Руанды и Танзании.

В 1958 году Пит автостопом добрался до Швеции, чтобы посмотреть чемпионат мира, и увидел в плей-офф шесть голов бразильского мальчика с десяткой на спине, про которого до того лета ни разу не слышал. Потом Пит нарушил семейную отпускную традицию и повез Джанет не во Францию, а в итальянский Римини – и каждый день ходил на игры и тренировки «Сантоса», который приехал туда на международный турнир, чтобы поглазеть на Пеле.

В 1993 году, став скаутом ПСВ, де Фиссер увидел на турнире во французском Сен-Брие шестнадцатилетнего Роналдо. Де Фиссер выяснил, что Роналдо пережил кишечную инфекцию, потерял четыре килограмма, но все равно порекомендовал купить его, потому что ПСВ после продажи Ромарио в «Барселону» нуждался в новом нападающем. За два года в Голландии Роналдо забил 66 мячей в 70 матчах и тоже улетел в «Барселону».

Де Фиссер объездил всю Бразилию, в каждом штате разжился информатором и узнавал о местных талантах раньше, чем они попадали в юношескую сборную. Когда в 2003 году Гус Хиддинк попросил его предоставить список из трех молодых вратарей, Пит написал: 1) Эурелио Гомес, 2) Эурелио Гомес, 3) Эурелио Гомес. «Почему именно он?» – «Никто еще не видел его, кроме меня. У него сломана нога, он не играет и его можно купить за 1,2 миллиона евро». Гус доверился Питу, Гомес четырежды стал с ПСВ чемпионом Голландии, а де Фиссер по традиции отправил в школу Гомеса мячи с формой.

Партнера Гомеса по молодежной сборной Бразилии, защитника Алекса, де Фиссер заметил в чемпионский год «Сантоса». Алекс казался медленным и неповоротливым, но на отборе к афинской Олимпиаде Пит увидел, как Майкон задержался в атаке, а Алекс прибежал на его место и отобрал мяч в немыслимом подкате. К тому времени Пит де Фиссер стал личным консультантом Романа Абрамовича, поэтому Алекса купил «Челси», но первые три года в Европе он играл за ПСВ.

В 2004-м де Фиссер советовал ПСВ купить Карлоса Тевеса. Пит затащил Хиддинка на Олимпиаду в Афинах, Гусу понравилась игра Тевеса, и он захотел познакомиться с ним поближе. Назначили встречу в отеле, но Тевес решил провести вечер с двумя девушками и забыл про Хиддинка.

Когда Неймару было пятнадцать, де Фиссер предлагал его «Челси» – это стоило бы пять миллионов евро. Неймар переехал бы в Европу в шестнадцать, как и Коутиньо, но «Челси» не решился тратить столько на подростка (возможно, их смутил один из отчетов де Фиссера, где он честно написал, что в матче за молодежку Неймар восемнадцать раз шел в обводку, после одной из которых он забил, а после двенадцати – потерял мяч). Через шесть лет Жозе Моуринью, вернувшись в «Челси», захотел купить Неймара, но летом 2013-го для трансфера не хватило и сорока миллионов.

По протекции де Фиссера в «Челси» – пусть и не всегда напрямую из Южной Америки – попали другие бразильцы: Оскар, Рамирес, Виллиан, Давид Луиз, Кенеди, Натан и Лукас Пиазон. Когда скаутов стало слишком много и родились программы, с помощью которых можно из дома посмотреть любую игру любого игрока в любой стране, де Фиссер стал просматривать юниоров еще и на тренировках, чтобы иметь больше информации, чем его конкуренты. Так на тренировке детской команды «Сан-Паулу» де Фиссер наткнулся на Лукаса Пиазона, за которым уже приглядывал «Ювентус». Пит напросился к Лукасу домой, подарил его маме шоколад, поговорил с отцом о футболе и убедил их ехать в Англию, а не в Италию.

В 2006 году де Фиссер со своим бразильским другом Хулио Тараном сидел на матче третьей лиги «Витория» – «Кристовао». К перерыву «Кристовао» вел 5:0, болельщики слиняли уже в конце первого тайма и на трибунах остались только Таран и его седовласый спутник, ежеминутно фиксировавший что-то в своих бумажках. «Я хочу посмотреть на одного парня из «Витории» – на Давида Луиза», – объяснил де Фиссер. Он уже видел авантюрного, но талантливого защитника, а тогда хотел выставить ему финальные оценки перед отправкой отчета в «Челси».

Де Фиссер оценивал игроков по пяти показателям: 1) техника (как игрок принимает мяч, как ведет, как играет головой) 2) тактика (как он читает ситуацию, как держит позицию, берет ли на себя инициативу) 3) физика (скорость, мощь, гибкость, ловкость, выносливость) 4) менталитет (стрессоустойчивость) 5) характер (из какой семьи, как ведет себя в команде).

Например, Руд ван Нистелрой во второй команде «Ден Босха» получил от де Фиссера восьмерку по всем показателям, а Яп Стам в «Зволле» – шестерку по технике и девятку по менталитету.

Ван Нистелроя де Фиссер проталкивал в ПСВ еще в 1995-м, но Дик Адвокат, тогдашний тренер, был против: «Пит, у нас же есть Роналдо». – «Но он скоро уйдет». – «Зато останется Люк Нилис». В итоге ПСВ купил ван Нистелроя только через три года, но уже из «Херенвена» и в пять раз дороже.

Сомневался Адвокат и насчет Япа Стама. Тогда де Фиссер пригласил на очередную игру Стама своего старого друга, тренера сборной Гуса Хиддинка и спортивного директора ПСВ Франка Арнесена. «Это игрок будущего», – заключил после игры Гус. Де Фиссер повернулся к Арнесену: «Вот видите, кого мы можем потерять. Убедите Адвоката, что Стам нам нужен». Арнесен убедил.

Де Фиссер творчески подходил к рапортам, которые отправлял в клуб. В 1997 году в отчете о полузащитнике «Роды» Андре Ойере Пит написал: «Я извиняюсь за Андре, он никакой не полузащитник, таких полузащитников – пруд пруди. Зато из него может выйти классный центральный и правый защитник». ПСВ купил Ойера, который сыграл потом в защите сборной Голландии 55 матчей.

Но бывало и по-другому. В 2001 году де Фиссер настоял на покупке бразильского полузащитника Леандро Бонфима, лучшего игрока юниорского чемпионата мира. Тогда Бонфим играл сильнее Кака, но, попав в Голландию в семнадцать, расстерялся и потух, оказавшись слабохарактерным. В тихом Эйндховене ему не хватало бразильского раздолья. Это Ромарио разрешали халтурить на тренировках и играть с друзьями в пляжный футбол в саду своего дома, но Ромарио делал результат, он добывал ПСВ титулы, а своим партнерам – премии за победы, Бонфим же хотел королевской жизни еще до первого гола за ПСВ.

Еще одна бразильская находка де Фиссера – форвард Жонатан Рейс. В семнадцать он приехал в ПСВ из «Атлетико Минейро», недурно стартовал, но через полгода сломал колено, потом слишком поздно вернулся в Эйндховен с похорон бабушки, а в двадцать один год сел за руль, выпив в семь раз больше допустимого, и попался.

Там же в «Атлетико Минейро» де Фиссер нашел потрясающего вратаря Бруно, но перевезти его в Европу не успел. В двадцать пять лет Бруно, перешедший во «Фламенго» и ставший там капитаном, завел любовницу, она забеременела, родила и стала требовать от Бруно денег, угрожая, что расскажет обо всем его жене. Бруно заказал убийство любовницы двум приятелем, те исполнили задание с неописуемой жестокостью, после чего Бруно арестовали и посадили на двадцать два года.


8

Во второй половине девяностых у де Фиссера участились проблемы с кишечником. Терапевт ПСВ Артур Вольф засунул в рот Пита шланг с камерой, Питу стало плохо, а когда прозвучал диагноз – еще хуже. Рак пищевода, как и у его матери. Вольф посоветовал де Фиссеру врача, который в 1991-м на ранней стадии обнаружил рак у тренера ПСВ Бобби Робсона и вылечил его.

Операция была необычайно сложной. В своей автобиографии де Фиссер вспоминал, что три недели после нее он был скорее мертв, чем жив, в горле было так тесно, что ему вставляли трубку, и лишь тогда он мог глотать. Его привязывали к кровати, потому что он постоянно тянулся за морфином и бредил. «Мне было так больно, что я просил: откройте окно – я выпрыгну», – написал Пит в книге «Футбол как лекарство».

Пит мог питаться только измельченной едой для космонавтов, а спать не мог вообще никак, ни лежа, ни сидя. Босс ПСВ Харри ван Рай и спортивный директор Франк Арнесен каждую неделю приносили ему кассеты с матчами, Пит смотрел их по ночам и искал новых игроков для ПСВ. Кроме того, от Пита не отходила Джанет, которая привычно систематизировала его каракули.

Особенно тронуло Пита рукописное письмо с словами поддержки от Луи ван Гала. Они не были очень уж близко знакомы, но помощник де Фиссера в АЗ Герард ван дер Лем стал помощником ван Гала в «Аяксе» и «Барселоне», к тому же четырьмя годами ранее Луи потерял жену Фернанду, у которой был схожий диагноз, так что отчасти понимал переживания Пита.

На период реабилитации Джанет пробовала увлечь Пита книгами и работой в саду, но де Фиссер был равнодушен к непривычным занятиям и как наркоман ждал новых кассет с играми от Арнесена, а дождавшись – на долгие часы прилипал к телевизору.

Через четыре месяца после операции по удалению пищевода де Фиссер полетел в Буркина-Фасо на Кубок Африки. «Коломбо, если я не поеду туда, я умру», – сказал Пит жене.

Она отпустила его.


9

Уагадугу. Сорок градусов тепла. Чемодан, набитый едой для космонавтов. Стадионы без козырьков. «Ты и правда повернут на футболе», – говорили ему коллеги. Хорошо еще, что рядом был Бобби Робсон, который измельчал Питу еду и сопровождал повсюду. Робсон же подхватил де Фиссера, когда тот вздумал рухнуть в аэропорту от усталости после долгого перелета.

Та поездка взбодрила Пита и вернула ему силы. Летом 2003-го Роман Абрамович позвал его в «Челси», который только начал закупаться. Абрамовича интересовало мнение де Фиссера о составе. «Вы хотите услышать правду или чтобы я поддакивал вам?» – «Правду». – «Вы купили Верона с Креспо, в Аргентине и Италии они были великолепны, но для Англии нужны другие игроки, так что это не очень удачные покупки».

Работу в ПСВ и «Челси» Пит совмещал до 2008 года, когда менеджером ПСВ стал Ян Рекер. Рекер слишком активно вмешивался в дела скаутов, сидел на их совещаниях, поссорился с агентом Владо Лемичем (в конце девяностых он посоветовал де Фиссеру присмотреться к нападающему «Партизана» Матее Кежману), Лемич, по его мнению, имел в клубе избыточное влияние, а еще Рекер не предложил новый контракт вратарю Гомесу, в итоге из ПСВ ушли и Гомес, и де Фиссер, а «Челси» стал сотрудничать в Голландии с «Витессом».

Во время Евро-2004 Пит жил на яхте владельца «Челси». Однажды утром Абрамович постучался в комнату де Фиссера, включил запись последних игр и попросил подробно разобрать их. Потом была игра в Лиссабоне, после которой де Фиссер сказал, что хорошо бы посмотреть завтра в Фару четвертьфинал Голландия – Швеция. «Пит, успокойся, мы сейчас же отплываем и завтра будем болеть за Голландию», – сказал Абрамович. «Тогда вам понадобится оранжевая рубашка, как у меня», – добавил на радостях Де Фиссер. Вообще-то он шутил, но на завтрак Абрамович спустился в оранжевом поло.

На чемпионате мира в Германии они успевали на три игры в день, перемещаясь между городами на частном самолете. Де Фиссер консультировал Абрамовича не только по трансферам, но и по всем футбольным вопросам. Именно Пит посоветовал пригласить в «Челси» Франка Арнесена, а когда Абрамович стал спонсором сборной России и задумался о новом тренере – подкинул кандидатуру Гуса Хиддинка.

По наводке де Фиссера «Челси», кроме восьмерых бразильцев, купил Чеха, Куртуа, Роббена, Микела, Калу, Лукаку, де Брюйне и много-много юниоров вроде Натана Аке. Когда Питу потребовалось пройти трехмесячный курс лучевой терапии, Роман Абрамович прилетел к нему в Амстердам. «Мне кажется, я должен остановить свою скаутскую деятельность», – сказал де Фиссер. Абрамович вскочил со стула: «Пит, если хочешь, мы продлим с тобой контракт на десять или двадцать лет!» После этих слов де Фиссер передумал останавливаться.

С Россией у де Фиссера связан и менее очаровательный случай. «Однажды в московском ресторане один парень, не хочу называть его имя, предлагал мне десятки тысяч долларов, чтобы я написал хороший отчет для ПСВ о его русском клиенте, – рассказывал Пит в своей книге. – Гора денег передо мной росла и росла, но это было против моих принципов. Один раз согласишься на такое – и твоя репутация окажется в канализации. Я отказался писать хороший отчет, потому что игрок был непригоден для ПСВ – потом оказалось, что я был прав, потому что он так и не дорос до большого футбола».

10

«Коломбо, ты была моим мозгом и моей опорой, – говорил Пит в церкви Ойстервейка накануне Рождества 2013 года. – От тебя не ускользала ни одна деталь. Ты следила за моим режимом после операций. Ты готовила меня к командировкам, а потом обрабатывала информацию, которую я привозил. Одна ты могла расшифровать мои отчеты. В моей жизни были только ты и футбол. Теперь будет только футбол, футбол и футбол. Напоследок я включу нашу любимую песню. Я хотел бы спеть ее сам, но у Барри Уайта получится намного лучше: «Ты моя первая, моя последняя, мое все».

Больше двух лет Пит де Фиссер живет без Джанет, не выдержавшей третьей битвы с раком. Питу восемьдесят один год. Семнадцатого января он сидел на стадионе в Сан-Паулу, смотрел матч молодежных команд, изучал пару игроков для «Челси». На трибунах начались беспорядки и полиция применила гранаты со слезоточивым газом. «Я думал, мое сердце остановилось, потому что я не мог дышать», – сказал де Фиссер в интервью De Telegraaf. Через неделю, в прошлое воскресенье, журналист той же газеты засек де Фиссера в Роттердаме, где Пит просматривал юного защитника «Спарты» Рика ван Дронгелена. «Я отправил отчет о нем в «Челси». Я давно слежу за Риком, он серьезный парень с сильным характером, хорошо тренируется». Ван Дронгелен родился в декабре 1998-го, через год после того, как де Фиссер, изнывая от боли в больничной палате, просил открыть ему окно.


http://www.sports.ru/tribuna/blogs/youth/890713.html
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 884
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 143
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 28 окт 2016, 22:10

7 января 2016. Daniyar Abdulov (daniyar0303)

Хрустальный утенок

13 сентября 2011 года. «Барселона» на своем поле принимает «Милан». После стартового свистка прошло 19 секунд, форвард «Милана» Алешандре Пато получает мяч в центре поля. Появляется свободное пространство и Пато проталкивает мяч вперед, разрезав оборону каталонцев. На высокой скорости форвард оказывается один на один с Виктором Вальдесом. Ударив низом, Пато открывает счет уже на 24 секунде матча! Игроки «Барселоны» обескуражены быстрым и красивым голом. Весь футбольный мир сказал в один голос: «Пато, наконец, вышел на новый уровень, «Милан» уже в ближайшее время начнет выигрывать все». И правда, Пато давал такую надежду. Но тогда никто не мог подумать, что это было началом конца карьеры нападающего «Милана».

Вундеркинд Алешандре Пато родился в 1989 году, в не футбольном городке Пату-Бранку, Бразилия. Поэтому в возрасте трех лет Алешандре начал заниматься не футболом, а футзалом. В возрасте 10 лет талантливый мальчишка попал в молодежку «Интернасьонал». Так началась карьера Пато.

Сначала Алешандре стал победителем чемпионата Бразилии U-20. Пато было 16 лет, играл он против ребят на два-четыре года старше, и все равно был лучшим бомбардиром чемпионата. В ноябре 2006 состоялся дебют Алешандре в профессиональной лиге Бразилии. Он забил гол на первой же минуте, отдал две результативные передачи и был заменен в концовке матча. Далее был клубный чемпионат мира, вызовы в молодежную и взрослую сборные Бразилии. Он был не просто одарен. Пато называли гением, его сравнивали с Пеле и Марадоной. Игрок был очень быстр, техничен и мог в любой момент «взорваться». Вокруг Пато крутились все гранды Европы.

В 2007 году у фанатов «Милана» было несколько причин для радости. Во-первых, команда выиграла 7 Кубок Лиги Чемпионов. Во-вторых, любимец миланской публики Кака стал лучшим игроком мира. Ну а в-третьих, в августе Алешандре Пато стал игроком «Милана». Об этом переходе писали во всех газетах. Бразильский вундеркинд выбрал «Милан», где играли его соотечественники, великие Кафу, Роналдо, Кака. Сумма трансфера составила 22 миллиона евро. Боссам «Милана» казалось, что они подписали нового Шевченко, поэтому денег они не жалели. Но до своего 18-летия начать играть за «Милан» Алешандре не мог. До января 2008 он был недоступен клубу. Кстати, именно по этой причине цена трансфера была 22 миллиона, а не 35 миллионов.

Как и ожидалось, Алешандре Пато фантастически дебютировал в Серии А, забив гол в первой же игре против «Наполи». Всего за сезон 2007-2008 Пато забил 9 голов в 18 официальных встречах (причем, первую часть сезона бразилец играть не мог). По мнению прессы, Пато входил в тройку самых перспективных игроков мира вместе с немцем Тони Кроосом и сербским испанцем Бояном Кркичем. В следующем сезоне 2008-2009 Алешандре забил 15 голов в 36 встречах. Пато играл невероятно. Молодого, энергичного бразильца не могли сдержать защитники. К тому же, вместе с ним свой лучший футбол показывал Кака. Алешандре пророчили долгую и яркую карьеру в стане красно-черных.

В 2009 Рикардо Кака покинул «Милан» за 68 миллионов Евро. Для всех тиффози миланского клуба это был шок. Но в клубе сделали ставку на Пато, его расценивали как наследника Кака. В сезоне 2009-2010 Алешандре начали преследовать травмы. Причем травмы все время возвращались, превращаясь в хронические. Тот сезон футболист закончил с 12 голами в 23 играх. Конечно, от бразильца ждали большего, но ему было всего 21. Кроме того, форвард оформил дубль в ворота «Реала» на Сантьяго Бернабеу. Попутно Алешандре получил приз лучшего молодого игрока чемпионата Италии. Все складывалось неплохо, но в следующем сезоне Пато три раза травмировал подколенное сухожилие.

Начиная с 2011 года травмы Пато участились. Игрок не мог ни тренироваться, ни играть. Всего за сезон 2011-2012 он смог провести 8 матчей в чемпионате Италии. К тому же, у парня начались мышечные проблемы, проблемы с бедром и коленями. Алешандре признавался, что ему было больно ходить. Во время легких тренировок у футболиста происходили рецидивы. Хуже всего, что врачи не могли поставить точного диагноза. Такое количество травм на одного молодого игрока – большая редкость.

Бывший тренер «Милана» Карло Анчелотти говорил: «Я очень сожалею, что Алешандре так часто подвержен травмам. Но когда мы его покупали, мы были осведомлены о всех рисках. Ведь мало кто так быстро бегает, как он, поэтому мышечные травмы свойственны таким скоростным форвардам».

Бразильца даже отправили на лечение в США, но и это не дало результатов. Сильвио Берлускони честно признался:

«Для нас Пато – проблема. Мы надеемся, что он сможет восстановиться полностью. Это проблема, потому что Пато наша надежда». Игроком интересовался «ПСЖ», французский клуб предложил «Милану» около 25 миллионов евро. Но Пато отказался, заверив руководство итальянского клуба, что сможет выйти на поле.

Выйти на свой уровень бразильцу так и не удалось и он выпал из обоймы. Всего за сезон 2012-2013 Алешандре сыграл 4 игры, не забив ни одного мяча. Все свободное время Пато проводил в лазарете. Параллельно у него был роман с дочерью Сильвио Берлускони Барбарой. Руководство «Милана» поставило крест на некогда самом перспективном игроке мира. Берлускони и Галлиани не могли больше ждать, пока Пато восстановится. Да, травмы не редкость в футболе, но чтобы так часто… Все травмы бразильца носили загадочный характер, вылечить игрока до конца не мог никто. Травмы возвращались, в Пато уже никто не верил.

В январе 2013 измученный Пато вернулся в Бразилию, в команду «Коринтианс». Как всегда, Алешандре смог забить в первом же матче. В общем, смотрелся Пато неплохо, но затем травмы и неудачи настигли игрока и на родине. На следующий сезон «Коринтианс» попытался избавиться от вечно травмированного форварда, отдав его в аренду принципиальному сопернику «Сан-Пауло». Президент клуба «Коринтианс» так прокомментировал уход Пато: «Я жалею, что мы его приобрели. Но в неудаче виноват только он. Мы молились, чтобы продать его».

После стольких неудач и разочарований Алешандре все равно продолжил играть, сдаваться игрок не хотел. Все как один говорили о загубленном таланте, о выкинутых на ветер деньгах «Милана». Постепенно о Пато стали забывать. Молодой немец Тони Кроос, которого когда-то ставили в один ряд с Алешанрде, успел выиграть Чемпионат Мира в составе Сборной Германии и перейти в мадридский «Реал».

Тем не менее, сезон 2015-2016 в родной Бразилии Алешандре проводит очень хорошо. Многие поговаривают о возможном возрождении игрока. Появляется масса слухов о его возвращении в Европу. Будем надеяться, что Пато сможет раскрыть весь свой потенциал. Игроку сейчас всего 26 лет. Травмы бразильца в «Милане» до сих пор являются загадкой. Интересно, что и Кака перешел в «Реал» с целым списком хронических травм.

Кстати, в «Милане» кроме Пато, в то же время играли юные Альберто Палоски и Йоанн Гуркюфф, которые, увы, так же не смогли реализовать весь свой потенциал и покинули клуб.

Возможно, не только травмы, но и высокие ожидания сгубили карьеру Пато в «Милане». В любом случае, если Алешандре так и не реализует весь свой потенциал, то это будет еще одна история о потерянном счастье.



Алешандре Пато. Три года бесконечных травм.

Шестнадцать травм с января 2010 года по сегодняшний день. Нескончаемая череда травм Алешандре Пато началась 5 января 2010 на второй год его пребывания в «Милане», самая последняя случилась с ним в ноябре этого года.
За 24 месяца бразилец провел больше времени в лазарете, чем на полях Миланелло: только в 2012 году Патиньо пропустил около 40 матчей. Любопытно, что 10 из 16 травм он получил на «Сан Сиро»:
5 января 2010. Растяжение мышцы правого бедра (тренировка)
3 игры пропущено.
14 января 2010. Травма приводящей мышцы правого бедра («Милан» — «Дженоа»)
5 пропущенных матчей.
28 февраля 2010. Растяжение двуглавой мышцы правого бедра («Милан» — «Аталанта»)
3 пропущенных матча.
21 марта 2010. Повреждение двуглавой мышцы правого бедра («Милан» – «Наполи»)
7 матчей пропущено.
5 августа 2010. Вывих правой лодыжки (накануне товарищеского матча против «Панатинаикоса»)
Несколько дней вынужденного отдыха.
17 августа 2010. Травма правой лодыжки (тренировка)
Был готов к началу чемпионата.
15 сентября 2010. Растяжение приводящей мышцы левого бедра («Милан» — «Аякс»)
4 пропущенных матча.
10 ноября 2010. Повреждение двуглавой мышцы левого бедра («Милан» – «Палермо»)
8 матчей пропущено.
19 марта 2011. Вывих левой лодыжки («Палермо» — «Милан»)
На поле вернулся 2 апреля.
16 апреля 2011. Растяжение мышцы-сгибателя правого бедра («Милан» – «Сампдория»)
3 матча пропущено.
21 сентября 2011. Растяжение мышцы-сгибателя правого бедра («Милан» — «Удинезе»)
10 матчей пропущено.
18 января 2012. Повреждение подколенного сухожилия левого бедра («Милан» — «Новара»)
7 матчей пропущено.
25 февраля 2012. Растяжение мышцы правого бедра («Милан» – «Ювентус»)
5 матчей пропущено.
3 апреля 2012. Повреждение двуглавой мышцы левого бедра («Барселона» – «Милан»)
8 матчей пропущено.
20 августа 2012. Травма приводящей мышцы левого бедра (Трофей Берлускони, «Милан» — «Ювентус»)
9 матчей пропущено.
21 ноября 2012. Травма мышц левого бедра («Андерлехт» – «Милан»)
7 матчей пропущено.




http://yvision.kz/post/671666
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 884
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 143
Add reputation pointSubtract reputation point

Re: СТАТЬИ О СВОИХ

Сообщение Papa » 28 окт 2016, 23:49

13 февраля 2016. Ульяна Лукьянченко


«Отказался от зарплаты, потому что и так заработал на беззаботную жизнь»


Дэмьен Дафф был одним из тех, кто создавал современную историю «Челси» как топ-клуба. В интервью «Бомбардиру» Дафф рассказал, как ушел из дома в 16 лет, раскрыл секрет Моуринью и ответил на вопрос, выиграет ли «Лестер» чемпионат.


- Вы оказались в "Блэкберне" в 1996 году, когда приехали из родного городишки Баллибоден. Как суровый английский футбол принял 17-летнего юношу?

- Играть в Англии – это была моя детская мечта. В школе на вопрос "Кем вы хотите стать, когда вырастете?" все говорили, что будут врачами, адвокатами, я отвечал: "Футболистом". И учителя смеялись над моей уверенностью. Кажется, у меня получилось кое-что им доказать.

- Настолько серьезно вы были настроены?

- С детства. И переезд в Блэкберн был тяжелым. Мама плакала, когда провожала меня и сказала: "Сынок, ты можешь вернуться в любой момент". А я ответил, что не хочу возвращаться. Потом я очень скучал по дому, ведь 16 лет - что это за возраст? Но мне очень хотелось преуспеть в футболе. Хотелось сильнее, чем сидеть дома.

- "Блэкберн" вылетел из Премьер-лиги в вашем первом сезоне, но вы остались в команде. На следующий год "Блэкберн" вернулся и выиграл Кубок Лиги. У вас хорошая интуиция?

- Мне очень повезло с тренерами в "Блэкберне". Кенни Далглиш, Рой Ходжсон, Грэм Сунесс – три великих тренера, которые меня многому научили. Поэтому даже в плохие времена я и не думал уходить. Понятно, что "Блэкберн" никогда не будет на одном уровне с "МЮ" или "Арсеналом". А каждому хочется играть в топ-клубе. Хотя в мое время и "Блэкберн" был большой командой.

- В России к Чемпионшипу относятся как к дикой мясорубке, где нещадно ломают ноги.

- Это точно! Чемпионшип намного жестче, чем Премьер-лига. Не знаю, как сейчас, но раньше там нужно было постоянно следить за тем, что творится вокруг. Слишком много желающих ударить тебе по ногам. Поверьте, у меня было достаточно травм, из-за которых я мог завершить карьеру.

- Не считали, сколько вы в итоге пропустили месяцев?

- Достаточно, чтобы стало грустно. Были трудные времена, когда ты миришься с тем, что не можешь заниматься любимым делом. Зато я мог проводить больше времени с семьей. Раньше я думал, что футбол всегда должен быть на первом месте. Потом у меня появились дети, и я осознал, что футбол – всего лишь игра.

- Английский футбол стал более нежным?

- Уровень Премьер-лиги сейчас намного выше, чем двадцать лет назад. Посмотрите, лучшие игроки мира выступают за английские команды. Причем теперь это касается не только топ-клубов, но и средних команд.

- Даже "Сток Сити" может позволить себе трансфер под 30 млн евро. "Челси" покупал вас чуть дешевле, но все равно установил рекорд того времени. Эта сумма потом вертится в голове?

- Меня никогда не волновала моя трансферная стоимость. Если ты не забил или ошибся на поле, а потом еще начинаешь корить себя, напоминая, сколько за тебя заплатили, лучше сразу сесть на лавку. Так ничего не получится. Если за игрока столько заплатили, значит, он стоит своих денег. И я был невероятно рад возможности поиграть в топ-клубе вместе с топ-игроками. Я бесконечно благодарен Роману Абрамовичу за приглашение в "Челси".



- Некоторые президенты российских клубов обожают дарить игрокам ценные подарки. Абрамович подарил кому-нибудь машину?

- Он был очень добр ко всем игрокам. Хотя он владелец клуба, но стал нам всем почти как член семьи.

- Про вас стали говорить после чемпионата мира-2002, который проходил в Японии и Корее. Там уже тогда все было так технологично?

- Тот чемпионат мира был одним из лучших моментов в моей жизни. Съездить в Японию и Корею для меня, ирландца, словно попасть на другую планету. Эти страны такими и казались. Разве что в скафандрах не пришлось ходить.

- Там вы и стали мировой звездой. Сейчас в таких случаях игроки первым покупают себе "Бентли".

- Жалко, что сборная Ирландии больше не показывает такого уверенного футбола, как на том чемпионате. А моя жизнь, да, сильно поменялась тогда. Пришлось долго привыкать к тому, что вдруг меня все стали узнавать, а многие клубы хотели купить. Семья и друзья помогли мне не словить "звезду" и выбрать правильную дорогу. Но я и сам очень самокритичный, мне редко нравилась моя игра, хотя несколько удачных матчей было. Это, возможно, и помогло мне справиться с вниманием. Знаю, что некоторые футболисты любят смотреть свои голы по телевизору или читать про себя в газетах, а я до сих пор терпеть не могу давать интервью. Шучу. Наверное.

- На шутку не похоже.

- Шучу-шучу. Просто я не думаю, что могу сказать что-то по-настоящему интересное.

- С кем вам было комфортнее работать в "Челси" - с Раньери или Моуринью?

- Оба тренера – великолепные профессионалы. И я очень рад за Раньери и его нынешний успех с "Лестером", он его заслужил. При этом я очень переживал за Моуринью, для меня он все-таки лучший тренер.

- "Лестер" выиграет чемпионат Англии?

- Сомневаюсь, хотя они по-прежнему держатся на первом месте. У "Манчестер Сити" есть шансы вырвать чемпионство.

- Вы говорите, что Моуринью – лучший, почему же его многие не любят?

- Когда я играл за "Фулхэм", приехали на выезд к "Челси". Мы встретились с Жозе в подтрибунном помещении, обнялись и немного поговорили. А ведь он уже не был моим тренером. На поле я вышел с воодушевлением и провел один из лучших матчей в сезоне. У него своя магия, иногда ему даже не нужно ничего говорить. Он посмотрит или похлопает вас по спине так, что все сразу станет понятно.

- Теперь в Англии будет работать Хосеп Гвардиола. Ждете, что Моуринью возглавит "МЮ"?

- Будет невероятное противостояние. Гвардиола и Моуринью – это Месси и Роналду среди тренеров. Есть они, а есть все остальные.

- Почему вы уехали из Англии в Австралию?

- Мне всегда хотелось попробовать поиграть в другой лиге и в другом ритме жизни, потому что в какой-то момент я очень устал. Мне очень понравился Мельбурн, этот город – один из лучших в мире. У нас в "Мельбурн Сити" был хороший состав, один Вилья чего стоит. Потрясающий партнер, который выиграл все, что можно. Жаль только, что в "Мельбурне" он пробыл недолго, но играть в МЛС, жить в Нью-Йорке – тоже круто.

- Вам не хотелось переехать в МЛС?

- Моя карьера и так получилась достойной: я уехал в "Блэкберн" за мечтой, перешел в "Челси", чтобы стать игроком топ-уровня. Затем был "Фулхэм", который помог мне в трудный момент вернуться в игру. Австралия – другой образ жизни, и возвращение на родину. Я очень хотел завершить карьеру в Ирландии.

- Причем в "Шемрок Роверс" вы не получали зарплату. Как так?

- Да, я договорился с руководством клуба, чтобы вся моя зарплата перечислялась на благотворительность. Я хотел отдать что-то взамен. Мне повезло, что у меня было любимое дело, которое позволило достаточно заработать для беззаботной жизни. Так что это был всего лишь маленький ответный жест.

- Тогда же вы стали представлять благотворительную фонд Heart Children Ireland, который собирает деньги на лечение детей с врожденным пороком сердца. У вашего сына Вуди было обнаружено это заболевание, как он сейчас себя чувствует?

- На 110 процентов, он полностью восстановился после длительного лечения. Будет ли он играть в футбол? Я хочу, чтобы он занимался тем, что будет нравиться ему самому. Заставлять его играть в футбол я не буду, но если он сам решит, то почему нет.

- Вы весьма состоятельный человек. SundayTimes поставила вас на тринадцатое место в списке богатейших футболистов АПЛ. 18 миллионов фунтов стерлингов - это не малые деньги. В тоже время вы не засвечены в скандалах и не делаете дорогих покупок.

- Да, у меня есть кое-что за душей. В "Челси" моя зарплата была в районе 70 тысяч, в "Ньюкасле" примерно столько же. Дело в том, что это не совсем мои деньги. Всю свою зарплату я отдавал маме, и она распоряжалась деньгами, пока у меня не появилась семья. В принципе я много чего могу себе позволить, но сказывается давняя ирландская привычка довольствоваться необходимым. В моей жизни деньги не значат чего-то такого, без чего нельзя обойтись. Деньги должны помогать людям - тем, кто в нужде. По мере сил я способствую этому. Солнце должно светить всем...


http://bombardir.ru/posts/330
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 884
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 143
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 29 окт 2016, 16:21

06 апреля 2016. Алексей Логинов

Почему Антонио Конте – сомнительный выбор для «Челси»


В понедельник «Челси» предал гласности секрет Полишинеля. Было официально объявлено, что этим летом Антонио Конте сменит лазурные цвета на синие. Таким образом, он станет пятым итальянским тренером в истории «Челси» после Джанлуки Виалли, Клаудио Раньери, Карло Анчелотти и Роберто Ди Маттео. Неплохая компания. Все они, за исключением Раньери, принесли лондонскому клубу титулы. Контракт с Конте заключен до 2019 года. В Италии говорят о зарплате в 5 млн фунтов за сезон, причем в случае победы в Лиге чемпионов предусмотрен бонус – 5 млн фунтов стерлингов. Ни один из грандов серии А не способен платить такие деньги.

Если бы менталитет победителя передавался воздушно-капельным путем, то лучшей кандидатуры Роману Абрамовичу не сыскать. Ведь бывший тренер «Ювентуса» буквально помешан на успехе: его дочь зовут Витториа, а на заставке мобильного телефона красуется надпись: «Проиграть – значит умереть». Однажды, когда его клуб уступил в борьбе за скудетто, Антонио поехал с друзьями отдыхать в Египет. Но там на него напала бессонница – настолько сильно он переживал неудачу. И отпуск был испорчен. Конте даже откладывал свадьбу до тех пор, пока не завоевал чемпионство с «бьянконери».

Такое маниакальное отношение к результату во многом определяет и манеру работы Конте-тренера. Он всегда держит группу под контролем. Эта привычка возникла у него еще со времен капитанства в «Ювентусе». И даже когда Марчелло Липпи отобрал у него повязку, власть в раздевалке так и не перешла к Алессандро Дель Пьеро. Возглавив «Юве», Конте не изменил себе, и де-факто Буффон не был капитаном «бьянконери» вплоть до лета 2014 года. Это чувствовалось даже в мелочах. Показательным стал эпизод, когда Конте при свидетелях устроил Джиджи взбучку, словно какому-нибудь мальчишке, едва тот посмел заговорить о финансовых вопросах. Антонио же в тот момент размышлял о более важных вещах – как побить очередной статистический рекорд серии А.

Однако такой подход хорош там, где футболистам с юношеских лет вбивают в головы мысль о том, что тренеры – это высшие существа, имеющие право измываться над простыми смертными. В случае с Бонуччи, Джаккерини, Джовинко, Кьеллини и К° действовало правило: бьет – значит любит. Поэтому-то ни один из бывших или настоящих «бьянконери» не сказал про Конте ни единого дурного слова. Только Андреа Пирло в своей книге посмел сыронизировать насчет темперамента Антонио, но сделал это так, что даже сам Конте вполне мог этого и не заметить.

В Англии же, насколько мне известно, к тренерам относятся куда проще. Не знаю, как сейчас, но в конце 1990-х итальянцы, вернувшиеся из АПЛ, рассказывали, что там allenatore – это обычный мужик в спортивном костюме, который проводит тренировки и назначает стартовый состав. Наверняка с тех пор многое изменилось, но нужно обладать непререкаемым авторитетом, чтобы заслужить право кидаться в футболистов всякой всячиной. Однако, по меркам острова, Конте далеко не Алекс Фергюсон. Поэтому летающие по раздевалке в перерывах матчей бутылки с водой встретят непонимание со стороны игроков. Конечно, Конте постарается перетащить как можно больше футболистов, крещенных в свою веру. Называют Погба, Наингголана, Бонуччи, вероятно возвращение из аренды Куадрадо. Тем не менее даже финансовых возможностей «Челси» не хватит, чтобы заполучить всех, в кого новый тренер ткнет пальцем. А когда в составе больше половины – свободные люди, с этим придется считаться.

Поэтому сомнительно, что Конте сможет, по крайней мере, в первый сезон, задействовать авторитарную систему управления. Но способен ли он добиваться цели по-другому, при демократии? Скромные результаты в Национале показывают, что при использовании метода «кнута и пряника» с пряниками дела у Антонио пока обстоят неважно.

Один из главных козырей нового тренера «Челси» – умение объединить футболистов. В решающий момент он способен произнести зажигательную речь и заставить их сделать что-то неимоверное: «Держитесь, парни, у меня есть идея!» Однако для этого нужно, чтобы тебя понимали. В буквальном смысле. Каждое слово, каждое ругательство. Надеюсь, что интенсив по английскому языку поможет ему в этом.

Конте планирует взять с собой Массимо Карреру, Анджело Алессио, Паоло Бертелли, Мауро Сандреани, а еще брата Джанлуку. А ведь никто из них также не может похвастаться приличным знанием языка Шекспира. К тому же пять итальянских помощников – это перебор. Для сравнения – Жозе Моуринью привез двоих соотечественников, а Карло Анчелотти – только одного. Пятеро пришельцев в штабе могут вызвать ревность со стороны работников «Челси».

Другой важный аспект, который способен помешать Конте адаптироваться в английской премьер-лиге – это отношения с прессой. Дело в том, что Антонио убежден, что все должны им восхищаться. Даже враги. И каждый раз, когда сталкивается с обратным, буквально звереет, выплескивая эмоции. Особенно его бесит, когда в газетах про него самого и его команду пишут разные гадости. И он никогда ничего не забывает. Конте имеет привычку, которую подцепил у своего учителя – тренера «Лечче» Эудженио Фашетти, развешивать такие статьи в раздевалке. Задумка состоит в том, чтобы игроки заряжались энергией. Неважно какой – пусть и отрицательной.

Вот почему Конте переругался со многими итальянскими журналистами, хотя их число пока не перевалило за критическую массу. Связано это с тем, что в ведущих изданиях позиции удерживают представители старшего поколения. Андреа Монти, Паоло Де Паола и Алессандро Вокалелли по своему мировоззрению ближе к эпохе Лодовико Марадея и Джанни Де Феличе, чем к парням из интернет-изданий, которые часто напоминают троллей. Эти люди чувствуют грань, за которую нельзя переходить. Поэтому при всей напряженности отношений Антонио с розовой газетой, главный редактор GdS не допустит откровенно издевательских материалов на его счет. Однако английские таблоиды вроде The Sun вряд ли будут стесняться. Страшно даже представить, во что это выльется, учитывая темперамент Конте. Справляться с прессингом он так и не научился.

Отдельный момент – общение со студией после матчей. В Италии все уже привыкли, что Конте отвечает на вопросы ведущих весьма раздраженным тоном. Нехотя, всем своим видом демонстрируя, что ему пора уходить. Много раз ему советовали быть дипломатичнее, стараться хоть как-то сглаживать углы, но с годами болезнь лишь прогрессирует. В Италии на Sky и Mediaset экспертами работают те, кто вместе с ним играл или же его тренировал. Для них он свой, поэтому и можно пикироваться с Сакки, Виалли, Сереной или Мауро. Но как это воспримут их английские коллеги? Слово за слово, и вполне может повториться ситуация февраля 2014 года, когда Конте устроил полемику с Фабио Капелло. Причем, чтобы уладить конфликт, потребовалось вмешательство руководства «Ювентуса».

Тактика – еще одна тема, над которой следует призадуматься. Во-первых, сложность практической реализации в Англии схемы с тремя защитниками. Пример Луи ван Гала, к которому Конте в свое время ездил на стажировку, показал, что не все европейские идеи срабатывают по другую сторону Ла-Манша. В Британии никогда не играли по схеме 3-Х-Х, и защитникам будет крайне трудно переучиваться. Во-вторых, категорическое нежелание Конте использовать треквартисту. Пусть в АПЛ это понятие и не имеет столь сакрального значения, как в Италии, но все же расстановка 4-2-3-1 пользуется большой популярностью, а она предполагает наличие сразу трех атакующих полузащитников. Конечно, никто не говорит, что Конте выгонит из «Челси» всех, кто располагается между линиями. Есть несколько путей решения – от развертывания линейной 4-4-2 до перехода на 4-3-3. Однако полузащитников, которые привыкли отрабатывать в обороне чуть меньше остальных, ждут трудные времена. Кроме того, для адаптации к методам Конте потребуется время. Только вот будет ли оно?

Несмотря на кризис в кальчо, итальянская тренерская школа – одна из ведущих в мире. Однако не все выпускники Коверчано способны пойти по пути Карло Анчелотти и Клаудио Раньери. У меня есть серьезные сомнения, что Антонио Конте добьется успеха с «Челси». В чужой стране, вдали от привычных условий, так и не решив проблемы с прокурорами из Кремоны по делу calcioscommesse, находясь под давлением прессы, для которой он – всего лишь иностранец, проявить себя будет невероятно сложно. Это как заняться экспортом граппы в страну, где предпочитают совершенно другие спиртные напитки. Антонио – продукт для внутреннего потребления, что ни в коем случае не умаляет его ценности.

Не знаю, кто посоветовал Роману Абрамовичу остановиться на Антонио Конте, при том, что, по слухам, среди кандидатов были Диего Симеоне и Хорхе Сампаоли. Но явно этот человек – очень большой оптимист.


http://pda.sports.ru/tribuna/blogs/ital ... 242aabcb7e
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 884
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 143
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 30 окт 2016, 22:27

16 июля 2016. Дмитрий Рутов

Канте для Конте

Надежды Клаудио Раньери на сохранение чемпионского состава Лестера постепенно рушатся, и первой "ласточкой", упорхнувшей из "чемпионского гнезда" итальянца, стал француз Нголо Канте, поддавшийся на уговоры Челси, который нынче тренирует почти однофамилец футболиста.




В английских соцсетях уже активно гуляет "мем", где в роли главного героя нападающий Лестера Джейми Варди со смартфоном, отправляющий в клубный чат Лестера сообщение: "Ребята, я подписал новый контракт и остаюсь с вами!", но в ответ бомбардир видит следующий статус: "Канте и Марез покинули чат". Действительно, Варди, вокруг которого было столько шуму в связи с его возможным переходом в Арсенал, может остаться едва ли не единственной лояльной звездой чемпионского Лестера.

А вот два его партнера по команде, чьи фамилии в "фанатских легендах" вспоминаются сразу же после главного героя "чемпионской вечеринки" сенсационного андердога, навострили лыжи в другом направлении. Точнее – один из них, Нголо Канте, уже подписал контракт с другим клубом. Самым настойчивым оказался лондонский Челси, фамилия нового главного тренера которого практически идентична фамилии новобранца.

Впрочем, вряд ли Антонио Конте настоял на приобретении Канте лишь потому, что точно не забудет его фамилию. У экс-наставника Скуадры Адзурры была масса других причин уговорить руководство клуба расстаться с внушительной суммой денег (более 30 миллионов фунтов, если верить СМИ), и на Туманном Альбионе уже прилично повысили Челси в рейтинге главных претендентов на чемпионский титул, в связи с этим трансфером. Почему? Все просто – несмотря на то, что на первом плане в Лестере в чемпионском сезоне блистали Варди и Марез, только слепой не видел, какую титаническую работу проделывал в опорной зоне Канте, и именно его большинство специалистов называли главным ингредиентом триумфального блюда итальянского повара Раньери.

175 успешных подкатов и 156 перехватов – по этим показателям Канте стал первым в АПЛ минувшего сезона, и такие цифры, конечно же, не могли не впечатлить Антонио Конте – большого ценителя работяг на футбольном поле. А тот факт, что Нголо отлично ладил с итальянцем на предыдущем месте работы, стал лишь дополнительным бонусом для нового тренера Челси, который прекрасно знает цену хорошей атмосфере в коллективе.

Канте, если верить характеристике Раньери, абсолютно спокойный и тихий парень, но на поле превращается в могучего питбуля, способного на протяжении двух матчей кряду выгрызать мячи у соперников, а после игры еще и зарядочку сделает. Двужильный атлет – идеальный вариант для Конте, собирающегося возвращать Челси победный менталитет. Канте станет ответственным за то, чтобы победы начинались далеко от чужих ворот.

Конечно, одно лишь присутствие Канте в составе вовсе не является залогом успеха. Спросите у Дидье Дешама, который на Евро-2016, по сути, так и не нашел инструкции по эксплуатации Нголо. Во многом это случилось потому, что Франция собиралась играть в футбол, совершенно отличный от того, к которому привык Канте.

В Лестере француз всякий раз готовился к тому, что у него будет валом черновой работы и его интенсивность в районе центрального круга была полностью подчинена интересам команды, тогда как в национальной сборной философия была куда более атакующей и выходило так, что Нголо со своими перемещениями чаще был неуместным, чем реально полезным. Но это проблемы Дешама, да и стиль игры Челси после продолжительного срока работы под крылышком Моуриньо все же больше походит на повадки Лестера, а Конте, прямо скажем, далеко не фанат яркой атакующей игры, чтобы кардинально менять подход. А тактически Антонио подкован значительно лучше, чем Дешам, при всем уважении к французу. Так что подход к дорогому во всех смыслах новичку обязан найти.

В прошлом сезоне журналисты часто говорили о том, что Лестер выходит на поле, имея на одного игрока больше, подразумевая под таким выражением именно наличие в составе Лис Канте. А статистика Нголо с его перехватами, подкатами и процентом выигранных единоборств делала подобные выражения не таким уж и символичными – француз и вправду выполнял работу за двоих!



Любопытно, что и про Антонио Конте у руля сборной Италии и Ювентуса часто любили говорить "12-й игрок команды", учитывая тот факт, что тренер постоянно находился в игре, наплевав на границы пресловутой технической зоны. Получается, с Канте и Конте лондонский Челси в новом сезоне будет по умолчанию начинать матч, имея преимущество в два человека? Проверим уже очень скоро, насколько это будет показательно и эффективно.


http://football.ua/england/308894-kante-dlja-konte.html
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 884
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 143
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 31 окт 2016, 20:08

01.04.2016

Памяти Иана Бриттона


ФК «Челси» с прискорбием сообщает, что в возрасте 61 года после продолжительной болезни скончался наш бывший футболист Иан Бриттон. Мы выражаем глубочайшие соболезнования его родным и друзьям.


Бриттон представлял «Челси» на протяжении 10 лет, за это время он провел 289 матчей и забил 34 гола за клуб.

Он родился в Данди, Шотландия, и перешел в «Челси» в качестве ученика в 1971 году, ранее начав играть еще в «Хиллсайд Рейнджерс».

Энергичный полузащитник отлично работал с мячом и умел забивать важные голы. Он был неотъемлемой частью молодой, почти полностью доморощенной команды, которая пробилась обратно в высший дивизион под руководством Эдди МакКриди в сезоне 1976/77.

Бриттон стал профессионалом одновременно с Гарри Стэнли, Гари Локом, Грэмом Уилкинсом и Стивом Шервудом. Они также были в той талантливой молодой команде, и в сезоне 1972/73 он дебютировал за главную команду, когда вышел на замену в ничьей 1:1 с «Дерби Каунти».

Значимым на тот момент шагом для всех молодых игроков, пришедших в команду, было вкусить несколькими годами ранее успех в КА и Кубке обладателей кубков.

В их развитии им помогали советом и поддержкой опытные игроки, например, Питер Осгуд, Дэвид Уэбб, Алан Хадсон и Чарли Кук, и хотя последующий уход всех этих четырех звезд ускорил падение клуба и изменение ситуации к худшему, что завершилось вылетом во Второй дивизион в 1975 году, это дало шанс закрепиться в составе таким, как Бриттон.

Заменить Кука, любимца болельщиков, было нелегко, но он постарался и сыграл больше матчей, чем любой другой игрок, не считая капитана Рэя Уилкинса, в первом сезоне во Втором дивизионе.

В следующем сезоне, 1976/77, Бриттон расцвел и начал влиять на игру.

МакКриди переделал команду, поскольку мы рвались обратно в высший дивизион, и предпочитал играть с "бриллиантом" в полузащите. Уилкинс играл на острие, Бриттон — на левом фланге, но он имел разрешение идти вперед. Гарри Стэнли и Рэй Льюингтон дополняли крайне эффективный квартет.

Бриттон забил в первом домашнем матче сезона, ничьей 1:1 с «Ноттс Каунти», а затем две недели спустя он записал на свой счет первый из наших мячей в победе 3:2 над «Плимутом». В конце сезона на его счету было 10 мячей, в том числе гол головой в ничьей 3:3 с чемпионами того сезона «Вулвз».

Когда попадание в высший дивизион было практически в кармане, 43 тысячи болельщиков пришли на «Бридж» на последний матч сезона, завершившийся победой 4:0 над «Халлом». И снова забил Бриттон.

В следующем сезон он был частью команды, которая блестяще сыграла и обыграла чемпионов Европы «Ливерпуль» 4:2 в третьем раунде КА, это был один из самых запоминающихся матчей, хотя в следующем сезоне мы снова вылетели в низший дивизион.

Бриттон продолжил регулярно выступать в сезоне 1979/80 при Джеффе Херсте, когда мы были в шаге от возвращения в высший дивизион. Однако в последующие сезоны его участие в матчах стало ограниченным, что привело к его уходу в августе 1982 года, когда он вернулся в родной клуб «Данди Юнайтед».

Он завершил карьеру в Ланкашире, играл какое-то время за «Блэкпул» и «Бернли», и его очень почитают на «Терф Мур» после того, как он забил гол в последний день сезона 1986/87, что позволило клубу удержаться в Футбольной Лиге.

После того, как Бриттон завершил карьеру, он открыл фитнес-центр на северо-западе, но не перестал любить игру. Он представлял команду ветеранов «Челси» несколько раз, где играл со своими бывшими товарищами по команде.

В 2013 году, когда стало известно о болезни Бриттона, в его честь был проведен благотворительный вечер, и бывшие игроки пришли поддержать такого известного человека.


Томми Лэнгли, который был в составе той доморощенной команды в середине 1970-х годов, делится воспоминаниями.

«Мы звали его «Бритва», потому что он был очень резким, резвым, острым, — говорит Лэнгли. — У него было много прозвищ, и это было одно из них. Ему приходилось как-то компенсировать свои скромные габариты, и он компенсировал это умом, быстротой реакции и своим настроем».

«С ним было замечательно играть, потому что ты всегда знал, что он выйдет на поле и выложится максимально, сделает все, что от него требовалось. Что касается его характера в раздевалке, то он был великолепен. Он и Гари Лок очень сдружились и много смеялись. Они были лучшими друзьями. Все его любили, потому что он всегда смеялся и шутил со своим шотландским выговором».

«Возможно, мы не были величайшей командой в мире, но мы все равно были отличными друзьями, и Иан был одним из лидеров. Последнее время мы часто с ним пересекались на играх или на благотворительных мероприятиях. Мы знали о его болезни, и о том, что она была смертельной, и все равно это было шоком».

«Если я правильно помню, когда я забил в ворота «Ливерпуля» в победе 4:2 в КА, Бритва хотел пройти Фила Нила, который пытался перекрыть ему путь, потом сделал пас назад, прямо мне, так что вот так странно он внес лепту в то, что я забил тот гол. Иан был отличным парнем».

Клайв Уокер вспоминает, что его всегда вдохновляли ребята вроде Бриттона.

«Это тяжелая утрата. Мы стали отличным друзьями во время сложного периода для «Челси». Все старались что-то сделать, как-то помочь, так что было хорошо, что мы прошли все уровни академии. Иан был на три года старше меня, так что я был уже следующим поколением. Мы брали с него пример».

«Иан был очень стабильным. Он всегда улыбался и для каждого находил теплое слово. Он был искренним и добрым человеком. И очень талантливым. Он отлично работал ногами и для человека столь невысокого роста прекрасно играл головой, даже забивал головой. Он так делал в «Бернли», чем помог им остаться в чемпионате, он там жил. Мы иногда виделись с ним, он играл за ветеранов «Челси», что всегда было приятно».

«Иан много работал, он бегал весь день. Его настроение заражало окружающих, вдохновляло остальных. Если он собирался держать кого-то, то и вам хотелось стоять насмерть. Его трудно с кем-то сравнивать, но в плане отношения он был похож на Сезара Аспиликуэту. Он носился по полю и не давал никому пройти к воротам».

«В раздевалке он был очень приятным человеком».

Стив Финнистон был лучшим бомбардиром сезона 1976/77, когда мы попали в высший дивизион, и Бриттон поспособствовал большому количеству голов. Он продолжает воспоминания.

«Иан был очень хорошим игроком, он никогда не переставал носиться по полю, и он был очень умным, — говорит Финнистон. — Он умел и забивать, он был очень талантлив».

«Он был компанейским парнем и прекрасно дружил с Гари Локом. Они одно время жили недалеко друг от друга и ходили по ночным клубам, пока не женились».

«Никто не скажет плохо о Иане. На поле и за его пределами он был всегда душой общества. Даже когда он уже болел, он оставался позитивным. «Бернли» какое-то время назад устроил в его честь мероприятие, и некоторые из нас посетили его».

И наконец, Хью Гастингс был фотографом «Челси» и редактором программок в те времена, и он может еще кое-что сказать о Бриттоне. Гастингс управлял клубным фотоархивом, откуда взяты фото для статьи.

«Когда я впервые пришел в «Челси» в 1977 году, мне было только 20 лет, и я был фанатом клуба, так что для меня это был важный шаг. Среди многочисленного персонала «Челси», директоров, тренеров, игроков именно Иан заставил меня чувствовать себя, как дома. Он взял меня под крыло и опекал, пока не ушел из клуба в 1982 году. Бритс во многом был причиной того, что в те времена «Челси» преуспевал, он умел объединить и настроить команду и всегда на 100% выкладывался на поле».

«Много раз я отгонял его «Форд Капри» до его дома после «выхода в свет», но на следующий день он снова отлично тренировался, отлично работал, как профессионал «старой школы», и он всегда находил время для болельщиков. Мы ни разу не поругались, это было невозможно с Ианом. Он всегда был веселым и позитивным. Грустно, что он скончался, но те из нас, кто тогда работал с ним, никогда его не забудут».


http://www.chelsea-fc.ru/news/latest/20160401-2156.html
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 884
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 143
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 31 окт 2016, 20:23

29 сентября 2016. Денис Романцов

Коробка передач


Сезон начинался пугающе. Де Брюйне полетел со сборной в Баку, но не сыграл. «Ты быстро устаешь на тренировках и сильно краснеешь», – услышал он от Марка Вильмотса, тогда – второго тренера сборной. В одном из следующих матчей за «Генк» Кевина сковали судороги, пришлось менять. Анализ крови выявил инфекционный мононуклеоз. В тот же день Кевин узнал, что в Англии умерла его бабушка. Ей было восемьдесят лет и она готовилась к операции на сердце. Кевин улетел на похороны и три недели не мог вернуться в Бельгию: спал по восемнадцать – двадцать часов в день, все равно чувствовал усталость, постоянно рвало.

Через два месяца де Брюйне вернулся на поле, но на излете сезона словил нокаут в игре с «Серкль Брюгге». Жутко заболела голова, а дальше все поплыло: болельщики выбежали на поле, вратарь Куртуа облил шампанским тренера Веркаутерена, а защитник Надсон обернулся бразильским флагом – обо всем этом Кевин узнал от кузена Карела, приехав вечером к родителям: сотрясение мозга стерло из его памяти матч, в котором «Генк» стал чемпионом.

Его мама, Анн Каллан, родилась в Африке, выросла в Англии, но вернулась во Фландрию, когда вышла замуж за Эрвига де Брюйне. Ее отец, дед Кевина, и сегодня живет в Илинге, на западе Лондона. Любимый клуб семьи де Брюйне – «Ливерпуль». В детстве Кевин каждый год получал на Рождество подарки из Англии – пижаму, одеяло, мяч, свитер, и все с эмблемой «Ливерпуля». Заиграв в «Дроньене», своем первом клубе, де Брюйне строил из себя Оуэна, стараясь забивать так же, как Майкл – Аргентине на французском чемпионате мира.

«Когда Кевину было двенадцать, его класс пошел кататься на горных лыжах, но сын остался дома. Он объяснил это тем, что в контракте Майкла Оуэна есть запрет на экстремальные виды спорта, значит и Кевину нельзя вставать на лыжи, – рассказал Эрвиг де Брюйне в книге о сыне. – Лет в десять Кевин не пошел на день рождения лучшего друга, потому что в это время у него была тренировка в «Дроньене». На картофельном поле! У тренера, который и тренером-то не был – так, подрабатывал».

В 2000 году де Брюйне прильнул к «Генту», куда его позвал скаут Ян ван Трос («Я рассмотрел его талант, хотя он бегал по колено в грязи», – скажет потом ван Трос), и вскоре выиграл детский Кубок Бельгии. Дедушка игрока «Гента» Юрьена Дама (с Юрьеном Кевин в тринадцать лет ездил на стажировку в «Арсенал») снимал турнир на видео, и сейчас диск с записью хранится у родителей Кевина. Там же стоит и самый большой трофей – шестикилограммовый кубок за победу в парижском турнире детских команд. «Он был такой большой, что я и поднять-то его не мог. Я был на год младше партнеров по команде, а они – на год младше наших соперников, и меня признали лучшим игроком, хотя там участвовало триста пятьдесят человек», – рассказывал де Брюйне в интервью Het Nieuwsblad.

Вечером, наработавшись, детские тренеры «Гента» шли пить пиво, но один из них, Шарли Мусонда, оставался на поле и совершенствовал технику игроков, которым не хватало обычных тренировок. Чаще всех к Мусонде приходил де Брюйне – зубрил новые финты, учился принимать мяч и точнее пасовать. Перед финалом детского Кубка Бельгии Эрвиг де Брюйне сказал тренеру «Гента» Франку де Лейну: у Кевина ушиб, перед игрой ему лучше побегать вокруг поля, разогреться. Де Лейн согласился и даже хотел оставить Кевина в запасе, но тот покраснел от злости, показав тренеру, что рвется на поле, и забил четыре из семи мячей «Гента».



Когда де Брюйне было тринадцать, его упрямство достало тренеров. На тренировках просили бегать зигзагами, от конуса к конусу – он рвался напрямик, все отрабатывали удары внутренней стороной стопы – он бил внешней, на него кричали, пытались приручить, но добились только того, что он ушел из «Гента». Звали «Брюгге» и «Андерлехт», это полчаса от дома, но Кевин выбрал самый далекий вариант – «Генк». Он оставил дом и поселился в школьном интернате, где был единственным спортсменом. Жил в отрыве от соседей, ужинал, когда все уже спали, не мог завести новых друзей и страдал от одиночества.

Окончив школу, де Брюйне стал жить в семье, сотрудничавшей с «Генком». Это было счастье: никакой казарменной обстановки, никакого одиночества, только семейный уют и соседство с партнерами по «Генку», Арне Нилисом и Кеннетом Сталенсом. Но приехав домой на рождественские каникулы, Кевин услышал от родителей: «Ты не можешь вернуться в ту семью. Они больше не хотят, чтобы ты с ними жил». – «Но мы так тепло простились. Они сказали: «До встречи». Де Брюйне впервые столкнулся с лицемерием. Он не напивался, не водил домой подружек, но был скрытным, молчаливым и при этом вспыльчивым, его сочли трудным подростком, а в лицо об этом не сказали.

Родители нашли Кевину новую семью для подселения, там было полное совпадение характеров, его не трогали, не нарушали личное пространство, а у него не было поводов психовать. Правда, иногда по ночам у него шла кровь носом, тогда он вставал, крался к машинке и тайком стирал постельное белье, боясь разозлить хозяев. Кевин сильно вырос, участились мышечные травмы, ему не давали контракт, но он вернулся на поле, забил пять мячей за тайм и попал в первую команду «Генка». Всего через две недели де Брюйне сыграл десять минут в победном финале Кубка.

Новый тренер Франк Веркаутерен насаждал контратакующий футбол и Кевину пришлось перестраиваться – он никогда не играл по схеме 4-4-2. Освоиться в основе помогло то, что вместе с ним в основу влилось еще несколько молодых игроков – например, Кристиан Бентеке и Йелле Воссен. Де Брюйне осмелел настолько, что однажды наорал на израильского полузащитника Эльянива Барду из-за того, что тот ленился и мало бегал. Ну, наорал и наорал, с кем не бывает, но Барда старше де Брюйне на десять лет.

После первого гола Кевина – льежскому «Стандарту» – старшие потянули его в ночной клуб, он отбрыкивался, говорил, что молодой еще, не пустят, но возражения не принимались и за ночь де Брюйне потратил четыре тысячи евро – больше месячной зарплаты отца, работавшего мастером металлургического комбината.

Первый сезон де Брюйне во взрослом футболе испортили не только мононуклеоз и сотрясение мозга, но и два перелома пальца ноги и повреждение связок колена. Летом он отказался уходить в «Твенте», окунулся в Лигу чемпионов и заинтересовал «Челси», который обыграл «Генк» в гостях 5:0, а дома утешился ничьей 1:1. Подписав контракт с «Челси», де Брюйне на полгода вернулся в «Генк» и после матча с «Локереном» обвинил своих партнеров в том, что они ходили пешком по полю. В клубе ему посоветовали вести себя скромнее, но не оштрафовали.

Кевин не был готов сразу заиграть в АПЛ и отпросился в аренду. В бременском «Вердере» он лихо спелся с Эльеро Элиа и Марко Арнаутовичем, которые говорили по-голландски, забил за сезон десять мячей и раздал столько же голевых пасов. Не вполне устраивал Кевина только тренер Томас Шааф. Тот был слишком консервативен, мало говорил о тактике и чаще мотивировал призывами: «Победите ради болельщиков!» и «Играйте за эмблему!» После поражений Шааф устраивал команде двухразовые тренировки и почти трехчасовые прогулки на велосипеде: в итоге «Вердер» победил во втором круге только два раза и еле спасся от вылета.

Играя в Бремене, Кевин узнал, что его девушка Каролина, с которой он встречался два года, переспала с вратарем Тибо Куртуа во время поездки в Мадрид. Сама Каролина объяснила это тем, что еще раньше Кевин изменил ей с ее лучшей подругой. Де Брюйне получил от «Вердера» два выходных, чтобы прийти в себя, тогда же Nike прислал ему новые бутсы, Кевин выложил их фото в фейсбуке, а журналисты обвинили его в том, что он шатается по магазинам вместо тренировок.

И все-таки его признали лучшим молодым игроком бундеслиги. Звала дортмундская «Боруссия», он уже договорился с Юргеном Клоппом, но Жозе Моуринью настоял: «Ты останешься в «Челси». После строгих порядков Бельгии и Германии Кевин поразился тому, что в Англии разрешают пить кока-колу в столовой, есть пиццу или хот-дог в клубном автобусе, включать музыку в раздевалке и не вынуждают тренироваться без мяча. На тринадцатой минуте дебютного матча в АПЛ – с «Халлом» – де Брюйне отдал голевой пас Оскару, стал лучшим игроком матча, но вскоре загремел в запас, а потом и в заявку-то попадать перестал.

«Моуриньо вызвал всех атакующих полузащитников. Он показал нам статистику шестерых игроков – голевые передачи, голы, процент точных пасов, ключевые передачи, дриблинг. Он хотел показать, что я не играю на уровне остальных. Я просто ответил ему: «Извините, это нелогично. Я сыграл меньше игр, чем другие, как вы можете нас сравнивать?» По мне, это было несправедливо», – сказал де Брюйне в интервью Daily Telegraph. В аренду больше не хотелось. Он настоял на трансфере в «Вольфсбург», где работал бывший директор «Вердера» Клаус Аллофс и стал самым дорогим игроком в истории клуба.

После чемпионата мира Кевин улетел с друзьями детства – Арне и Кеннетом – в Лас-Вегас, где встретил двух партнеров по сборной, Бентеке и Карселу-Гонсалеса. Они зависали в казино, упивались виноградной водкой Cîroc, а потом Кевин потерял кредитную карту. Выручил агент, Патрик де Костер, быстро обеспечивший ребят деньгами. С де Брюйне Патрика свели случайности: другой его клиент, Стив Колпар, травмировался на тренировке бельгийской молодежки, да так сильно, что завершил карьеру, де Костер предложил Стиву стать скаутом по Сенегалу, они полетели туда и встретили в самолете отца футболиста «Генка» Димитри Дазелайре. Стали дружить семьями, а потом Димитри женился на дочери де Костера. Патрик заглянул на игру зятя, заметил де Брюйне и через полтора года устроил его трансфер в «Челси».

В двадцать лет Кевин полетел с Патриком в Сенегал, где родилась его мама, и подарил местным детям форму и бутсы. «Для нас вода – самая обычная вещь в мире, как воздух, а в Сенегале людям приходится добывать ее каждый день. Помогать им должен каждый, у кого есть такая возможность», – сказал де Брюйне в интервью EK Voetbal.

Два года назад Кевин опубликовал фото, где он изображен человеком с синдромом Дауна, и спросил: «Вы бы оставались моими поклонниками, если бы я выглядел так?» Он стал послом Олимпиады для людей с умственными отклонениями и призвал поддерживать ее участников так же, как и других спортсменов. «Каждый из них заслуживает большой аудитории», – написал де Брюйне.

После трансфера в «Манчестер Сити» за семьдесят миллионов евро болельщики два месяца подряд выбирали де Брюйне игроком месяца, а сегодня Гвардиола говорит BBC: «Де Брюйне – один из лучших игроков из всех, с кем я работал. У Месси свой столик. За ним никто не сидит. Но Кевин может сесть за соседним. Он выдающийся игрок. Первым вступает в борьбу без мяча, четко работает с мячом, видит на поле абсолютно все». Для соперников де Брюйне сезон начинается пугающе.


http://www.sports.ru/tribuna/blogs/fest ... 65356.html
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 884
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 143
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 31 окт 2016, 20:51

19 сентября 2016. Сурен Аванесьян/Бен Фишер, The Telegraph

Самая яркая звезда


Тэмми Абрахам - самая яркая звезда из 38 отданных клубом в аренду футболистов. Форвард продолжает спор за звание лучшего бомбардира Чемпионшипа и радует своей игрой поклонников Бристоля. Недавно он дал интервью The Telegraph, где рассказал о жизни в новом месте, о работе со взрослой командой Челси и своей семье.


Тэмми Абрахам - один из 38 футболистов, отданных руководством Челси в аренду перед стартом уже текущего сезона. Но ни один из них не заявил о себе громче форварда. 18-летний Абрахам лидирует в списке бомбардиров Чемпионшипа: во вторник он отметился дублем в ворота Шеффилда, и общее число его голов достигло отметки в 6 за 7 матчей турнира - 8 за 9 во всех соревнованиях. Будущее парня, до сих пор наслаждающегося футболом на заднем дворе дома своих родителей, выглядит невероятно ярким. Вдуматься только, на молодежном уровне он отметился 74 мячами в 98 матчах.

Арендное соглашение было заключено прямо в доме Абрахама в Суррее. Главный тренер Бристоля Ли Джонсон воодушевился беседой с Майклом Эменало и решил отправиться прямиком на встречу с матерью Тэмми, Мэриан, и отцом, Энтони.

"Отношения с клубом мы выстроили еще во время межсезонья", - рассказывает Абрахам, присоединившийся к новой команде за день до старта Чемпионшипа. "Тренер приехал к нам домой пообщаться с родителями, естественно, я тоже познакомился с ним. Тогда-то он и заслужил доверие моей семьи, мое доверие. Он говорил о стадионе, о футболистах команды, так что с того момента я осознал, что Бристоль - как раз то самое место, где я хочу играть".

Абрахам стал частью системы Челси в 7 лет. Родителям приходилось преодолевать огромные расстояния, чтобы доставлять ребенка в Кобхэм и привозить обратно. "Со временем начинаешь понимать все то, что они сделали для тебя", - говорит Тэмми в своем первом крупном интервью для национального СМИ. "К счастью, у меня были лучшие родители".


До недавнего времени Абрахам не покидал родительский дом более чем на 4 дня. В мае форвард дебютировал во взрослой команде Челси под руководством Гуса Хиддинка, затем крайне хорошо зарекомендовал себя на Чемпионате Европы U-19 и был приглашен новым тренером лондонской команды Антонио Конте в турне по США. Наряду с Диего Костой и Миши Батшуайи, Тэмми Абрахам был одним из трех форвардов, вошедших в заявку из 30 футболистов на предсезонный турнир в Америке.

"Я только-только приземлился в Англии, и тут мне приходит сообщение от тренера молодежки. Он сообщил, что уже через два дня предстоит присоединиться к тренировкам с первой командой Челси", - рассказывает Тэмми. "Я был очень счастлив. Правда, нужно было передохнуть, и только после этого я осознал и принял все свои эмоции. Работать с первой командой стало для меня уникальным опытом. Новый специалист с новыми задумками дал мне уверенность в преддверии старта очередного сезона".

"Не могу не отметить Диего Косту - мало кто об этом может догадываться, но Диего очень любит говорить с футболистами из молодежных команд. Правда, конечно, есть небольшие трудности с языком, и местами это останавливает. Но он делает все, чтобы поддерживать с нами дружеские отношения. Диего - прекрасный парень".

Одним из важнейших людей в своей карьере Абрахам считает Гуса Хиддинка. Кроме того, он выделяет Ади Вивеаша, тренера молодежной команды, и Джо Эдвардса, наставника команды U-18, с которым форвард постоянно поддерживает контакт с помощью WhatsApp и живого общения после матчей. "Тренеры звонят, пишут, постоянно узнают о нас что-то новое, приезжают к нам посмотреть, как идут дела. Для меня это очень хорошо, ведь с этим приходит понимание, что кто-то действительно наблюдает за тобой и за твоими успехами".

Партнеры Абрахама по Челси Кейси Палмер и Айзея Браун также продолжают свой бомбардирский спор. Они отправились на сезон в Хаддерсфилд и Ротерхэм соответственно. Однако, безусловно, лучшим примером для подрастающего поколения футболистов "синих" остается Джон Терри - капитан команды, пробившийся через молодежную систему своего клуба и защищающий его цвета вот уже на протяжении второго десятка лет.

"Во взрослой команде меня приняли очень тепло. Джон Терри пишет мне после каждого матча. И это невероятно приятно, чувствуешь себя частью общего процесса даже здесь, в Бристоле".

"Джон очень сильно заботится о молодых игроках. Он один из тех, кто пробился через академию, так что кто как не он способен дать полезный совет. Джон - лидер, но в то же время и очень хороший друг. Я восхищался его игрой в детстве, а Дидье Дрогба был для меня эталоном игры в нападении. В конечном итоге я оказался в основном составе Челси, и тут пришлось пройти определенную процедуру адаптации".

В деловом планировании Абрахама нет ни единой свободной минуты. Как выразился Джонсон, "будто бы ему предстоит провести 80 матчей". Из-за небольшой травмы лодыжки Тэмми пропустил матчи молодежной сборной Англии и получил 11-дневный перерыв: "Теперь я играю за основной состав взрослой команды, игровая нагрузка здесь на порядок серьезнее. Удалось пройти путь от молодежки Челси до основы Челси, затем до сборной Англии и Бристоля, а это немало матчей, надо сказать".

Стоит отметить, что Тэмми не провел ни одной полноценной футбольной игры до 16-летнего возраста. Он учился в Вестминстере и был вынужден ограничиваться лишь двумя игровыми занятиями в неделю и одним матчем на выходных, в то время как все его товарищи из академии клуба развивались по традиционной полной программе.

"Да, я выбрал немного нестандартный путь", - объясняет Абрахам. "Однако этот выбор обернулся благом для меня и моей семьи. Да, я не играл столько, сколько играли остальные, но даже несмотря на это получал необходимую долю практики и стабильно развивался, наслаждаясь параллельно каждым мгновением в школе. Совмещал основную работу с футболом. Понимал, что без хороших оценок никакого футбола не будет".

Абрахам уже переехал в Бристоль, но всегда находит время вернуться к родителям и поиграть в родном доме. Компанию всегда составит 15-летний брат Тимми, выступающий в молодежной структуре Чарльтона. "Обожаю играть здесь, один или с братом. Могу развивать необходимые для себя компоненты".

В эту субботу Бристолю предстоит принять Дерби Каунти (матч закончился со счетом 1-1, прим. - переводчик). Команда хочет добыть четвертую победу в текущем розыгрыше Чемпионшипа после разочаровывающего поражения от Шеффилда 3-2. По ходу матча Бристоль переигрывал оппонента с разницей в 2 гола. Абрахам блестнул в том матче, но вот партнеры не поддержали, и тренер Джонсон вполне может ввести временный запрет на использование смартфонов в связи с поражением.

"У всех нас есть одно приложение, позволяющее отслеживать свою игру в любом удобном формате", - говорит Абрахам. "Крайне выгодно, особенно учитывая то, что в нем можно также и понаблюдать за соперниками".

"Сейчас я чувствую себя в Бристоле как дома. Отличный стадион, отличный город. Играть за взрослую команду, общаться с новыми людьми, набираться опыта - все это важно для меня".

"Цель нынешнего сезона - выйти в АПЛ. Мы сделаем все, чтобы оказаться на вершине турнирной таблицы".



Траектория роста Абрахама не подразумевает периодов стагнации. Потенциал молодого форварда крайне высок. Сможет ли он доказать свою состоятельность и добиться стабильного места в старте Челси? "Да, я знаю, что могу сделать это. В этом моя основная мотивация. Неважно, где я играю, я всегда буду прикладывать гору усилий ради достижения положительного результата".


http://www.sports.ru/tribuna/blogs/sure ... 58435.html
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 884
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 143
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 11 ноя 2016, 23:38

11 ноября 2016, Денис Романцов

«Не могу поверить, я убил свою собаку!»
Через что прошел Диего Коста


Журналисты знали только его имя, остальное – в тумане, даже амплуа. Болтался где-то в Португалии, даже не играл толком, лечил стопу – и вот приплыли: презентация в «Атлетико». Президент Энрике Сересо назвал Диего Косту вторым Кака, но что у них общего, кроме национальности? Да вот же, смотрите, предложил пресс-секретарь клуба, и раздал журналистам DVD с записью игры Диего Косты. Тем летом «Атлетико» взял Форлана, Рейеса, Луиса Гарсию, Тиаго Мотту и Симау Сабросу, поэтому история с диском напоминала розыгрыш. Тренер Хавьер Агирре тоже решил, что его разыгрывают, когда это бразильское чудо вышло на тренировку с развязанными шнурками и срезало круги на пробежке. «Этот парень – просто заноза в заднице», – сказал Агирре директору «Атлетико» Хесусу Гарсии Питарху. – «Это восемнадцатилетний ребенок, он пропустил полгода из-за операции на ноге, вот и не затянул шнурки. Объясните ему, как себя вести, это ваша работа».

Девятью месяцами ранее скаут «Атлетико» Хавьер Эрнандес приехал на игру «Брага» – «Белененсиш». Его позвал агент Нуну Патрау, устроивший в «Атлетико» защитника Зе Каштру. Теперь он показывал другого защитника, Роланду. Перекусывая перед матчем, скаут услышал разговор менеджеров «Браги» об их нападающем – почти 190 сантиметров, отдали пока во вторую лигу, и он уже забил пару мячей. Скаут заинтересовался и назавтра рванул на игру «Пенафиэла», временной команды Диего Косты – мог аккредитоваться официально, но не стал светиться, купил билет и засел на единственной трибуне. Диего Коста показался неуклюжим и полноватым, но как же ловко он управлялся с мячом – даже не верилось, что ему семнадцать.

Директор «Атлетико» Гарсия Питарх уже слышал о Диего Косте от агента Жорже Мендеша, втащившего в «Атлетико» динамовское трио Сейтаридис – Манише – Коштинья, и после восторгов скаута Эрнандеса нагрянул в Португалию. Нудил проливной дождь, поэтому Гарсия Питарх припарковался у стадиона и посмотрел игру «Варзим» – «Пенафиэл» из машины – этого хватило. Он попросил Жорже Мендеша познакомить его с Диего Костой. Встретились в Порту, насладились обедом от Сандры, жены Жорже Мендеша, Гарсия Питарх сказал, что видел три игры Диего Косты и позвал его в Мадрид. Все было здорово, только Диего Коста за два часа не сказал ни слова. Это смутило Гарсию Питарха, но Жорже Мендеш настоял: покупайте, если нравится, или его заберет «Порту».

«Атлетико» заплатил полтора миллиона евро за половину прав на человека, отыгравшего три месяца во второй португальской лиге, и поставил условие – оставшиеся до перехода полгода пусть играет в «Браге». В феврале 2007-го Диего Коста получил двадцать минут в матче Лиге Европы с «Пармой». Он успел получить желтую карточку и забить победный мяч, но через пару недель сломал плюсневую кость и закончил первый европейский сезон с интригующей статистикой – шесть голов, двенадцать предупреждений. В августе администратор «Атлетико» Педро Пабло Матесанс еле узнал Косту в аэропорту Барахас – тот прилетел в шортах и шлепках и меньше всего походил на второго Кака. «За кого вы играли в Бразилии?» – спросил на пресс-конференции журналист Серхио Перела. Диего Коста смутился. Он не знал, как бы поделикатней объяснить, что ни за кого он особо и не играл.

Уровень его первой команды был таким, что Диего Коста сам решал, кто с ним будет играть. Однажды он привел на тренировку своего глухонемого друга Марио Сезара, чем разозлил тренера Флавиньо: «Этот мальчик не может с нами заниматься. Он же не понимает, что я ему кричу». – «Я буду показывать ему пальцами. Если он уйдет, то и я с ним». На это Флавиньо пойти не мог. Режиссер Балабанов говорил: зритель любит, когда в героя всаживают пятьдесят пуль, после чего он закуривает и идет мстить. В команде Лагарто, своего родного города, Коста и был таким героем. В одной из игр он забил победный мяч после того, как ему рассекли губу и треснули по голеностопу.

Через пять лет Диего Коста переехал с семьей в Сан-Паулу и бросил футбол. Старший брат Жаир (назвали в честь Жаирзиньо, чемпиона мира-1970) пропадал на вечеринках – а завидно же, тоже охота сводить девушку в кино, угостить в кафе, вот и устроился Диего Коста к дяде Эдсону: ездил с ним на грузовике до парагвайской границы, покупал ювелирные украшения и перепродавал их в торговом центре Galeria Pagé. Скопил на мотоцикл, завел подружку (через пять лет она стала женой), но дядя Эдсон все канючил: возвращайся в футбол, возвращайся. «Если это будет мешать мне зарабатывать, то нет, не вернусь», – отвечал Коста. Но Эдсон не отстал и привел Диего к знакомому бизнесмену, содержавшему команду с амбициозным именем «Барселона Эспортиво Капела». Диего приняли, удавалось даже совмещать с работой, но настала пора ехать на турнир в Минас-Жераис, и Коста отказался – не хотел терять деньги. «Да я все равно тебе заплачу, только поезжай», – сказал Эдсон.

На том турнире Диего Косту заметил Амаури Грасиани, президент «Юракана» – клуба, за который нападающий Дондиньо (чуть больше известный, как отец Пеле) забил пять мячей в одном матче, и все головой. C «Юраканом» Коста проник на юниорский чемпионат Сан-Паулу, куда съехались главные скауты и агенты. В полуфинале Диего ударил соперника, нахамил судье, нарвался на четырехмесячную дисквалификацию, но все равно вышел в финале («Понятия не имею, кто дергал нитки за кулисами, но мне разрешили сыграть», – сказал он потом в интервью El País) и забил победный мяч. После финала, отшумевшего на стадионе «Коринтианса», агент Жорже Мендеш предложил Косте переехать в португальскую «Брагу». Отец и дядя отговаривали, убеждали, что выгоднее перейти в «Сан-Каэтано», а мама плакала: когда Диего было пятнадцать дней, она уложила его спать, отвлеклась на стирку, вернулась в детскую за остатками белья и увидела в кроватке ядовитую змею, кораллового аспида. Жозелейде, детский врач, понимала: если укусит – Диего за пару минут истечет кровью и умрет. Она аккуратно взяла сына за плечи и резко потянула на себя. Прошло семнадцать лет, но она все еще не готова была отпустить его так далеко – в Португалию. «Если не отпустите, я все равно сбегу», – объявил Диего Коста.

Не прошло и года, как Жорже Мендеш устроил Косту в «Атлетико». Диего дебютировал в товарищеской игре с «Сельтой», которая его вскоре и арендовала. «Он пока не понимает, как вести себя в команде, – сказал Гарсия Питарх своему коллеге из «Сельты» Рамону Мартинесу, – Если вы не научите его быть профессионалом, это будет катастрофа – вы лишите меня будущей суперзвезды». Коста начал с того, что после гола «Хересу» взвился над мячом, как бык над тореадором, разозлил игрока «Хереса» Антонито, сцепился с ним и получил красную карточку. Косте не хватало тренировок и матчей, поэтому вечерами он играл на университетском поле рядом с домом, а в остальное время смотрел по телевизору бразильский чемпионат.

Через два месяца после «Хереса» Диего снова удалился – на девятнадцатой минуте игры с дублем «Севильи». Первая желтая – за нырок, вторая – за крик на судью. Неделей ранее Коста ударил коленом в голову бразильского защитника «Малаги» Велигтона, которому наложили шесть швов. Причина – Велигтон бил по ногам нового друга Косты, Квинси Овусу-Абейе, арендованного у «Спартака» (их дружбе не мешало то, что один не говорил по-английски, а второй по-португальски – хватало и жестов). «Я не боксер, мне не нужно бить людей, чтобы хорошо играть, – сказал Диего в интервью Marca. – Велигтон же с радостью лупил и Квинси, и меня, но мы не хныкали, как он. Он повел себя, как девчонка. Наверно, ему лучше играть в волейбол». После зимних каникул Коста выпал из состава, но в марте вернулся и сравнял счет в игре с «Нумансией» через сорок три секунды после выхода на поле, а потом забил победный мяч – один из самых эффектных в карьере.



«Извините, я допоздна играл в PlayStation и проспал», – объяснил Диего опоздание на одну из апрельских тренировок. Алехандро Менендес, четвертый тренер «Сельты» в том сезоне, так изумился искренностью Косты, что простил ему и удаление в конце первого тайма матча с «Тенерифе», после которого «Сельта» упустила победу. Из-за долгов перед кредиторами «Сельта» задерживала Косте зарплату, он получил ее уже в «Атлетико», но снова не пробился там в состав и узнал, что его зовет тренер «Альбасете» Хуан Игнасио Мартинес, который не послушался вице-президента Гонсало Панадеро, предупредившего: «Если мы возьмем Косту, мне придется нанять двух психологов – для него, и для тебя». У «Альбасете» не хватало денег на зарплату Диего, но директор «Атлетико» Гарсия Питарх предложил: чем больше времени он проводит на поле, тем меньше вы ему платите, остальное он получает от нас.

Приехав в Альбасете, Диего Коста удивился дважды: когда узнал, что в городе нет пляжа, и после первой игры, когда увидел уровень своих партнеров: «Мне нечего здесь делать, я возвращаюсь в Мадрид». Полузащитник Марко Навас уговорил его остаться, и Коста стал душой команды. Каждый четверг он звал к себе всех игроков на барбекю, хотя готовить умел только аргентинец Тротта, и устраивал ночные покерные турниры (однажды затянули и тренера Мартинеса, но, вернувшись домой без денег, тот в покер больше не лез, а Коста с Троттой доигрались до того, что поехали на European Poker Tour в Мадриде, где представились профессиональными картежниками из Бразилии и Аргентины). Соседка жаловалась, приезжала полиция, проверяла документы, просила не шуметь, но Коста не унимался. Соседка звонила даже Висенте Ферре де ла Росе, администратору «Альбасете»: «Диего смотрел порно, и она попросила его убавить звук, – рассказал Висенте Франу Гильену, биографу Косты. – Тогда Диего поинтересовался: «Вам что, не нравится заниматься любовью?» Жалоба Гарсии Питарху тоже не помогла: Коста включал музыку после полуночи, соседка долбила в стену, но он делал еще громче. А потом Диего завел йоркширского терьера, и шум в его квартире не стихал, даже когда он уезжал на тренировки.

Правда, тренировался Коста не всегда. Денег в «Альбасете» хватило только на зарплату игрокам, и Диего отказался выходить на поле, пока не заплатят всем сотрудникам клуба. Через несколько дней он уточнил в раздевалке у врача, массажиста и администратора, со всеми ли рассчитались. Оказалось – нет. В раздевалке возник президент «Альбасете». Он подошел поприветствовать Косту и услышал: «Я не пожму вам руку, пока вы им не заплатите».

В игре пятого тура с «Химнастиком» Коста заработал пенальти, сам же собрался его реализовать, но в мяч вцепился полузащитник «Альбасете» Верса. Коста хмурился, сопротивлялся, тянул мяч на себя, тренер волновался – опыт конфликтов с партнерами у Диего уже был, он неделю дулся на вратаря Хонатана из-за того, что тот недостаточно быстро швырнул ему мяч – но Верса сказал, что у него день рожденья, и Коста мигом подобрел: да-да, бей, конечно.

Косте дали ласковое прозвище «гребаный бразилец». Он врубал латиноамериканские песни в автобусе, использовал корзину для белья как барабан, запирал тренеров в сауне и бросался на тренировке снежками, хотя все и так страдали от внезапных холодов. В середине мая возвращались из Сан-Себастьяна, в два часа ночи остановились на заправке, а пока разминали ноги на улице – в автобус забрались воры. Заметив это, Диего заорал по-португальски и погнался за ворами через темное поле. О пропавших вещах никто уже не думал – Косту бы вернуть. Воров он не догнал, но помог «Альбасете» остаться во второй лиге. Прощаясь с сотрудниками клуба, Диего сунул в карман экипировщика Антонио дель Рея тысячу евро. Посреди сезона, когда Коста захлопнул дверь, оставив дома ключи и голодную собаку, Антонио помог ему вскрыть замок.

После того сезона «Барселона» хотела купить Диего в свою вторую команду, давала три миллиона евро, но Гарсия Питарх отказал. Устав от аренд, Диего приехал на сборы «Атлетико» через десять дней после их старта, да еще и с семью кг лишнего веса. Пожаловался: в «Атлетико» его не ценят, вечно куда-то ссылают. Не ценят? Хочешь новый контракт? Нет проблем, но после – сезон в «Вальядолиде». В новом городе Коста поселился рядом со стадионом, полторы минуты ходьбы, но все равно умудрился опоздать на тренировку – за это тренер Мендилибар отправил его собирать виноград. Забив шесть мячей в двенадцати играх, Диего выиграл конкуренцию у ангольца Манушу, с которым проводил все свободное время. Вместе готовили фасоль с говядиной, танцевали под бразильскую поп-музыку и глумились над увлекавшимся капоэйрой защитником Нивалдо, пародируя его приемы. «Я называл Диего гомиком, – сообщил Манушу Франу Гильену, автору книги о Косте, – но он ничего не мог со мной поделать, потому что я сильнее».

Зимой в Вальядолиде похолодало, Диего намазал ноги согревающим кремом, но переборщил и так обжег ступни, что неделю ковылял в шлепках. В примере Коста забивал так же часто, как во второй лиге, но с первой красной карточкой подзадержался, получив ее только в конце марта, когда затоптал защитника «Эспаньола» Дидака Вилу. Вскоре «Вальядолид» получил третьего тренера за сезон, Хавьера Клементе. Тот стал играть в два форварда, совместив Косту и Манушу, при этом первого называл Коштиньей, а второго Манише. Когда через месяц его наконец поправили, он заявил, что как ему удобно, так и будет называть.

«Вальядолид» вылетел, а «Атлетико» влез в долги и приготовился продать Диего Косту любому, кто даст восемь миллионов евро. «Гранада» предлагала только шесть, остальные надеялись на аренду, и Диего остался, но опять опоздал на сбор, правда, всего на четыре дня, зато снова с лишними килограммами: «Просто моя мама слишком хорошо готовит, – объяснил Коста. – Но Агуэро и Форлан носятся на тренировках, как собаки, и я буду делать так же, чтобы конкурировать с ними».

На сборе Коста заигрался в покер с соседом по номеру, Франом Меридой, и проспал командное собрание, взбесив тренера Кике Флореса, а потом, паркуясь у дома, нечаянно наехал на своего йоркширского терьера: «Не могу в это поверить, я убил свою собаку! – кричал он по телефону Пауло Ассунсао, полузащитнику «Атлетико». – Он выбежал поприветствовать меня, а я не заметил его и задавил». Коста взял двух новых собак, но долго отходил от шока. Следующим летом он услышал от Жорже Мендеша: «Атлетико» принял предложение «Бешикташа», осталось подписать личный контракт, встретимся вечером в отеле. Отключив телефон, Коста вышел на тренировку и через полчаса порвал крестообразные связки.

Вместо Турции – операция, десять дней в гипсе, физиотерапия, тренировки в бассейне, потом на велотренажере, и так несколько месяцев. Чтобы скорее вернуться на поле, писал еще один биограф Косты Крис Дэвис, Диего стал бегать по лестнице и подпрыгивать, приземляясь на травмированную правую ногу. «Хочешь, чтобы меня уволили?!» – орал Оскар Питилья, фитнес-тренер «Атлетико». На второй круг Косту отдали в «Райо Вальекано», в февральской игре с «Сарагосой», конкурентом в борьбе за выживание, он готов был сыграть двадцать минут, но еще до перерыва травмировались два форварда, Трасоррас и Райко, «Сарагоса» вела 1:0, делать нечего, Коста рискнул, вышел на целый тайм и на семьдесят пятой минуте сравнял счет, а в следующих двух играх забил еще три мяча. «Мы ехали в автобусе, и, когда по радио объявили, что Коста забил, все дружно захлопали, – вспоминал в интервью Cadena COPE Фран Мерида, полузащитник «Атлетико», – Симеоне был поражен нашей реакцией».

Вернувшись в «Атлетико», Коста узнал, что за последнюю вакансию игрока без европейского паспорта он будет конкурировать с аргентинцем Сальвио. «Бетис» предложил за Диего пять миллионов евро, но он решил побороться еще раз: если уж и с шестой попытки ничего не выйдет, тогда, конечно, – с вещами на выход. После серии тренировок и товарищеских игр Симеоне отвел Косту в сторону: «Я выбрал Сальвио, но ты можешь продолжать тренироваться с нами». «Атлетико» активизировал переговоры с «Бетисом», но в то же время «Бенфика» пообещала за Сальвио одиннадцать миллионов – от такого не отказываются. Коста остался в «Атлетико», вытеснил с левого края уругвайца Родригеса и в четырех стартовых матчах поучаствовал в шести голах. «Он подбежал и крикнул: «Спасибо, придурок», – жаловался защитник «Бетиса» Антонио Амая, чья ошибка привела к голу Диего Косты в четвертьфинале Кубка Испании. «Я всю игру слышал от него расистские оскорбления», – говорил полузащитник «Севилья» Шарль Кондогбия, удаленный в полуфинале. Из двадцати мячей в том сезоне восемь Коста забил в Кубке, который «Атлетико» выиграл впервые за семнадцать лет.

Весной Диего сыграл за сборную Бразилии в товарищеских матчах с Италией и Россией, бразильские музыканты Антонио Рожерио и Чико Куэйрога посвятили ему песню El Lagarto, а летом он получил испанский паспорт, и за ним стал внимательнее следить Висенте дель Боске. В октябре пранкер с радио Cadena COPE позвонил Сколари, тренеру сборной Бразилии, и, назвавшись президентом «Атлетико» Сересо, спросил: какие планы на Диего Косту? Сколари ответил: если б чемпионат мира был сегодня, он взял бы Диего, но – только дублером Фреда.

После этого Диего Коста объявил, что хочет играть за Испанию – где его ценят и любят. Он выиграл с «Атлетико» чемпионат, но травмировал подколенное сухожилие в решающей игре с «Барселоной», перед финалом Лиги чемпионов слетал в Белград к знахарке Марьяне Ковачевич, вылечившей ван Перси и Лэмпарда мазью из лошадиной плаценты, вышел против «Реала», но продержался только семь минут. На чемпионате мира в Бразилии болельщики обзывали его предателем даже на тренировках, свистели во время игр, Коста заработал пенальти, наступив на ногу голландца Де Врея, Испания повела, но дальше – только и делала, что пропускала. Коста удивил испанцев тем, что сдружился в сборной с Серхио Рамосом, с которым жестко рубился в клубных турнирах, но на поле разочаровал.

В Англии Коста вывел свой жесткий провокационный стиль на новый уровень. Он бодался и толкался, глумился над защитником «Эвертона» Коулмэном, забившим в свои ворота, намекал защитнику «Стока» Шоукроссу, что от него разит потом, забивал семь мячей в четырех стартовых играх (Торресу потребовалось для этого сорок три игры), возмущался решениями Моуринью и Конте, а главное – вернул «Челси» чемпионский титул, не получив в том сезоне ни одной красной карточки, а новый чемпионат начал с двух победных голов на последних минутах. Если он и удивил кого-то всем этим, то только не лидеров «Челси». Впервые очутившись на тренировке в Кобхэме, Коста попросил бразильца Оскара представить его Терри, Кейхиллу и Ивановичу и сообщил: «Я собираюсь на войну. Пойдемте со мной».



http://www.sports.ru/tribuna/blogs/youth/1104211.html
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 884
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 143
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 23 ноя 2016, 21:54

В одной реке дважды


Всего нескольким игрокам «Челси» удавалось забить свой первый гол за клуб первым же ударом. И одним из таких игроков был полузащитник Найджел Спэкмен, сыгравший за команду 2 сезона.

Он дебютировал в составе «синих» в матче с «Дерби Каунти» в первом туре чемпионата Англии сезона 1983/84, когда Джон Нил собрал новый состав после того, как команда едва избежала вылета в старый Третий Дивизион в конце предыдущего сезона. . Спэкмен не стал терять время и покорил домашнюю публику, забив дальним ударом спустя 4 минуты пребывания на поле, хотя его 13 голов в последующих 266 играх подразумевали, что этот случай был исключением из правил.

«Я забил первый гол в первом матче, завершившемся победой 5:0 над «Дерби», о которых все думали, что они попадут в высший дивизион, — вспоминает он. — Это была очень опытная команда, и я думаю, Питер Шилтон играл за них в то время. С того дня, полагаю, болельщики начали ждать от меня много голов, но, к сожалению, много голов они не увидели. Я забил прилично, но не много. К счастью, в случае с «Дерби», я хорошо пробил, а мяч пролетел через частокол ног».

Спэкмен начал футбольную карьеру в не самых удобных обстоятельствах. В детстве он воспринимал футбол больше как хобби, нежели как профессию. Он был уже на полпути к дипломной работе по экономике в родном Хэмпшире, когда скаут «Борнмута» предложил ему попробовать свои силы на «Дин Корт». Спэкмен для начала закончил колледж, а потом в мае 1980 года подписал профессиональный контракт с «Борнмутом».

«Когда я впервые пришел туда, там был Алек Сток, бывший тренер «КПР», который и подписал меня, но затем пришел легенда «Челси» Дэйв Уэбб в качестве играющего тренера, и мы с ним шикарно работали», — говорит Спэкмен.

«Он мне очень помог в моей карьере. Мне было тогда только 18 лет, и я пошел туда, только-только закончив учебу. Я сразу попал в команду, потому что этого хотел Дэйв, и он включил в команду таких игроков, как Джордж Бест, с которым я играл почти 10 матчей, Чарли Джордж и Стив Кембер. Поскольку я был молодым парнем, только начинавшим свой путь в футболе, мне очень повезло, что я мог учиться у таких выдающихся футболистов».

Несколько месяцев спустя он дебютировал в составе первой команды в Третьей Лиге и хорошо играл на протяжении следующих трёх сезонов, но впервые Нил заметил его при необычных обстоятельствах.

Президенту «Челси» Кен Бэйтсу задолжал денег его бывший клуб «Уиган», поэтому он договорился, что может выбрать в счёт долга кого-то из игроков их клуба. Бэйтс и Нил отправились на север Англии, чтобы понаблюдать за матчем «Уигана» с «Борнмутом». После финального свистка Бэйтс спросил главного тренера «синих», что он думает, на что Нил ответил: «Четвёртый номер «Борнмута» годится!»

Четвертым номером оказался 22-летний Спэкмен. «Челси» заплатил за него 35,000 фунтов, совершив быструю сделку, которая выглядела выгодной. Он стал одним из наиболее популярных игроков весёлой и успешной команды, сформировав эффективное партнёрство с Джоном Бамстедом в центре поля.

«У Кена Бейтса были акции в «Уигане», и он только что встал у руля «Челси», — вспоминает Спэкмен. — Правила гласили, что нельзя иметь акции в двух клубах, я не думаю, что у «Уигана» были деньги, чтобы выкупить его акции, поэтому они собирались заключить сделку, предложив игроков, чтобы он мог вернуть себе свои деньги. Он поехал посмотреть матч «Уигана» с «Борнмутом» с Джоном Нилом и его помощником Йаном МакНилом, полагая, что они выберут несколько футболистов «Уигана» для «Челси». А Нилу понравился я, и думаю, Бейтси был жутко зол, потому что предполагалось, что они будут просматривать игроков «Уигана». Тренеру никто из них не понравился, и следующим летом они все-таки подписали меня».

Спэкмен был энергичным игроком, который полностью отдавался игре, а его разносторонние способности позволяли ему хорошо обороняться при подключении в атаку. Он также всегда эффективно прессинговал и постоянно шёл в атаку.

«Пэт Невин и я перешли в клуб в один день, Джо МакЛафлин и Эдди Ниджвики уже подписали контракт ранее тем летом, а Керри Диксон пришел после меня и Пэта».

«Первый сезон в клубе был замечательным, особенно учитывая, как эти новые игроки начали играть друг с другом. В то время это был очень напряженный чемпионат. «Шеффилд Уэнсдей» все время наступал нам на пятки, а еще были такие команды, как «Ньюкасл», «Ман Сити» и «Дерби». Мы очень хорошо играли, не только для того, чтобы попасть в высший дивизион, но и чтобы просто стать чемпионами. Это было удивительно для команды, где было столько новичков, и у нас все получилось».


Мы бились за титул, и сезон 1984/85 сложился наилучшим образом. Спэкмен сыграл в каждом матче, а команда финишировала на шестом месте в чемпионате Англии и дошла до полуфиналов Кубка Лиги. Его игра на выезде с «Тоттенхэмом», когда он сдержал своего непосредственного противника Гленна Ходдла, не забыта и по сей день.

Команда Нила начала наш первый сезон в высшем дивизионе очень хорошо и превзошла все ожидания, но Спэкмен считает, что мы могли бы добиться большего на поле, если бы мы изначально были в более благоприятном положении.

«Следующий сезон был отличным, и первый же матч был с «Арсеналом», — говорит он. — Матч начинался рано, и я помню, как мы ехали с ребятами в автобусе, мы завернули за угол в сторону «Хайбери», и вот уже повсюду были болельщики «Челси», по обеим сторонам дороги. Я помню, как повернулся к ребятам и сказал: “Для нас настали ответственные времена"».

«Было здорово играть на «Хайбери» против всех этих игроков сборных. В тот день у нас все получалось, и наверное, мы должны были побеждать. Мы сыграли вничью 1:1, Керри забил, и для всех это было нечто потрясающее».

«Люди задавались вопросом, сможем ли мы справиться в высшем дивизионе, и мы доказали, что сможем. Если бы у Бейтса была возможность усилить команду, когда были травмированы Керри и Дэвид Спиди, мы бы добились большего. В том сезоне мы должны были попадать в четверку».


Когда Джон Холлинс сменил ушедшего с поста главного тренера Нила, изначально это не отразилось на результатах команды. Но на следующий год в «Челси» возникли разногласия, и Спэкмен ушел первым. Недовольному полузащитнику разрешили перейти в «Ливерпуль». В феврале 1987 года клуб выручил от его продажи в 10 раз больше, чем заплатил за его приобретение.

Он выиграл медаль чемпионата в свой первый полный сезоне в мерсисайдском клубе. Затем он выступал в «КПР» и «Глазго Рейнджерс», после чего в сентябре 1992 года вернулся на «Стэмфорд Бридж» за сумму в 485 тысяч фунтов.

«Я тогда только завоевал Золотой дубль с «Рейнджерс». Уолтер Смит не хотел, чтобы я уходил, но у меня появилась возможность уйти, потому что им нужно было сократить количество иностранных игроков, — говорит он. — Мне хотелось вернуться в «Челси», в Лондон, я чувствовал, что это будет здорово, так что я снова подписал с ними контракт».

Из-за продолжительных проблем со спиной он поначалу не имел постоянного игрового времени. В последующие 2 года он провел всего 20 матчей, но проявил себя куда более эффективно в сезоне 1994/95, когда отыграл 48 матчей во всех турнирах.

В отсутствие Денниса Уайза он был капитаном команды в памятном матче с «Аустрией» в Вене (на фото выше), когда команды сыграли вничью. Спэкмен сместился по ходу игры на позицию Якоба Кьельдбьерга, покинувшего игру из-за травмы плеча. Также с «Челси» Спэкмен добрался до полуфинала Кубка Кубков, а болельщики, естественно, оценили его вклад в игру команды — он занял второе место в номинации «Игрок года», уступив Эрланду Йонсену.

«Мы дошли до полуфинала Кубка обладателей кубков, что было просто замечательно. Поражение от «Сарагосы» в полуфинале разбило нам сердце. Но мне понравилось, что мы прошли так далеко, и поскольку я был одним из самых опытных игроков, я помогал молодежи на протяжении сезона. Гленн Ходдл отлично руководил командой, благодаря ему мы прошли так далеко, и было очень обидно, что мы не пробились в финал».

«Атмосфера на «Бридже» во время некоторых матчей была просто потрясающей. «Челси» не играл в еврокубках, да и в принципе не добивался каких-то успехов, с 1970-х годов, так что болельщики, пережившие сложные времена, были счастливы снова присутствовать на таких встречах. Для меня вернуться в «Челси» и играть в еврокубках было замечательно».


Примерно в это время Спэкмен оказался втянутым в стычку с Мартином Киоуном из «Арсенала», что привело к его удалению в конце напряженного лондонского дерби. Несмотря на то, чего его удаление могло бы стоить «синим», которые вели к этому моменту 1:0, болельщики на «Бридже» устроили ему стоячие овации.

«Это был один и тех особенных моментов, — вспоминает он. — Мы вели 1:0, это был прекрасный солнечный день, и Мартин был в своем репертуаре — он старался задеть и завести меня. Он пихал меня локтями почти на глазах судьи, я потерял самообладание и ударил его. Оставалось только пять минут до конца, и мы победили, это было главное».

«Но Гленн все равно оштрафовал меня на сумму в две недельные зарплаты, и я сказал ему: «Как Вы можете штрафовать меня на две недельные зарплаты за то, что я ударил Мартина Киоуна?» Мне всегда напоминают о том дне и о тех овациях».


Травма спины вновь напомнила о себе в сезоне 1995/96. Он провел всего 20 игр за клуб, после чего завершил карьеру игрока. После этого он недолгое время проработал на тренерской должности, а сейчас является экспертом на телевидении.

У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 884
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 143
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 30 ноя 2016, 22:04

Чудо-игрок для чудо-тренера


В интервью Goal.com первый футбольный тренер Виктора Мозеса в Англии Тони Лоизи рассказал о талантах и становлении своего осиротевшего подопечного, сумевшего сейчас застолбить за собой место в основе Челси.


Поначалу Виктору Мозесу в Англии приходилось непросто — в этом уверяет его первый наставник. В тринадцать лет на него напала женщина, Виктора называли обманщиком, когда он выступал за "худшую команду чемпионата". Но несмотря на все трудности, Тони Лоизи всегда был уверен, что обнаружил настоящий бриллиант, когда Виктор Мозес постучался в двери Космос 90.

Лоизи встретился с Мозесом, когда Виктор, еще будучи подростком, сам пришел в команду Молодежной футбольной лиги Тандриджа. Мозес тогда совсем недавно переехал в Англию после убийства родных родителей в Нигерии на религиозной почве.

Сейчас 25-летний игрок вышел на новый уровень под руководством Антонио Конте, в команде которого он играет основного правого вингбека. Но путь в английский футбол ему помог проложить именно Лоизи. "Мы были худшей командой лиги. Он просто пришел к нам и спросил, можно ли поиграть у нас в команде, — говорит Лоизи. — Мы посмотрели, как он работает с мячом. От его техники у всех просто отвисла челюсть. Я не мог в это поверить. У него уже в том возрасте был самый настоящий пушечный удар".

"Я спросил: "А за кого ты играешь?" Он ответил, что не состоит ни в какой команде. "Но ты же должен заниматься в какой-нибудь академии?" Оказалось, что нет. Я сразу же помчался к его приемным родителям, чтобы подписать контракт, и они рассказали мне его историю".

"Есть один шанс на миллион, что игрок такого уровня просто придет в команду вроде нашей. Это практически невероятно. Их обычно расхватывают так рано, что в академию они попадают со скоростью света. А он просто пришел к нам. Не мы его нашли, а он нас!"

Мозес переехал в Англию в возрасте 11 лет, а в 13 присоединился к Космос 90. "Его первый матч был против Чипстеда. За год до этого они выиграли у нас в кубке со счетом 8:1, — вспоминает Лоизи. — Мой сын должен был стать на ворота, но из-за перелома руки не смог, и вместо сына я поставил его двоюродного брата — он был метр с кепкой ростом. Мозес вышел в центре защиты. Перед матчем он сказал моему племяннику: "Не беспокойся, я тебе помогу".

"Мы выиграли 10:1, и Виктор забил восемь мячей. У Чипстеда была одна из лучших команд в чемпионате, первый состав выступал на полупрофессиональном уровне. Их родители и тренер стали обвинять нас в том, что мы мухлевали, мол: "Он не того возраста, он старше!" — но у нас-то были все необходимые документы".

"Помню еще, как он вышел на свидание с голкипером, прокатил мяч у него между ног, развернулся и перебросил через голову, а потом снова обвел. Тот паренек аж расплакался — это было унизительно. Его мать выбежала на поле и начала бить Мозеса сумкой по голове. После этого я сказал Виктору, что, как бы хорошо он ни играл, всегда нужно вести себя скромно".

"Он был для нас как Гарет Бэйл для Уэльса. Без Бэйла Уэльс — самая обычная команда. А мы без Мозеса были куда хуже среднего!"

Понадобилось совсем немного времени, чтобы Мозес привлек внимание крупнейших клубов Лондона.

"На наши матчи обычно ходило по два человека, ну и еще их собака. Но когда у нас появился Виктор, на стадион начало приходить около сотни людей, потом двести, в том числе и просто мои друзья, — говорит Лоизи. — Перед матчами мне часто звонили и спрашивали, будет ли играть Виктор. Если я говорил "нет", они не приходили. За ним охотились многие клубы, но когда интерес проявил Кристал Пэлас, я сказал ему: "Я не собираюсь тебя удерживать. Если ты пойдешь в Кристал Пэлас, то пробьешься в первый состав быстрее, чем в каком-либо другом клубе". Так он и сделал. Помню, как в первом матче против Миллуолла он едва не забил с центра поля".

"Мозес был хорошим ребенком, с ним было приятно проводить время. После его ухода мы проиграли сразу несколько следующих матчей. Но потом даже победили в кубке, отчасти благодаря уверенности, которую нам подарил Мозес".

"Говорят, что один игрок не делает разницу сам по себе. Но если он так хорош, как Виктор, то на молодежном уровне еще как делает. Он всегда помогал своим товарищам по команде, поддерживал и выручал".

Подписав школьный контракт с Пэлас, Мозес попал в одну из лучших частных школ Кройдона — Уитгифт. Там он продолжил свои успехи, выиграв Молодежный кубок Англии с командой Уитгифта. Гримсби был просто размазан по футбольному полю, когда Виктор забил все пять мячей в победной игре, закончившейся со счетом 5:0.

В Челси Мозес перешел из Уигана за 9 млн фунтов в 2012 году. Но в основу первой команды пробился только теперь, когда Конте переключился на тактическую схему 3-4-3.

"Я считаю, что по технике и таланту Виктор ничем не уступает Эдену Азару. Может быть, его нужно еще немного отшлифовать как игрока, но в команде Конте у него есть своя роль, с которой он отлично справляется. Сейчас он стал более дисциплинированным, и строгий подход тренера Челси — именно то, что ему нужно".

"Еще в подростковом возрасте он делал вещи, которые не под силу многим взрослым. Либо кто-то обучал его в Нигерии, либо он от природы такой. В Космос 90 он уже умел большую часть того, что сейчас демонстрирует в Челси. В детстве он любил вести нашу команду за собой.



На старте этой недели Антонио Конте признался, что распознал потенциал Виктора Мозеса еще летом – в первый же день предсезонки. «У него отличная техника, хорошая физика, а на поле он способен покрывать расстояние в семьдесят метров, – сказал Конте в интервью Gazzetta dello Sport. – Удивительно, что его так недооценивали». Недооценивали – это в точку. Мозес припарковался у ворот Кобхэма в августе-2012, но за четыре года провел меньше сорока матчей за «Челси». За бодрым дебютным сезоном на «Стэмфорд Бридж» (10 голов во всех турнирах) последовала аренда в «Ливерпуль» (классный гол в первом матче и проигранная конкуренция Рахиму Стерлингу), потом в «Сток Сити» (приличный сезон, 3+4 в 19 матчах АПЛ), затем в «Вест Хэм» (1+4 в 21 матче и печальный финал: Билич не воспользовался опцией выкупа Мозеса и позволил ему вернуться в «Челси»).

Между игрой за «Сток» и «Вест Хэм» был еще бессмысленный и несчастный месяц на «Стэмфорд Бридж»: Виктор принял участие в проигранном «Арсеналу» Community Shield и просидел ничейный матч против «Суонси» в запасе.

А потом пришел Антонио Конте.



Во втором тайме провальной игры с «Арсеналом» итальянец впервые переключил «Челси» на схему с тремя центрдефами; в следующей игре АПЛ – с «Халлом» – фирменный модуль Антонио работал уже с первых минут, и Мозес занял в нем место правого винг-бэка. Быстрая перемотка в конец ноября: 7 матчей, 7 побед, 19 забитых голов, 1 пропущенный. Мозес выходил в старте во всех этих играх и забил три мяча (в том числе, победный во вчерашнем дерби), а в перерыве на матчи сборных съездил в Нигерию и сделал дубль в игре с Алжиром. Другими словами: Мозес зажег.

«Я наслаждаюсь новой ролью, – сказал Виктор перед игрой с «Саутгемптоном», в которой исполнил голевой пас на Азара. – Никогда раньше не играл винг-бэка, так что активно выполняю указания тренера. Кроме того, позади меня играет Сезар Аспиликуэта, который постоянно подсказывает мне и помогает занять правильную позицию».

Новая роль позволила Мозесу продемонстрировать все свои сильные стороны: скорость, технику и отличную физическую форму. Нигериец регулярно ходит вперед: чтобы добавить ширины позиционным атакам, или убежать в стремительную контратаку. Он совершает 2,7 успешных обводки в среднем за матч (третий в команде после Азара и Виллиана), пасует с точностью 80% и бьет по воротам с точностью 70% – это лучший процент среди игроков «Челси».

В обороне Мозес пока только учится аккуратной и дисциплинированной игре, но его статистика уже выглядит неплохо: 1,8 перехвата, 1,4 успешных отбора и 2,2 выноса в среднем за 90 минут. Виктор проигрывает другим видным винг-бэкам вроде Алекса Сандро и Дани Алвеса почти по всем показателям, но, во-первых, его недостатки отлично маскируют фантастические ребята вроде Канте, Матича и Аспиликуэты (Сезар совершает в два раза больше отборов, чем Кэйхилл, играющий под Алонсо), а, во-вторых, он выступает на этой позиции так недолго, что было бы глупо требовать от него таких же статистических показателей, как от опытных крайних защитников.

В 2012-м Мозес дал интервью, в котором поблагодарил бога и сказал, что чувствует, будто его детские мечты осуществились. «Если тебя покупает такой клуб как «Челси», ты знаешь, что рано или поздно тебе дадут шанс. И когда я своего шанса дождусь, я им воспользуюсь».

Кто же знал, что ждать придется так долго.

У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 884
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 143
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 30 ноя 2016, 22:44

"С сексизмом в футболе никто не намерен бороться"


В первом после скандала с Моуриньо интервью The Telegraph бывший физиотерапевт Челси Ева Карнейро рассказала о проблемах медицины и гендерной дискриминации в футболе.



Даже сейчас сложно поверить в то, насколько кардинально изменилась жизнь Евы Карнейро за последние 15 месяцев. 8 августа прошлого года доктор Карнейро выбежала на поле Стэмфорд Бридж, как она до этого делала сотни раз, чтобы помочь Эдену Азару в дополнительное время матча Челси против Суонси. Как оказалось, это было последнее, что Ева сделала на своем посту в лондонском клубе, в первой команде которого она проработала пять лет.

Она согласилась на интервью, чтобы закрыть все вопросы и оставить позади прошедший этап своей жизни, а не из публичных амбиций. Но у нее было время, чтобы отдохнуть, подумать о произошедшем и сделать собственные выводы, которыми она и поделилась.

На столе у Карнейро лежат разнообразные медицинские приборы, а тех знаменитых фиолетовых перчаток, которые она носила в Челси, уже не видно. Быть доктором в элитном спорте — дело серьезное, особенно если ты женщина, которая вынуждена преодолевать барьеры мужских предубеждений. Но в компании Евы быстро понимаешь, что это человек, который любит посмеяться, и посмеяться, прежде всего, над собой. Почти всю свою карьеру она провела на передовой элитного спорта, и последние пятнадцать месяцев не изменили ни ее любовь к своему делу, ни чувство юмора.

Ева говорит на разных языках и гордится своим гибралтарским происхождением. Она родилась 30 сентября 1973 года — единственный ребенок в семье Лурдес и Антонио Карнейро. Благодаря отцу-электрику она поняла, что в жизни можно добиться любых высот. Ей легко давались бальные танцы и верховая езда, хотя из-за них и получила повреждения бедра, лодыжки и стопы, полностью вылечить которые не удавалось ни одному врачу. Тогда-то в ее жизни и появилась страсть к лечебному делу.

Ее отец, испанец, болел за мадридский Реал, и свой первый матч она посмотрела с ним на Бернабеу. В тот вечер она по уши влюбилась в футбол. "Пацанка" — как она сама описывает себя в детстве.

В 1992 году она поступила в Ноттингемский университет, а первые шаги в спортивной медицине делала в Австралии, затем вернулась в Англию. Получив специализацию в 2008 году, она получила и работу своей мечты в Челси — сначала в академии и резервном составе, а затем, в 2011 году, и в первой команде. Но в Англии она заметила непривычное отношение к себе со стороны окружающих, которого не чувствовала ранее.

"В детстве я даже и не подозревала, что гендерное неравенство может стать для меня проблемой. Я понятия не имела, что пол влияет на то, чего ты можешь достичь в жизни. Я была пацанкой, больше времени проводила с мальчиками. Только тогда, когда моя карьера начала продвигаться, у меня открылись глаза. Коллеги мужского пола очень странно реагировали, узнавая, чем и где я хочу заниматься. Многие воспринимали мои амбиции как вызов".

"В университетах более 50% студентов — это девушки, поэтому женщина-доктор, желающая заниматься чем угодно от травматологии до работы в вооруженных силах, никого не удивит. А когда выяснилось, что я собираюсь пойти в спорт, для многих коллег-мужчин это оказалось неожиданностью. Обо мне стали слишком много говорить и в некотором смысле объективировать меня. Они считали, что я как женщина в принципе не могу добиться успеха на этом пути. Да уж, разговоры из в 50-х".

"Мне постоянно твердили, что я не смогу заниматься тем, чем хочу. Опять же, все сводилось к объективации и моей половой принадлежности, к моей одежде и внешнему виду".

В 21-м столетии это уже, как минимум, странно. "Поэтому женщинам так сложно на руководящих должностях. В детстве меня такому не учили. Отец меня очень сильно поддерживал, он вырастил меня и дал понять, что в жизни нет ничего невозможного".

В Челси ее карьера развивалась молниеносно. Она попала в клуб незадолго до увольнения Луиса Фелипе Сколари, а в первой команде начала работать при Виллаш-Боаше. После его увольнения, через девять месяцев, она вместе с командой под руководством Ди Маттео праздновала триумф в Лиге чемпионов 2012 года. Потом был Рафаэль Бенитес и победа в Лиге Европы, а летом 2013 года в Челси вернулся Моуриньо.

То, что случилось 8 августа, спустя три месяца после завершения чемпионского сезона Жозе (в котором, надо сказать, игроки Челси практически не травмировались), не подлежит обсуждению — Ева четко дала это понять.

В тот же день Челси сделал публичное заявление, в котором "безоговорочно" извинился перед своим доктором за "доставленные ей и ее семье неудобства". Были и "сожаления" об "обстоятельствах", которые заставили ее уйти. Когда Ева вышла на поле, чтобы помочь Азару, она следовала правилам игры и исполняла свой долг перед игроками как доктор, для которого безопасность футболистов — превыше всего.

Моуриньо же поблагодарил Карнейро "за чудесную и преданную поддержку доктора первой команды" и пожелал "дальнейших карьерных успехов". Хотя в злополучный вечер тогдашний наставник Челси обозвал своего доктора "filha da puta" ("дочь шлюхи" на португальском) — по крайней мере, так утверждала команда Карнейро.

И все же за девять месяцев противостояния самым влиятельным учреждениям английского футбола, она получила извинения, которых так добивалась.

За это время она вышла замуж, но на медовом месяце в социальных сетях ей все еще угрожали смертью и насилием.

Так зачем же она сама заставила себя пройти через все это?

"Безопасность и здоровье пациентов всегда были для меня приоритетом, — отвечает она. — Как и для большинства врачей, моих коллег. Но то, что случилось со мной, случилось публично, и поэтому повлияло на отношение к здоровью и безопасности в спорте вообще. Если кто-то еще не понял, то я просто обязана была это объяснить".

"Это повлияло на руководство клубов, на то, как врачи будут вести себя в будущем. Даже сейчас я все еще беспокоюсь, что руководство своим бездействием не гарантирует врачам спокойствие по поводу сохранения места работы. А это мешает сосредоточиться исключительно на принятии решений медицинского характера. В экстренных ситуациях важна каждая секунда. Здоровье и безопасность должны быть приоритетом для руководства, а всяческая недосказанность и неясность могут быть попросту опасными"

"Я даю вам интервью именно для того, чтобы об том сказать. Не думаю, что врачам есть какая-либо польза от дополнительного внимания общественности. Скорее даже наоборот. В разных культурах к медицине относятся по-разному, но я абсолютно уверена, что эти вещи необходимо прояснить, ведь последствия могут быть значительными, и не только для футбола, но и для спорта в целом".

"Когда врач выбегает на поле, чтобы помочь пациенту, игроку, который сам попросил медицинской помощи, доктор обязан исполнять свой долг. И неважно, где ты работаешь: на футбольном поле, в больнице или на войне. На кону стоит здоровье и безопасность пациента".

"Я была обязана осмотреть своего подопечного — если пациент сам просит о помощи, у доктора даже нет выбора".

Она делала все, чтобы помогать своим футболистам как можно скорее. А на скамейке она сидела ближе к полю, чем ее коллеги, и чаще попадала в объектив камер, даже когда ее помощь на поле не требовалась.

"Представьте, что у игрока случился сердечный приступ прямо на поле, или кто-то потерял сознание, и врачу приходится лезть с пятого ряда, расталкивая каких-то здоровенных защитников, — говорит Ева. — Это просто недопустимо. В случае сердечного приступа, каждая секунда может иметь решающее значение и подарить человеку шанс выжить. В таких ситуациях нельзя тянуть, потому что ты завязываешь шнурки или сидишь за тремя рядами здоровых мужиков".

Сложно найти более подходящего человека, чтобы задать ему вопрос о гендерном неравенстве в футболе. "Я считаю, что на сексизм как дискриминацию обращают меньше всего внимания. От антисемитизма и расизма шарахаются все, но в случае с сексизмом это не так. И к чему же это приводит?"

"Все знают, что в футболе присутствуют сексистские проблемы. Я тоже так считаю, но, по-моему, с сексизмом никто не намерен бороться".

"Я доктор и женщина, которая решила делать то, что ей нравится — заниматься спортивной медициной. Но из-за этого я получила внимание и объективацию, которых мне совсем не хотелось. Это возлагает на мои плечи ответственность, которая тоже не приносит мне радости. Если ты одна из немногих женщин в коллективе, внимания, конечно, не избежать. Но я бы очень хотела изменить положение вещей".

Доктор Карнейро продолжит свою профессиональную деятельность за пределами футбольного клуба, хотя связи с профессиональным спортом она не разорвала. Ева до сих пор является членом Группы исследования травм при УЕФА, она работала консультантом в Госпитале ортопедической и спортивной медицины Аспетара в Катаре и продолжит сотрудничать с катарцами до самого чемпионата мира 2022 года. Когда внимание прессы в Лондоне стало невыносимым, она некоторое время провела в родном Гибралтаре. А на прошлой неделе начала работать в собственной клинике на Харли Стрит.

Ее любовь к спортивной медицине не угасла. Просто теперь свои решения она будет принимать не за считанные секунды перед многотысячной толпой и телекамерами.

Ее установка остается неизменной — делать свою работу как можно лучше. Но бывают ли моменты, когда "лучше" для игрока — это не "лучше" для команды? Карнейро уверяет, что здесь все очень просто. "Лучше для пациента, лучше для команды, лучше для твоего работодателя. Вот и все. Я постоянно спрашивала себя как доктор: "Что я делаю?" Я делаю все как можно качественнее для пациента, команды и работодателя. Хороший доктор может успевать на всех фронтах, но медицинская этика в футболе интересует немногих".

"Если ты остаешься профессионалом, твои пациенты обязательно будут тебя уважать. Чем больше врачей женского пола придет в футбол, тем легче будет им работать. Это перестанут воспринимать как что-то новое, и дополнительное внимание не будет мешать работе. Подобные барьеры можно преодолеть. Футбол изменяется, в этом нет сомнений".

Футбол изменяется? Это как? "Как и весь мир, — отвечает она. — Мы все сильнее противостоим культуре страха, коррупции, недобросовестности. Эти изменения мы наблюдаем прямо сейчас, и не только в футболе, но и в других видах спорта".


Сэм Уоллес, The Telegraph
перевод http://football.ua
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 884
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 143
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 04 дек 2016, 22:06

Тёмная сторона Манчестера


Клайв Уилсон, отыгравший за «Челси» и «Манчестер Сити», является актуальным собеседником на тему субботней встречи в Манчестере. Официальный сайт клуба пообщался с бывшим защитником в преддверии матча на «Этихаде».

«Челси» и «Манчестер Сити» серьёзно изменились с тех пор, как Клайв выступал за оба клуба в 80-е годы.

Уилсон, являющийся уроженцем Манчестера, был талантливым левым крайним защитником, а также мог сыграть на позиции полузащитника на левом фланге. Уилсон перешёл из клуба с «Мэйн Роуд» в команду со «Стэмфорд Бридж» в 1987 году.

Он отыграл 3 сезона в составе «Челси», в течение которых провёл 103 матча. Уилсон вспоминает, как он долго привыкал к жизни в столице и к игре за «синих».

«Это был первый раз, когда я вообще покинул свой родной город, поэтому мне понадобилось время, где-то от 12 до 18 месяцев, чтобы привыкнуть к Лондону».

«Челси» был большим клубом. Я вырос, наблюдая за игрой таких игроков, как Питер Осгуд, Чарли Кук и Ян Хатчинсон, и всегда восхищался их командой. Когда я перешёл в «Челси», мне там было не так уютно, как в родном «Манчестер Сити», но это потому что я с севера Англии, я знал, что тут намного лучше. Мне потребовалось время, чтобы привыкнуть».

«Это был настоящий культурный шок, особенно в отношении цен на недвижимость. Я думал, что цены там будут вдвое выше, чем на севере Англии, но он были в восемь раз выше. Я бы мог купить дом за 35 000 фунтов на севере Англии, но я ничего не мог купить в Лондоне за сумму в два раза больше этой».

«В команде были взлёты и падения, потому что когда я пришёл в клуб, мы вылетели во Вторую Лигу. Затем мы вернулись обратно в Первую Лигу, а в мой третий сезон в «Челси» мы финишировали на пятом месте и попали бы еврокубки, если бы английским клубам не запретили выступать в Европе».

Уилсон провёл хороший матч за «Манчестер Сити» в игре с «Челси», чем привлёк внимание Джона Холлинса, который решил его приобрести.

«Тренеры обращают внимание на игроков, которые хорошо себя проявили в матче с их командой. Я играл в матче Кубка Лиге на «Стэмфорд Бридж», — вспоминает Уилсон. — Поле было вязкое, а Пэт Невин не реализовал пенальти. Хотя мы и проиграли 1:4, я хорошо провёл ту встречу».

«Я играл против «Челси» на «Мэйн Роуд», когда мы уступили 0:2, но я хорошо сыграл на позиции левого крайнего защитника. Возможно, Джон Холлинс подумал, что я подхожу его команде и решил пригласить меня в «Челси»».

Во Второй Лиге «Челси» провёл 27 матчей без поражений. Уилсон вспоминает, как это было.

«Мы не могли победить в первых 6 матчах, поэтому старт был неудачным. Но затем мы выдали серьёзную серию без поражений и закончили турнир в статусе победителей».

«Я помню, что в то время мы тренировались на поле «Эксетера», где в то же время тренировался «Уотфорд». Они уже приступили к тренировками, когда мы приехали, а когда мы уезжали по окончании предсезонной подготовки, они всё ещё продолжали там играть».

«Один из их футболистов, Гари Пенрайс, жаловался, что им приходилось тренироваться гораздо больше, чем нам, а их главный тренер Стив Харрисон сказал: «Что же, посмотрим, на каком месте «Челси» закончит сезон».

«Мы выиграли Вторую Лигу. Не помню, где финишировал «Уотфорд», но они точно не вышли в Первую Лигу».

Один из ключевых матчей того сезона состоялся в середине марта, когда «Челси» сыграл на выезде с «Манчестер Сити» (3:2), который в итоге занял второе место в турнире.

Это была важная победа для «Челси». Уилсон вспоминает значимость успеха в игре с его бывшей командой.

«В этой игре Тони Дориго убежал с центра поля и забил гол. Я вышел на замену во втором тайме, я помню, как Тони получил мяч и ускорился. Я старался успеть за ним, но он очень быстро бежал, я понял, что у меня нет шансов его догнать. Он добежал до ворот и забил».

«В этой игре мы упрочили свои позиции в лиге. После победы на «Мэйн Роуд» мы стали фаворитами на итоговый успех во Второй Лиге».

До перехода Уилсона и Дориго левая бровка была проблемной зоной в команде. Но универсальность Уилсона помогла при решении этой проблемы.

«Мы пришли в команду все вместе: я, Тони и Кевин Уилсон. Холлинс приобретал меня как полузащитника, а Тони на позицию защитника, зная, что я могу подменить Тони на позиции защитника, если он получит травму».

«Я был разочарован тем, сколько игр провёл в течение трёх лет, потому что ожидал, что буду чаще играть в основе».

«Я выступал в «Челси» при двух тренерах, Холлинсе и Бобби Кэмбелле. Я закончил карьеру в клубе, конкурируя с Дориго за позицию левого крайнего защитника, для которой меня не приобретали, а также в меньшей степени с Грэмом Ле Со.

«Поскольку я хотел играть регулярно, то в конце сезона 1989/90 перешёл в «КПР»».

Впервые Уилсон дебютировал в составе «Манчестер Сити» в 1981 году. Игрок с любовью вспоминает это время.

«Это было хорошее время, я не был фанатом «Манчестер Сити» в детстве, но они были клубом из моего района, и играть за них, ощущая поддержку местных болельщиков, было по-настоящему здорово. Мечта стала реальностью, поскольку я сумел пробиться в первую команду и заявить о себе».

«Было неприятно покидать клуб, я помню, как главный тренер сказал, что «Челси» сделал предложение, от которого они не могут отказаться. Помню, я тогда подумал, что если они приняли предложение, то намекают, что я им не нужен. Переход в «Челси» сделал меня лучше как игрока и как личность».

«В обоих клубах произошли серьёзные перемены с тех пор, как я там выступал. Владельцы сделали эти клубы частью элиты мирового футбола. Теперь перед ними ставятся задачи выиграть ЛЧ. «Челси» уже сумел победить в этом турнире, а «Манчестер Сити» придется сделать это в ближайшие годы. Конечно, это будет их целью под руководством Пепа Гвардиолы».

У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 884
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 143
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 04 дек 2016, 22:34

30 ноября 2016

Вне центра внимания.


Кто такой Маркос Алонсо. Испанский защитник, которого подписали на ленточке трансферного окна.


По некоторым слухам, Антонио Конте долгое время оставался недоволен проделанной работой на трансферном рынке в минувшее лето. Он открыто заявлял про наличие определённого списка футболистов, которых выделил в порядке приоритета, но как показало время, пригласить удалось далеко не всех, или же наоборот, не совсем тех.

Возможную сделку по Раджа Наингголану свернули после первых неудачных переговоров, Калиду Кулибали вели до самого дедлайна и всё так же не приобрели, хотя справедливо будет сказать, что с президентом «Наполи» невыносимо вести переговоры. Зато из «Марселя» пришёл Миши Батшуайи, но и здесь не всё гладко – якобы именно этот трансфер был не обязательным по мнению тренерского штаба. Бельгийца подписали заранее, прямо во время Евро, где Конте был занят работой со сборной Италии.

Перед началом сезона были неопределённости с Диего Костой, который было засобирался в «Атлетико» к Симеоне – мерзкая английская погода, да и любимую фасоль, вкус которой так напоминает ему о доме, постоянно приходится возить именно из Испании, но здесь уже Антонио Конте лично его переубедил. Впоследствии Диего заиграл так, что ему предложили улучшенный контракт.

И во всей этой зауми довольно спокойно, в частности на фоне трансфера Давида Луиза, восприняли переход Маркоса Алонсо из «Фиорентины», которого удалось присоединить к составу в последний момент, как раз вместе с Луизом, но в отличие от бразильца, Маркос не раз мелькал перед Конте, когда тот собирал итальянскую сборную.

Столь поздний трансфер, возможно, связан с изначальным желанием Конте играть в защите с четырмя игроками, где футболист вроде Алонсо, который лучше всего показал себя в Серии А как вингбэк, не был необходим в полной мере. Но пробуксовка «Челси» в августе заставила впервые задуматься о привычной для Конте игре в три защитника, для которой Алонсо был уже почти необходим, имея нужный опыт в «Фиорентине».

«Когда я только перебрался в Италию, для меня было чем-то новым сыграть в схеме с тремя защитниками, но после этого я привык и считаю, что при такой игре демонстрирую свои лучшие качества»

В прошлом сезоне испанец стал важным игроком для Паулу Соуза. Играя за «фиалок», своими перемещениями он переключал схему из 4-2-3-1 в 3-4-2-1, выдвигаясь вперёд по флангу, сигнализируя игроку атаки опуститься в середину. В предсезонных матчах и до перехода в «Челси», успев сыграть 2 игры в Италии, Алонсо уже окончательно перешёл на роль левого вингбэка, в одиночку балансирую на фланге.

В отличие от Аспиликуэты, который долгое время из-за Бранислава Ивановича играл слева, являясь при этом выраженным правшой, Алонсо – левша, подавать кроссы и выполнять забегания которому просто удобнее, чего зачастую мы не видели от Сесара.

Маркос Алонсо не был выходцем из андеграунда, его дедушка и отец были профессиональными футболистами, а сам он с девяти лет обучался в футбольных академиях высшего уровня.

Воспитанник «Реала», он успел поиграть в Англии ещё пять лет назад, 19-летним юношей отправившись в «Болтон», где тогда играл нынешний капитан «Челси» Гари Кейхилл. Впоследствии Алонсо стал игроком года по мнению местной газеты The Bolton News – в опросе болельщиков почти 40% отдали за него свой голос.

Но именно с этим временем связана и самая неприятная история в его жизни. В мае 2011 года The Gurdian вышла с новостью, что некий Марко Алонсо, будучи на отдыхе, в центре Мадрида попал в ДТП со смертельным исходом. BMW, за рулём которой он был, врезалась в стену. Сам футболист отделался незначительными ушибами, но серьёзные травмы получили пассажиры, одна из них – молодая девушка – вскоре скончалась. Игроку планировали предъявить обвинение в непреднамеренном убийстве, однако ситуация разрешилась.

С разрешения властей, после инцидента Алонсо вернулся в Англию, продолжив играть за «Болтон», вплоть до своего трансфера в «Фиорентину».

«Италия — это что-то вроде мастер-класса для защитников. Когда в начале карьеры я выступал за «Реал», мне приходилось реже обороняться и чаще атаковать. Но в Серии А я значительно лучше стал играть в обороне и вырос в психологическом плане»

За первый сезон во Флоренции, если брать средние показатели матча, он выполнял по два отбора и совершал как минимум три перехвата, но всего лишь раз пробуя бить по воротам, в прошлом же году, приняв более свободную роль вингбека, он сбавил в отборах или выносах, но значительно прибавил в показателях удара – 1.9 против 1.2 и ключевого паса – 1.5 против лишь 0.8 в сезоне 14/15.

После перехода в «Челси» Алонсо не сразу стал основным игроком, но когда «синие» проигрывали «Арсеналу» три мяча, именно его выход во втором тайме ознаменовал пробный переход команды на схему 3-4-3, которую так долго не решался применить Конте. Что было дальше все и так знают: оборона выдала серию из 6-ти сухих матчей, а команда, одержав семь побед, поднялась на чистое первое место.

По сравнению со временем в «Фиорентине», в показателях Маркос не стал заметно более успешно атаковать (хотя, не выделяя ассисты, создал столько же голевых шансов (11), сколько и Педро, который играет намного более атакующую роль), но значительно повысил свою эффективность в обороне. В среднем выносов и перехватов Алонсо делает даже больше (5), чем Неманья Матич, у него их набирается по три, не говоря уже про ощутимый рост процента отборов, относительно времени в Серии А.

Если же сравнивать Алонсо и Виктора Мозеса, у которого аналогичная позиция справа, последний выходит на поле с куда более свободными задачами. Его забитый мяч в ворота «Тоттенхэма» стал очень важным, но нигериец значительно уступает Алонсо в обороне, делая в среднем менее одного отбора за игру (0.8), когда у Маркоса этот показатель значительно выше – 3.4

Каждый матч испанец старательно покрывает большой километраж и самым точным будет назвать его игроком без излишеств, но в нём есть все черты современного защитника, который способен поддержать атаку и умело распорядиться мячом, хотя сам он считает, что оборонительные функции для него важнее:

«Моя главная задача — хорошо обороняться, я бы даже сказал, что это моя серьёзная отличительная черта. Хотя при моём высоком росте я способен помочь команде на втором этаже и, полагаю, у меня хорошо получается проходить в атаку, обостряя и навешивая с фланга».

И пускай Алонсо не выглядит важнейшим игроком в этом «Челси», но есть ли ему равноценная замена?

В отличие от Аспиликуэты, который на своём фланге без огрехов успевает работать и за себя, и за Мозеса, Кейхилл на противоположном краю в новой схеме на такое явно не способен и требует частой поддержки. Отчасти поэтому мы не видим в игре Маркоса персональных атакующих перфомансов, которые всё чаще случаются у Виктора Мозеса, отчасти из-за нехватки техники, но вклад в общее дело у испанца не меньше, а его роль едва ли менее важна.


Dmitry Mandryko/Rows about Chelsea
https://www.sports.ru/tribuna/blogs/row ... 20251.html
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 884
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 143
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 16 дек 2016, 01:47

Питер Брэбрук RIP


Футбольный клуб «Челси» с прискорбием сообщает, что в возрасте 79 лет ушёл из жизни бывший игрок «синих» Питер Брэбрук.


Брэбрук занимает особое место в истории клуба, поскольку был молодым игроком команды «Челси», которая выиграла в сезоне 1954/55 чемпионат Англии. Ощутив вкус большой победы, он стал опорой для команды на следующие 7 сезонов.

Брэбрук сформировался как молодой футболист в восточном Лондоне, имея хороший послужной список на уровне школьных команд. Его родной клуб «Вест Хэм» решил не подписывать с ним контракт, и «Челси» решил пригласить футболиста. Его заметил Джимми Томсон, легендарный скаут «синих», который привёл в команду Джимми Гривза, Терри Венейблса и Барри Бриджеса, отыскав их в другой части Лондона.

15-летний Брэбрук присоединился к «Челси» в качестве игрока футбольной школы в 1953 году и спустя несколько месяцев сезона 1954/55 получил вызов в молодёжную сборную Англии. Он получил контракт профессионального футболиста, дебютировав за первую команду «Челси».

В 17 лет Брэбрук был быстрым, резким и целенаправленным. Он оказался в центре внимания на 12-ой минуте дебютного матча против «Сандерленда» на «Бридже», блестяще сыграв на фланге, после чего команда Теда Дрейка повела в счёте и сумела довести матч до победы (2:1).

Эта игра состоялась в конце марта 1955 года, когда каждое очко было на вес золота, поскольку «синие» могли завоевать первый титул чемпионов Англии в клубной истории. Брэбрука не смущало давление на команду. Он провёл в два раза больше матчей в том сезоне, включая победу над «Тоттенхэмом», и хорошо проявил себя, когда 10-й номер «синих» Шеймус О'Коннел не мог принять участия в игре. В том сезоне «Челси» стал чемпионом Англии.

Брэбрук был одним из первых игроков в системе молодёжной команды «Челси», сформировавшейся при предыдущем тренере Билли Биррелле, которым удалось пробиться в первую команду. На выезде с «Блэкпулом» он забил свой первый гол в своём первом же матче в следующем сезоне. Брэбрук по-настоящему раскрылся, когда его вынужденно перевели с позиции инсайда на позицию правого вингера, поскольку Эрик Парсонс был травмирован.

Питер лучше действовал на позиции крайнего полузащитника, демонстрируя техничную игру и неординарное игровое мышление во время атак. В дебюте сезона 1957/58 он воссоединился в первой команде с партнером по молодежке «Челси» Джимми Гривзом. Брэбрук отдал множество острых передач, которые его молодой партнёр по команде с завидным постоянством превращал в голы.

Следующим летом Брэбрук был приглашён в первую сборную Англии в возрасте 20 лет, став первым молодым игроком «Челси», сыгравшим за национальную сборную. Сам игрок был несказанно горд этим обстоятельством. Он трижды играл за сборную Англии, включая финальную часть Чемпионата мира в Швеции в 1958 году.

Став игроком основного состава «синих», Брэбрук каждые 4–5 матчей принимал участие в голевых атаках, включая 2 гола головой после подач на дальнюю штангу в большой победе над «Арсеналом» на «Хайбери» в 1960 году. В 1961/62 году Джимми Гривз покинул команду. Несмотря на то, что Брэбрук был ключевым игроком клуба, «Челси» вылетел в низший дивизион. На посту главного тренера Теда Дрейка сменил Томми Догерти.

Новый главный тренер решил внести коррективы в комплектацию состава, и на этот раз «Вест Хэм» не упустил возможности подписать с Брэбруком контракт, заплатив за игрока 35,000 фунтов, что являлось рекордной суммой для вингера на тот момент. С «молотобойцами» он выиграл Кубок Англии и провёл в составе команды более 200 матчей, после чего перешёл в «Лейтон Ориент». Болельщики «Челси» постоянно сетовали на то, что он покинул команду со «Стэмфорд Бридж».

В середине 90-х Питер вернулся в «Вест Хэм», получив должность в клубной академии, где он в итоге сыграл важную роль в становлении будущих звёзд «Челси» — Фрэнка Лэмпарда и Джо Коула. В последние годы Брэбрук работал скаутом «Вест Хэма», но был постоянным участником мероприятий в «Челси», включая ежегодный прием. Именно в «Челси» он состоялся как профессиональный игрок и провёл за один клуб самый долгий отрезок в игровой карьере.

В составе «синих» Брэбрук провёл 271 матч и забил 57 мячей.


http://www.chelsea-fc.ru/news/latest/20161212-1307.html
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 884
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 143
Add reputation pointSubtract reputation point

Сообщение Papa » 16 дек 2016, 02:16

Болеть за «Челси», играть за «Челси», играть против «Челси».


Последний раз «ВБА» уезжал с победой с «Бриджа» в 1978 году, и тогда забить нападающим «Челси» не дал Тони Годден.

Однако у нас есть все основания простить голкипера за тот вред, который он тогда причинил одной ногой уже стоявшим в низшем дивизионе «синим», ведь он был большим поклонником «Челси» и до сих пор им остается. Он также играл и за нас, хотя гораздо меньше времени, чем хотел бы.

Команда «ВБА», которая победила «синих» 38 лет назад, стала бронзовым призером чемпионата в том сезоне и по праву считается лучшей в их истории. За них играли такие звезды, как Брайан Робсон, Сирилл Реджис и Лори Каннингем, но звезды были проданы, а тренер Рон Аткинсон перешел в «МЮ», забрав с собой Робсона.

«Челси» выстоял, и в сезоне 1985/86 боролся за титул, но тогда наш основной голкипер Эдди Неджвейцки получил травму, а его сменщик Стив Фрэнсис пропустил 10 мячей в двух матчах во время Пасхи. Мечта о трофее таяла, как снег, и требовалось приобрести нового вратаря.

«Я играл за «ВБА» 11 лет, но они сменили тренера, и из «Астон Виллы» пришел Рон Сондерс», — вспоминает Годден в интервью официальному сайту.

«Если честно, он говорил со мной прямо, и сказал, что я ему не подхожу. Что я не получу новый контракт в конце сезона, так что ко мне приехал тренер «Челси» Джон Холлинз и предложил перейти в аренду».

«Я попал в команду, и в конце сезона «ВБА» отпустил меня свободным агентом. Джон Холлинз тут же меня подписал».

Хотя мы в итоге стали шестыми в чемпионате в сезоне до перехода Годдена на постоянной основе, вратарь и его новая команда одержали победу на «Олд Траффорд» уже во втором его матче за клуб. Затем мы встретились с «МЮ» Аткинсона в сентябре, и в тот момент обе команды переживали не очень простое начало сезона. «Синие» Холлинза проиграли 6:2 дома «Форесту» в предыдущем раунде.

В Манчестере Керри Диксон забил за лондонцев уже на второй минуте, и тот матч стал лучшим в исполнении Годдена за «Челси», особенно с учетом, что он транслировался в прямом эфире.

«Это было как Битва за Аламо», — описывает он тот матч.
«Яркими моментами в том числе стали два парированных мной пенальти, но я в принципе тогда играл очень хорошо, я перехватывал кроссы и делал другие сейвы, и Рон Аткинсон часто говорит, что это мне он обязан своим увольнением, потому что он не долго продержался потом в клубе».

Годден стал лучшим игроком матча, и в интервью после победы 1:0 он отмечал, что его бывший тренер должен был бы подписать его, когда была такая возможность.

«ВБА» ранее заблокировал возможность такого перехода, поскольку они уже отпустили двух игроков с Аткинсоном на «Олд Траффорд», и болельщики бы не поняли, если бы они отпустили третьего, однако позже Большой Рон предпочел приобрести Криса Тернера, а не Годдена, который стал к тому времени свободным агентом.

«Это была его прерогатива, но я был счастлив перейти в «Челси», — говорит Годден. Незадолго до «Битвы за Аламо» тренер «МЮ» говорил, что его игрок Йеспер Олсен - лучший пенальтист в мире, и все-таки Годден не дал забить датчанину во втором тайме. Можете себе представить, что творилось в голове у всех в «Челси», когда почти сразу был назначен еще один пенальти.

«Оба решения были спорными, — говорит Годден. — На самом деле, я был более спокоен в случае со вторым пенальти. В первом случае я стоял до конца и смотрел на точку, я знал, что Олсен постарается одурачить меня, дождется, пока я нырну, и закатит мяч. И я подумал, что буду стоять. Поскольку они не забили в первый раз, я подумал, что Гордон Страхан будет бить на силу. К счастью, я угадал направление, и смог отбить мяч. Мне до сих пор люди напоминают о том матче».

В «Челси» Годден тренировался под руководством Питера Бонетти, который сам был игроком, а к тому моменту уже стал тренером.

«Питер всегда был моим кумиром. Я родился в Джиллингеме в Кенте, и я болел мальчишкой за «Челси». Вся моя семья болела за «Челси», и когда я получил шанс перейти туда, это было мечтой, ставшей реальностью, хотя мне уже было больше 30».

«Он был первым тренером вратарей, который у меня когда-либо был, тогда о таком и не слышали. Питер был прекрасным профессионалом и отличным парнем. Я многому у него научился, после того, как я завершил карьеру, я даже начал тренировать, в основном, потому что такие люди, как Бонетти, научили меня понимать важность этой профессии — тренер вратарей, и я занимался этим много лет».

Неджвейцки вернулся после травмы и занял место в воротах, и несмотря на приобретение юного Роджера Фристоуна, многие были удивлены, когда Годден перешел в «Бирмингем».

«Джон Холлинз был одним из лучших тренеров, у которых я играл, и очень достойным человеком. Он не хотел, чтобы я уходил, но председатель сказал, что я могу это сделать. Я подумал, если меня не хотят видеть в клубе, я зря упущу шанс, потому что в итоге председатели остаются, а тренеры уходят».

И Холлинз покинул клуб до начала следующего сезона.

«Но мне бы хотелось остаться, моя жена была в бешенстве, потому что она любила клуб так же, как и я, если не больше».

По сей день Годден следит за результатами «Челси», и он помогал нашей Академии, тренируя правого защитника Тодда Кейна, который живет неподалеку, пока Кейн не стал полноценным игроком Академии.


http://www.chelsea-fc.ru/news/latest/20161210-2109.html
У вас нет доступа для просмотра вложений в этом сообщении.
https://www.youtube.com/watch?v=VkhQZNHcxmE
Аватар пользователя
Papa
На скамейке
 
Сообщений: 884
Откуда: Nazareth
Настоящее имя: Виталий
Пол: мужской
Reputation points: 143
Add reputation pointSubtract reputation point

Пред.

Вернуться в Библиотека

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1